Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Оптимизация налогообложения: рекомендации по исчислению и уплате налогов

Год:2008


1. Оптимизация налогообложения


1.1. Общие положения

     
     Для субъектов хозяйственной деятельности эффективная оптимизация налогообложения так же важна, как и производственная или маркетинговая стратегия, что обусловлено не только возможностью экономии затрат за счет платежей в бюджет, но и обеспечением общей безопасности как самой организации, так и ее должностных лиц.
     
     Одна из целей организаций и индивидуальных предпринимателей - выработка оптимальных решений в производственной и хозяйственной деятельности, что позволяет осуществлять легальные операции с минимальными налоговыми потерями.
     
     Оптимизация налогообложения - это система различных схем и методик, позволяющая выбрать оптимальное решение для конкретного случая хозяйственной деятельности организации.
     
     Правильная оптимизация налогообложения (то есть оптимизация налогообложения, осуществляемая законными методами) и прогнозирование возможных рисков обеспечивают стабильное положение организации на рынке, поскольку позволяют избежать крупных убытков в процессе хозяйственной деятельности.
     
     Оптимизация налогообложения организации должна осуществляться задолго до начала налоговой проверки, а лучше - до создания организации или регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, поскольку будущая система налогообложения определяется уже при регистрации организации или индивидуального предпринимателя.
     
     Оптимизация налогообложения способна принести максимальный эффект именно в момент создания организации, поскольку планирование будущей деятельности происходит при условиях, когда еще не сделано ошибок, которые будет трудно исправлять в дальнейшем.
     
     В то же время, если налогоплательщик устраняется от оптимизации налогообложения при осуществлении своей деятельности, он может понести значительный финансовый ущерб.
     
     Многие субъекты хозяйственной деятельности не подозревают о том, что система налогового учета построена не оптимально, что ведет к негативным последствиям в их деятельности.
     
     Ввиду того что законодательная система налогообложения в Российской Федерации очень сложна и нестабильна, налогоплательщику необходимо учитывать правоприменительную и судебную практику, чтобы разобраться во всех аспектах налогообложения.
     
     С учетом вышеизложенного можно вывести формулу оптимизации налогообложения, под которой понимаются:
     
     - оптимизация системы налогообложения на начальной стадии бизнеса;
     
     - планирование и оценка налоговых рисков с учетом разъяснений Минфина России и налоговых органов;
     
     - сопровождение и анализ сложных сделок с целью планирования и исключения негативных налоговых последствий;
     
     - оценка хозяйственных договоров с точки зрения налоговых рисков;
     
     - разработка хозяйственных договоров и прочей документации с целью снижения налоговых рисков;
     
     - мониторинг действий налоговых органов при проведении налоговой проверки на предмет соблюдения налогового законодательства;
     
     - профессиональная подготовка возражений по акту налоговой проверки и их защита в налоговых органах;
     
     - грамотное ведение дел в суде по оспариванию решений налоговых органов с учетом сложившейся судебной практики.
     
     Процесс работы по созданию и внедрению системы оптимизации налогообложения в уже действующей организации должен, как минимум, включать следующие этапы:
     
     - проверка бухгалтерского и налогового учета, базы хозяйственных договоров и первичных документов; устранение обнаруженных ошибок; обеспечение необходимого объема и качества первичных документов;
     
     - разработка собственно системы оптимизации налогообложения, которая может предусматривать разделение функций бизнеса хозяйствующего субъекта между несколькими структурными подразделениями и (или) ликвидацию лишних звеньев бизнес-процессов;
     
     - обновление и оптимизация договорной базы, внутренних организационных документов организации, создание системы автономного внутреннего контроля; разработка новых форм договорных отношений с контрагентами;
     
     - разработка необходимых инструментов регулирования равномерности и размеров уплаты налогов для созданной системы оптимизации.
     
     Ввиду невозможности в одном издании рассмотреть все инструменты оптимизации налогообложения основное внимание автора обращено на особенности налогообложения, позволяющие экономить затраты за счет платежей в бюджет и минимизировать налоговые риски.
     

1.2. Понятие "налоговое планирование"

     
     Под стратегическим налоговым планированием понимаются:
     
     - ознакомление с проектами нормативных правовых актов и прогноз возможных изменений в законодательстве;
     
     - анализ судебной практики;
     
     - составление прогнозов налоговых обязательств организации;
     
     - создание вариантов схем управления финансовыми, документарными, информационными и товарными потоками;
     
     - создание сетевого графика соответствия исполнения налоговых и финансовых обязательств организации;
     
     - оценка риска различных финансовых инструментов, проработка вариантов возможных причин резких отклонений от расчетных показателей деятельности организации;
     
     - прогноз эффективности применяемых инструментов налоговой оптимизации.
     
     Текущее налоговое планирование может выглядеть следующим образом:
     
     - еженедельный мониторинг нормативных правовых актов;
     
     - составление прогнозов налоговых обязательств организации и последствий планируемых сделок;
     
     - составление графика соответствия исполнения налоговых обязательств и изменения активов организации;
     
     - прогноз и исследование возможных причин резких отклонений от среднестатистических показателей деятельности организации и налоговых последствий инноваций или проводимой сделки.
     

1.3. Стадии налогового планирования

     
     Налоговое планирование можно подразделить на несколько стадий.
     
     1. Первая стадия представляет собой принятие решения о наиболее выгодном с налоговой точки зрения месте нахождения организации, ее руководящих органов, основных производственных и коммерческих подразделений и т.д.
     
     Эта стадия налогового планирования особенно касается международных организаций или организаций, занимающихся внешнеэкономической деятельностью, которые в той или иной степени ориентированы на взаимодействие с иностранными партнерами.
     
     Для того чтобы эффективно использовать налоговые преимущества, предоставляемые отдельными странами и территориями, необходимо определить тип налоговой юрисдикции. Условно все страны мира можно подразделить на несколько групп.
     
     Первая группа - классические оффшоры (офшоры), то есть страны, предоставляющие зарегистрированным в них оффшорным компаниям, не ведущим деятельность на их территории, полное освобождение от каких-либо налогов в обмен на небольшой фиксированный ежегодный сбор и не требующие сдачи бухгалтерской отчетности. Наиболее известными из них являются Британские Виргинские острова, Сейшельские острова, Белиз, Маврикий, Невис, Багамские острова, Панама, Кайманы и т.д.
     
     Вторую группу составляют юрисдикции, где установлены очень низкие или нулевые ставки налогов для определенных типов компаний, но при этом существуют требования о ведении и подаче финансовой отчетности. К таким странам и территориям относятся Гибралтар, Гонконг, Лихтенштейн, Нидерландские Антильские острова.
     
     Третья группа включает юрисдикции, предоставляющие налоговые льготы при соблюдении определенных условий. Данные юрисдикции используются в большинстве случаев с целью избежания двойного налогообложения. Среди таких стран - Кипр, Нидерланды, США, Великобритания, Швейцария, Люксембург, Швеция.
     
     2. Вторая стадия (во многом связана с первой стадией и представляет собой первоначальный этап налогового планирования) включает вопросы выбора юридической формы и структуры организации с учетом характера и целей ее деятельности.
     
     Продолжим рассмотрение международной организации.
     
     Обычно организации регистрируются в форме международной деловой компании (International Business Company - IBC). Однако это далеко не единственная форма организации юридического лица, которая может использоваться в международном налоговом планировании.
     
     Помимо IBC, широко используются трасты, например для владения активами и управления ими в пользу назначенного бенефициара, вывода наследственной массы из-под налогообложения и освобождения бенефициара от предоставления (выплаты) обязательной доли родственникам наследодателя.
     
     Следует отметить, что трасты используются не только в странах англо-саксонской правовой семьи, но и в государствах романо-германской правовой семьи (Швейцария, Панама). Помимо вышеуказанных форм, также используются различные фонды, представляющие собой разновидность некоммерческой организации, близкие по своему смыслу к трастам (Нидерландские Антиллы, Лихтенштейн и др.).
     
     Существуют также международные компании (International Company), используемые на островах Кука и Западном Самоа.
     
     Встречаются также такие национальные компании, обладающие особым налоговым статусом, как условно-льготные компании (Qualifying Company) и компании, освобожденные от налогов (Exempt Company), встречающиеся на Гибралтаре.
     
     3. Третья стадия налогового планирования относится уже к текущему налоговому планированию и охватывает вопросы правильного и полного использования налоговых льгот при определении облагаемого дохода и при исчислении налоговых обязательств.
     
     Данная стадия касается решения конкретных задач и требует глубокого знания законодательства конкретного региона с тем, чтобы использовать все имеющиеся возможности в отношении структурного подразделения, расположенного в этом регионе.
     
     Кроме того, на данной стадии тщательно изучается и правоприменительная (судебная) практика конкретного региона, поскольку в любом регионе всегда можно найти установленные региональным или местным законом нормы, которые практически никогда не применяются, и, наоборот, существуют правила, основанные только на частных прецедентах, традиции или на практическом подходе со стороны налоговых органов.
     
     4. На четвертой стадии решаются вопросы о наиболее рациональном с налоговой точки зрения размещении полученных прибылей и других накоплений, о выборе путей и методов их расходования.
     
     Во многих случаях правильное размещение полученных прибылей, размещение капиталов, выбор инвестиционной политики могут обеспечить дополнительные налоговые льготы и даже возврат части уплаченных налогов.
     
     Понятно, что подобное деление является условным. Более точно стадии налогового планирования определяются в каждом конкретном случае.
     

1.4. Принципы оптимизации налогообложения

     
     Система оптимизации налогообложения основывается на определенных принципах - основных руководящих началах, среди которых отметим следующие:
     
     - принцип адекватности затрат.
     
     Стоимость создания системы оптимизации налогообложения (внутренних затрат организации или расходов на оплату сторонних организаций) не должна превышать суммы уменьшаемых налогов.
     
     Допустимое соотношение затрат на созданную систему оптимизации налогообложения и ее обслуживание к сумме экономии налоговых издержек имеет индивидуальный порог, который может зависеть и от степени риска, связанного с данной схемой, и от психологических факторов. На практике такой порог составляет 50-90% от размера уменьшаемых налогов. Иными словами, если, например, стоимость конвертации рублевых средств в иностранную валюту превышает 15%, то многие субъекты хозяйственной деятельности предпочтут уплатить НДС как цену за собственное спокойствие. Следует также помнить и о том, что большинство схем, помимо затрат на создание и обслуживание, требуют и определенных расходов на их ликвидацию. При этом ликвидационные расходы могут значительно превышать первоначальные вложения. Так, например, ни для кого не секрет, что гораздо проще зарегистрировать хозяйственное общество, чем его ликвидировать;
     
     - принцип юридического соответствия.
     
     Система оптимизации налогообложения должна быть, бесспорно, легитимной в отношении как отечественного, так и международного законодательства.
     
     Суть этого принципа, который иногда еще называется тактикой "наименьшего сопротивления", заключается в недопустимости построения схем оптимизации налогообложения, основанных на коллизиях или "пробелах" в нормативных актах. Если отдельные положения законодательства являются спорными и могут трактоваться как в пользу налогоплательщика, так и в пользу государства, имеется вероятность возникновения в будущем судебных разбирательств либо необходимости доработки схемы. Что же касается вопросов, не урегулированных законами ("пробелов"), то однажды такие пропуски могут быть "заполнены" законодателем и не всегда так, как хотелось бы коммерческим организациям. Основной риск в этой ситуации связан с тем, что данные незапланированные издержки могут привести к нарушению принципа адекватности затрат;
     
     - принцип конфиденциальности.
     

     Доступ к информации о фактическом предназначении и последствиях проводимых трансакций должен быть максимально ограничен.
     
     На практике это означает, что, во-первых, отдельные исполнители и структурные единицы, участвующие в общей цепи оптимизации налогообложения, не должны представлять себе картину в целом, а могут руководствоваться только определенными инструкциями локального характера. Во-вторых, должностные лица и собственники должны избегать отдавать распоряжения и хранить общие планы с использованием средств личной идентификации (почерк, подписи, печати и т.д.);
     
     - принцип подконтрольности.
     
     Достижение желаемых результатов от использования схемы оптимизации налогообложения зависит от хорошо продуманного контроля и существования реальных рычагов воздействия на всех исполнителей и на всех этапах.
     
     Одной из особенностей большинства структур, занимающихся оптимизацией налогообложения, является неформальность отношений внутренних участников процесса и тех прав и обязательств, которые возникают в связи с договоренностью с внешними контрагентами.
     
     Решение вопросов безопасности в данных условиях может быть построено на синхронизации тех договорных отношений, которые возникают де-факто с теми, которые оформляются де-юре.
     
     Наиболее сложным остается достижение рационального соотношения в использовании принципов конфиденциальности и подконтрольности. Данные принципы хотя и действуют в противоположных направлениях, но не являются взаимоисключающими. Напротив, их разумное сочетание представляет собой одну из важнейших составляющих в системе обеспечения безопасности управления запланированным процессом;
     
     - принцип допустимого сочетания формы и содержания.
     
     Известны случаи, когда организации, не имеющие на балансе или в аренде основных фондов и состоящие только из директора, "умудрялись" оказывать и транспортные, и полиграфические, и любые другие услуги. При этом заказчики не очень часто интересуются наличием у исполнителя достаточной материально-технической базы для исполнения подписанного соглашения. Их больше интересует "порядок расчетов" и прочие условия.
     
     Синхронизация юридических и фактических действий важна не только для обеспечения защиты от недобросовестных участников процесса, но имеет также непереоценимое значение и для "отражения" возможных подозрений со стороны проверяющих.
     

     Это связано, в частности, с существованием в Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) таких понятий, как "недействительная сделка", "притворная сделка", "мнимая сделка", "недееспособный гражданин" и т.д., а также с наличием в Уголовном кодексе Российской Федерации статей, посвященных уклонению от налогов, фиктивному предпринимательству, фиктивному банкротству, отмыванию денежных средств и имущества и т.д.;
     
     - принцип нейтралитета.
     
     Оптимизация налогообложения должна производиться за счет своих налоговых платежей, а не за счет увеличения отчисления независимых контрагентов.
     
     Данный принцип можно также назвать принципом взаимовыгодного сотрудничества. Некоторые налоговые платежи устроены по принципу сообщающихся сосудов: увеличение платежей у одного участника договорных отношений приводит к уменьшению платежей у другого, и наоборот: уменьшение налоговой базы у одного контрагента ведет к ее увеличению у второго (НДС, налог на прибыль). Поэтому в данном случае следует принимать во внимание и интересы независимых поставщиков и покупателей;
     
     - принцип диверсификации.
     
     Оптимизация бюджетных отчисления как один из видов экономической деятельности, связанный с движением и хранением материальных ценностей, может быть подвержен влиянию различных внешних и внутренних факторов неблагоприятного характера. Это могут быть и постоянные изменения в законодательстве, и просчеты, допущенные в первоначальных планах, и форс-мажорные обстоятельства.
     
     При этом читателям следует иметь в виду и тот факт, что в связи с последними изменениями, произошедшими в уголовном законодательстве, юридические последствия от развития событий по пессимистичному сценарию имеют значительные различия в зависимости от размеров негативных трансакций;
     
     - принцип автономности.
     
     Действия по оптимизации налогообложения должны как можно меньше зависеть от внешних участников.
     
     На практике обеспечение принципа автономности требует дополнительных затрат, но в то же время обеспечивает повышение безопасности существующей схемы и уменьшение уязвимости со стороны недобросовестных контрагентов.
     
     Учитывая вышеприведенные принципы, использование "пробелов" и коллизий в законодательстве требует от организации не только сугубо индивидуального подхода, но и является самой рисковой частью оптимизации налогообложения.
     
     Представляется гораздо более эффективным с точки зрения долгосрочного развития бизнеса построение общей модели оптимизации налогообложения в зависимости от вида деятельности организации и осуществление в соответствии с этой моделью конкретных действий, в том числе по минимизации налогообложения.
     

1.5. Минимизация налоговых платежей

     
     Бытует мнение, что оптимизация налогообложения проводится исключительно с целью максимального законного снижения налогового бремени, и поэтому ее часто называют минимизацией налоговых платежей.
     
     Следует отметить, что оптимизация налогообложения - это более крупная задача, стоящая перед организацией или индивидуальным предпринимателем, чем минимизация налоговых платежей. Понятие "оптимизация налогообложения" намного шире термина "минимизация налоговых платежей": помимо минимизации уплаты налогов, ее инструментами являются отсрочка уплаты налогов, уменьшение суммы выплачиваемых в бюджет "живых" средств и другие. Все они выгодны с точки зрения налогоплательщика: денежные средства остаются в распоряжении налогоплательщика большее время и дают дополнительную прибыль, не уменьшается сумма оборотных средств (а это особенно актуально, когда их не хватает), что также содействует увеличению прибыли, и т.д.
     
     Таким образом, оптимизация налогообложения и минимизация налоговых платежей - не одно и то же. Например, для уменьшения налога на прибыль можно искусственно увеличить валовые расходы включением в них расходов на оплату услуг, фактически не предоставлявшихся, в том числе затрат на маркетинговые исследования, проводимые сторонними организациями, и т.д.
     
     Для того чтобы уяснить сущность минимизации налоговых платежей, проанализируем такой параметр, как срок уплаты налогов. Существуют методы передвижения срока уплаты некоторых налогов на определенный период времени (без штрафных санкций). При этом уменьшения размера налогов не происходит, но с позиций финансового менеджмента имеется положительный результат: средства остались в обороте и, следовательно, принесли дополнительную прибыль.
     
     С этих же позиций можно подойти к исследованию вопроса о штрафных санкциях за неуплату налогов в установленный срок.
     
     С точки зрения оптимизации налогообложения к вышеупомянутым штрафным санкциям надо относиться так же, как к любым другим платежам, то есть рассматривать их в разрезе выгоды.
     
     Например, организация использует заемные средства. Если плата за кредиты меньше штрафных санкций, то разумно уплачивать налоги в срок. В противном случае выгодно задержать уплату налогов, но взять большие кредиты. Результат в общем будет следствием действия организации по оптимизации налогообложения, который в конкретный период времени позволит минимизировать налоговые платежи.
     
     Решение вопроса о том, что выгоднее: заплатить меньше, но раньше или больше, но позже, - станет результатом оптимизации налогообложения.
     
     Следует учитывать, что цель минимизации налоговых платежей - не противодействие фискальной системе государства, влекущее применение налоговых санкций или мер уголовной ответственности, а именно легальное высвобождение активов для дальнейшего их использования в экономической деятельности, которые позволяют налогоплательщику правомерно избегать или в определенной степени уменьшать его обязательные выплаты в бюджет, производимые им в виде налогов, сборов, пошлин и других платежей и, следовательно, не влекут неблагоприятных последствий для налогоплательщика.
     

1.6. Международное налоговое планирование

     
     С целью оптимизации налогообложения налогоплательщики часто используют возможности международного налогового планирования. Иными словами, они применяют схемы и инструменты, снижающие налоговые потери при проведении международных инвестиционных и финансовых операций. Механизм международного налогового планирования заключается в создании оффшорных либо оншорных убежищ капитала, переводе капиталов и доходов по оптимальным налоговым маршрутам, использовании трансфертных (внутренних) цен во внутрифирменных поставках и связях. Главным инструментом международного налогового планирования является создание за рубежом оффшорных, льготных и других специализированных компаний, предназначенных для снижения налоговых потерь.
     
     Оффшор представляет собой формальную регистрацию организации в так называемой оффшорной зоне, то есть в стране, где существенно снижены (или отсутствуют) налоги на предпринимательскую деятельность нерезидентов. Низкое налогообложение нерезидентов характерно для нескольких стран, и у субъектов хозяйственной деятельности всегда имеется возможность выбрать оптимальный с точки зрения налогового планирования вариант.
     
     Данный вид оптимизации налогообложения широко применяется во всем мире, количество зарубежных компаний, "выставленных на продажу" в качестве потенциального оффшора, увеличивается с каждым годом.
     
     Зарегистрировать оффшорную компанию гораздо легче и выгодней, чем открыть представительство фирмы в другой стране. При этом открытие представительства фирмы, как правило, не освобождает ее от уплаты налогов, в то время как оффшор позволяет не уплачивать налог на прибыль и заметно уменьшить уплату единого социального налога и налога на доходы физических лиц.
     
     Использование международными торговыми организациями в сделках оффшорных и оншорных компаний обусловлено тем, что доходы, получаемые от них, при покупке товаров в одной стране и продаже в другой, накапливаются в оффшорной компании, которая освобождена от налогообложения по месту регистрации.
     
     Перевод средств в юрисдикции с низкими налогами позволяет организации, зарегистрированной в юрисдикции с высокими налогами, компенсировать торговые убытки через компании, организованные в юрисдикции с низкими налогами. Иными словами, налогоплательщик выбирает юрисдикцию с возможностями, соответствующими использованию организации, а не наоборот.
     
     Таким образом, одним из наиболее эффективных и практичных способов обеспечить снижение налоговых выплат является регистрация или приобретение оффшорной компании.
     
     Очень часто оффшорные компании выступают в качестве финансовых центров, позволяя сделать инвестиционную политику компании более гибкой и защищенной. Чтобы обеспечить высокий уровень надежности оффшора, компании нередко применяют оффшорные счета. Счет в иностранном банке для нерезидента означает полную конфиденциальность и оперативность при управлении денежными средствами. Оффшорные счета позволяют оперировать валютой, что немаловажно в случае международного делопроизводства.
     
     Оффшорная компания может открыть расчетные счета в нескольких банках по всему миру, что также является одним из преимуществ данного инструмента налогового планирования.
     

1.7. Законность оптимизации налогообложения

     
     Вопрос о законности налоговой оптимизации становится все более актуальным. Для его решения прежде всего следует выделить критерии законности.
     
     Сразу же оговорим, что в законодательстве Российской Федерации отсутствует понятие "оптимизация налогообложения". Законодательством не предусмотрены правила, которые бы устанавливали пределы дозволенного при оптимизации налогообложения, что дает основание некоторым налогоплательщикам делать вывод: все, что Налоговым кодексом Российской Федерации (НК РФ) не запрещено, - разрешено. Но судебная практика не подтверждает данную позицию.
     
     Если проанализировать судебные споры по налоговым вопросам, а также разъяснительные письма официальных органов, можно выделить четыре основных принципа, соблюдать которые при налоговом планировании необходимо каждой организации для обеспечения налоговой безопасности:
     
     - принцип добросовестности налогоплательщика;
     
     - требование наличия деловой цели;
     
     - принцип преимущества экономического смысла над юридической формой;
     
     - требование реальности экономической деятельности.
     
     Рассмотрим каждый принцип отдельно.
     
     Добросовестность налогоплательщика. Формальное соблюдение законодательства вовсе автоматически не означает, что действия налогоплательщика являются добросовестными. Недобросовестные действия налогоплательщика, если даже они формально соответствуют закону, не могут быть признаны законными.
     
     Термин "добросовестность/недобросовестность" налогоплательщика начал широко использоваться при разрешении налоговых споров после его применения Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 25.07.2001 N 138-О "По ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 года по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" при разрешении дела об уплате налогов через так называемые проблемные банки.
     
     Конституционный Суд Российской Федерации сделал вывод, что если налогоплательщик намеренно создавал схему расчетов через проблемные банки, заведомо зная, что деньги в бюджет не поступят, то он являлся недобросовестным и его обязанность по уплате налога в бюджет не могла считаться исполненной даже несмотря на то, что он формально исполнил требование закона и направил платежное поручение в банк (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.08.2006 N А29-12985/2005а).
     

     В судебной практике принцип добросовестности был развит и широко использовался судами как инструмент для защиты государства от незаконного получения налоговых преимуществ.
     
     Приведем еще характерные ситуации, поясняющие этот принцип.
     
     Пример.
     
     Компания приобретает товар у фирмы-"однодневки" (не подающей отчетность и не уплачивающей налоги) и принимает к вычету НДС в цене приобретенных товаров. Фактически контроль над фирмой-"однодневкой" осуществлялся самой компанией. Согласно позиции арбитражного суда такой налогоплательщик являлся недобросовестным, так как он заведомо знал о неисполнении обязанностей налогоплательщика его контрагентом, а принятие им к вычету НДС считалось неправомерным (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.04.2006 N А79-9108/2005).
     
     Встречаются ситуации, при которых организации приобретают товары у фирм-"однодневок", но доказать взаимозависимость налогоплательщика - покупателя товаров фирмы-"однодневки" - поставщика формально нельзя. В таких случаях имеется одна особенность: если фирмами-"однодневками" является большинство контрагентов налогоплательщика, то суды нередко признают последнего недобросовестным. Разве может у нормальной организации, работающей на реальном рынке, большинство контрагентов являться фирмами, не сдающими отчетность и зарегистрированными на лиц без определенного места жительства? Суды считают, что нет (см. постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 04.07.2006 N Ф08-2921/2006-1225А и ФАС Уральского округа от 15.02.2006 N Ф09-1541/05-АК).
     
     Суд, оценивая действия налогоплательщика с точки зрения его добросовестности, обязан исходить из совокупности всех обстоятельств, их объективного указания на злоупотребление налогоплательщиком своими правами, например правом на возмещение НДС, создание схемы, направленной на уклонение от уплаты налога одними участниками сделки и получение НДС из бюджета другими.
     
     Пример.
     
     Основанием для отказа налогоплательщику в применении налоговых вычетов послужил вывод налогового органа о том, что деятельность индивидуального предпринимателя была направлена на неправомерное получение денежных средств из бюджета. Из содержания сделки по поставке товара усматривалось умышленное совершение сторонами сделки только для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, с единственной целью изъятия средств из федерального бюджета путем необоснованного возмещения НДС.
     
     В соответствии с действующим законодательством отказ в удовлетворении заявленных требований налогоплательщиков-экспортеров о возмещении уплаченного НДС, предъявляемых с соблюдением порядка, определенного ст. 165 НК РФ, возможен в случае установления в ходе судебного разбирательства факта недобросовестности конкретного лица. При этом по правилам судопроизводства доказывать недобросовестность налогоплательщика обязан налоговый орган.
     

     Представление полного комплекта документов, соответствующих требованиям ст. 165 НК РФ, и подтверждение налогоплательщику налоговой ставки в размере 0% по экспортной операции не влекут автоматического возмещения тому же налогоплательщику НДС, уплаченного им поставщикам. Положения ст. 176 НК РФ находятся во взаимосвязи со ст. 171 и 172 настоящего Кодекса и предполагают возможность возмещения НДС из федерального бюджета при наличии реального осуществления хозяйственных операций с товарами, в отношении которых заявлено возмещение.
     
     Поскольку невозможность проверки условий формирования налоговых вычетов, определения производителей зерна и участников его перепродажи возникла исключительно вследствие действий самого налогоплательщика, суд признал его недобросовестным и в удовлетворении требования о признании недействительным оспариваемого им решения налогового органа отказал.
     

(см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа
от 05.12.2007 N Ф08-7961/07-2992А)

     
     Концепция экономической целесообразности, или деловой цели. Данный принцип означает, что если действия налогоплательщика не имеют так называемой деловой цели, а ставят основной задачей только создание налоговых выгод, то действия налогоплательщика могут быть признаны незаконными (а в налоговых выгодах - отказано).
     
     Для иллюстрации данной концепции приведем пример, когда организация перевела большинство своего персонала в отдельную, специально созданную компанию, применяющую упрощенную систему налогообложения, и использовала в дальнейшем его по договору найма персонала (часто встречающаяся схема снижения единого социального налога). При этом единственной экономической причиной перевода являлось желание организации оптимизировать налогообложение. Очевидно, что в такой ситуации правомерно решение налогового органа о доначислении налогоплательщику налогов, которые были сэкономлены при переходе на данную схему.
     
     В другом случае суд признал применение подобной схемы незаконным, но по другим основаниям: привлечение аутсорсера (компании, в которую был переведен персонал налогоплательщика и которая предоставляла налогоплательщику работников по договору найма персонала) не привело к реальному сокращению издержек производства или увеличению прибыли налогоплательщика, а наоборот, использование того же персонала стало стоить дороже, прибыль организации значительно уменьшилась [см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.07.2006, 10.07.2006 N Ф04-3725/2005(23668-А46-26)].
     
     Концепция преимущества экономического содержания перед юридической формой. Налоговые последствия определяются не юридической формой, а экономической сущностью действий и деловой целью участников.
     
     Так, налогоплательщик не стал заключать с покупателем договор купли-продажи основных средств, а внес их в качестве вклада в уставный капитал созданной им дочерней организации. Затем налогоплательщик продал основные средства, оформив сделку как продажу доли в уставном капитале вновь созданной организации. В результате собственником имущества стала организация-покупатель, а налогоплательщик-продавец сэкономил НДС (при уступке доли в уставном капитале НДС не уплачивается; если же товар был бы продан по договору купли-продажи, НДС со стоимости товара необходимо было бы уплатить).
     
     Несмотря на то что налогоплательщик прямо не нарушил в данном случае нормы законодательства, налоговый орган наверняка при проверке доначислит налогоплательщику НДС, пени и наложит штраф.
     
     Другой пример, иллюстрирующий данный принцип: организация заключала договора займа с другой организацией и с заемных средств не уплачивала НДС. В счет погашения этого займа организация поставляла свою продукцию займодателю.
     
     При налоговой проверке займополучателя налоговые органы посчитают займы предоплатой за продукцию и доначислят НДС с полученных авансов (займов), так как деловая цель у налогоплательщика была не получение и предоставление займа, а получение продукции. Заем следует в данном случае рассматривать как аванс в счет поставляемой продукции, и с него необходимо уплачивать НДС.
     
     Требование реальности экономической деятельности. Схемы налогового планирования являются законными только при отражении в налоговой отчетности реальных хозяйственных операций.
     
     Пример.
     
     Общество передало функции единоличного исполнительного органа (руководителя, генерального директора) управляющей компании и уменьшало налог на прибыль на расходы по оплате услуг управляющей компании. При этом, как было установлено налоговой проверкой, фактическое управление компании осуществлялось самим обществом, без реального участия управляющей компании. Об этом свидетельствовали территориальная удаленность управляющей компании, фактическая передача бывшему генеральному директору, переведенному на другую должность, всего оперативного руководства компанией; отсутствие изменений в штатном расписании: все работники аппарата управления остались на своих местах, функции их не поменялись. Данные факты послужили суду основанием для выражения сомнений в экономической оправданности затрат на оплату услуг по управлению юридическим лицом [см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.08.2006 N Ф04-5188/2006(25457-А27-33)].
     
     До недавнего времени критерии законности налогового планирования не были зафиксированы в каком-либо официальном документе. Подходы судов при оценке законности действий налогоплательщика были самими различными и порой противоречили друг другу.
     
     В этой связи знаковым можно назвать постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53), которое содержит разъяснения, обязательные для всех арбитражных судов. Основу этого Постановления составляют определения понятия "необоснованная налоговая выгода" и перечень критериев, по которым налоговая выгода может быть признана необоснованной. Еще одним важным элементом Постановления N 53 являются предусмотренные им гарантии интересов добросовестного налогоплательщика.
     

1.8. Постановление N 53 и учет его требований при оптимизации налогообложения

     
     Постановление N 53 закрепило судебную практику разрешения налоговых споров и установило, что такая практика исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.
     
     В соответствии с п. 6 ст. 108 НК РФ лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.
     
     По смыслу п. 7 ст. 3 НК РФ и положений определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Это означает, что правовой защитой пользуются налогоплательщики, которые в полном объеме исполняют свои обязанности по правильному исчислению, удержанию, полному и своевременному перечислению в бюджет законно установленных налогов и сборов, а также по соблюдению необходимых условий предоставления налоговых вычетов.
     
     Лица, недобросовестно выполняющие свои налоговые обязанности, не могут пользоваться теми же правами, что и законопослушные налогоплательщики. Нарушение этими лицами требований закона предполагает возложение на них неблагоприятных правовых последствий такого неправомерного поведения.
     
     Предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
     
     С учетом вышеприведенного в случае указания налоговым органом на экономическую неоправданность расходов налогоплательщика или на неполноту, недостоверность и (или) противоречивость сведений, содержащихся в представленных им документах, обязанность доказывания существования этих обстоятельств возлагается на налоговый орган (см. постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2007 N 2236/07).
     
     В свою очередь, эти доказательства, так же как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям ст. 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений ст. 171 АПК РФ (см. определение ВАС РФ от 07.06.2007 N 3355/07).
     
     Данный подход активно применяется на практике.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика в том числе по вопросам правильности исчисления, уплаты и перечисления налога на прибыль, НДС, по результатам которой составил акт и принял решение о начислении пеней за несвоевременное перечисление НДС и предложил уменьшить сумму налоговых вычетов по данному налогу.
     
     По мнению налогового органа, налогоплательщик неправомерно применил налоговые вычеты по НДС, так как целью совершенных обществом сделок было получение необоснованной налоговой выгоды, поскольку оплата приобретенного оборудования осуществлялась частично заемными средствами.
     
     Считая, что решение налогового органа не соответствовало нормам законодательства о налогах и сборах и нарушало его права, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.
     
     Позиция суда.
     
     Согласно ст. 171 НК РФ налогоплательщик имел право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 настоящего Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежали суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 настоящего Кодекса.
     
     Заявленная сумма налогового вычета образовалась в результате заключения налогоплательщиком с продавцом договора купли-продажи оборудования.
     
     Оплата приобретенного оборудования была осуществлена налогоплательщиком частично за счет собственных средств, а также заемных средств, полученных им по договорам займа, заключенным с индивидуальным предпринимателем.
     
     Передача от продавца к покупателю оборудования была произведена по соответствующим актам; оборудование было принято и оприходовано обществом в установленном порядке; впоследствии оно было передано по актам приема-передачи в лизинг.
     
     По договорам финансовой аренды (лизинга) налогоплательщик передал данное оборудование лизингополучателю, а затем в связи с его реорганизацией - другому лизингополучателю.
     
     Соответствующие операции были учтены налогоплательщиком в бухгалтерском учете по правилам, установленным в Инструкции по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н.
     
     Основными факторами, определяющими право налогоплательщика на вычет сумм НДС по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам, являются их производственное назначение, фактическое наличие, учет и оплата.
     
     В данном случае налогоплательщик приобрел имущество для осуществления операций, облагаемых НДС (передача имущества в лизинг). Соответствовавшие расходы были оплачены налогоплательщиком денежными средствами в полном размере.
     
     Кроме того, уплата НДС в бюджет продавцом подтверждалась налоговой отчетностью этого хозяйствующего субъекта и не оспаривалась налоговым органом.
     
     Таким образом, налогоплательщиком был соблюден порядок применения налоговых вычетов по НДС, установленный п. 1 ст. 172 НК РФ.
     
     Глава 21 НК РФ не содержит запрета на использование заемных средств при оплате поставщикам сумм НДС. Кроме того, использование заемных средств является предусмотренной действующим законодательством спецификой лизинговых операций {ст. 4 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" [далее - Закон о финансовой аренде (лизинге)]}.
     
     Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой.
     
     Налоговый орган не представил таких доказательств.
     
     С учетом вышеназванных обстоятельств, а также положений п. 1 и 9 Постановления N 53 суд отклонил доводы налогового органа о взаимозависимости участников сделок, свидетельствовавшей о наличии между участниками финансово-хозяйственных операций договоренности, направленной на создание условий, позволявших получить заявителю необоснованную налоговую выгоду, поскольку данные обстоятельства не нашли своего подтверждения.
     

(см. постановление ФАС Уральского округа
от 10.01.2008 N Ф09-10873/07-С2)

     
     В п. 3 Постановления N 53 установлены случаи, когда налоговая выгода может быть признана необоснованной: если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
     
     Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 08.04.2004 N 169-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Пром Лайн" на нарушение конституционности прав и свобод положением пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации" (далее - Определение N 169-О) указал, что если оплата начисленных поставщикам сумм налога осуществляется с помощью имущества (в том числе денежных средств и ценных бумаг), полученного налогоплательщиком по договору займа, то, несмотря на факт отчуждения налогоплательщиком-заемщиком в уплату начисленных поставщиками сумм налога заемного имущества (в том числе заемных денежных средств и заемных ценных бумаг), передача имущества начинает отвечать обязательному признаку, позволяющему принимать начисленные суммы налога к вычету, а именно признаку реальности затрат, только в момент исполнения налогоплательщиком своей обязанности по возврату суммы займа.
     
     При этом Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04.11.2004 N 324-О "По ходатайству Российского союза промышленников и предпринимателей (работодателей) об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 года N 169-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Пром Лайн" на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации" (далее - Определение N 324-О) также разъяснил, что случай оплаты приобретенных товаров за счет заемных денежных средств не был предметом рассмотрения в Определении N 169-О, а был приведен в нем в качестве возможного примера той сферы, где заключаются сделки, не имеющие разумной экономической цели. Во всех подобных ситуациях налоговые органы и арбитражные суды вправе удостовериться в наличии или отсутствии злоупотребления субъективными правами.
     
     Вышеуказанные положения развиты в п. 9 Постановления N 53, согласно которому обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.д.) или от эффективности использования капитала.
     
     Пример.
     
     Суд признал, что заключенные обществом сделки купли-продажи векселей и факторинга не были обусловлены целями делового характера и были направлены на необоснованное увеличение вычетов при исчислении налога на прибыль и НДС.
     
     При этом суд исходил из того, что у общества отсутствовала необходимость привлечения денежных средств от банка и заключения договоров факторинга, поскольку сроки исполнения покупателями обязательств по оплате векселей наступали в пределах сроков расчетов общества по договорам с продавцом векселей и покупатели по письму налогоплательщика своевременно перечислили денежные средства банку.
     
     Действия участников сделок купли-продажи векселей и факторинга были согласованы, так как были проведены в течение 1-3 дней с осуществлением транзитных платежей через счета, открытые в одном банке, являвшемся стороной в договорах факторинга.
     
     Заключение договоров факторинга повлекло для общества убыточность операций по приобретению и продаже векселей с учетом того, что размер выплаченного комиссионного вознаграждения банку превышал доход от реализации приобретенных ценных бумаг.
     
     При этом суд указал, что доход от сделок с векселями с учетом размера комиссионного вознаграждения, уплаченного банку по договору факторинга, составил 20 000 руб., то есть рентабельность данной операции была менее 1% при средней норме прибыли общества от обычной деятельности 15%. Данный доход не превышал затраты общества по осуществлению этих операций, в том числе на проезд и проживание должностного лица общества, заключавшего данные договоры в г. Москве.
     
     Кроме того, согласно ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
     
     По смыслу данной нормы встречным предоставлением клиенту за передаваемое право требования является финансирование финансовым агентом по договору факторинга. Нормами гражданского законодательства не предусмотрена обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения.
     
     Согласно п. 1, 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшать общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на суммы налоговых вычетов, которым подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, а также товаров, приобретаемых для перепродажи.
     
     На основании подпункта 12 п. 2 ст. 149 НК РФ не подлежит обложению НДС (освобождается от налогообложения) реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации ценных бумаг и инструментов срочных сделок (включая форвардные, фьючерсные контракты, опционы).
     
     Таким образом, суд признал, что применение в данном случае вычета по НДС с сумм, уплаченных банку в составе комиссионного вознаграждения по договору факторинга, противоречило требованиям ст. 149, 171 НК РФ, так как исполнение банком обязательств по договору факторинга связано с осуществлением обществом операций по купле-продаже векселей, которые не подлежат обложению НДС.
     

(см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа
от 22.05.2007 N А78-3112/06-С2-17/149-04АП-161/ 06-Ф02-2849/07)

     
     Пример.
     
     Обстоятельства дела о передаче обществом в аренду как нежилых помещений, так и игровых автоматов, несоразмерность понесенных в этой связи расходов, в том числе от передачи в аренду нежилых помещений, немотивированные расходы по заработной плате персонала общества, которые не обусловлены целями делового характера, позволили суду согласиться с обоснованием налоговым органом правомерности доначисления обществу налога как плательщику налога на игорный бизнес.
     

(см. постановление ФАС Дальневосточного округа
от 16.03.2007, 09.03.2007 N Ф03-А04/07-2/231)

     
     В соответствии с требованиями ст. 71 АПК РФ суд должен рассмотреть юридически значимые для дела факты, доводы и доказательства не в отдельности, а исследовать и оценить их в совокупности достаточности и взаимной связи (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 N 267-О и от 04.06.2007 N 366-О-П).
     
     Согласно п. 4, 5 Постановления N 53 фактическим обстоятельством, достаточным для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, является применение налогового вычета по НДС вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
     
     Данное обстоятельство может быть установлено при наличии одного из следующих обстоятельств:
     
     - невозможность реального осуществления налогоплательщиком вышеуказанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
     
     - отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
     
     - учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
     
     - совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
     
     Пример.
     
     Исследовав материалы дела, в том числе товарно-транспортные накладные, товарные накладные, договоры, счета-фактуры, платежные поручения, соглашения о зачете, арбитражный суд пришел к выводу о реальности сделок с контрагентом, которые носили длящийся характер.
     
     Арбитражным судом было установлено, что налогоплательщик запросил при заключении договора поставки молока с поставщиком документы, определявшие гражданско-правовую правоспособность поставщика, в том числе свидетельство о государственной регистрации юридического лица, свидетельство о постановке юридического лица в налоговом органе по месту нахождения на территории Российской Федерации, устав, приказ о назначении директора организации, то есть налогоплательщик при заключении договора проявил разумную осмотрительность.
     
     Вопреки требованиям части 1 ст. 65, части 5 ст. 200 АПК РФ налоговый орган не представил каких-либо доказательств того, что поставщик не поменял руководителя, а только подтвердил, что сведения о смене руководителя общества не были внесены в государственный реестр. Таким образом, налоговый орган в нарушение вышеназванных статей АПК РФ не доказал, что первичные документы со стороны поставщика подписаны неуполномоченным лицом. Он также не доказал взаимозависимость налогоплательщика с поставщиком и его контрагентами.
     
     Непредставление бухгалтерской и налоговой отчетности, неуплата налога поставщиком налогоплательщика не являются безусловным основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.
     

(см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа
от 28.01.2008 N Ф04-609/2008(1311-А03-34)

     
     Пример.
     
     По результатам встречной проверки налоговым органом был установлен факт невыполнения безусловной обязанности поставщика уплатить НДС в бюджет в денежной форме. Данный факт подтверждался тем, что поставщик представил в налоговый орган последнюю отчетность за II квартал 2004 года, тогда как в представленных налогоплательщиком документах была отражена поставка зерновых культур начиная с августа 2004 года, то есть в периоде, когда поставщик перестал представлять отчетность. Счета-фактуры на поставку зерна были подписаны неустановленным лицом, требование, направленное налоговым органом на домашний адрес руководителя поставщика, вернулось в налоговый орган с отметкой "жилого дома по данному адресу нет".
     
     Таким образом, отсутствовали доказательства реальности торговых операций, и можно было сделать вывод, что оплата приобретенной продукции была осуществлена налогоплательщиком векселями только для создания видимости расчетов за товары.
     
     Проведенные контрольные мероприятия доказывали недобросовестность налогоплательщика. Об этом свидетельствовала совокупность фактов, а именно отсутствие доказательств реального осуществления хозяйственных операций и осуществления сделок с реальными товарами, был установлен факт невыполнения безусловной обязанности поставщиков уплатить НДС в бюджет в денежной форме, оплата налогоплательщиком за товары была осуществлена векселями для создания видимости расчетов, векселя всех контрагентов обналичивались одними и теми же физическими лицами ранее, чем данные векселя были переданы контрагентам в оплату за товары, контрагенты отсутствовали по юридическим адресам, руководители данных организаций по адресам, указанным в учредительных документах, не проживали.
     
     Налогоплательщик, претендовавший на возмещение соответствующих сумм НДС из бюджета, был обязан доказать правомерность своих требований. Уплата сумм НДС поставщику при расчете за приобретенные товары являлась налоговой обязанностью налогоплательщика. Документы, на которые ссылался налогоплательщик в подтверждение исполнения такой обязанности, должны были отвечать предъявленным требованиям и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия.
     
     Налогоплательщик не выполнил установленные налоговым законодательством требования, позволявшие ему на законных основаниях и в установленном порядке получить право на уменьшение общей суммы НДС, исчисленной в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные законом налоговые вычеты.
     
     Следовательно, недобросовестность налогоплательщика была очевидной, в связи с чем отказ в возмещении НДС, по мнению суда, был правомерен.
     

(см. постановление ФАС Поволжского округа
от 15.01.2008 N А57-4525/07)

     
     В п. 5 Постановления N 53 установлено, что о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии определенных вышеуказанным Постановлением обстоятельств.
     
     К таким обстоятельствам Пленум ВАС РФ относит, в частности, невозможность реального осуществления налогоплательщиком операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, в ходе которой он выявил нарушения по исчислению и уплате в бюджет НДС. Результаты проверки были отражены в акте. На основании материалов проверки налоговый орган принял решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, в соответствии с которым доначислил ему суммы НДС, начислил пени и штрафы согласно п. 1 ст. 122 НК РФ.
     
     Налогоплательщик, не согласившись с решением налогового органа, обратился в арбитражный суд.
     
     Позиция суда.
     
     В соответствии с п. 4 и 5 Постановления N 53 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии невозможности реального осуществления налогоплательщиком вышеуказанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.
     
     Как было установлено судом и следовало из материалов дела, между налогоплательщиком и контрагентом был заключен договор купли-продажи транспортных средств. Товар был принят по товарной накладной, продавцом был выставлен счет-фактура. Оплата была произведена платежными поручениями, была также зачтена переплата с ранее заключенного договора.
     
     По договору с налогоплательщиком субподрядчик выполнил работы по реконструкции имущества. Оплата была произведена платежными поручениями, и также была зачтена переплата с ранее заключенного договора.
     
     По другому договору между налогоплательщиком и тем же субподрядчиком были выполнены работы по реконструкции корпусов элеватора. Оплата была произведена платежным поручением. Приемка работ была произведена по актам и трем счетам-фактурам.
     
     По третьему договору между налогоплательщиком и тем же субподрядчиком были выполнены работы по реконструкции еще одного элеватора. Приемка работ была произведена по акту, подрядчик выставил счет-фактуру, налогоплательщик оплатил работы платежными поручениями.
     
     По четвертому договору между теми же сторонами была произведена покупка оборудования. Приемка товара была оформлена товарной накладной. Счет-фактура был оплачен платежным поручением.
     
     По договору, заключенному между обществом и другим субподрядчиком, были выполнены работы по реконструкции элеватора. Приемка работ была произведена по акту. Счет-фактура был оплачен налогоплательщиком платежным поручением.
     
     По еще одному договору между теми же сторонами были выполнены работы по реконструкции корпусов еще одного элеватора. Приемка работ была произведена по актам. Счета-фактуры были оплачены платежным поручением.
     
     Судом было установлено несоответствие счетов-фактур требованиям ст. 169 НК РФ, а также то, что поставщики работ (услуг) (первый и второй субподрядчики) являлись недобросовестными налогоплательщиками.
     
     Кроме того, у субподрядчиков отсутствовали лицензии на осуществление деятельности по строительству зданий и сооружений.
     
     Предметом по вышеуказанным договорам подряда и субподряда были работы по реконструкции корпусов элеваторов и складов.
     
     В соответствии со ст. 52 Градостроительного кодекса Российской Федерации осуществление строительства, реконструкции объектов капитального строительства, а также их капитальный ремонт, если при его проведении затрагиваются конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности таких объектов, регулируются настоящим Кодексом, другими федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
     
     Строительство, реконструкция, капитальный ремонт объектов капитального строительства могут осуществляться физическими и юридическими лицами, которые соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации, предъявляемым к лицам, осуществляющим строительство.
     
     Согласно ст. 48 Градостроительного кодекса Российской Федерации проектная документация представляет собой документацию, содержащую материалы в текстовой форме и в виде карт (схем) и определяющую архитектурные, функционально-технологические, конструктивные и инженерно-технические решения для обеспечения строительства, реконструкции объектов капитального строительства, их частей, капитального ремонта, если при его проведении затрагиваются конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности объектов капитального строительства.
     
     Для осуществления строительных работ по реконструкции элеваторов необходимо наличие соответствующей лицензии, материально-технической базы, специальных транспортных средств и техники, квалифицированных работников. Следовательно, вышеуказанные субподрядчики не могли произвести вышеприведенные работы для налогоплательщика. При этом налогоплательщик не представил доказательств фактического выполнения работ по реконструкции корпусов элеваторов и складов, в том числе проектно-сметной документации, соответствующих разрешений.
     
     Налогоплательщик также не представил справки о стоимости выполненных работ и затрат по форме N КС-3, которые представляются субподрядчиком генподрядчику. Акты о приемке выполненных работ не соответствовали форме N КС-2 и альбому унифицированных форм первичной учетной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно-строительных работ, утвержденных постановлением Госкомстата России от 11.11.1999 N 100, в связи с чем они не были приняты в качестве надлежащих доказательств, подтверждавших выполнение подрядных работ субподрядчиками.
     
     Таким образом, суд, исследовав и оценив представленные доказательства в их совокупности и учитывая положения п. 4 и 5 Постановления N 53, пришел к выводу об отказе в удовлетворении требований налогоплательщика и признании недействительным оспариваемого решения налогового органа.
     

(см. постановление ФАС Поволжского округа
от 04.12.2007 N А55-4371/07-3)

     
     О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:
     
     - отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
     
     - учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
     
     - совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
     
     Судебная практика также указывает, что обстоятельства, приведенные в п. 5 Постановления N 53, сами по себе не могут служить основанием для признания выгоды необоснованной.
     
     Пример.
     
     Одним из оснований для отказа налогоплательщику в возмещении НДС, уплаченного поставщику, послужил довод налогового органа о факте совпадения дат передачи одного и того же товара от третьих лиц, находившихся на территории разных регионов Российской Федерации, в адрес налогоплательщика и контрагента, что стало причиной сомнений в реальности проведенных налогоплательщиком соответствующих хозяйственных операций. Суд разъяснил, что сами по себе вышеуказанные обстоятельства не могли служить основанием для отказа в возмещении НДС из бюджета.
     

(см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа
от 06.02.2007 N А19-18652/06-30-Ф02-202/07-С1)

     
     Пример.
     
     Отсутствие у налогоплательщика собственных транспортных средств и технического персонала не свидетельствовало о невозможности осуществления им операций, связанных с импортом товара, и о неправомерности предъявления им НДС к возмещению из бюджета, поскольку таможенное оформление груза и получение комплекта разрешительных документов осуществлялись компаниями, с которыми налогоплательщик заключил соответствующие договоры, а вывоз импортированного товара производился силами российского покупателя и за его счет.
     

(см. постановление ФАС Северо-Западного округа
от 17.05.2007 N А56-21963/2006)

     
     Постановлением N 53 также указаны обстоятельства, которые сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности с четырьмя указанными выше, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. К ним относятся:
     
     - создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
     
     - взаимозависимость участников сделок;
     
     - неритмичный характер хозяйственных операций;
     
     - нарушение налогового законодательства в прошлом;
     
     - разовый характер операции;
     
     - осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
     
     - осуществление расчетов с использованием одного банка;
     
     - осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
     
     - использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.
     
     У налогоплательщиков может возникнуть вопрос: признается ли необоснованной налоговая выгода, обусловленная вычетом сумм НДС по приобретенному имуществу, в случае заключения договора лизинга, предметом которого является вышеуказанное имущество, между взаимозависимыми лицами?
     
     Передача имущества по договору лизинга является передачей арендных прав, а следовательно, данная операция является объектом обложения НДС.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 20 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.
     
     Согласно п. 2 ст. 20 НК РФ суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным п. 1 ст. 20 настоящего Кодекса, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).
     
     Согласно постановлению ФАС Московского округа от 12.01.2007, 19.01.2007 N КА-А40/13184-06 факт, что организации являются взаимозависимыми лицами, не свидетельствует о том, что отношения между ними влияют на результаты их финансовой деятельности. Факт влияния отношений взаимозависимых лиц на результаты их финансовой деятельности налоговым органом в данном деле не был доказан, хотя эта обязанность и возлагалась на него. Ведение расчетов организаций в одном и том же банке законом не запрещено. Кроме того, в соответствии с п. 6 Постановления N 53 взаимозависимость участников сделок и осуществление расчетов с использованием одного банка не могут сами по себе служить основаниями для признания налоговой выгоды необоснованной. Ссылка налогового органа на невозможность проведения встречных проверок также проверялась судами и была признана недостаточной для отказа заявителю в применении вычетов. По требованию налогового органа заявитель представил договоры, книги покупок и продаж, счета-фактуры, кредитный договор, платежные поручения, банковские выписки, оценив которые суды обоснованно пришли к выводу, что общество имело право на применение налоговых вычетов.
     
     Таким образом, правомерность обоснованности налоговой выгоды, обусловленной вычетом сумм НДС по приобретенному имуществу, в случае заключения договора лизинга, предметом которого являлось вышеуказанное имущество, между взаимозависимыми лицами налогоплательщику придется доказывать в суде.
     

     Данные выводы применимы и в отношении ситуаций, перечисленных в п. 6 Постановления N 53.
     
     Таким образом, проведенная налогоплательщиками оптимизация налогообложения с использованием методов и ситуаций, приведенных в Постановлении N 53, не была законным избежанием от налогов.
     
     Пунктом 10 Постановления N 53 разъяснено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.
     
     В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.04.2003 N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева" впервые упоминаются такие качества участника экономических правоотношений, как добрая воля, разумная осмотрительность и осторожность.
     
     По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, конституционные принципы свободы экономической деятельности и свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств предполагают наличие надлежащих гарантий стабильности, предсказуемости и надежности гражданского оборота, которые не противоречили бы индивидуальным, коллективным и публичным правам и законным интересам его участников. Поэтому, осуществляя в соответствии со ст. 71 (п. "в" и "о") и 76 Конституции Российской Федерации регулирование оснований возникновения и прекращения права собственности и других вещных прав, договорных и иных обязательств, оснований и последствий недействительности сделок, законодатель должен предусматривать такие способы и механизмы реализации имущественных прав, которые обеспечивали бы защиту не только собственникам, но и добросовестным приобретателям как участникам гражданского оборота.
     
     Исходя из положений вышеизложенных норм должная осмотрительность и осторожность налогоплательщика как участника экономических отношений гарантирует осуществление в отношении его правовой защиты.
     

     Понять критерий "должная осмотрительность и осторожность" помогает судебная практика. Так, ВАС РФ в определении от 21.12.2007 N 17389/07 признал правомерными решения судов нижестоящих инстанций о соблюдении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности в процессе осуществления им деятельности.
     
     ВАС РФ пришел к данному выводу на основании следующих обстоятельств:
     
     - налогоплательщик при заключении сделок проявил надлежащую осмотрительность: потребовал от поставщиков предоставления информации о постановке на налоговый учет, систематичности уплаты НДС в бюджет с доходов, полученных от реализации товаров (в данном случае пиломатериалов);
     
     - налоговый орган не представил доказательств, подтверждавших наличие у налогоплательщика умысла на создание благоприятных налоговых последствий и каких-либо особых взаимоотношений с поставщиками или субпоставщиками, направленных на создание цепочки предприятий, уклонявшихся от уплаты налогов;
     
     - налогоплательщик совершал операции с реальными, имевшими действительную стоимость товарами, приобретенными на внутреннем рынке и вывезенными на экспорт за пределы Российской Федерации. При этом поставщики первого звена представили налоговому органу документы, подтверждавшие поступление от общества выручки за поставленные товары и уплату НДС в бюджет.
     
     

2. Налог на прибыль


2.1. Общие положения

     
     В соответствии со ст. 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком.
     
     При этом согласно ст. 248 НК РФ плательщиками налога на прибыль признаются российские организации, а также иностранные организации, осуществляющие свою деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства и (или) получающие доходы от источников в Российской Федерации.
     
     Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.
     
     Прибылью для иностранных организаций, осуществляющих деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства, признаются полученные через эти постоянные представительства доходы, уменьшенные на величину произведенных этими постоянными представительствами расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.
     
     Прибылью для иных иностранных организаций признаются доходы, полученные от источников в Российской Федерации.
     
     Таким образом, для всех налогоплательщиков, за исключением иностранных организаций, не осуществляющих деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства, но получающих доходы от источников в Российской Федерации, большое значение при определении налоговой базы по налогу на прибыль имеет правильный учет расходов.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 настоящего Кодекса).
     
     Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ для признания для целей налогообложения прибыли расходы должны быть:
     
     - обоснованными;
     
     - документально подтвержденными;
     
     - связанными с деятельностью, направленной на получение дохода.
     
     Несоблюдение какого-либо из вышеуказанных критериев означает невозможность принятия той или иной категории затрат в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.
     
     Очевидно, что для минимизации налоговой нагрузки по налогу на прибыль налогоплательщику необходимо прежде всего как можно больше произведенных затрат списывать на расходы.
     

2.2. Оптимизация учета расходов вновь созданных и реорганизованных организаций

     
     В силу п. 3 ст. 49 ГК РФ юридическое лицо начинает осуществлять предпринимательскую деятельность, то есть приобретает права и несет обязанности, с момента создания.
     
     Пунктом 2 ст. 51 ГК РФ определено, что юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 57 ГК РФ по решению учредителей (участников) юридического лица либо по решению органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, может быть осуществлена реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование).
     
     На основании п. 4 ст. 57 ГК РФ юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.
     
     При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.
     
     Очевидно, что впервые созданная или вновь созданная в результате реорганизации организация не может в силу разных причин осуществлять предпринимательскую деятельность, а следовательно, и получать доходы в такой же мере, как и действующее уже какое-то время юридическое лицо. Кроме того, созданная в результате реорганизации организация является правопреемником существующей ранее реорганизованной организации.
     
     Законодатель, учитывая данное обстоятельство, выделил в главе 25 НК РФ отдельно расходы вновь созданных и реорганизованных организаций.
     
     В силу ст. 252 НК РФ расходами вновь созданных и реорганизованных организаций признается стоимость (остаточная стоимость) имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку, и (или) обязательств, получаемых в порядке правопреемства при реорганизации юридических лиц, которые были приобретены (созданы) реорганизуемыми организациями до даты завершения реорганизации.
     
     Стоимость имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку, определяется по данным и документам налогового учета передающей стороны на дату перехода права собственности на вышеуказанные имущество, имущественные права.
     
     Расходами вновь созданных и реорганизованных организаций также признаются расходы (а в случаях, предусмотренных НК РФ, - и убытки), предусмотренные ст. 255, 260-268, 275, 275.1, 279, 280, 283, 304, 318-320 НК РФ, осуществленные (понесенные) реорганизуемыми организациями в той части, которая не была учтена ими при формировании налоговой базы.
     
     Для целей налогообложения вышеуказанные расходы учитываются организациями-правопреемниками в порядке и на условиях, предусмотренных главой 25 НК РФ.
     
     Состав таких расходов и их оценка определяются по данным и документам налогового учета реорганизуемых организаций на дату завершения реорганизации (дату внесения записи о прекращении деятельности каждого присоединяемого юридического лица - при реорганизации в форме присоединения).
     
     Дополнительные расходы, связанные с передачей (получением) имущества (имущественных прав) при реорганизации организаций, учитываются для целей налогообложения в порядке, установленном НК РФ.
     
     Статья 58 ГК РФ устанавливает правопреемство при реорганизации юридических лиц:
     
     - при слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом;
     
     - при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом;
     
     - при разделении юридического лица его права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам в соответствии с разделительным балансом;
     
     - при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом;
     
     - при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида (изменении организационно-правовой формы) к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом.
     
     В соответствии с п. 4 ст. 57 ГК РФ юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц.
     
     При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.
     
     Правопреемство в части исполнения обязанности по уплате налогов при различных формах реорганизации установлено п. 4-9 ст. 50 НК РФ.
     
     В письме Минфина России от 24.03.2006 N 03-03-04/1/275 разъяснено, что при применении вышеуказанных положений налогоплательщикам следует учитывать, что в соответствии со ст. 272 НК РФ расходы, принимаемые для целей налогообложения, при методе начисления признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений ст. 318-320 настоящего Кодекса.
     
     По мнению Минфина России, для целей ст. 252 НК РФ расходами вновь созданных в результате реорганизации организаций могут быть признаны только те расходы реорганизуемой организации, которые не учтены последней при формировании налоговой базы вследствие корректного применения ст. 272 НК РФ.
     
     При этом если в соответствии с правилами ст. 272 НК РФ расходы по методу начисления подлежали отнесению к расходам текущего отчетного (налогового) периода у реорганизованной организации, заканчивающегося до даты государственной регистрации выделенного общества, то такие расходы не могут учитываться при формировании налоговой базы выделенного общества.
     
     В соответствии с письмом Минфина России от 03.10.2006 N 03-03-04/2/213 по смыслу п. 2.1 ст. 252 НК РФ состав расходов определяется по данным и документам налогового учета реорганизуемых организаций на дату завершения реорганизации (дату внесения записи о прекращении деятельности каждого присоединяемого юридического лица - при реорганизации в форме присоединения).
     
     Расходами вновь созданных и реорганизованных организаций также признаются расходы (а в случаях, предусмотренных НК РФ, - убытки), предусмотренные в том числе ст. 265 и 266 настоящего Кодекса, осуществленные (понесенные) реорганизуемыми организациями в той части, которая не была учтена ими при формировании налоговой базы.
     
     Суммы безнадежных долгов, а в случае если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва, учитываются при формировании налоговой базы по налогу на прибыль в составе внереализационных расходов, как это предусмотрено подпунктом 2 п. 2 ст. 265 НК РФ.
     
     Согласно п. 2 ст. 266 НК РФ безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются, в частности, те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие ликвидации организации.
     
     Если безнадежные долги образовались у реорганизуемого общества до момента передачи задолженности по разделительному балансу выделенным обществам, то есть до даты государственной регистрации выделенных обществ, такие долги должны учитываться при формировании налоговой базы реорганизуемого общества.
     
     НК РФ не предусматривает отдельных положений, устанавливающих критерии признания для целей налогообложения прибыли расходов впервые созданных организаций. Очевидно, что их расходами на первоначальном этапе являются прежде всего затраты на оплату основных средств и набор персонала.
     
     После приобретения основное средство должно быть введено в эксплуатацию. При этом согласно правилам, установленным ст. 256-257 НК РФ, амортизация по основным средствам начинает начисляться с месяца, следующего за месяцем ввода основных средств в эксплуатацию.
     
     При этом в письме Минфина России от 21.04.2006 N 03-03-04/1/36 указано, что амортизация, начисленная по амортизируемому имуществу, не используемому налогоплательщиком в деятельности, направленной на получение дохода, не уменьшает полученные доходы при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль.
     
     Финансовое ведомство отметило, что только расходы в виде амортизационных отчислений неэксплуатируемого основного средства, находящегося во временном простое, признаваемом обоснованным и являющемся частью производственного цикла организации, соответствуют критериям п. 1 ст. 252 НК РФ и уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль.
     
     Таким образом, если впервые созданная организация приобрела основные средства, но не использует их в предпринимательской деятельности, то она не может учитывать для целей налогообложения прибыли расходы в виде амортизационных отчислений.
     
     Что касается иных расходов, которые несет впервые созданная организация (включая расходы на подбор персонала), то она признает их в общем порядке.
     

2.3. Оптимизация учета материальных расходов

     
     В соответствии со ст. 254 НК РФ к материальным расходам относятся следующие затраты налогоплательщика:
     
     - на приобретение сырья и (или) материалов, используемых в производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг) и (или) образующих их основу либо являющихся необходимым компонентом при производстве товаров (выполнении работ, оказании услуг).
     
     На правоприменительном уровне возникает большое количество вопросов относительно того, как именно документально подтвердить затраты налогоплательщика на приобретение сырья и (или) материалов, указанных в подпункте 1 п. 1 ст. 254 НК РФ.
     
     Согласно п. 1 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Закон о бухгалтерском учете) все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.
     
     Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты, предусмотренные п. 2 ст. 9 Закона о бухгалтерском учете.
     
     Функции по разработке и утверждению альбомов унифицированных форм первичной учетной документации и их электронных версий возложены постановлением Правительства РФ от 08.07.1997 N 835 "О первичных учетных документах" на Госкомстат России. Так, постановлением Госкомстата России от 25.12.1998 N 132 утверждены унифицированные формы первичной учетной документации по учету торговых операций. Одной из утвержденных форм является товарная накладная (форма N ТОРГ-12), которая применяется для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации и в то же время является первичным учетным документом, подтверждающим осуществление затрат.
     
     Таким образом, затраты налогоплательщика на приобретение сырья и (или) материалов, указанных в подпункте 1 п. 1 ст. 254 НК РФ, могут быть подтверждены надлежащим образом оформленной товарной накладной (форма N ТОРГ-12).
     
     В письме Минфина России от 25.06.2007 N 03-03-06/1/392 разъяснено, что расходы на закупку товаров и материалов не могут быть учтены в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, только на основании счета-фактуры.
     
     В письме от 05.06.2007 N 03-11-04/2/158 финансовое ведомство указало, что расходы налогоплательщика на приобретение материалов, используемых в производстве, могут быть подтверждены товарным и кассовым чеками, выдаваемыми покупателю данных материалов продавцом;
     
     - на приобретение материалов, используемых для упаковки и иной подготовки произведенных и (или) реализуемых товаров (включая предпродажную подготовку), а также на другие производственные и хозяйственные нужды (проведение испытаний, контроля, содержание, эксплуатацию основных средств и иные подобные цели).
     
     В затраты на упаковку продукции входят:
     
     - фактическая стоимость материалов (оберточной бумаги, пакетов, клея, шпагата, гвоздей, стружки, опилок, соломы, проволоки и т.д.), потребленных при упаковке товаров;
     
     - плата за услуги сторонних организаций по упаковке товаров.
     
     По данному основанию учитываются, например, следующие затраты:
     
     - затраты в виде стоимости использованных картриджей для принтеров и факсов, заправки картриджей, которые могут быть отнесены к материальным расходам и учтены при налогообложении (см., например, письмо Минфина России от 08.02.2007 N 03-11-04/2/26);
     
     - расходы организации по оплате товаров бытовой химии, приобретаемых для содержания в чистоте витрин, помещения и соблюдения санитарных норм (см., например, письмо Минфина России от 15.08.2005 N 03-11-04/2/45);
     
     - расходы на приобретение хозяйственных товаров и бытовой химии (туалетной бумаги, одноразовых бумажных полотенец, салфеток, чистящих средств и т.д.), относящиеся к расходам на хозяйственные нужды (см., например, письма Минфина России от 11.04.2007 N 03-03-06/1/229 и от 01.09.2006 N 03-11-04/2/182).
     
     ФАС Поволжского округа в постановлении от 03.07.2007 N А65-20634/06 признал обоснованным отнесение налогоплательщиком на расходы затрат по приобретению чашек, жидкости для мытья посуды, стирального порошка, туалетной бумаги, стакана граненого на основании подпункта 7 п. 1 ст. 264 НК РФ (см. также постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.05.2006 N А29-11853/2005а).
     
     Однако существует противоположная точка зрения. ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 26.09.2005 N Ф04-6226/2005(15067-А27-15) сделал вывод о том, что к затратам по обеспечению нормальных условий труда туалетная бумага не относится. Но при этом следует, однако, учитывать, что данное постановление принято с применением утративших силу норм.
     
     Таким образом, отнесение к расходам для целей исчисления налога на прибыль затрат на приобретение туалетной бумаги правомерно при условии соблюдения требований ст. 252 НК РФ;
     
     - на приобретение инструментов, приспособлений, инвентаря, приборов, лабораторного оборудования, специальной одежды и других средств индивидуальной и коллективной защиты, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и другого имущества, не являющихся амортизируемым имуществом. Стоимость такого имущества включается в состав материальных расходов в полной сумме по мере ввода его в эксплуатацию.
     
     Начиная с 2006 года согласно Положению по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утвержденному приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, для целей бухгалтерского учета организации получили возможность не начислять амортизацию по основным средствам стоимостью не более 20 тыс. руб. и учитывать их как материально-производственные запасы.
     
     С 1 января 2008 года аналогичные положения действуют и в НК РФ. В соответствии с Федеральным законом от 24.07.2007 N 216-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" размер первоначальной стоимости, при которой имущество признается амортизируемым, повышен с 10 тыс. руб. до 20 тыс. руб. (п. 1 ст. 256 и 257 НК РФ).
     
     Следовательно, по имуществу со стоимостью 20 тыс. руб. и менее амортизация не начисляется, затраты на приобретение такого имущества могут единовременно учитываться как материальные расходы.
     
     В арбитражной практике возникают споры по вопросу о правомерности включения налогоплательщиком в расходы, уменьшающие налогооблагаемую прибыль, затрат на приобретение форменной одежды.
     
     В письме Минфина России от 24.08.2005 N 03-03-04/2/51 разъяснено, что если организация приобрела для сотрудников фирменную одежду с изображением своего товарного знака, то она может учесть расходы в составе материальных на основании подпункта 3 п. 1 ст. 254 НК РФ, если покупка специальной одежды обусловлена технологическими особенностями производства, либо в составе расходов на оплату труда на основании п. 5 ст. 255 настоящего Кодекса, если законодательство предусматривает выдачу работникам специальной одежды. Во всех остальных случаях эти расходы не уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль, если даже обязанность организации обеспечивать сотрудников фирменной одеждой предусмотрена в трудовых договорах.
     
     C 1 января 2006 года в соответствии с п. 5 ст. 255 НК РФ для целей налогообложения прибыли в составе расходов на оплату труда учитываются и расходы на приобретение (изготовление) выдаваемых согласно законодательству Российской Федерации работникам бесплатно либо продаваемых работникам по пониженным ценам форменной одежды и обмундирования (в части стоимости, не компенсируемой работниками), которые остаются в личном постоянном пользовании работников. В таком же порядке учитываются расходы на приобретение или изготовление организацией форменной одежды и обуви, которые свидетельствуют о принадлежности работников к данной организации.
     
     В письме Минфина России от 10.03.2006 N 03-03-04/1/203 подтверждено, что данная норма применяется в случае, если форменная одежда остается в личном пользовании работников. Как разъясняют сотрудники финансового ведомства, если форменная одежда не передается в собственность работника, ее стоимость не учитывается в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, если даже обязанность работодателя по оплате расходов на приобретение форменной одежды зафиксирована в трудовом или коллективном договоре.
     
     По мнению Минфина России, изложенному в письме от 24.08.2005 N 03-03-04/2/51, затраты на приобретение форменной одежды нельзя учитывать в составе расходов на рекламу. Форменная одежда с изображением зарегистрированного товарного знака (логотипа) организации, приобретенная для сотрудников организации, не может считаться рекламой (рекламной продукцией) на том основании, что такая одежда не может распространять информацию о видах деятельности организации, ее целях и задачах. Кроме того, форменная одежда предназначается для работников, которые обслуживают клиентов организации, то есть в процессе работы общаются с достаточно ограниченным числом граждан.
     
     Однако арбитражная практика складывается иначе.
     
     В постановлении ФАС Поволжского округа от 26.07.2006 N А55-31040/05-3 суд счел, что расходы на форменную одежду могут учитываться для целей налогообложения прибыли, если они отвечают критерию экономической обоснованности и направленности на получение прибыли организацией и документально подтверждены налогоплательщиком.
     
     Судьи сослались на то, что перечень расходов, установленный в НК РФ, является открытым. Основными требованиями признания любых затрат организации в качестве расходов для целей налогообложения прибыли в соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ являются экономическая обоснованность, документальное подтверждение и направленность на получение организацией дохода.
     
     По мнению арбитражных судов, в зависимости от целей введения униформы в организации затраты на форменную одежду могут быть учтены по разным статьям затрат, например как материальные расходы на основании подпункта 3 п. 1 ст. 254 НК РФ, как расходы на рекламу согласно подпункту 28 п. 1 ст. 264 настоящего Кодекса, как прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией, в соответствии с подпунктом 49 п. 1 ст. 264 НК РФ или как расходы на оплату труда на основании п. 5 ст. 255 настоящего Кодекса.
     
     В постановлении ФАС Московского округа от 26.07.2006, 02.08.2006 N КА-А40/6794-06 арбитражный суд счел, что поскольку основным видом деятельности налогоплательщика является организация общественного питания и в штате налогоплательщика предусмотрены должности официанток, для которых рекомендовано использование форменной одежды в силу п. 1.4 Типовой инструкции по охране труда для официанта, утвержденной постановлением Минтруда России от 24.05.2002 N 36, то произведенные налогоплательщиком расходы на приобретение женских колготок, являющихся согласно локальным актам организации частью форменной одежды официанток, обоснованы и подлежат учету в составе материальных расходов на основании подпункта 3 п. 1 ст. 254 НК РФ.
     
     В постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 13.01.2005 N А43-1729/2004-32-152 арбитражным судом сделан вывод о том, что налогоплательщик правомерно включил в состав ненормируемых рекламных расходов в соответствии с подпунктом 28 п. 1 ст. 264 НК РФ затраты по использованию форменной одежды с его логотипом. Организация использовала данную форменную одежду для оформления витрин, выставок-продаж, экспозиций. Форменная одежда, в частности, использовалась налогоплательщиком в ходе проведения рекламных акций, представляющих собой акцию по дегустации напитков компании в местах реализации, а также ежемесячные выезды сотрудников компании в места реализации продукции для оформления витрин. Сотрудники налогоплательщика, участвовавшие в этих акциях, одевались в форменную одежду с рекламным логотипом, привлекая тем самым интерес потребителей к продукции компании.
     
     В постановлении ФАС Уральского округа от 07.06.2006 N Ф09-4680/06-С7 арбитражным судом был сделан вывод, что затраты по приобретению для охранников службы безопасности специальной одежды, поскольку она считалась экипировкой, можно было отнести к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, в соответствии с подпунктом 49 п. 1 ст. 264 НК РФ. Как указал суд, налоговое законодательство не определяет понятие экипировки для целей исключения расходов на нее при исчислении налога на прибыль. Налогоплательщик создал собственную службу безопасности, выдавал охранникам специальную форменную одежду, которую они были обязаны носить в период дежурства во время выполнения профессиональных обязанностей и которая позволяла идентифицировать принадлежность работников к службе охраны общества (для целей беспрепятственного осуществления ими полномочий и наибольшей эффективности выполнения их работы), а также были определены виды и нормы выдачи специальной форменной одежды. Следовательно, приобретение налогоплательщиком специальной форменной одежды было непосредственно связано с выполнением функций службы собственной безопасности по обеспечению сохранности имущества налогоплательщика, в связи с чем у общества имелись все основания для отнесения данных затрат в состав прочих расходов;
     
     - на приобретение комплектующих изделий, подвергающихся монтажу, и (или) полуфабрикатов, подвергающихся дополнительной обработке у налогоплательщика.
     
     В письме УМНС России по г. Москве от 16.06.2004 N 21-09/40251 разъяснено, что расходы по приобретению комплектующих изделий учитываются в составе расходов после их оплаты и по мере передачи данных изделий в производство (в монтаж). Соответственно в расходы может быть включен НДС, уплаченный при приобретении комплектующих изделий, в части комплектующих изделий, переданных в производство (принятых к монтажу);
     
     - на приобретение топлива, воды и энергии всех видов, расходуемых на технологические цели, выработку (в том числе самим налогоплательщиком для производственных нужд) всех видов энергии, отопление зданий, а также расходы на трансформацию и передачу энергии.
     
     Расходы организации на приобретение ГСМ могут учитываться либо в составе материальных расходов в соответствии с подпунктом 5 п. 1 ст. 254 НК РФ, либо в составе расходов организации на содержание служебного транспорта согласно подпункту 11 п. 1 ст. 264 НК РФ в зависимости от назначения используемого транспорта.
     
     Для определения документальной подтвержденности для целей налогового учета произведенных затрат на приобретение топлива для автомобиля необходимо наличие путевого листа установленной или адаптированной формы (в случае, если путевой лист служит основанием для начисления заработной платы работникам-водителям) либо иного первичного документа, соответствующего требованиям ст. 9 Закона о бухгалтерском учете (поскольку организация не является автотранспортной). При этом первичные документы должны быть составлены таким образом и с такой регулярностью, чтобы на их основании можно было судить об обоснованности произведенных расходов.
     
     Связь произведенных расходов на приобретение топлива должна подтверждаться указанием в соответствующем первичном документе маршрута следования, который записывается по всем пунктам следования автомобиля. В случае отсутствия в путевом листе (или ином первичном документе) информации о конкретном месте следования данные затраты не учитываются для целей налогообложения прибыли.
     
     Правомерность подобных выводов подтверждается и позицией Минфина России, выраженной в письме от 20.02.2006 N 03-03-04/1/129.
     
     Для признания экономической обоснованности произведенных расходов необходимо заполнение раздела "Движение горючего" в полном объеме по всем реквизитам исходя из фактических затрат и показателей приборов (письмо Госкомстата России от 03.02.2005 N ИУ-09-22/257).
     
     На практике у налогоплательщиков возникают вопросы относительно правомерности учета для целей налогообложения прибыли расходов на приобретение ГСМ работниками налогоплательщика в выходные дни.
     
     В соответствии со ст. 91 Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ) рабочим временем признается время, в течение которого работник согласно правилам внутреннего трудового распорядка и условиям трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые на основании настоящего Кодекса, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации относятся к рабочему времени. Нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю.
     
     В силу ст. 97 ТК РФ работодатель имеет право в порядке, установленном настоящим Кодексом, привлекать работника к работе за пределами продолжительности рабочего времени, установленной для данного работника в соответствии с ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовые договором, в частности, для сверхурочной работы.
     
     Согласно ст. 99 ТК РФ продолжительность сверхурочной работы не должна превышать для каждого работника 4 часов в течение двух дней подряд и 120 часов в год. При этом работодатель обязан обеспечить точный учет продолжительности сверхурочной работы каждого работника.
     
     Работа в выходные и нерабочие праздничные дни запрещается, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ. При этом согласно ст. 113 ТК РФ привлечение работников к работе в выходные и нерабочие праздничные дни производится по письменному распоряжению работодателя.
     
     Трудовой распорядок, режим работы, время отдыха, а также иные вопросы регулирования трудовых отношений у работодателя определяются в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами локальным нормативным актом - правилами внутреннего трудового распорядка.
     
     В письме УФНС России по г. Москве от 19.06.2006 N 20-12/54213@ разъяснено, что для признания расходов на приобретение ГСМ в период работы автомобильного транспорта сверх нормального рабочего дня для целей налогообложения прибыли необходимо наличие как документов, подтверждающих фактический расход бензина на производственные цели, так и оформленных в соответствии с установленными требованиями путевых листов, а также утвержденных руководителем организации правил внутреннего распорядка, предусматривающих работу в выходные дни и обеспечение точного учета сверхурочных работ, выполненных водителями автомобилей.
     
     Поэтому на основании вышеприведенного можно сделать вывод, что расходы на приобретение топлива в выходные дни, соответствующие вышеуказанным критериям п. 1 ст. 252 НК РФ, могут учитываться для целей налогообложения прибыли при условии наличия утвержденных руководителем организации правил внутреннего распорядка, предусматривающих работу в выходные дни, письменного распоряжения работодателя и в установленных случаях наличия письменного согласия работников и обеспечения точного учета сверхурочных работ, выполненных водителями автомобилей. При этом если водитель работал в выходные дни, то эти дни должны быть ему надлежащим образом оплачены.
     
     Правомерность подобных выводов подтверждается и судебной практикой. Так, в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.10.2007 N 09АП-12757/2007-АК суд разъяснил, что приобретение ГСМ в выходные дни не опровергает производственного характера произведенных расходов при наличии контрольно-кассовых чеков и авансовых отчетов, которыми подтверждается факт несения затрат на приобретение ГСМ и их размер, а также путевых листов;
     
     - на приобретение работ и услуг производственного характера, выполняемых сторонними организациями или индивидуальными предпринимателями, а также на выполнение этих работ (оказание услуг) структурными подразделениями налогоплательщика.
     
     К работам (услугам) производственного характера относятся выполнение отдельных операций по производству (изготовлению) продукции, выполнению работ, оказанию услуг, обработке сырья (материалов), контроль за соблюдением установленных технологических процессов, техническое обслуживание основных средств и другие подобные работы.
     
     К работам (услугам) производственного характера также относятся транспортные услуги сторонних организаций (включая индивидуальных предпринимателей) и (или) структурных подразделений самого налогоплательщика по перевозкам грузов внутри организации, в частности перемещение сырья (материалов), инструментов, деталей, заготовок, других видов грузов с базисного (центрального) склада в цеха (отделения) и доставка готовой продукции в соответствии с условиями договоров (контрактов).
     
     В письме Минфина России от 12.01.2006 N 03-11-02/3 указано, что расходы, связанные с транспортировкой реализованных товаров, осуществленные налогоплательщиками как при их приобретении, так и при дальнейшей реализации, должны учитываться при налогообложении. Это относится и к расходам по оплате транспортных услуг, оказанных сторонними организациями, и к расходам по перевозке товаров собственным транспортом.
     
     ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 01.09.2006 N А56-11307/2005 указал, что расходы на транспортные услуги сторонних организаций (включая индивидуальных предпринимателей) относятся к материальным расходам, на которые налогоплательщик вправе уменьшить полученные доходы при определении объекта обложения единым налогом, при условии, что эти расходы документально подтверждены и произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Аналогичной позиции придерживаются суды в постановлениях ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.06.2006 N А33-28496/2005-Ф02-2681/06-C1, ФАС Западно-Сибирского округа от 16.05.2006 N Ф04-2672/2006(22396-А46-29) и от 12.05.2006 N Ф04-2651/2006(22308-А46-23), ФАС Волго-Вятского округа от 13.03.2006 N А82-4844/2005-27, ФАС Уральского округа от 26.02.2006 N Ф09-858/06-С1.
     
     Согласно постановлению Госкомстата России от 28.11.1997 N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте" товарно-транспортная накладная предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом и является документом, определяющим взаимоотношения грузоотправителей - заказчиков автотранспорта с организациями - владельцами автотранспорта, выполнявшими перевозку грузов, и служащим для учета транспортной работы и расчетов грузоотправителей или грузополучателей с организациями - владельцами автотранспорта за оказанные им услуги по перевозке грузов.
     
     Наличие товарно-транспортной накладной по форме N 1-Т, подтверждающей факт совершения хозяйственной операции и затраты по перевозке, является обязательным документом как для отправителя груза, так и для его получателя.
     
     При отсутствии товарно-транспортной накладной по форме N 1-Т организация не вправе учитывать затраты по перевозке грузов для целей налогообложения прибыли, так как в данном случае не выполняется критерий документальной подтвержденности расходов, установленный п. 1 ст. 252 НК РФ.
     
     Судебная практика по вопросу необходимости предъявления накладной для подтверждения понесенных затрат налогоплательщика противоречива.
     
     Так, ФАС Северо-Западного округа указал в постановлении от 14.09.2005 N А26-1530/2005-217, что наличие товарно-транспортной накладной, подтверждающей факт совершения хозяйственной операции и затраты по перевозке, является обязательным документом как для отправителя груза, так и для его получателя. А так как налогоплательщик не представил товарно-транспортную накладную, суд отклонил его требования о признании незаконным доначисления налоговым органом налога на прибыль.
     
     Напротив, в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 25.04.2007 N Ф04-2498/2007(33691-А27-34) говорится о том, что если вместо товарно-транспортных накладных у налогоплательщика имеются иные документы, в которых отражена стоимость услуг по эксплуатации транспортных средств и механизмов, например договоры об оказании услуг по перевозке, расчет тарифов, протоколы разногласий, путевые листы, счета-фактуры, талоны заказчика, платежные документы на оплату услуг и т.д., то он вправе отнести понесенные затраты по доставке грузов в состав расходов для целей обложения налогом.
     
     Таким образом, учитывая позицию судебных органов по данному вопросу, правомерность учета затрат по перевозке грузов для целей налогообложения прибыли при отсутствии товарно-транспортной накладной, очевидно, придется доказывать в суде.
     
     Судебная практика свидетельствует, что затраты по оплате услуг производственного характера, оказанные налогоплательщику сторонней организацией при наличии в штате налогоплательщика схожего структурного подразделения, признаются экономически обоснованными, если функции этого структурного подразделения не дублируют оказанные сторонней организацией услуги.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     По итогам рассмотрения материалов камеральной налоговой проверки налоговый орган принял решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, за неуплату налога на прибыль в результате неправильного исчисления налога.
     
     Налогоплательщику было предложено уплатить сумму доначисленного налога на прибыль, а также пени за несвоевременную уплату налога.
     
     Основанием для доначисления налога на прибыль стало то обстоятельство, что налогоплательщик в составе расходов, уменьшающих полученные доходы для целей налогообложения, учел расходы на организацию службы контроля, порядка и пропускного режима по договору со сторонней организацией для выполнения на вещевом рынке и ярмарке функций и фактически осуществлял данные функции собственными силами. Тем самым, по мнению налогового органа, налогоплательщик дублировал расходы, следовательно, его деятельность не была направлена на получение дохода.
     
     Налогоплательщик не согласился с вышеуказанным решением налогового органа и обжаловал его в арбитражный суд.
     
     Позиция суда.
     
     Выводы налогового органа о дублировании функций и соответственно о необоснованном отнесении в состав расходов затрат по вышеуказанному договору неправомерны. Исходя из сравнительной характеристики содержания договора, приложений к нему, штатного расписания и должностных инструкций сотрудников налогоплательщика, осуществлявшиеся в соответствии с условиями договора сторонней организацией функции являлись иными, чем те, которые осуществлялись сотрудниками налогоплательщика.
     
     Так, в обязанности работников налогоплательщика не входили производство оперативного контроля за соблюдением арендаторами правил торговли, правильностью размещения на территории рынка и ярмарки, наличием на торговом месте в часы работы рынка и ярмарки, наличием документов, предусмотренных договорами аренды торговых мест, и другие функции, осуществлявшиеся сторонней организацией по вышеуказанному договору.
     

(см. постановление ФАС Московского округа
от 20.03.2006 N КА-А40/1706-06)

     
     Заметим, что позиция Минфина России, изложенная в письме от 08.10.2003 N 04-02-05/3/78, аналогична вышеприведенной: "…По нашему мнению, необходимо учитывать, в частности, круг обязанностей, возложенных на юриста организации, объем выполняемых работ.
     
     Таким образом, включение в состав расходов, учитываемых в целях налогообложения прибыли, юридических услуг адвокатов при наличии в штате организации должности юриста возможно при удовлетворении указанных расходов положениям ст. 252 НК РФ, приведенным выше, а также в случае, если функции, выполняемые наемным адвокатом, не дублируют обязанности, соответствующие должности юриста данной организации…";
     
     - затраты, связанные с содержанием и эксплуатацией основных средств и иного имущества природоохранного назначения [в том числе расходы, связанные с содержанием и эксплуатацией очистных сооружений, золоуловителей, фильтров и других природоохранных объектов, расходы на захоронение экологически опасных отходов, расходы на приобретение услуг сторонних организаций по приему, хранению и уничтожению экологически опасных отходов, очистке сточных вод, формированием санитарно-защитных зон в соответствии с действующими государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами, платежи за предельно допустимые выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в природную среду и другие аналогичные расходы].
     
     Плата за негативное воздействие на окружающую среду установлена ст. 16 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" (далее - Закон об охране окружающей среды). Порядок определения вышеуказанной платы и ее предельных размеров установлен постановлением Правительства РФ от 28.08.1992 N 632 "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия" (далее - Постановление N 632).
     
     К документам, регулирующим порядок исчисления и взимания платы за загрязнение окружающей среды, также относятся:
     
     - постановление Правительства РФ от 30.07.2004 N 401 "О Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору";
     
     - постановление Правительства РФ от 02.03.2000 N 183 "О нормативах выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух и вредных физических воздействий на него";
     

     - приказ Ростехнадзора от 08.06.2006 N 557 "Об установлении сроков уплаты платы за негативное воздействие на окружающую среду".
     
     В соответствии с п. 1 Постановления N 632 порядок исчисления и уплаты экологических платежей распространяется на предприятия, учреждения, организации, иностранных юридических и физических лиц, осуществляющих любые виды деятельности на территории Российской Федерации, связанные с природопользованием, и предусматривает взимание платы за следующие виды вредного воздействия на окружающую природную среду:
     
     - выброс в атмосферу загрязняющих веществ от стационарных и передвижных источников;
     
     - сброс загрязняющих веществ в поверхностные и подземные водные объекты;
     
     - размещение отходов;
     
     - другие виды вредного воздействия (шум, вибрация, электромагнитные и радиационные воздействия и т.д.).
     
     В целях приведения п. 2 Постановления N 632 в соответствие со ст. 16 Закона об охране окружающей среды постановлением Правительства РФ от 12.06.2003 N 344 были утверждены нормативы платы за выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ стационарными и передвижными источниками, сбросы загрязняющих веществ в поверхностные и подземные водные объекты, размещение отходов производства и потребления.
     
     Платежи за негативное воздействие на окружающую среду носят индивидуально-возмездный и компенсационный характер и являются по своей природе не налогом, а фискальным сбором, вносимым природопользователем. Об этом говорится в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 10.12.2002 N 284-О "По запросу Правительства Российской Федерации о проверке конституционности постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия" и статьи 7 Федерального закона "О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации".
     
     Такие платежи относятся к обязательным платежам неналогового характера, взимаемым в публично-правовом порядке.
     
     Следовательно, плательщиком экологических платежей за негативное воздействие на окружающую среду является организация-природопользователь, в том числе осуществляющая хозяйственную деятельность, приводящую к загрязнению окружающей среды, на арендуемых площадях либо площадях, принадлежащих ей на праве собственности.
     
     В письме МНС России от 26.05.2004 N 02-1-16/36 указано, что расходы организации в виде платы за выбросы, сбросы загрязняющих веществ в окружающую природную среду и размещение отходов (за исключением расходов, предусмотренных п. 4 ст. 270 НК РФ) могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль, если они документально подтверждены.
     
     УФНС России по г. Москве обратило внимание налогоплательщиков в письме от 28.06.2007 N 20-12/060976, что организация-арендодатель, не являющаяся природопользователем и не загрязняющая окружающую среду, не является плательщиком вышеуказанных платежей за негативное воздействие на окружающую среду и не вправе учитывать эти платежи за организацию-арендатора в пределах утвержденных лимитов в составе расходов, принимаемых в уменьшение облагаемых доходов при исчислении налога на прибыль.
     
     Арбитражные суды поддерживают позицию налоговых органов по данному вопросу.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налогоплательщик представил уточненную налоговую декларацию по налогу на прибыль в налоговый орган, который по результатам камеральной проверки представленной декларации вынес решение о привлечении налогоплательщика к ответственности по ст. 122 НК РФ из-за занижения налоговой базы вследствие включения в состав расходов платы за сверхнормативные выбросы, к которым налоговый орган относил плату за выбросы (сбросы) и размещение отходов, в пределах установленных лимитов, что являлось нарушением требований п. 4 ст. 270 НК РФ, п. 7 Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия, утвержденного Постановлением N 632.
     
     Не согласившись с вышеуказанным решением, налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании его недействительным.
     
     Позиция суда.
     
     К расходам для целей налогообложения относятся платежи за предельно допустимые выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в природную среду, за исключением платежей за сверхнормативные выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду.
     
     Необоснованными были доводы налогоплательщика о том, что платежи за загрязнение окружающей природной среды, произведенные в пределах установленных лимитов, относятся к платежам, аналогичным платежам за загрязнение окружающей среды в пределах допустимых нормативов, и согласно подпункту 7 п. 1 ст. 254 НК РФ относятся к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль.
     
     В соответствии со ст. 1 Закона об охране окружающей среды нормативы допустимых выбросов и сбросов химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов (далее также - нормативы допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов) - это нормативы, которые установлены для субъектов хозяйственной и иной деятельности в соответствии с показателями массы химических веществ, в том числе радиоактивных, иных веществ и микроорганизмов, допустимых для поступления в окружающую среду от стационарных, передвижных и иных источников в установленном режиме и с учетом технологических нормативов, и при соблюдении которых обеспечиваются нормативы качества окружающей среды.
     
     Лимиты на выбросы и сбросы загрязняющих веществ и микроорганизмов (далее также - лимиты на выбросы и сбросы) - это ограничения выбросов и сбросов загрязняющих веществ и микроорганизмов в окружающую среду, установленные на период проведения мероприятий по охране окружающей среды, в том числе внедрения наилучших существующих технологий в целях достижения нормативов в области охраны окружающей среды.
     
     Статьей 23 Закона об охране окружающей среды предусмотрено, что нормативы допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов устанавливаются для стационарных, передвижных и иных источников воздействия на окружающую среду субъектами хозяйственной и иной деятельности исходя из нормативов допустимой антропогенной нагрузки на окружающую среду, нормативов качества окружающей среды, а также технологических нормативов.
     
     При невозможности соблюдения нормативов допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов могут устанавливаться лимиты на выбросы и сбросы на основе разрешений, действующих только в период проведения мероприятий по охране окружающей среды, внедрения наилучших существующих технологий и (или) реализации других природоохранных проектов с учетом поэтапного достижения установленных нормативов допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов.
     
     Установление лимитов на выбросы и сбросы допускается только при наличии планов снижения выбросов и сбросов, согласованных с органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.
     
     Таким образом, предельно допустимыми выбросами (сбросами) загрязняющих веществ в природную среду являются выбросы, произведенные в пределах установленных нормативов. При соблюдении лимитов на размещение отходов нормативы качества окружающей среды не обеспечиваются.
     
     При таком правовом регулировании спорных правоотношений плата за выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в природную среду в пределах установленных лимитов является платой за сверхнормативные выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду и в силу подпункта 7 п. 1 ст. 254 и п. 4 ст. 270 НК РФ не уменьшает налоговую базу по налогу на прибыль.
     

(см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа
от 13.01.2006 N А33-4367/05-Ф02-6812/05-С1)

     
     Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Восточно-Сибирского округа 21.06.2005 N А33-31805/04-С3-Ф02-2741/05-С1, от 15.06.2005 N А33-21929/04-С3-Ф02-2671/05-С1.
     
     В письме Минфина России от 25.09.2007 N 03-03-06/1/697 разъяснено, что плата сторонней организации по приему и очистке сточных вод учитывается в составе материальных расходов при определении налоговой базы по налогу на прибыль.
     
     Финансовое ведомство пояснило в письме от 21.08.2007 N 03-11-05/193, что обоснованные и документально подтвержденные расходы налогоплательщика на оплату услуг сторонних организаций по приему, размещению, хранению, захоронению и уничтожению экологически опасных отходов учитываются для целей налогообложения. Суммы платы за негативное воздействие на окружающую среду уменьшают налоговую базу в пределах установленных нормативов.
     
     В письме Минфина России от 07.05.2007 N 03-03-06/1/265 указано, что для целей налогообложения прибыли учитывается только плата за сброс загрязняющих веществ в сточных водах абонента в пределах нормативов водоотведения по качеству сточных вод.
     
     Исходя из вышеизложенного налогоплательщик не может учитывать плату за сверхнормативные загрязнения при определении налоговой базы.
     

2.4. Оптимизация амортизационных отчислений

     
     В соответствии с п. 1 ст. 256 НК РФ для целей налогообложения прибыли амортизируемым имуществом признаются отдельные виды имущества, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые одновременно отвечают следующим требованиям:
     
     - находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено главой 25 НК РФ);
     
     - используются налогоплательщиком для извлечения дохода;
     
     - погашение стоимости осуществляется путем начисления амортизации;
     
     - срок полезного использования составляет более 12 месяцев;
     
     - первоначальная стоимость составляет более 20 000 руб.
     
     Несоблюдение какого-либо из данных требований означает, что налогоплательщик не может относить имущество к амортизируемому.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     В ходе выездной налоговой проверки налоговый орган установил неуплату налога на прибыль вследствие необоснованного включения в прочие расходы амортизационных отчислений по столовой, переданной в безвозмездное пользование. Налогоплательщик был привлечен к налоговой ответственности.
     
     Позиция суда.
     
     В соответствии с п. 1 и 3 ст. 256 НК РФ столовая, переданная в безвозмездное пользование, не относится для целей налогообложения прибыли к амортизируемому имуществу и исключается из состава последнего, так как не используется для извлечения доходов.
     
     Решение налогового органа правомерно.
     

[см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа
от 21.09.2005 N Ф04-6175/2005(14992-А27-15)]

     
     Амортизируемое имущество, полученное унитарным предприятием от собственника имущества унитарного предприятия в оперативное управление или хозяйственное ведение, подлежит амортизации у данного унитарного предприятия в порядке, установленном главой 25 НК РФ.
     
     Амортизируемое имущество, полученное организацией-инвестором от собственника имущества, подлежит амортизации у данной организации в течение срока действия инвестиционного соглашения в порядке, установленном главой 25 НК РФ.
     
     Амортизируемым имуществом также признаются капитальные вложения в предоставленные в аренду объекты основных средств в форме неотделимых улучшений, произведенных арендатором с согласия арендодателя.
     
     Пример.
     
     ООО "Ромашка" арендовало в 2007 году офисное помещение сроком на два года. В 2008 году в офисном помещении за свой счет и с согласия арендодателя ООО "Ромашка" установило металлическую дверь стоимостью 25 000 руб. (без НДС). Металлическая дверь может быть учтена в качестве амортизируемого имущества.
     
     Амортизируемое имущество, полученное организацией от собственника имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации об инвестиционных соглашениях в сфере деятельности по оказанию коммунальных услуг или законодательством Российской Федерации о концессионных соглашениях, подлежит амортизации у данной организации в течение срока действия инвестиционного или концессионного соглашений в порядке, установленном главой 25 НК РФ.
     
     1. Концессионная деятельность в Российской Федерации регулируется Федеральным законом от 21.07.2005 N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях", в соответствии с п. 1 ст. 3 которого по концессионному соглашению одна сторона (концессионер) обязуется за свой счет создать и (или) реконструировать определенное этим соглашением недвижимое имущество (далее - объект концессионного соглашения), право собственности на которое принадлежит или будет принадлежать другой стороне (концеденту), осуществлять деятельность с использованием (эксплуатацией) объекта концессионного соглашения, а концедент обязуется предоставить концессионеру на срок, установленный этим соглашением, права владения и пользования объектом концессионного соглашения для осуществления вышеуказанной деятельности.
     
     2. В настоящее время законодательство Российской Федерации об инвестиционных соглашениях в сфере деятельности по оказанию коммунальных услуг не принято.
     
     Не подлежат амортизации земля и иные объекты природопользования (вода, недра и другие природные ресурсы), а также материально-производственные запасы, товары, объекты незавершенного капитального строительства, ценные бумаги, финансовые инструменты срочных сделок (в том числе форвардные, фьючерсные контракты, опционные контракты).
     
     У налогоплательщиков могут возникнуть следующие вопросы по амортизации имущества.
     
     Вправе ли организация учесть для целей налогообложения прибыли затраты на приобретение земельного участка под строительство офисного здания?
     
     Согласно письму УФНС России по г. Москве от 09.06.2005 N 20-12/41058 на основании подпункта 3 п. 1 ст. 254 НК РФ в состав материальных расходов включаются, в частности, расходы на приобретение иного имущества, не являющегося амортизируемым. Стоимость такого имущества входит в состав материальных расходов в полной сумме по мере его ввода в эксплуатацию.
     
     Статьей 130 ГК РФ предусмотрено, что земельные участки относятся к недвижимому имуществу, а в соответствии с п. 2 ст. 256 НК РФ они не подлежат амортизации для целей налогообложения прибыли.
     
     Принятие земельных участков к бухгалтерскому учету в состав объектов основных средств происходит на основании утвержденного в установленном порядке акта о приемке-передаче объекта основных средств и документов, подтверждающих их государственную регистрацию в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним с присвоением кадастрового номера органом, осуществляющим деятельность по ведению Государственного земельного кадастра.
     
     Таким образом, принятие к вычету из налоговой базы для исчисления налога на прибыль стоимости приобретенных земельных участков НК РФ не предусмотрено.
     
     Может ли унитарное предприятие учесть для целей налогообложения прибыли амортизацию по водным объектам (акватории, барочным бассейнам, ковшам, якорным стоянкам, угольным гаваням, рейдовым стоянкам, морским каналам, речным каналам и т.д.)?
     
     В соответствии с письмом УФНС России по г. Москве от 15.04.2005 N 20-12/26701, принимая во внимание, что навигацией признаются способы выбора пути и методы вождения судов, летательных аппаратов и космических аппаратов (кроме того, навигация - период, когда по местным климатическим условиям возможно судоходство), а задачами навигации соответственно являются нахождение оптимального маршрута (траектории), определение местоположения, направления и значения скорости и других параметров движения объекта, к специализированным сооружениям судоходной (навигационной) обстановки относятся маяки, плавучие буи и вехи, мачты, створные знаки.
     
     Таким образом, основные средства из числа водных объектов, не отнесенных ст. 256 НК РФ к не подлежащим амортизации, признаются амортизируемым имуществом, если обладают признаками, изложенными в п. 1 ст. 256 Кодекса.
     
     Если земля не признается амортизируемым объектом согласно п. 2 ст. 256 НК РФ, то можно ли затраты на покупку земли включить в уменьшение налогооблагаемой прибыли единовременно в год приобретения или равномерно списывая согласно закрепленному в учетной политике способу?
     
     В соответствии с подпунктом 3 п. 1 ст. 254 НК РФ в состав материальных расходов включаются, в частности, расходы на приобретение имущества, не являющегося амортизируемым имуществом. Стоимость такого имущества включается в состав материальных расходов в полной сумме по мере его ввода в эксплуатацию.
     
     Согласно п. 1 ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.
     
     В письме Минфина России от 09.03.2006 N 03-03-04/1/201 организация не может погашать стоимость приобретенного в собственность земельного участка даже в случае использования в деятельности, приносящей доходы, путем начисления амортизации.
     
     Согласно письму Минфина России от 17.02.2006 N 03-03-04/1/126 принятие земельных участков к бухгалтерскому учету в состав объектов основных средств осуществляется на основании утвержденного в установленном порядке акта о приемке-передаче объекта основных средств и документов, подтверждающих их государственную регистрацию в Едином государственном реестре прав с присвоением кадастрового номера органом, осуществляющим деятельность по ведению Государственного земельного кадастра.
     
     Для принятия к бухгалтерскому учету земельных угодий, земельных долей, в том числе во временное пользование, предусмотрены специализированные формы первичной учетной документации для организаций агропромышленного комплекса N 401-АПК, 402-АПК, 403-АПК, утвержденные приказом Минсельхоза России от 16.05.2003 N 750.
     
     НК РФ, а также законодательство о бухгалтерском учете не содержат понятия "введение земельных участков в эксплуатацию". В связи с этим, по мнению Минфина России, принятие к вычету из налоговой базы в составе материальных расходов стоимости приобретенных земельных участков как имущества, не являющегося амортизируемым, НК РФ также не предусмотрено.
     
     Аналогичной позиции Минфин России придерживался и ранее в письмах от 28.12.2005 N 03-03-04/1/461, от 05.04.2005 N 03-03-01-04/1/158, от 12.04.2004 N 04-02-05/1/26 и от 19.05.2003 N 04-02-05/3/50.
     
     Исходя из вышеизложенного затраты на приобретение земли не относятся к материальным расходам и не учитываются в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.
     
     В постановлении Президиума ВАС РФ от 14.03.2006 N 14231/05 подтверждена позиция налоговых органов, что стоимость земли не переносится на производимую организацией продукцию. Следовательно, по мнению ВАС РФ, оснований относить затраты, направленные на приобретение земельных участков, к материальным или прочим расходам, в составе которых учтены иные расходы собственников земли, землевладельцев и землепользователей, не имеется. Отсутствие в главе 25 НК РФ норм об учете в составе расходов затрат на приобретение земельных участков путем начисления сумм амортизации лишает налогоплательщика возможности уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль на соответствующие суммы.
     
     Такой же вывод сделан и в постановлении ФАС Поволжского округа от 10.08.2006 N А65-11934/2005-СА2-11, а в постановлениях ФАС Уральского округа от 10.11.2005 N Ф09-756/05-С7, ФАС Северо-Западного округа от 15.12.2004 N А13-6123/04-21 суды указали, что расходы, связанные с приобретением земельных участков, учитываются для целей налогообложения, но в порядке, предусмотренном подпунктом 2 п. 1 ст. 268 НК РФ, то есть при их реализации.
     
     Однако имеются суды, которые поддерживали налогоплательщика [см., например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 13.07.2005 N Ф04-4368/2005(12952-А75-33), ФАС Центрального округа от 17.08.2004 N А08-2355/04-21-16, от 02.09.2005 N А36-482/2005].
     
     Пунктом 6 ст. 2 Федерального закона от 30.12.2006 N 268-ФЗ "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 268-ФЗ) в НК РФ введена ст. 264.1, устанавливающая порядок и условия признания затрат на приобретение права на земельные участки в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.
     
     Пунктом 1 ст. 264.1 НК РФ (в ред. Закона N 268-ФЗ) установлено, что в целях главы 25 настоящего Кодекса расходами на приобретение права на земельные участки признаются расходы на приобретение земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, на которых находятся здания, строения, сооружения или которые приобретаются для целей капитального строительства объектов основных средств на этих участках.
     
     В соответствии с подпунктом 2 п. 3 ст. 264.1 НК РФ (в ред. Закона N 268-ФЗ) сумма расходов на приобретение права на земельные участки подлежит включению в состав прочих расходов с момента документально подтвержденного факта подачи документов на государственную регистрацию указанного права.
     
     Исходя из положений вышеизложенных норм с 1 января 2007 года затраты на приобретение земельного участка правомерно учитывать в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, в случае их соответствия условиям п. 1 ст. 252 НК РФ. До 1 января 2007 года затраты, связанные с приобретением земельных участков в собственность, налоговую базу не уменьшали.
     
     В подпункте 40 п. 1 ст. 264 НК РФ предусмотрено включение в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, платежей за регистрацию прав на недвижимое имущество и землю, сделок с вышеуказанными объектами, платежей за предоставление информации о зарегистрированных правах, оплату услуг уполномоченных органов и специализированных организаций по оценке имущества, изготовлению документов кадастрового и технического учета (инвентаризации) объектов недвижимости в том отчетном периоде, в котором они были произведены.
     
     В п. 1 ст. 257 НК РФ указано, что под основными средствами для целей главы 25 Кодекса понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией первоначальной стоимостью более 20 000 руб., которая определяется как сумма расходов на его приобретение (а в случае если основное средство получено налогоплательщиком безвозмездно - как сумма, в которую оценено такое имущество в соответствии с п. 8 ст. 250 настоящего Кодекса), сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением НДС и акцизов, кроме случаев, предусмотренных НК РФ.
     
     Первоначальной стоимостью имущества, являющегося предметом лизинга, признается сумма расходов лизингодателя на его приобретение, сооружение, доставку, изготовление и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением сумм налогов, подлежащих вычету или учитываемых в составе расходов в соответствии с НК РФ.
     
     При применении данной нормы у налогоплательщиков возникают трудности в случае определения первоначальной стоимости имущества, полученного не в результате покупки его налогоплательщиком, а при иных обстоятельствах, например при получении имущества от учредителя в качестве вклада в уставный капитал. С одной стороны, такое имущество нельзя назвать безвозмездно полученным, поскольку внесение вклада в уставный фонд дает возможность учредителю впоследствии получать дивиденды, а также прямо или косвенно участвовать в управлении организацией, а с другой стороны, организация не несет расходов на приобретение такого имущества.
     
     Минфин России и налоговые органы ссылались в своих разъяснениях на п. 3 раздела 5.3 Методических рекомендаций по применению главы 25 "Налог на прибыль организаций" части второй Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденных приказом МНС России от 20.12.2002 N БГ-3-02/729, в соответствии с которым основные средства, полученные в виде взноса (вклада) в уставный капитал организации, принимались к налоговому учету по остаточной стоимости полученного объекта основных средств, которая определялась по данным налогового учета у передающей стороны.
     
     Подобная позиция высказывалась в ответах на частные запросы налогоплательщиков, например в письмах Минфина России от 12.08.2004 N 03-03-01-04/1/3, УМНС России по г. Москве от 24.09.2004 N 24-11/61921.
     
     Заметим, что приказом МНС России от 21.04.2005 N САЭ-3-02/173@ вышеуказанные Методические рекомендации были отменены, но тем не менее норма данного документа раскрывает общий подход контролирующих органов к решению данного вопроса.
     
     Заметим, что арбитражные суды в решении подобных вопросов часто не соглашаются с налоговыми органами.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налогоплательщик относил в состав расходов амортизационные отчисления, начисленные в отношении оборудования, внесенного в качестве вклада в уставный капитал. При этом первоначальная стоимость оборудования была определена налогоплательщиком в соответствии со стоимостью, указанной в грузовых таможенных декларациях при ввозе оборудования на территорию Российской Федерации. Налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки посчитал действия налогоплательщика неправомерными, поскольку у налогоплательщика отсутствовали документы, подтверждавшие остаточную стоимость имущества передающей стороны.
     
     Позиция суда.
     
     Первоначальная стоимость основных средств определяется исходя из фактически осуществленных затрат по приобретению данного имущества.
     
     При этом НК РФ не устанавливает порядок оценки имущества, передаваемого в уставный капитал, и не обязывает налогоплательщика при получении основного средства в уставный капитал принимать его по остаточной стоимости, сформированной в налоговом учете у передающей стороны.
     
     Способ определения стоимости оборудования, примененный налогоплательщиком, не противоречит действующему законодательству.
     
     Отказ налогового органа включить в состав расходов суммы начисленной амортизации по основным средствам, переданным в уставный капитал, не обоснован.
     

(см. постановление ФАС Северо-Западного округа
от 31.01.2005 N А52/4049/2004/2)

     
     Восстановительная стоимость амортизируемых основных средств, приобретенных (созданных) до вступления в силу главы 25 НК РФ, определяется как их первоначальная стоимость с учетом проведенных переоценок до даты вступления настоящей главы Кодекса в силу.
     
     При определении восстановительной стоимости амортизируемых основных средств учитывается переоценка основных средств, осуществленная по решению налогоплательщика по состоянию на 1 января 2002 года и отраженная в бухгалтерском учете налогоплательщика после 1 января 2002 года, которая принимается для целей налогообложения в размере, не превышающем 30% от восстановительной стоимости соответствующих объектов основных средств, отраженных в бухгалтерском учете налогоплательщика по состоянию на 1 января 2001 года (с учетом переоценки по состоянию на 1 января 2001 года, произведенной по решению налогоплательщика и отраженной в бухгалтерском учете в 2001 году). При этом величина переоценки (уценки) по состоянию на 1 января 2002 года, отраженной налогоплательщиком в 2002 году, не признается доходом (расходом) налогоплательщика для целей налогообложения. В аналогичном порядке принимается для целей налогообложения соответствующая переоценка сумм амортизации.
     
     При проведении налогоплательщиком в последующих отчетных (налоговых) периодах после вступления в силу настоящей главы 25 НК РФ переоценки (уценки) стоимости объектов основных средств на рыночную стоимость положительная (отрицательная) сумма такой переоценки не признается доходом (расходом), учитываемым для целей налогообложения, и не принимается при определении восстановительной стоимости амортизируемого имущества и при начислении амортизации, учитываемым для целей налогообложения в соответствии с главой 25 настоящего Кодекса.
     
     Остаточная стоимость основных средств, введенных в действие до вступления в силу главы 25 НК РФ, определяется как разница между восстановительной стоимостью таких основных средств и суммой амортизации.
     
     Остаточная стоимость основных средств, введенных в эксплуатацию после вступления в силу главы 25 НК РФ, определяется как разница между их первоначальной стоимостью и суммой начисленной за период эксплуатации амортизации.
     
     При использовании налогоплательщиком объектов основных средств собственного производства первоначальная стоимость таких объектов определяется как стоимость готовой продукции, исчисленная в соответствии с п. 2 ст. 319 НК РФ, увеличенная на сумму соответствующих акцизов для основных средств, являющихся подакцизными товарами.
     

     Как установлено п. 2 ст. 257 НК РФ, первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.
     
     К работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами.
     
     Для целей главы 25 НК РФ к реконструкции относится переустройство существующих объектов основных средств, связанное с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей и осуществляемое по проекту реконструкции основных средств в целях увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.
     
     К техническому перевооружению относится комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств или их отдельных частей на основе внедрения передовой техники и технологии, механизации и автоматизации производства, модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным.
     
     Особенности включения амортизируемого имущества в состав амортизационных групп, влияющие на размер амортизационных отчислений, определены в ст. 258 НК РФ.
     
     Следует отметить, что согласно п. 9 ст. 259 НК РФ организации, приобретшие легковые автомобили и пассажирские микроавтобусы, должны при расчете амортизации применять специальный понижающий коэффициент 0,5 (то есть срок начисления амортизации увеличивается в два раза).
     
     С 1 января 2008 года первоначальная стоимость автотранспорта, при амортизации которого должен применяться понижающий коэффициент, увеличена вдвое: для легковых автомобилей - с 300 000 руб. до 600 000 руб., для пассажирских микроавтобусов - с 400 000 руб. до 800 000 руб. По автотранспорту с меньшей первоначальной стоимостью амортизация должна начисляться в общем порядке.
     

2.5. Оптимизация учета прочих расходов

     
     Перечень прочих расходов, установленный ст. 264 НК РФ, не является закрытым (подпункт 49 п. 1 ст. 264 НК РФ), что позволяет налогоплательщику учесть для целей налогообложения практически любые затраты, за исключением затрат, указанных в ст. 270 настоящего Кодекса, которые соответствуют критериям п. 1 ст. 252 НК РФ. Для решения вопроса о том, правомерно или нет налогоплательщику относить на расходы для целей главы 25 НК РФ те или иные затраты, в каждом конкретном случае следует руководствоваться соответствующей позицией налоговых органов или Минфина России.
     
     При этом организациям следует учитывать, что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Принимая во внимание, что в налоговом законодательстве не используется понятие "экономическая целесообразность" и не регулируется порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, обоснованность расходов, уменьшающих для целей налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (часть 1 ст. 8 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. При этом обязанность осуществления проверки экономической обоснованности произведенных налогоплательщиком расходов возложена на налоговые органы.
     
     Письмом Минфина России от 07.08.2007 N 03-02-07/2-138 до ФНС России была доведена информация о том, что положения писем Минфина России, изданных в соответствии с полномочиями, закрепленными за финансовым ведомством ст. 34.2 НК РФ, в которых выражается позиция Минфина России по конкретным или общим вопросам, содержащимся в индивидуальных и (или) коллективных обращениях граждан и организаций, не могут рассматриваться в качестве устанавливающих обязательные для налоговых органов правила поведения, подлежащие неоднократному применению при осуществлении ими функций налогового контроля.
     
     Такие письменные разъяснения не обязательны для исполнения налоговыми органами, налогоплательщиками, плательщиками сборов и налоговыми агентами. Эти письменные разъяснения не содержат правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не являются нормативными правовыми актами вне зависимости от того, дано ли разъяснение конкретному заявителю либо неопределенному кругу лиц. Вышеуказанные письма имеют информационно-разъяснительный характер по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и не препятствуют налоговым органам, налогоплательщикам, плательщикам сборов и налоговым агентам руководствоваться нормами законодательства о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной Минфином России.
     
     Опубликованные письменные разъяснения Минфина России должны восприниматься субъектами налоговых правоотношений наряду с иными публикациями специалистов в этой области.
     
     Однако при этом НК РФ введена прямая обязанность налоговых органов руководствоваться письменными разъяснениями по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, которые даны Минфином России. С учетом вышеизложенного отмечается, что вышеуказанная норма НК РФ не устанавливает обязанности налоговых органов руководствоваться письменными разъяснениями Минфина России, адресованными конкретным заявителям (в силу того, что вышеуказанные разъяснения не содержат правовых норм), а обязывает налоговые органы руководствоваться разъяснениями, адресованными ФНС России (см. также письмо ФНС России от 14.09.2007 N ШС-6-18/716@).
     
     В рамках данного издания рассмотрим только наиболее часто встречающиеся на практике расходы, которые подпадают под категорию "прочие", и то, какие условие налогоплательщик должен выполнить, чтобы он мог уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль, а следовательно, минимизировать налоговую нагрузку. К таким расходам прежде всего относятся затраты на обеспечение нормальных условий труда, арендные и лизинговые платежи, расходы на содержание служебного транспорта и расходы на командировки.
     
     Учет расходов на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности. В силу подпункта 7 п. 1 ст. 264 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на прибыль учитываются расходы на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации, расходы на гражданскую оборону в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также расходы на лечение профессиональных заболеваний работников, занятых на работах с вредными или тяжелыми условиями труда, расходы, связанные с содержанием помещений и инвентаря здравпунктов, находящихся непосредственно на территории организации.
     
     Статьей 163 ТК РФ установлено, что работодатель обязан обеспечить нормальные условия для выполнения работниками норм выработки. К таким условиям, в частности, относятся:
     
     - исправное состояние помещений, сооружений, машин, технологической оснастки и оборудования;
     
     - своевременное обеспечение технической и иной необходимой для работы документацией;
     
     - надлежащее качество материалов, инструментов, иных средств и предметов, необходимых для выполнения работы, их своевременное предоставление работнику;
     
     - условия труда, соответствующие требованиям охраны труда и безопасности производства.
     
     Статьей 209 ТК РФ закреплено, что охраной труда признается система сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающая правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия.
     
     Статьями 22 и 223 ТК РФ на работодателя возлагается обязанность по обеспечению бытовых нужд работников, связанных с исполнением ими трудовых обязанностей, а также обеспечение санитарно-бытового и лечебно-профилактического обслуживания работников в соответствии с требованиями охраны труда.
     
     В этих целях работодателем по установленным нормам оборудуются, в частности, санитарно-бытовые помещения и помещения для приема пищи.
     
     В соответствии с п. 1 постановления Правительства РФ от 23.05.2000 N 399 "О нормативных правовых актах, содержащих государственные нормативные требования охраны труда" (далее - Постановление N 399) в Российской Федерации действует система нормативных правовых актов, содержащих государственные нормативные требования охраны труда, которая состоит из межотраслевых и отраслевых правил и типовых инструкций по охране труда, строительных и санитарных норм и правил, правил и инструкций по безопасности, правил устройства и безопасной эксплуатации, свода правил по проектированию и строительству, гигиенических нормативов и государственных стандартов безопасности труда.
     
     При этом одними из нормативно-правовых актов, содержащих государственные нормативные требования охраны труда, на основании п. 2 Постановления N 399 являются государственные санитарно-эпидемиологические правила и нормативы [санитарные правила (СП), гигиенические нормативы (ГН), санитарные правила и нормы (СанПин) и санитарные нормы (СН)].
     
     Соблюдение нормативно-правовых актов, содержащих государственные нормативные требования охраны труда, позволяет не только сокращать риски наложения штрафов инспекторами труда. Правильное применение данных актов необходимо также и в целях отнесения затрат на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности на расходы, учитываемые при определении налоговой базы по налогу на прибыль. Показательной в данном случае является ситуация с приобретением кондиционеров.
     
     Учет расходов на приобретение кондиционеров. Для предотвращения неблагоприятного воздействия микроклимата рабочих мест, производственных помещений на самочувствие, функциональное состояние, работоспособность и здоровье человека разработаны санитарные правила и нормы СанПиН 2.2.4.548-96 "Гигиенические требования к микроклимату производственных помещений", утвержденные постановлением Госкомсанэпиднадзора России от 01.10.1996 N 21 (далее - СанПиН 2.2.4.548-96).
     
     В соответствии с п. 1.2 СанПиН 2.2.4.548-96 данные санитарные правила распространяются на показатели микроклимата на рабочих местах всех видов производственных помещений и являются обязательными для всех предприятий и организаций. Ссылки на обязательность соблюдения требований данных санитарных правил должны быть включены в нормативно-технические документы: стандарты, строительные нормы и правила, технические условия и иные нормативные и технические документы, регламентирующие эксплуатационные характеристики производственных объектов, технологического, инженерного и санитарно-технического оборудования, обусловливающих обеспечение гигиенических нормативов микроклимата.
     
     Пункт 4.1 СанПиН 2.2.4.548-96 предусматривает, что санитарные правила устанавливают гигиенические требования к показателям микроклимата рабочих мест производственных помещений с учетом интенсивности энерготрат работающих, времени выполнения работы, периодов года и содержат требования к методам измерения и контроля микроклиматических условий. При этом показатели микроклимата должны обеспечивать сохранение теплового баланса человека с окружающей средой и поддержание оптимального или допустимого теплового состояния организма.
     
     В соответствии с п. 4.3 СанПиН 2.2.4.548-96 показателями, характеризующими микроклимат в производственных помещениях, являются:
     
     - температура воздуха;
     
     - температура поверхностей;
     
     - относительная влажность воздуха;
     
     - скорость движения воздуха;
     
     - интенсивность теплового облучения.
     
     Разделы 5 и 6 СанПиН 2.2.4.548-96 предусматривают оптимальные микроклиматические условия и допустимые микроклиматические условия применительно к выполнению работ различных категорий в холодный и теплый периоды года.
     
     Очевидно, что приобретение кондиционеров с целью создания нормальных условий труда для сотрудников предназначено в том числе и для создания оптимальных (допустимых) микроклиматических условий, предусмотренных СанПиН 2.2.4.548-96 как обязательных для всех организаций.
     
     По мнению Минфина России, выраженному в письмах от 07.10.2004 N 03-03-02-05/7 и от 17.03.1997 N 04-04-10, расходы на приобретение кондиционера могут быть приняты для целей налогообложения в соответствии со ст. 346.16 НК РФ только в случае, если кондиционер непосредственно используется при производстве и для получения дохода.
     
     Налоговые органы также указывают, что обоснованность затрат, связанных с мероприятиями по обеспечению нормальных условий труда и мер по технике безопасности, связана с наличием производственной деятельности, направленной на получение дохода, и зависит от наличия специальных и нормативно установленных положений в ведомственных и межведомственных нормативных документах. Кроме того, именно спецификой той или иной отрасли определяются и сами мероприятия по обеспечению нормальных условий труда и мер по технике безопасности (см., например, письмо УМНС России по г. Москве от 16.05.2003 N 26-12/26601, в котором налоговый орган пришел к выводу, что в порядке, установленном главой 25 НК РФ, для целей налогообложения прибыли могут быть учтены расходы по приобретению кондиционеров, если они служат для обеспечения нормальных условий труда, предусмотренных законодательством и специальными отраслевыми требованиями по обеспечению нормальных условий труда и мер по технике безопасности).
     
     Представляется, что подобный подход необходимо применять и при решении вопроса об отнесении затрат на расходы.
     
     Правомерность подобного подхода разделяет и судебная практика. ФАС Московского округа разъяснил в постановлении от 10.11.2005, 02.11.2005 N КА-40/10678-05, что необходимость затрат на приобретение кондиционера вызвана обеспечением производственного процесса. Суд указал на то, что создание в зале заседаний нормальных условий труда было необходимо для производственного процесса и поэтому затраты на приобретение и установку кондиционера были правомерно отнесены заявителем на себестоимость продукции. Схожие выводы изложены и в постановлении ФАС Московского округа от 20.04.2004 N КА-А40/2699-04, в котором суд признал, что расходы на приобретение вентилятора были связаны с обслуживанием производственного процесса, обеспечением санитарно-гигиенических требований. ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 27.03.2001 N А56-2448/00 также признал, что пылесосы, очистители воздуха, кондиционеры являются основными производственными фондами, так как они необходимы организации для поддержания чистоты и порядка в производственных помещениях, где работают сотрудники организации, а поэтому организация правомерно включала затраты на их приобретение в себестоимость услуг.
     
     Читателям необходимо, однако, учитывать в данном случае, что вышеприведенные решения судов были приняты с учетом норм законодательства, утративших в настоящее время силу.
     
     ФАС Поволжского округа в постановлении от 26.07.2006 N А55-32558/2005, удовлетворяя заявление налогоплательщика и признавая решение налогового органа незаконным в части начисления налога на прибыль, исходил из того, что компьютеры, кондиционеры, офисная мебель были расположены и использовались налогоплательщиком в принадлежавших ему административных помещениях с распределением объектов за административно-управленческим персоналом, то есть служили для механизации и облегчения трудового процесса, создания нормальных условий для трудовой деятельности и опосредованно участвовали в осуществлении деятельности, направленной на получение дохода.
     
     Таким образом, учитывая позицию Минфина России и налоговых органов по данному вопросу, а также сформировавшуюся судебную практику, расходы на приобретение кондиционера могут быть приняты для целей налогообложения только в случае, если кондиционер непосредственно используется при производстве и для получения дохода и служит для обеспечения нормальных условий труда, предусмотренных законодательством и специальными отраслевыми требованиями по обеспечению нормальных условий труда и мер по технике безопасности, в частности, для создания оптимальных (допустимых) микроклиматических условий, предусмотренных СанПиН 2.2.4.548-96 как обязательных для всех организаций.
     
     Учет расходов на приобретение питьевой воды для сотрудников организации. В письме ФНС России от 10.03.2005 N 02-1-08/46@ "О расходах, связанных с приобретением питьевой воды" говорится о том, что если качество питьевой воды, подаваемой в организацию на основании договоров, заключенных с организациями водопроводно-канализационного хозяйства, соответствует Санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам 2.1.4.1074-01 "Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества", введенных в действие приказом Минздрава России от 26.09.2001 N 24 (далее - СанПиН 2.1.4.1074-01), то дополнительные расходы по приобретению питьевой воды являются экономически неоправданными расходами и не могут относиться на уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль.
     
     Если у организации имеется справка Госсанэпиднадзора о несоответствии водопроводной воды, поступающей в организацию, требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 и опасности использования ее в качестве питьевой, то расходы по приобретению питьевой воды для персонала организации либо затраты на приобретение специального оборудования для фильтрации водопроводной воды могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль.
     
     По мнению Минфина России, изложенному в письме от 02.12.2005 N 03-03-04/1/408, при решении вопроса об отнесении затрат, связанных с мероприятиями по обеспечению нормальных условий труда, техники безопасности, в состав прочих расходов, связанных с производством и (или) реализацией, необходимо четко определить экономическую оправданность вышеуказанных расходов, производственный характер их осуществления (установить, связаны ли эти затраты с производственной деятельностью, направленной на получение дохода).
     
     Несмотря на то что расходы на приобретение питьевой воды не поименованы в ст. 163 ТК РФ как затраты по обеспечению нормальных условий труда, вышеуказанные расходы не уменьшают сумму доходов, полученных организацией при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль (письмо УМНС России по г. Москве от 29.09.2003 N 26-12/54118).
     
     По мнению судов, затраты на приобретение питьевой воды являются расходами, направленными на обеспечение нормальных условий труда, и в случае, если они документально подтверждены и экономически оправданны, такие затраты могут включаться в состав расходов, уменьшающих доходы.
     
     Так, в постановлении ФАС Московского округа от 09.08.2006 N КА-А40/7454-06 судом сделан вывод о том, что расходы по обеспечению сотрудников питьевой водой глубокой очистки являются документально подтвержденными и экономически оправданными и обоснованно учтены в качестве расходов на обеспечение нормальных условий труда, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в соответствии со ст. 252, подпунктом 7 п. 1 ст. 264, ст. 49 НК РФ и ст. 22 ТК РФ. Причем, по мнению суда, наличие заключения санэпидемстанции о несоответствии водопроводной воды требованиям ГОСТ не является согласно ст. 264 НК РФ условием для включения затрат в состав расходов.
     
     В постановлении ФАС Поволжского округа от 03.04.2007 N А55-11076/06 говорится о том, что законодательство не ставит право налогоплательщика на принятие к учету расходов на обеспечение нормальных условий труда в зависимость от наличия или отсутствия приказа руководителя, проведения экономического исследования целесообразности расходов. По мнению суда, расходы на приобретение воды являются прочими расходами, связанными с производством и реализацией, и уменьшение налогоплательщиком налоговой базы на сумму произведенных расходов является правомерным.
     
     Таким образом, если у организации-налогоплательщика имеется справка Госсанэпиднадзора о несоответствии водопроводной воды, поступающей в организацию, требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 и опасности ее использования в качестве питьевой, то расходы по приобретению питьевой воды для персонала организации могут уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль.
     
     Однако в случае, если справка Госсанэпиднадзора у организации отсутствует, то, учитывая позицию контролирующих органов, налогоплательщику при отнесении в состав расходов, уменьшающих доходы по налогу на прибыль, затрат на приобретение питьевой воды следует учитывать вероятность возникновения налоговых рисков.
     
     Учет расходов на обеспечение сотрудников организации возможностью приема пищи на рабочем месте или в оборудованных для этого помещениях. Статьей 108 ТК РФ установлено, что в течение рабочего дня (смены) работнику должен быть предоставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается.
     
     На работах, где по условиям производства (работы) предоставление перерыва для отдыха и питания невозможно, работодатель обязан обеспечить работнику возможность отдыха и приема пищи в рабочее время. Перечень таких работ, а также места для отдыха и приема пищи устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка организации.
     
     В соответствии со ст. 223 ТК РФ обеспечение санитарно-бытового и лечебно-профилактического обслуживания работников согласно требованиям охраны труда возлагается на работодателя. В этих целях работодателем по установленным нормам оборудуются санитарно-бытовые помещения, помещения для приема пищи, помещения для оказания медицинской помощи, комнаты для отдыха в рабочее время и психологической разгрузки; создаются санитарные посты с аптечками, укомплектованными набором лекарственных средств и препаратов для оказания первой медицинской помощи; устанавливаются аппараты (устройства) для обеспечения работников горячих цехов и участков газированной соленой водой и другое.
     
     Учитывая вышеизложенное, работодатель обязан обеспечить сотрудникам возможность приема пищи на рабочем месте или в оборудованных для этого помещениях. Принимая во внимание нормы подпункта 7 п. 1 ст. 264 НК РФ, а также ст. 256 и 257 НК РФ, холодильники, выделяемые организацией для обеспечения питания сотрудников, можно квалифицировать как основные средства, используемые в целях управления организацией и для обеспечения нормальных условий труда.
     
     Данная позиция подтверждается постановлениями ФАС Центрального округа от 12.01.2006 N А62-817/2005, ФАС Западно-Сибирского округа от 21.12.2005 N Ф04-9129/2005(18155-А27-37), Ф04-9129/2005(18056-А27-37), ФАС Северо-Западного округа от 21.04.2006 N А56-7747/2005.
     
     Учет расходов на медицинские осмотры работников. Из ст. 212 ТК РФ следует, что работодатель обязан обеспечить в случаях, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, проведение за счет собственных средств обязательных предварительных (при поступлении на работу) и периодических (в течение трудовой деятельности) медицинских осмотров.
     
     В ст. 212 ТК РФ определено, что в обязанности работодателя по обеспечению безопасных условий и охраны труда входит:
     
     - в случаях, предусмотренных ТК РФ, законами и иными нормативными правовыми актами, организация проведения за счет собственных средств обязательных предварительных (при поступлении на работу) и периодических (в течение трудовой деятельности) медицинских осмотров (обследований) работников, внеочередных медицинских осмотров (обследований) работников по их просьбам в соответствии с медицинским заключением с сохранением за ними места работы (должности) и среднего заработка на время прохождения указанных медицинских осмотров (обследований);
     
     - санитарно-бытовое и лечебно-профилактическое обслуживание работников согласно требованиям охраны труда.
     
     Статья 213 ТК РФ предусматривает обязательность предварительных и периодических медицинских осмотров для работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (в том числе на подземных работах), на работах, связанных с движением транспорта, а также для работников организаций пищевой промышленности, общественного питания и торговли, водопроводных сооружений, лечебно-профилактических и детских учреждений.
     
     В соответствии с п. 5.2.25 Положения о Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 N 321, к полномочиям Минздравсоцразвития России относится определение порядка проведения обязательных медицинских осмотров.
     
     Перечни вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), и порядок проведения этих осмотров (обследований) (далее - Порядок) утверждены приказом Минздравсоцразвития России от 16.08.2004 N 83.
     
     На основании п. 3.3 Порядка частота проведения периодических медицинских осмотров (обследований) определяется территориальными органами Роспотребнадзора совместно с работодателем исходя из конкретной санитарно-гигиенической и эпидемиологической ситуации, но периодические медицинские осмотры (обследования) должны проводиться не реже чем один раз в два года.
     
     Периодические медицинские осмотры (обследования) работников проводятся медицинскими организациями, имеющими лицензию на вышеуказанный вид деятельности (п. 5 Порядка).
     
     Согласно п. 6 и 7 Порядка работникам, занятым на вредных работах и на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами в течение пяти и более лет, периодические медицинские осмотры (обследования) проводятся в центрах профпатологии и других медицинских организациях, имеющих лицензии на экспертизу профпригодности и экспертизу связи заболевания с профессией, один раз в пять лет.
     
     В письме Минфина России от 05.03.2005 N 03-03-01-04/1/100 указано, что расходы налогоплательщика на проведение медицинских осмотров работников, которые согласно законодательству являются обязательными, при их надлежащем документальном оформлении удовлетворяют требованиям ст. 252 НК РФ и относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией (подпункт 7 п. 1 ст. 264 НК РФ). При этом расходы на проведение медицинских осмотров иных работников организации, для которых такие медицинских осмотры не являются обязательными, по мнению Минфина России, не могут быть признаны обоснованными и, как следствие, не уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль.
     
     Аналогичной позиции придерживается и УФНС России по г. Москве в письмах от 16.08.2006 N 20-12/72394 и от 28.06.2005 N 20-12/46417, в которых налоговый орган отметил, что затраты на проведение медицинских осмотров тех работников, для которых согласно законодательству они являются обязательными и осуществляемыми в соответствии с Порядком, при их надлежащем документальном оформлении и удовлетворении требованиям ст. 252 НК РФ относятся к прочим расходам, учитываемым согласно подпункту 7 п. 1 ст. 264 настоящего Кодекса.
     
     Расходы на проведение медицинских осмотров иных работников организации, для которых такие осмотры не являются обязательными, не признаются обоснованными и, как следствие, не уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль.
     
     Расходы организации на лечение заболеваний работников общего профиля, на профилактические и реабилитационные медицинские услуги, направленные на сохранение здоровья и восстановление трудоспособности работников, не учитываются для целей налогообложения прибыли на основании п. 29 ст. 270 НК РФ.
     
     Налогоплательщик может столкнуться с ситуацией, при которой он оплатил проведение обязательного медицинского осмотра, но трудовой договор с претендентом на занятие вакантной должности он заключил из-за состояние его здоровья. В таком случае налоговый орган может возражать против включения затрат на медицинский осмотр в состав расходов.
     
     Например, в письме УФНС России по г. Москве от 26.10.2005 N 20-12/77744 указано, что затраты на предварительный медицинский осмотр лица, которое по результатам осмотра или по иным основаниям не было принято на работу, для целей налогообложения не учитываются.
     
     Учет затрат на обеспечение вакцинации сотрудников организации. Вышеуказанные расходы могут быть отнесены как к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, так и в состав расходов на оплату труда в соответствии с п. 25 ст. 255 НК РФ. В этом случае проведение вакцинации должно быть оговорено в трудовом и (или) коллективном договоре.
     
     В письме Минфина России от 01.06.2007 N 03-03-06/1/357 сообщено следующее.
     
     Статьей 11 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" на индивидуальных предпринимателей и юридических лиц возложены обязанности, в частности:
     
     - выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний и санитарно-эпидемиологических заключений осуществляющих государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц;
     
     - разрабатывать и проводить санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия;
     
     - обеспечивать безопасность для здоровья человека выполняемых работ и оказываемых услуг, а также продукции производственно-технического назначения, пищевых продуктов и товаров для личных и бытовых нужд при их производстве, транспортировке, хранении, реализации населению.
     
     Таким образом, если организация исполняет возложенные на нее законом обязанности, расходы на обязательную вакцинацию для целей налогообложения прибыли следует учитывать как другие расходы, связанные с производством и (или) реализацией, на основании подпункта 49 п. 1 ст. 264 НК РФ.
     
     Данные выводы Минфина России подтверждаются судебной практикой.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     В ходе проведения выездной налоговой проверки налоговый орган привлек налогоплательщика к налоговой ответственности за нарушение обществом подпункта 7 п. 1 ст. 264 НК РФ, выразившееся в завышении расходов, уменьшающих полученные доходы, на затраты на приобретение вакцины для профилактики гриппа и проведение вакцинации сотрудников.
     
     Позиция суда.
     
     В силу п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 настоящего Кодекса).
     
     Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 НК РФ, - убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.
     
     Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.
     
     Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
     
     Согласно ст. 11 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" индивидуальные предприниматели и юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний и санитарно-эпидемиологических заключений, осуществляющих государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц; разрабатывать и проводить санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия; обеспечивать безопасность для здоровья человека выполняемых работ и оказываемых услуг, а также продукции производственно-технического назначения, пищевых продуктов и товаров для личных и бытовых нужд при их производстве, транспортировке, хранении, реализации населению.
     
     Налогоплательщик, являясь предприятием пищевой промышленности, исполнял предписание государственного учреждения "Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Выборгском районе города Санкт-Петербурга" путем вакцинации своих сотрудников. Факты документального подтверждения произведенных расходов налоговым органом не оспаривались.
     
     Таким образом, судом первой инстанции с учетом положений подпункта 49 п. 1 ст. 264 НК РФ сделан правильный вывод о том, что общество исполнило возложенные на него законом обязанности и произведенные расходы непосредственно связаны с деятельностью налогоплательщика, направленной на получение дохода.
     

(см. постановление ФАС Северо-Западного округа
от 27.02.2006 N А56-29688/2005)

     
     В постановлении ФАС Московского округа от 16.07.2007, 18.07.2007 N КА-А40/5665-07 суд установил, что налогоплательщик исполнял возложенные на него законом и решениями органами субъекта Российской Федерации обязанности по проведению вакцинации против гриппа его сотрудников, и пришел к выводу, что налогоплательщик в соответствии с подпунктом 7 п. 1 ст. 264 НК РФ правомерно включил данные расходы в состав прочих расходов.
     
     Аналогичные выводы содержатся в постановлении ФАС Поволжского округа от 24.10.2006 N А65-6040/2005-СА2-8.
     
     Однако следует отметить, что по данному вопросу существует противоположное мнение.
     
     Так, в письме УФНС России по г. Москве от 26.10.2005 N 20-12/77744 указано, что медицинские услуги, не поименованные в постановлении Правительства Москвы от 28.12.1999 N 1228 "Об обязательных профилактических медицинских осмотрах и гигиенической аттестации", в рамках предварительных и периодических медицинских осмотров работников [например, проведение вакцинации работников, услуги по санитарному просвещению (гигиеническому воспитанию)] не уменьшают налогооблагаемую прибыль.
     
     В постановлении от 25.09.2007 N А19-5905/07-40-Ф02-6667/07 ФАС Восточно-Сибирского округа указал, что согласно ст. 264 НК РФ медицинские услуги по вакцинации против гриппа, отнесенные налогоплательщиком на прочие расходы, учитываемые при определении налоговой базы, отсутствовали в перечне прочих расходов, связанных с производством и реализацией.
     
     Анализ арбитражной практики по вопросу принятия в состав расходов на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности позволяет выявить ряд других "проблемных" категорий расходов:
     
     - приобретение кофемашины, кофеварки, печи СВЧ, кухонной мебели, пылесосов (постановление ФАС Поволжского округа от 02.12.2004 N А55-5119/04-31);
     
     - приобретение кухонной мебели и электрической плиты (постановление ФАС Уральского округа от 11.01.2006 N Ф09-5989/05-С7);
     
     - приобретение холодильников (постановление ФАС Центрального округа от 12.01.2006 N Ф09-5989/05-С7);
     
     - приобретение микроволновой печи (постановление ФАС Центрального округа от 31.08.2005 N А09-18881/04-12).
     
     Заметим, что аргументация налоговых органов по данному вопросу достаточно традиционна: отсутствие прямого указания в ТК РФ тех или иных затрат на обеспечение нормальных условий труда.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     В ходе проведения выездной налоговой проверки налоговый орган доначислил налог на прибыль, пени и наложил штраф в связи с необоснованным, по мнению налогового органа, отнесением в состав расходов по налогу на прибыль затрат на приобретение электрочайников, холодильников, водонагревателей, напольных вентиляторов, тепловентиляторов. Налоговый орган посчитал данные затраты экономически не обоснованными и не оправданными. Налогоплательщик не согласился с выводами налогового органа.
     
     Позиция суда.
     
     Судом было установлено, что налогоплательщик являлся предприятием химической промышленности с вредными и опасными условиями труда. В некоторых цехах производственный процесс длился непрерывно (круглосуточно). Как следовало из правил внутреннего распорядка, у ряда работников не были предусмотрены перерывы на обед и для них организация была обязана предоставить возможность приема пищи и отдыха на рабочем месте.
     
     Для выполнения этого обязательства было выделено помещение, оборудованное электрочайниками, холодильниками, водонагревателями, напольными вентиляторами, тепловентиляторами для обеспечения надлежащего режима работы и отдыха для работников, занятых на непрерывном производстве.
     
     Таким образом, суд пришел к выводу, что налогоплательщик правомерно отнес затраты на приобретение названных электроприборов на расходы, уменьшающие налогооблагаемую прибыль.
     

(см. постановление ФАС Северо-Западного округа
от 26.12.2005 N А44-2051/2005-9)

     
     Учет расходов по подбору персонала. Подпунктом 8 п. 1 ст. 264 НК РФ установлено, что расходы по набору работников, включая расходы на услуги специализированных организаций по подбору персонала, учитываются в целях налогообложения прибыли.
     
     Современные условия осуществления предпринимательской деятельности таковы, что любая организация рано или поздно сталкивается с проблемой поиска новых сотрудников. Именно по данной причине важно уметь правильно учитывать соответствующие расходы для целей налогообложения прибыли.
     
     Организация может производить подбор персонала как самостоятельно (например, путем размещения объявления о поиске персонала), так и посредством специализированной организации (кадрового агентства).
     
     При заключении договора с кадровым агентством организация должна определить, в каких случаях договор по подбору персонала считается исполненным (например, в момент принятия работника в штат организации-налогоплательщика либо в момент прохождения испытательного срока и т.д.). От корректного определения даты исполнения договора зависит, когда налогоплательщик сможет учесть расходы по договору для целей налогообложения прибыли.
     
     Пример.
     
     ООО "Ромашка" заключило 17.12.2007 с кадровым агентством договор, в соответствии с которым кадровое агентство должно было подобрать для налогоплательщика специалиста на должность начальника отдела продаж. Договор считался исполненным, а услуга кадрового агентства оказанной после выхода сотрудника на работу. Кадровое агентство подобрало ООО "Ромашка" несколько кандидатур на вакантную должность, из которых был выбран сотрудник, который приступил к выполнению своих обязанностей 04.02.2008. Этим же числом был подписан акт выполненных работ. Оплата услуг была произведена 05.02.2008.
     
     ООО "Ромашка" применяло метод начисления, авансовые платежи перечисляло ежеквартально. Таким образом, ООО "Ромашка" должно было учесть затраты на подбор персонала через кадровое агентство в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль в I квартале 2008 года.
     
     Правомерность учета затрат на оплату услуг кадрового агентства в такой ситуации зависит от конкретных должностных обязанностей соответствующих сотрудников. Например, если к функциям отдела кадров либо специалиста по кадрам будут относиться только контроль за состоянием трудовой дисциплины и ведение кадрового документооборота, то экономическая обоснованность подбора персонала через кадровое агентство имеется.
     

     В то же время если в функции отдела кадров либо специалиста по кадрам отнесены подбор, отбор и расстановка кадров, то экономическая обоснованность подбора персонала через кадровое агентство сомнительна.
     
     Кроме этого, организация может реализовать следующий подход: отдел кадров либо специалист по кадрам осуществляет подбор персонала только на одну группу должностей, а кадровое агентство - на другую.
     
     ФАС Северо-Западного округа указал в постановлении от 05.04.2004 N А56-22408/03, что налогоплательщик был вправе учесть расходы на подбор персонала, несмотря на наличие в штате специалиста по кадрам, так как в должностные обязанности работника входил только подбор персонала на вакансии рабочих и младшего технического персонала, в то время как договором с кадровым агентством было предусмотрено оказание услуг по подбору специалистов среднего и высшего звена.
     
     Таким образом, сам по себе факт наличия у налогоплательщика структурного подразделения (отдела кадров) или штатного сотрудника (специалиста по кадрам) не может служить достаточным основанием для невключения в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, затрат на оплату услуг кадрового агентства по подбору персонала. Экономическая обоснованность такого рода расходов определяется с учетом конкретных должностных обязанностей соответствующих сотрудников.
     
     В письме Минфина России от 01.06.2006 N 03-03-04/1/497 разъяснено, что затраты на оплату услуг кадрового агентства можно учесть в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, только если кандидат принят на работу. Если же организация не произвела набор сотрудников, в том числе в результате рассмотрения кандидатур, представленных специализированными компаниями по подбору персонала, то она не вправе рассматривать вышеуказанные расходы как экономически оправданные расходы и учитывать для целей налогообложения.
     
     Учет арендных (лизинговых) платежей. В соответствии с подпунктом 10 п. 1 ст. 264 НК РФ арендные (лизинговые) платежи за арендуемое (принятое в лизинг) имущество (в том числе земельные участки), а также расходы на приобретение имущества, переданного в лизинг, относятся к прочим расходам.
     
     Если имущество, полученное по договору лизинга, учитывается у лизингополучателя, расходами признаются:
     

     - у лизингополучателя - арендные (лизинговые) платежи за вычетом суммы амортизации по этому имуществу, начисленной в соответствии со ст. 259 НК РФ;
     
     - у лизингодателя - расходы на приобретение имущества, переданного в лизинг.
     
     Согласно п. 1 ст. 614 ГК РФ арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату).
     
     Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. Если договором они не определены, считается, что установлены порядок, условия и сроки, обычно применяемые при аренде аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах.
     
     Пунктом 2 ст. 614 ГК РФ определено, что арендная плата устанавливается за все арендуемое имущество в целом или отдельно по каждой из его составных частей в виде:
     
     - определенных в твердой сумме платежей, вносимых периодически или единовременно;
     
     - установленной доли полученных в результате использования арендованного имущества продукции, плодов или доходов;
     
     - предоставления арендатором определенных услуг;
     
     - передачи арендатором арендодателю обусловленной договором вещи в собственность или в аренду;
     
     - возложения на арендатора обусловленных договором затрат на улучшение арендованного имущества.
     
     Стороны могут предусматривать в договоре аренды сочетание вышеуказанных форм арендной платы или иные формы оплаты аренды.
     
     При этом следует учитывать, что перечень, изложенный в п. 2 ст. 614 ГК РФ, не является исчерпывающим.
     
     Пример.
     
     Согласно договору арендодатель предоставляет арендатору в аренду авиационный двигатель с условием восстановления ресурса изделия за счет арендатора.
     
     Условиями договоров аренды было установлено, что арендатор должен был производить арендные платежи исходя из размера отчислений за один час наработки двигателей. Однако если фактическая среднемесячная наработка изделия в течение календарного года составила менее 150 часов по причинам, не зависящим от арендатора, то арендатор по окончании календарного года должен был производить арендодателю оплату за недоработанное в течение этого года изделием количество часов из расчета 150 часов в месяц.
     
     Таким образом, сторонами было установлено гарантированное количество наработанных часов вне зависимости от вины арендатора.
     

     Из периода, по которому производился расчет среднемесячной наработки, исключалось суммарное время простоя самолета в течение календарного года вследствие отказов двигателя по конструктивно-производственным недостаткам и по отказам покупных комплектующих изделий и агрегатов, подтвержденное двусторонними актами.
     
     Согласно вышеуказанному порядку исчисления гарантированного количества часов ответчик был обязан оплатить истцу за один год аренды каждого авиационного двигателя не менее чем за 1800 часов.
     
     Суд решил, что условия о гарантированном количестве налета часов и об их оплате не противоречили требованиям закона.
     
     Правомерность подобных выводов была подтверждена и постановлением ФАС Московского округа от 24.06.2004 N КГ-А41/4947-04.
     
     В соответствии с п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой" (далее - Письмо N 66) возложение на арендатора расходов по оплате коммунальных услуг не может рассматриваться как форма арендной платы.
     
     Суд отметил, что подобные условия договора не могут рассматриваться как устанавливающие форму и размер арендной платы, поскольку арендодатель фактически не получает встречного предоставления за переданное в аренду здание. Оплата арендатором коммунальных услуг сама по себе не означает возмездности договора аренды.
     
     Однако в судебной практике встречаются решения с противоположными выводами. Так, ФАС Дальневосточного округа в постановлении от 10.05.2006, 02.05.2006 N Ф03-А37/06-1/831 установил, что из договора аренды следовало, что в составе арендных платежей, помимо платы за пользование имуществом, были предусмотрены и другие виды затрат на содержание переданного в аренду объекта, а именно: затраты на холодное и горячее водоснабжение, содержание санузла, плата за земельный участок и налог на имущество. Два последних элемента согласованной сторонами арендной платы носили компенсационный характер, однако данные условия, по мнению суда, не противоречили требованиям ст. 614 ГК РФ.
     
     Президиум ВАС РФ в Письме N 66 разъяснил, что фактическое изменение размера арендной платы в результате корректировки на процент индексации не является изменением в соответствии с п. 3 ст. 614 ГК РФ условия договора о размере арендной платы, а представляет собой исполнение данного условия.
     

     Эта позиция поддерживается решениями ФАС округов, причем по вопросу: является ли правомерным изменение коэффициентов арендной платы письмом или необходимо вносить изменение в договор и регистрировать в установленном законом порядке, - суд встал на сторону арендодателя, причем даже в случае направления им уведомления арендатору без дополнительного согласования условий арендной платы.
     
     Об этом свидетельствует, например, позиция суда, изложенная в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 31.07.2007 N Ф08-3716/2007, в котором суд взыскал с ответчика в пользу истца сумму долга, возникшую в результате индексации истцом арендной платы с учетом инфляции, поскольку арендатор знал об изменении арендной платы, но проигнорировал письма истца с уведомлением о ее повышении.
     
     В постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 24.01.2007 N Ф08-6972/2006 суд удовлетворил требования арендодателя о взыскании с арендатора неосновательного обогащения в виде разницы между установленной арендной платой и фактически перечисленной, поскольку в соответствии со ст. 622 ГК РФ арендодатель вправе потребовать возмещения убытков в случае, если арендная плата не покрывает причиненных арендодателю убытков. Причем суд допускает изменение коэффициентов арендной платы путем направления арендатору письма.
     
     Таким образом, учитывая мнение Президиума ВАС РФ и сложившуюся арбитражную практику, можно сделать вывод, что арендодатель имеет право индексировать арендную плату с учетом инфляции даже в случае, если в течение года размер арендной платы уже увеличивался. Причем необязательно при этом вносить изменение в договор аренды и регистрировать его в установленном законом порядке: для изменения коэффициентов арендной платы достаточно уведомления, направленного арендатору.
     
     Расходы по арендной плате, понесенные организацией-арендатором по договору аренды помещений, могут уменьшать полученные организацией доходы при условии, что данные расходы экономически обоснованы и документально подтверждены.
     
     Рассмотрим следующую ситуацию: договором аренды предусмотрены порядок определения размера арендной платы и обязанность арендодателя письменно уведомлять арендатора об изменении размера базовых ставок и поправочных коэффициентов арендной платы на текущий год в зависимости от индекса потребительских цен.
     
     Фактическое изменение размера арендной платы в результате корректировки на процент индексации не является изменением в соответствии с п. 3 ст. 614 ГК РФ условия договора о размере арендной платы, а представляет собой исполнение данного условия.
     

     Исходя из положений вышеизложенных норм если договором предусмотрен порядок (механизм) определения размера арендной платы, который поставлен в зависимость от индекса потребительских цен, то данная плата может быть отнесена к расходам, уменьшающим налогооблагаемую прибыль, и применение подпункта 10 п. 1 ст. 264 НК РФ правомерно.
     
     Неоднозначно решается на практике вопрос возможности учета при исчислении налога на прибыль расходов по аренде жилых помещений, если они используются под офис.
     
     Согласно ст. 288 ГК РФ размещение собственником в принадлежащем ему жилом помещении предприятий, учреждений, организаций допускается только после перевода такого помещения в нежилое. Согласно п. 2 ст. 671 ГК РФ юридическое лицо может использовать жилое помещение только для проживания граждан.
     
     В п. 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указано, что сделки, связанные с арендой (имущественным наймом), безвозмездным пользованием, а также иным не связанным с проживанием граждан использованием организациями жилых помещений, которые не были переведены в нежилые в порядке, установленном жилищным законодательством, совершенные после введения в действие ГК РФ, являются ничтожными по основаниям, предусмотренным в ст. 168 настоящего Кодекса.
     
     Следует отметить противоречивую позицию Минфина России по настоящему вопросу.
     
     Согласно письмам Минфина России от 28.10.2005 N 03-03-04/4/71, от 27.10.2005 N 03-03-04/1/310, от 11.11.2004 N 03-03-01-04/1/105, от 05.05.2004 N 04-02-05/2/18 организация может учитывать для целей налогообложения расходы на аренду помещения, используемого в качестве офиса, только в случае перевода данного помещения из жилого в нежилое в порядке, предусмотренном жилищным законодательством Российской Федерации. Специалисты финансового ведомства исходят из того, что расходы, учитываемые при определении налоговой базы по налогу на прибыль, должны соответствовать критериям, указанным в п. 1 ст. 252 НК РФ, в том числе быть экономически обоснованными и подтвержденными документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Следовательно, расходы в виде арендных платежей должны быть подтверждены в том числе договором аренды, оформленным согласно гражданскому законодательству Российской Федерации. Таким образом, по мнению Минфина России, расходы на аренду помещения, которое в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации не может использоваться в качестве офиса организации, не соответствуют положениям ст. 252 НК РФ и не учитываются при обложении налогом на прибыль.
     
     В то же время согласно письму Минфина России от 18.10.2005 N 03-03-04/1/285 арендные платежи за аренду помещения, используемого организацией в качестве офиса при осуществлении деятельности, направленной на получение дохода, являются экономически обоснованными расходами и при их правильном документальном оформлении учитываются для целей налогообложения прибыли. Минфин России ссылается при этом на то, что соответствие затрат налогоплательщика критериям их отнесения к расходам, учитываемым для целей налогообложения прибыли, предусмотренным НК РФ, является необходимым и достаточным условием для учета таких затрат для целей налогообложения вне зависимости от действия норм законодательства иных отраслей, предметом которого налоговые правоотношения не являются.
     

     По мнению арбитражных судов, платежи за аренду жилого помещения, используемого организацией в качестве офиса при осуществлении деятельности, направленной на получение дохода, являются экономически обоснованными расходами и при наличии документального подтверждения могут учитываться для целей налогообложения прибыли, поскольку использование жилого помещения по назначению не является условием для учета таких затрат для целей налогообложения.
     
     Например, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 17.10.2006 N А05-4649/2006-19 арбитражный суд пришел к выводу, что расходы налогоплательщика по аренде используемых под офис жилых помещений являются экономически обоснованными и документально подтвержденными.
     
     Арбитражный суд исходил из того, что расходы являются обоснованными и экономически оправданными только в случае, если они связаны с предпринимательской деятельностью юридического лица. Согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Иными словами, если расходы осуществляются организацией в рамках предпринимательской (хозяйственной, производственной) деятельности, направлены на получение дохода, то такие расходы при наличии соответствующего документального подтверждения будут считаться обоснованными. Следовательно, экономическая обоснованность понесенных налогоплательщиком расходов должна определяться хозяйственной деятельностью организации, направленной на получение дохода.
     
     Суд отметил, что НК РФ не устанавливает перечень документов, подлежащих оформлению при осуществлении налогоплательщиком тех или иных расходных операций, не предъявляет каких-либо специальных требований к их оформлению (заполнению). При решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов для целей налогообложения прибыли необходимо исходить исключительно из того, подтверждают ли документы, имеющиеся у налогоплательщика, произведенные им расходы или нет. Условием включения затрат в налоговые расходы является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы фактически произведены. Во внимание должны приниматься представленные налогоплательщиком доказательства в подтверждение факта и размера соответствующих затрат, которые подлежат правовой оценке в совокупности.
     
     Довод налогового органа о том, что расходы налогоплательщика по аренде жилого помещения, используемого в качестве офиса, не уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль, поскольку гражданское и жилищное законодательство не допускают не только использование жилого помещения юридическим лицом в предпринимательских целях, но и сдачу в аренду жилого помещения для иных целей, кроме проживания, суд не принял во внимание, указав, что соответствие затрат налогоплательщика критериям их отнесения к расходам, учитываемым в целях налогообложения прибыли, предусмотренным ст. 252 НК РФ, является необходимым и достаточным условием для учета таких затрат для целей налогообложения вне зависимости от действия норм законодательства иных отраслей, предметом которого налоговые правоотношения не являются. Установление факта использования жилого помещения по назначению, предусмотренному Жилищным кодексом Российской Федерации (ЖК РФ), либо не по назначению осуществляется по основаниям и в целях, предусмотренных ЖК РФ, и в рассматриваемом случае не влияет на применение норм, установленных НК РФ.
     

     Суд также сослался на то, что в соответствии с п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Таким образом, платежи за аренду помещения, используемого организацией в качестве офиса при осуществлении деятельности, направленной на получение дохода, являются экономически обоснованными расходами и при наличии документального подтверждения учитываются для целей налогообложения прибыли.
     
     Аналогичный вывод сделал также в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 11.05.2004 N Ф04/2552-532/А46-2004.
     
     Таким образом, расходы по содержанию жилого помещения, находящегося в собственности организации (коммунальные платежи, текущий ремонт), могут учитываться при определении налоговой базы по налогу на прибыль до перевода жилого помещения в нежилой фонд. В то же время налогоплательщику необходимо учитывать, что данную позицию ему придется, по всей вероятности, доказывать в судебном порядке.
     
     Не менее спорным на практике остается вопрос: вправе ли налогоплательщик уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль на суммы уплаченной им арендной платы на основании подпункта 10 п. 1 ст. 264 НК РФ, если договор аренды, заключенный на срок более одного года, не прошел государственной регистрации?
     
     Пунктом 2 ст. 651 ГК РФ установлено, что договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.
     
     Согласно п. 1 ст. 26 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон о государственной регистрации прав на недвижимое имущество) государственная регистрация аренды недвижимого имущества проводится посредством государственной регистрации договора аренды этого недвижимого имущества. С заявлением о государственной регистрации договора аренды недвижимого имущества может обратиться одна из сторон договора аренды недвижимого имущества.
     
     Согласно письмам Минфина России от 12.07.2006 N 03-03-04/2/172, от 17.02.2006 N 03-03-04/3/3, от 01.11.2005 N 03-03-04/1/325 гражданским законодательством не предусмотрено, что отсутствие надлежащей регистрации, предусмотренной Законом о государственной регистрации прав на недвижимое имущество, делает договор аренды недействительным или незаключенным. Таким образом, законодательное закрепление обязательной государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним определяет только права и обязанности сторон по договору и имеет не связанные с вопросами налогообложения цели.
     

     При этом расходы по не заключенным в установленном порядке договорам, по мнению Минфина России, не могут быть учтены в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль как не соответствующие условиям, установленным п. 1 ст. 252 НК РФ.
     
     Специалисты финансового ведомства исходят из того, что согласно п. 1 ст. 252 НК РФ налогоплательщик может уменьшить полученные доходы на сумму документально подтвержденных затрат, под которыми понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.
     
     Таким образом, по мнению Минфина России, расходы организации на оплату аренды учитываются только с момента такой регистрации. В то же время если в соответствии с п. 2 ст. 425 ГК РФ условия договора распространены на период с момента передачи объекта аренды потенциальному арендатору, то арендные платежи по зарегистрированному или находящемуся на государственной регистрации договору принимаются в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль с момента получения объекта в пользование.
     
     Аналогичная точка зрения также изложена в письме УФНС России по г. Москве от 22.08.2006 N 20-12/74633.
     
     Следует отметить, что позиция Минфина России и налоговых органов расходится со сложившейся арбитражной практикой. По мнению арбитражных судов, расходы налогоплательщика по внесению арендной платы за недвижимое имущество, используемое в процессе производства, могут быть включены в прочие расходы, связанные с производством и реализацией, на основании подпункта 10 п. 1 ст. 264 НК РФ независимо от того, прошел договор аренды государственную регистрацию или нет.
     
     Например, в постановлении ФАС Дальневосточного округа от 27.09.2006, 20.09.2006 N Ф03-А73/06-2/3152 арбитражный суд счел, что отсутствие государственной регистрации договора аренды не могло служить основанием для исключения арендной платы, уплаченной налогоплательщиком, из расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, поскольку эти расходы учитываются для целей налогообложения вне зависимости от оснований и правомерности такого пользования. Суд отметил, что нарушение норм гражданского законодательства влияет на налогообложение только в случаях, специально предусмотренных законодательством. Если налоговая норма не обусловливает применение содержащегося в ней правила соблюдения норм гражданского законодательства, это правило должно применяться вне зависимости от того, соблюдены нормы гражданского законодательства или нет. Поскольку затраты учитываются при наличии документов, оформленных в соответствии с законодательством Российской Федерации, подтверждающих понесенные налогоплательщиком расходы, НК РФ не ставит в зависимость учет затрат от оснований и правомерности пользования помещением и эти расходы учитываются для целей налогообложения вне зависимости от оснований и правомерности такого пользования. При условии, что имущество, переданное налогоплательщику на основании договоров аренды, используется им в производственных целях и подтверждено перечисление арендной платы, считается правомерным отнесение налогоплательщиком осуществленных затрат к прочим расходам, предусмотренным ст. 264 НК РФ.
     
     Аналогичный вывод содержится также в постановлениях ФАС Московского округа от 18.11.2004, 11.11.2004 N КА-А40/10400-04, ФАС Поволжского округа от 08.06.2006 по делу N А55-25816/2005, от 03.05.2005 N А55-14674/2004-41, ФАС Северо-Западного округа от 21.04.2006 N А56-24327/2005, ФАС Северо-Кавказского округа от 27.07.2005 N Ф08-3337/2005-1348А.
     

     Так, в постановлениях ФАС Северо-Кавказского округа от 08.08.2005 N Ф08-3567/2005-1437А, от 27.07.2005 N Ф08-3337/2005-1348А, от 11.07.2005 N Ф08-2941/2005-1192А арбитражный суд признал правомерным включение арендных платежей в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, несмотря на отсутствие государственной регистрации договора аренды, указав при этом, что гражданское законодательство не регулирует последствия недействительности сделок, наступающие в области налоговых правоотношений. Из смысла части 3 ст. 2 ГК РФ следует, что нарушение порядка регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не свидетельствует о нереальности расходов по таким сделкам и не влечет запрета учитывать последние для целей налогообложения.
     
     В постановлении ФАС Дальневосточного округа от 21.04.2004 N Ф03-А73/04-2/557 арбитражный суд отклонил доводы налогового органа о ничтожности договора аренды и дополнительного соглашения к нему ввиду отсутствия их государственной регистрации, поскольку налоговым законодательством Российской Федерации предусмотрены порядок и основания определения налогооблагаемой базы при исчислении различных видов налогов, а также обязанность по их уплате. При этом исполнение налогоплательщиком обязанности по уплате налогов не ставится в зависимость от факта регистрации сделки. Иными словами, правила, предусмотренные п. 1, 2 ст. 609, п. 3 ст. 433, п. 2 ст. 651 ГК РФ, а также Законом о государственной регистрации прав на недвижимое имущество, определяющие возникновение, прекращение, изменение прав и обязанностей, в рассматриваемом случае применены быть не могут.
     
     В постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 29.09.2004 N Ф08-4612/2004-1738А арбитражный суд отметил, что порядок исчисления и уплаты налога на прибыль не связан с выполнением требований других отраслей законодательства, в том числе гражданского. Налоги исчисляются и уплачиваются исключительно на основании и в соответствии с теми правовыми нормами, которые содержатся в законодательстве, регулирующем условия налогообложения. Законодательное закрепление обязательной государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним имеет иные, не связанные с вопросами налогообложения цели.
     
     Таким образом, исходя из позиции Минфина России налогоплательщик не имеет права уменьшать налогооблагаемую прибыль на суммы уплаченной им арендной платы на основании подпункта 10 п. 1 ст. 264 НК РФ, если договор аренды, заключенный на срок более одного года, не прошел государственную регистрацию. Противоположную точку зрения налогоплательщику, очевидно, придется доказывать в суде.
     
     Особые сложности на практике вызывает правильный учет платежей по договору лизинга.
     
     В соответствии со ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.
     
     На основании ст. 625 ГК РФ финансовая аренда является отдельным видом договора аренды, и к такому договору применяются общие нормы договора аренды, если иное не установлено правилами настоящего Кодекса о лизинге.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 624 ГК РФ в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.
     
     Пунктом 2 ст. 624 ГК РФ установлено, что если условие о выкупе арендованного имущества не предусмотрено в договоре аренды, то оно может быть установлено дополнительным соглашением сторон, которые вправе при этом договориться о зачете ранее выплаченной арендной платы в выкупную цену.
     
     Согласно п. 1 ст. 19 Закона о финансовой аренде (лизинге) договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.
     
     Пунктом 1 ст. 28 Закона о финансовой аренде (лизинге) установлено, что под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.
     
     Исходя из вышеизложенного понятие "выкупная цена" может включаться в общую сумму договора только при условии, что при этом предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга.
     
     В письме Минфина России от 05.09.2006 N 03-03-04/1/648 указано, что для целей налогообложения прибыли расходы лизингополучателя в виде выкупной цены предмета лизинга при переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю являются расходами на приобретение амортизируемого имущества и на основании ст. 270 НК РФ не учитываются при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль. Отнесение стоимости амортизируемого имущества к расходам организации для целей налогообложения осуществляется посредством механизма амортизации в соответствии со ст. 256-259 НК РФ.
     
     При этом согласно гражданскому законодательству договор лизинга может предусматривать, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя после уплаты всей суммы лизинговых платежей без указания в нем выкупной цены (за исключением случаев, когда условие о цене является существенным условием договора купли-продажи). В этом случае, по мнению Минфина России, для правильного применения положений главы 25 НК РФ стороны должны заключить дополнительное соглашение о размере выкупной цены в общей сумме договора лизинга и порядке ее выплаты.
     
     Исходя из вышеизложенного Минфин России пришел к выводу, что лизинговый платеж может быть отнесен к прочим расходам только в той части, в которой он уплачивается за получение предмета лизинга во временное владение и пользование. При этом выкупная цена предмета лизинга в составе лизинговых платежей, включаемых в прочие расходы в соответствии с подпунктом 10 п. 1 ст. 264 НК РФ, не учитывается для целей налогообложения прибыли.
     
     В письме Минфина России от 12.07.2006 N 03-03-04/1/576 указано, что лизинговый платеж может быть отнесен к прочим расходам только в той части, в которой он уплачивается за получение предмета лизинга во временное владение и пользование.
     
     Такие выводы Минфин России высказывал и ранее в письмах от 11.07.2006 N 03-03-04/1/573, от 11.05.2006 N 03-03-04/1/431, от 24.04.2006 N 03-03-04/1/392, от 09.11.2005 N 03-03-04/1/348, от 24.05.2005 N 03-03-01-04/1/288.
     
     В письме Минфина России от 15.02.2006 N 03-03-04/1/113 обращено внимание налогоплательщика на то, что договор аренды, которым предусмотрен выкуп арендованного имущества, следует рассматривать как смешанный договор, содержащий элементы договора аренды и договора купли-продажи. При этом вышеуказанное применимо и к договорам финансовой аренды (лизинга). Минфин России отметил, что данный вывод также подтверждается постановлением Президиума ВАС РФ от 01.03.2005 N 12102/04.
     
     Налоговые органы по данному вопросу поддерживают позицию Минфина России. Так, в письме ФНС России от 16.11.2004 N 02-5-11/172@ разъяснено, что выкупная стоимость - это затраты организации на приобретение объекта лизинга без учета услуг по лизингу, которые не учитываются в составе лизингового платежа, уменьшающего налоговую базу по налогу на прибыль у лизингополучателя, в составе текущих расходов независимо от формы и способа расчетов. Аналогичные выводы сделаны и в письме УФНС России по г. Москве от 28.04.2006 N 20-12/35846@.
     
     Судебная практика, сформировавшаяся к настоящему моменту, по вопросу включения выкупной цены предмета лизинга в расходы, учитываемые в целях налогообложения прибыли, как правило, поддерживает налогоплательщика.
     
     Так, суды считают, что на основании положений Закона о финансовой аренде (лизинге) лизинговый платеж, включающий несколько самостоятельных платежей, является единым платежом, производимым в рамках единого договора лизинга, и исходя из этого он может быть обоснованно отнесен к расходам, связанным с производством и реализацией. Такие выводы содержатся в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 02.10.2006 N Ф04-10050/2005(26881-А27-35), ФАС Северо-Западного округа от 02.10.2006 N А05-4992/2006-11, ФАС Северо-Кавказского округа от 29.03.2006 N Ф08-616/2006-277А, ФАС Уральского округа от 14.09.2006 N Ф09-8251/06-С7.
     
     В постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 16.01.2006 N А52-3453/2005/2 и от 13.02.2006 N А52-3303/2005/2 указано, что выделение налоговым органом из лизингового платежа части, приходившейся на стоимость переданного в лизинг имущества, и отказ во включении этой части в состав расходов был неправомерным. Аналогичные выводы сделаны и в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 06.10.2006 N Ф04-6191/2006(26717-А67-25). В постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 26.02.2006 N А79-6704/2005 суд пришел к выводу, что лизинговые платежи относятся на себестоимость продукции и уменьшают налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.
     
     В постановлении ФАС Поволжского округа от 05.05.2006 N А12-21318/05-С3 суд решил, что нормами НК РФ не предусмотрено, что к прочим расходам относится сумма лизинговых платежей, уменьшенная на выкупную стоимость предмета лизинга.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел камеральную проверку представленной налогоплательщиком налоговой декларации по налогу на прибыль, результаты которой были отражены в акте.
     
     На основании акта налоговый орган принял решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль за 2004 год и наложении штрафных санкций согласно п. 1 ст. 122 НК РФ. Этим же решением налогоплательщику было предложено уплатить налог на прибыль, пени за его несвоевременную уплату.
     
     Решение налогового органа было мотивировано тем, что налогоплательщик в нарушение п. 14 ст. 270 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на прибыль включил сумму авансового платежа в состав расходов по договору лизинга, что повлекло завышение расходов.
     
     Не согласившись с решением налогового органа, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.
     
     Позиция суда.
     
     Судом было установлено и из материалов дела следовало, что в соответствии с договором финансовой аренды (лизинга), заключенным между налогоплательщиком (лизингополучателем) и сторонней организацией (лизингодателем), лизингополучатель обязался принять объект лизинга в порядке, предусмотренном договором лизинга, возместить лизингодателю его инвестиционные затраты и выплатить ему вознаграждение, а по окончании срока действия договора - приобрести объект лизинга в собственность.
     
     При этом переход права собственности на объект лизинга к лизингополучателю был предусмотрен договором посредством оформления соответствующих актов приема-передачи.
     
     Согласно договору в обязанность налогоплательщика входила обязанность по уплате лизинговых платежей за полученное в лизинг имущество в соответствии с графиком лизинговых платежей, который являлся приложением к договору.
     
     На основании дополнительного соглашения к договору уплаченный налогоплательщиком авансовый платеж был лизинговым платежом и входил в общую сумму лизинговых платежей, согласованных сторонами договором, дополнительным соглашением к нему и графиком лизинговых платежей.
     
     Согласно п. 1 ст. 272 НК РФ расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений ст. 318-320 настоящего Кодекса.
     
     В связи с вышеизложенным налогоплательщик правомерно включил вышеуказанные платежи в состав расходов.
     

(см. постановление ФАС Поволжского округа
от 13.04.2006 N А65-20963/2005-СА1-23)

     
     В соответствии со ст. 608 ГК РФ право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику.
     
     Согласно ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.
     
     На основании ст. 131 ГК РФ и ст. 25 Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.
     
     Таким образом, в аренду можно сдавать имущество, прошедшее государственную регистрацию. В этой связи, например, объект незавершенного капитального строительства не может быть передан в аренду, а организация-арендатор не может учесть в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, суммы арендных платежей, так как объект капитального строительства не может пройти государственную регистрацию.
     
     Согласно письму Минфина России от 15.11.2006 N 03-03-04/2/241 расходы на уплату арендных платежей не должны уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль, если данные расходы не связаны с деятельностью налогоплательщика.
     
     В соответствии с письмом Минфина России от 01.08.2005 N 03-03-04/1/112 расходы по аренде помещений принимаются к налоговому учету в той доле, в которой арендуемое помещение использовалось налогоплательщиком. Арендная плата за то время, когда арендованное помещение пустовало, не может быть признана расходом для целей налогообложения прибыли.
     
     ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 09.10.2006 N Ф04-1876/2006(26791-А46-40) пришел к выводу, что затраты по арендной плате и ремонту арендованного имущества нельзя было признать экономически обоснованными и включить в состав расходов при исчислении налога на прибыль, если налогоплательщик документально не доказал факт осуществления производственной деятельности в арендованных помещениях.
     
     Таким образом, по мнению арбитражного суда, расходы являются обоснованными и экономически оправданными только в случае, если они связаны с предпринимательской деятельностью юридического лица. Иными словами, если расходы осуществляются организацией в рамках предпринимательской (хозяйственной, производственной) деятельности, направлены на получение дохода, то такие расходы при наличии соответствующего документального подтверждения будут считаться обоснованными.
     
     В то же время другие суды не поддержали данный вывод. Так, ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 10.10.2006 N А05-2343/2006-34 посчитал правомерным включение налогоплательщиком арендных платежей в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль на основании подпункта 10 п. 1 ст. 264 НК РФ. Отклонив ссылку налогового органа на то, что в период аренды налогоплательщиком не велась деятельность по заготовке, переработке и реализации лома черных металлов в связи с отсутствием у него лицензии на осуществление данного вида деятельности, арбитражный суд указал на то, что расходы налогоплательщика по договору аренды были экономически обоснованными, совершенными с разумными деловыми целями, такими как получение лицензии и минимизация расходов по оплате услуг порта. По мнению арбитражного суда, экономическая обоснованность понесенных налогоплательщиком затрат не зависела от получения им дохода от осуществления соответствующей деятельности в конкретном налоговом периоде.
     
     Учет платежей за водопользование. С 1 января 2007 года вступил в силу Водный кодекс Российской Федерации (ВК РФ), в соответствии с частью 1 ст. 11 которого на основании договоров водопользования, если иное не предусмотрено частями 2 и 3 ст. 11 ВК РФ, водные объекты, находящиеся в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, собственности муниципальных образований, предоставляются в пользование:
     
     - для забора (изъятия) водных ресурсов из поверхностных водных объектов;
     
     - для использования акватории водных объектов, в том числе для рекреационных целей;
     
     - для использования водных объектов без забора (изъятия) водных ресурсов для целей производства электрической энергии.
     
     Правовой режим договора водопользования установлен главой 3 ВК РФ.
     
     Так, согласно части 1 ст. 12 ВК РФ по договору водопользования одна сторона - исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные частью 4 ст. 11 настоящего Кодекса, обязуется предоставить другой стороне - водопользователю водный объект или его часть в пользование за плату.
     
     Кроме этого, частью 2 ст. 12 ВК РФ установлено, что к договору водопользования применяются положения об аренде, предусмотренные ГК РФ, если иное не установлено ВК РФ и не противоречит существу договора водопользования.
     
     В соответствии с частью 1 ст. 20 ВК РФ договором водопользования предусматривается плата за пользование водным объектом или его частью.
     
     Согласно части 3 ст. 20 ВК РФ ставки платы за пользование водными объектами, находящимися в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, собственности муниципальных образований, порядок расчета и взимания такой платы устанавливаются соответственно Правительством РФ, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления.
     
     В связи с вышеизложенным возникает вопрос: имеет ли право налогоплательщик учитывать для целей налогообложения прибыли платежи за водопользование?
     
     По нашему мнению, плата за пользование водными объектами учитывается для целей налогообложения прибыли в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией, на основании подпункта 10 п. 1 ст. 264 НК РФ и части 2 ст. 12 ВК РФ.
     
     Рассмотрим другие спорные вопросы, связанные с учетом платежей по подпункту 10 п. 1 ст. 264 НК РФ.
     
     Учет стоимости земельного участка. В письме Минфина России от 09.03.2006 N 03-03-04/1/201 указано, что организация не может погашать стоимость приобретенного в собственность земельного участка даже в случае использования в деятельности, приносящей доходы, путем начисления амортизации.
     
     Пунктом 5 ст. 2 Закона N 268-ФЗ подпункт 10 п. 1 ст. 264 НК РФ изменен. Новой редакцией подпункта 10 п. 1 ст. 264 НК РФ установлено, что к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся арендные (лизинговые) платежи за арендуемое (принятое в лизинг) имущество (в том числе земельные участки).
     
     Вышеуказанные положения Закона N 268-ФЗ вступили в силу 31 января 2007 года и в соответствии с п. 4 ст. 5 этого Закона распространяются на правоотношения, возникшие с 1 января 2007 года.
     
     Таким образом, с 1 января 2007 года выкупная цена земельного участка по договору лизинга может учитываться в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль в случае, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на такой участок к лизингополучателю.
     
     Учет расходов на содержание служебного транспорта. Согласно подпункту 11 п. 1 ст. 264 НК РФ для целей налогообложения прибыли учитываются расходы на содержание служебного транспорта (автомобильного, железнодорожного, воздушного и иных видов транспорта). Расходы на компенсацию за использование для служебных поездок личных легковых автомобилей и мотоциклов компенсируются в пределах норм, установленных Правительством РФ, которые в настоящее время утверждены постановлением от 08.02.2002 N 92 "Об установлении норм расходов организаций на выплату компенсации за использование для служебных поездок личных легковых автомобилей и мотоциклов, в пределах которых при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций такие расходы относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией".
     
     Вышеуказанным постановлением предусмотрены следующие нормы компенсации.
     

Вид транспортного средства


Предельные нормы компенсации (руб. в месяц)

Легковые автомобили с рабочим объемом двигателя:


 

- до 2000 куб.см включительно

1200

- свыше 2000 куб.см

1500

Мотоциклы

600

     
     Приказом Минфина России от 04.02.2000 N 16н "Об изменении предельных норм компенсации за использование личных легковых автомобилей и мотоциклов для служебных поездок" установлены нормы компенсации для работников учреждений и организаций, финансируемых из средств бюджетов всех уровней.
     
     Согласно письму МНС России от 02.06.2004 N 04-2-06/419 выплата компенсации работникам производится в случае, если их работа по роду производственной (служебной) деятельности связана с постоянными служебными разъездами в соответствии с их должностными обязанностями.
     
     Основанием для выплаты компенсации работникам, использующим личные легковые автомобили для служебных поездок, является приказ руководителя предприятия, организации и учреждения, в котором устанавливаются размеры этой компенсации.
     
     В размерах компенсации работнику учтено возмещение затрат по эксплуатации используемого для служебных поездок личного легкового автомобиля (сумма износа, затраты на ГСМ, техническое обслуживание и текущий ремонт).
     
     Для получения компенсации работники представляют в бухгалтерию предприятия, учреждения, организации копию технического паспорта личного автомобиля, заверенную в установленном порядке, и ведут учет служебных поездок в путевых листах. Работнику, использующему личный легковой автомобиль для служебных поездок на основании доверенности собственника автомобиля, компенсация выплачивается в таком же порядке.
     
     В соответствии с письмом Минфина России от 16.05.2005 N 03-03-01-02/140 при выплате компенсаций налогоплательщику необходимо учитывать следующее:
     
     - основанием для компенсационных выплат является приказ руководителя организации, в котором указываются размеры компенсации (в зависимости от интенсивности использования), а также документы, подтверждающие наличие у работника личного автомобиля, в частности копия технического паспорта личного автомобиля (если работник управляет по доверенности - соответствующие документы);
     
     - выплата компенсаций производится работнику в случае, если его личный автомобиль используется в процессе производственной (служебной) деятельности, связанной с постоянными служебными разъездами согласно его должностным обязанностям;
     
     - в размерах компенсации, установленных законодательством, уже учтено возмещение полного объема возникающих в процессе эксплуатации затрат (износ, ГСМ, техническое обслуживание, ремонт). Дополнительно данные затраты на автомобиль не могут быть учтены в составе расходов;
     

     - компенсации выплачиваются один раз в месяц и не зависят от количества календарных дней в месяце;
     
     - за время отсутствия работника на рабочем месте (отпуск, командировка, листок нетрудоспособности и т.д.), когда личный автомобиль не эксплуатируется, компенсация не выплачивается.
     
     В НК РФ нет прямого указания на то, что расходы на топливо и ГСМ принимаются в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, в пределах норм. Минфин России и налоговые органы предлагали при определении обоснованности произведенных затрат на приобретение топлива и смазочных материалов для служебных автомобилей учитывать Нормы расхода топлив и смазочных материалов на автомобильном транспорте, утвержденные Минтрансом России 29.04.2003 (Р3112194-0366-03) (в настоящее время введены в действие Методические рекомендации "Нормы расхода топлив и смазочных материалов на автомобильном транспорте", утвержденные распоряжением Минтранса России от 14.03.2008 N АМ-23-р). Такая позиция высказана, например, в письме Минфина России от 04.05.2005 N 03-03-01-04/1/223.
     
     Кроме этого, в вышеуказанном письме Минфина России говорится о том, что в отношении автомобилей, для которых нормы расхода топлива и смазочных материалов не утверждены, при определении норм расхода топлива налогоплательщику следует руководствоваться соответствующей технической документацией и (или) информацией, предоставляемой изготовителем автомобиля.
     
     Учет расходов на парковку автомобилей. В письме Минфина России от 27.04.2006 N 03-03-04/1/404 указано, что согласно письму Госналогслужбы России от 30.08.1994 N НИ-6-14/320 квитанция за парковку автомобилей, утвержденная письмом Минфина России от 24.02.1994 N 16-38, может использоваться при расчетах с населением для учета наличных денежных средств без применения контрольно-кассовых машин. Если автостоянка использует при наличных расчетах контрольно-кассовую машину, подтверждающим документом будет являться кассовый чек.
     
     Исходя из вышеизложенного расходы для целей налогообложения прибыли за парковку личного транспорта сотрудников могут быть учтены только в пределах установленных норм и только при наличии квитанций за парковку и кассовых чеков.
     
     Учет расходов на командировки. Расходы на командировки учитываются для целей налогообложения прибыли на основании подпункта 12 п. 1 ст. 264 НК РФ.
     

     Под расходами на командировки понимаются затраты:
     
     - на проезд работника к месту командировки и обратно к месту постоянной работы;
     
     - на наем жилого помещения. По этой статье расходов подлежат возмещению также расходы работника на оплату дополнительных услуг, оказываемых в гостиницах (за исключением расходов на обслуживание в барах и ресторанах, расходов на обслуживание в номере, расходов за пользование рекреационно-оздоровительными объектами);
     
     - суточные или полевое довольствие в пределах норм, утверждаемых Правительством РФ;
     
     - на оформление и выдачу виз, паспортов, ваучеров, приглашений и иных аналогичных документов;
     
     - на консульские, аэродромные сборы, сборы за право въезда, прохода, транзита автомобильного и иного транспорта, за пользование морскими каналами, другими подобными сооружениями и иные аналогичные платежи и сборы.
     
     Направление работников в служебные командировки регулируется ТК РФ и инструкцией Минфина СССР, Госкомтруда СССР и ВЦСПС от 07.04.1988 N 62 "О служебных командировках в пределах СССР".
     
     Нормы суточных для целей налогообложения прибыли утверждены постановлением Правительства РФ от 08.02.2002 N 93 "Об установлении норм расходов организаций на выплату суточных или полевого довольствия, в пределах которых при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций такие расходы относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией" в следующих размерах:
     
     - за каждый день нахождения в командировке на территории Российской Федерации - суточные в размере 100 руб.;
     
     - ежедневное полевое довольствие, выплачиваемое работникам геолого-разведочных и топографо-геодезических организаций, выполняющим геолого-разведочные и топографо-геодезические работы на территории Российской Федерации, работникам лесоустроительных организаций, а также работникам старательских артелей и других коммерческих организаций, занятым на разработке россыпных и небольших рудных месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней со сроком отработки до семи лет, эксплуатируемых в полевых условиях;
     
     - за работу на объектах полевых работ, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в Хабаровском и Приморском краях и Амурской области, - в размере 200 руб.;
     

     - за работу на объектах полевых работ, расположенных в других районах, - в размере 150 руб.;
     
     - за работу на базах геолого-разведочных организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в Хабаровском и Приморском краях и Амурской области, - в размере 75 руб.;
     
     - за работу на базах геолого-разведочных организаций, расположенных в других районах, - в размере 50 руб.;
     
     - нормы суточных при заграничных командировках приведены в приложении к постановлению Правительства РФ от 08.02.2002 N 93.
     
     Пример.
     
     Работники организации часто ездят в служебные командировки. При этом они используют камеры хранения, оставляя там оборудование, необходимое для их работы. Можно ли учесть расходы на пользование камерами хранения для целей налогообложения прибыли?
     
     Расходами для целей налогообложения прибыли признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты. По нашему мнению, расходы на пользование камерами хранения могут быть учтены для целей налогообложения прибыли в соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ. Но для этого необходимо документальное подтверждение такого рода расходов и их документальная обоснованность. Для обоснования такого рода затрат целесообразно, например, получить от работника письменное объяснение о причинах использования камеры хранения, завизировав его у руководителя организации.
     
     В соответствии с п. 15 инструкции Минфина СССР, Госкомтруда СССР и ВЦСПС от 07.04.1988 N 62 при командировках в такую местность, откуда командированный имеет возможность ежедневно возвращаться к месту своего постоянного жительства, суточные (надбавки взамен суточных) не выплачиваются.
     
     Организации часто командируют своих работников за рубеж. В этом случае при возвращении из командировки работник наряду с авансовым отчетом должен представить первичные оправдательные документы, которые, как правило, составляются на языке страны, в которую командирован сотрудник, либо на английском языке. При этом в Российской Федерации делопроизводство в государственных органах, организациях, на предприятиях и в учреждениях ведется на русском языке. Таким образом, для отражения таких первичных документов в бухгалтерском и налоговом учете необходимо иметь построчный перевод (на отдельном листе) на русский язык первичных документов, составленных на иностранном языке. Такое требование содержится в п. 9 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н.
     
     Только в этом случае организация может принять данные расходы для целей налогообложения прибыли.
     

     Налогоплательщиков, направляющих своих сотрудников в командировки, заинтересуют выводы, сделанные в письме Минфина России от 10.05.2006 N 03-03-04/2/138, в котором рассмотрены два вида расходов, возникающих у командируемых сотрудников, которые не подлежат включению в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.
     
     Так, не подлежат, по мнению Минфина России, включению в состав расходов затраты на добровольное страхование пассажиров от несчастных случаев, оформленные отдельным страховым полисом, являющимся приложением к билету.
     
     Позиция Минфина России основана на следующем.
     
     В соответствии с п. 2 инструкции Минфина СССР, Госкомтруда СССР и ВЦСПС от 07.04.1988 N 62 (действует в части, не противоречащей ТК РФ) командированному работнику оплачиваются расходы по проезду к месту командировки и обратно к месту постоянной работы, которые возмещаются командированному работнику в размере стоимости проезда воздушным, железнодорожным, водным и автомобильным транспортом общего пользования (кроме такси), включая страховые платежи по государственному обязательному страхованию пассажиров на транспорте, оплату услуг по предварительной продаже проездных документов, расходы за пользование в поездах постельными принадлежностями. Командированному работнику также оплачиваются расходы по проезду транспортом общего пользования (кроме такси) к станции, пристани, аэропорту, если они находятся за чертой населенного пункта.
     
     Согласно Указу Президента Российской Федерации от 07.07.1992 N 750 "Об обязательном личном страховании пассажиров" личное страхование от несчастных случаев пассажиров воздушного, железнодорожного, морского, внутреннего водного и автомобильного транспорта, а также туристов и экскурсантов, совершающих междугородные экскурсии по линии туристическо-экскурсионных организаций, на время поездки (полета) является обязательным на территории Российской Федерации.
     
     При этом сумма страхового взноса включается в стоимость проездного документа (путевки) и взимается с пассажира (туриста, экскурсанта) при продаже проездного документа (путевки). Пассажиры (туристы, экскурсанты), пользующиеся правом бесплатного проезда в Российской Федерации, подлежат обязательному личному страхованию без уплаты ими страхового взноса.
     
     Следовательно, сумма страхового взноса включается в стоимость проездного документа и учитывается в составе расходов на командировку работника.
     

     Таким образом, расходы на обязательное страхование жизни работников, направляемых в командировку по территории Российской Федерации и за границу, учитываются в составе прочих расходов организации, связанных с производством и реализацией, при наличии документов, подтверждающих понесенные расходы.
     
     Что касается добровольного страхования пассажиров от несчастных случаев, оформленного отдельным страховым полисом, являющимся приложением к билету, то эти расходы не уменьшают налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, поскольку ст. 263 НК РФ не содержит такого вида страхования.
     
     Кроме этого, в письме Минфина России от 10.05.2006 N 03-03-04/2/138 указано, что затраты по найму такси для проезда командированного сотрудника до аэропорта, а также из аэропорта до гостиницы в месте назначения как на территории Российской Федерации, так и за рубежом не учитываются при определении налоговой базы по налогу на прибыль.
     
     Иногда организация, направляющая сотрудников в служебные командировки, бронирует проездные документы на них.
     
     По нашему мнению, затраты налогоплательщика на бронирование проездных документов работникам, направляемым в служебные командировки, которые являются по своей природе сервисным сбором, могут быть учтены в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, так как бронирование проездных документов необходимо для рациональной организации производственного процесса налогоплательщика (например, для планирования взаимоотношений с контрагентами налогоплательщика).
     
     На практике одним из самых актуальных вопросов, связанных с отражением операций по командировкам в налоговом учете, является вопрос правомерности отнесения к расходам в целях исчисления налога на прибыль сумм НДС, уплаченных в суммах командировочных расходов и выделенных отдельной строкой в документах, подтверждающих указанные расходы.
     
     В письме Минфина России от 22.05.2007 N 03-03-06/1/279 указано, что в соответствии с подпунктом 12 п. 1 ст. 264 НК РФ при формировании налоговой базы по налогу на прибыль налогоплательщик вправе учесть в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией, расходы на командировки, в частности на наем жилого помещения. По этой статье расходов подлежат возмещению расходы работника на основании квитанций или счетов за проживание в гостинице, включая суммы НДС.
     
     В письме Минфина России от 09.02.2007 N 03-03-06/1/74 указано, что работник организации находился в командировке в Республике Беларусь. По возвращении он приложил к авансовому отчету счет гостиницы, включающий НДС, и кассовый чек, подтверждающий оплату счета. При формировании налоговой базы по налогу на прибыль налогоплательщик вправе учесть в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией, расходы на командировки, в частности на наем жилого помещения. По этой статье расходов подлежат возмещению расходы работника на основании квитанций или счетов за проживание в гостинице, включая суммы НДС.
     

     Из вышеизложенного следует, что суммы НДС, уплаченные организацией в суммах расходов на командировки и выделенные отдельной строкой как в кассовых чеках, так и в счетах-фактурах, относятся к расходам для целей исчисления налога на прибыль.
     
     Следует заметить, что арбитражная практика по данному вопросу на сегодняшний момент не сформировалась. В то же время предметом рассмотрения существующей арбитражной практики, сформировавшейся до выхода письма Минфина России от 09.02.2007 N 03-03-06/1/74, являются случаи невыделения отдельной строкой НДС в документах, подтверждающих командировочные расходы.
     
     Например, ФАС Волго-Вятского округа в постановлении от 09.06.2006 N А29-13221/2005а указал, что если сумма НДС не выделена, то такие расходы в силу подпункта 12 п. 1 ст. 264 НК РФ в полном объеме подлежат отнесению к прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией (см. также постановление ФАС Центрального округа от 28.07.2004 N А62-1552/04).
     
     Таким образом, отнесение к расходам для целей исчисления налога на прибыль сумм НДС, уплаченных в суммах командировочных расходов и выделенных отдельной строкой в документах, подтверждающих указанные расходы, правомерно.
     
     Во время командировки работники налогоплательщика, как правило, проживают в гостинице. Подтверждающим соответствующие расходы документом в таком случае является счет за проживание в гостинице по установленной форме. Однако как быть с расходами на наем жилого помещения в случае, если вышеуказанный счет не изготовлен типографским способом?
     
     В соответствии с п. 2 ст. 2 Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт" организации и индивидуальные предприниматели согласно порядку, определяемому Правительством РФ, могут осуществлять наличные денежные расчеты и (или) расчеты с использованием платежных карт без применения ККТ в случае оказания услуг населению при условии выдачи ими соответствующих бланков строгой отчетности.
     
     При этом порядок утверждения формы бланков строгой отчетности, приравненных к кассовым чекам, а также порядок их учета, хранения и уничтожения устанавливаются Правительством РФ.
     

     Приказом Минфина России от 13.12.1993 N 121 "Об утверждении форм документов строгой отчетности" утверждены формы документов строгой отчетности, которые могут использоваться гостиничными хозяйствами при расчетах с населением для учета наличных денежных средств.
     
     При этом данным приказом утверждена форма N 3-Г "Счет", которая заполняется при оформлении оплаты за проживание в гостинице и является бланком строгой отчетности.
     
     Как указал Минфин России в письме от 25.03.2004 N 16-00-24/9, утвержденные бланки строгой отчетности являются официальными государственными документами и их действие распространяется на все организации, занимающиеся подобными видами деятельности на территории Российской Федерации. Применение бланков строгой отчетности, утвержденных приказом Минфина России от 13.12.1993 N 121, является в сфере гостиничного хозяйства правомерным.
     
     Минфин России обращает внимание на то, что до выхода соответствующих актов Правительства РФ действуют утвержденные Минфином России по согласованию с Государственной межведомственной комиссией по контрольно-кассовым машинам формы документов строгой отчетности (квитанции, путевки, билеты, талоны и т.д.), которые подлежат использованию при расчетах с населением для учета наличных денежных средств.
     
     При этом Минфин России в письме от 23.04.2004 N 02-5-10/29 поясняет, что вышеуказанные формы документов строгой отчетности не требуют согласования с Государственной межведомственной экспертной комиссией по контрольно-кассовым машинам, так как это согласование было установлено постановлением Правительства РФ от 23.10.1995 N 1028.
     
     Исходя из вышеизложенного вышеуказанные бланки строгой отчетности, включая форму N 3-Г "Счет", не представлялись на переутверждение и являются на настоящий момент действующими.
     
     В письме Минфина России от 27.09.2005 N 03-01-20/5-193 разъяснено, что в п. 5 и 6 Положения об осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт без применения контрольно-кассовой техники (в настоящее время утратило силу в связи с изданием постановления Правительства РФ от 06.05.2008 N 359 "О порядке осуществления наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт без применения контрольно-кассовой техники") перечислены обязательные реквизиты, которые следует проставить на бланках строгой отчетности, в том числе сведения об утверждении бланков строгой отчетности, наименование, шестизначный номер и серию, сведения об утверждении формы бланка, наименование и код организации или индивидуального предпринимателя, выдавших бланк, по Общероссийскому классификатору предприятий и организаций, идентификационный номер налогоплательщика, вид услуг, стоимость услуги в денежном выражении и другие. Согласно п. 7 вышеуказанного Положения на бланке должны быть отражены сведения об изготовителе (сокращенное наименование, идентификационный номер налогоплательщика, место нахождения, номер заказа и год его выполнения, тираж).
     
     Кроме того, Минфин России указал, что для соблюдения всех вышеуказанных требований бланки должны изготавливаться типографским способом.
     

     Аналогичную позицию финансовое ведомство выражало и ранее. Так, в письме Минфина России от 05.08.2003 N 16-00-12/29 разъяснено, что так как бланки строгой отчетности являются полиграфической продукцией, то проставление серии на документах строгой отчетности, а также их нумерация осуществляются типографским способом. Указание на полиграфической продукции выходных сведений типографии, изготавливающей бланки, является обязательным реквизитом, идентифицирующим изготовителя бланков.
     
     Исходя из вышеизложенных норм расходы на наем жилого помещения во время командировок являются документально подтвержденными только в случае, если счет за проживание в гостинице, составленный по форме N 3-Г, соответствует требованиям, предъявляемым к бланкам строгой отчетности, и изготовлен типографским способом, то есть в нем обязательно должно содержаться указание на типографию.
     
     Судебная практика по данному вопросу противоречива. Так, ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 16.10.2006 N А13-7905/04-14 установил, что в соответствии с п. 2.16 Положения о документах и документообороте в бухгалтерском учете, утвержденном Минфином СССР 29.07.1983 N 105, бланки форм строгой отчетности должны быть пронумерованы нумератором типографским способом. Суд пришел к выводу, что нарушение требований в оформлении бланков строгой отчетности (в том числе отсутствие указаний на типографию, а также номеров заказа, тиража) неправомерно.
     
     Однако ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 06.10.2004 N А56-8375/04 решил, что отсутствие на используемом организацией бланке строгой отчетности реквизитов ОКПО и ОКУН, ИНН организации и выходных данных типографии, изготовившей этот бланк, не свидетельствовало само по себе о том, что расчеты с населением были произведены без применения бланка строгой отчетности.
     
     В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 15.09.2006 N А56-36381/2005 указано, что отсутствие на счетах гостиниц типографских номеров и выходных данных типографии не могло служить основанием для признания данных документов порочными и дефектными.
     
     Таким образом, учитывая позицию Минфина России по данному вопросу, а также сформировавшуюся арбитражную практику, расходы на наем жилого помещения во время командировки, если подтверждающий документ (счет за проживание в гостинице, составленный по форме N 3-Г) не изготовлен типографским способом, неправомерно учитывать для целей налогообложения прибыли.
     

     В некоторых случаях работники проживают во время командировки не в гостинице, а в специально арендованных работодателем для этих целей квартирах. Очевидно, что в течение срока действия аренды имеются периоды, во время которых в данных квартирах никто не проживает. В связи с этим может возникнуть вопрос: как учитывать в таком случае для целей налогообложения расходы организации по аренде квартиры?
     
     Согласно письму Минфина России от 01.08.2005 N 03-03-04/1/112 расходы по аренде квартиры, предназначенной для проживания в ней командированных работников, на основании документов, косвенно подтверждающих факт пребывания в ней данных работников во время командировки, можно относить к признаваемым при налогообложении прибыли расходам. При этом отмечено, что такие расходы принимаются к налоговому учету в той доле, в которой арендуемая квартира использовалась для проживания в ней командированных работников. Арендная плата за данную квартиру в то время, когда она пустовала, не может быть признана расходом для целей налогообложения прибыли.
     
     В письме УМНС России по г. Москве от 23.09.2003 N 26-12/52307 по вопросу о документах, подтверждающих расходы на аренду, разъяснено, что под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. К таким документам, в частности, можно отнести договор аренды, акт об оказании услуг, счет-фактуру, квитанцию к приходному кассовому ордеру, иные платежные документы, подтверждающие факт оплаты оказанных услуг.
     
     По нашему мнению, критерием оправданности затрат могут быть меньшие расходы на квартиру, чем расходы на проживание командированных работников в гостинице. При этом в договоре аренды должна быть исключена возможность субаренды.
     
     

3. "Зарплатные" налоги


3.1. Оптимизация налога на доходы физических лиц. Общие правила

     
     Налог на доходы физических лиц смело можно назвать универсальным налогом, который уплачивают практически все организации независимо от системы налогообложения.
     
     Трудно найти человека, который никогда в жизни не учился, не учил своих детей, не лечился, не приобретал жилую недвижимость. Именно для таких ситуаций НК РФ предусмотрены социальные и имущественные налоговые вычеты. Об этом соответственно говорится в ст. 219 и 220 НК РФ.
     
     Помимо этого, всем налогоплательщикам предоставляются согласно ст. 218 НК РФ стандартные налоговые вычеты до того момента, пока их доход не достигнет законодательно установленного лимита.
     
     Однако предоставление вычетов нередко осложняется некомпетентностью самого работника в области налогообложения, необходимостью обширного документального сопровождения вычетов и споров с контролирующими органами. Так, налоговые органы отказывают организациям в праве предоставления стандартного вычета за месяцы, в которых налогоплательщик не имел дохода.
     
     Если некоторые работники организации получают особо крупные доходы, то они могут зарегистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей и выбрать, если это позволяет им НК РФ, упрощенную систему налогообложения с объектом "доходы". В таком случае доходы этих налогоплательщиков будут облагаться единым налогом по налоговой ставке 6%, а от налога на доходы физических лиц они будут освобождены на основании п. 3 ст. 346.11 НК РФ. Соответственно организации должны будут заменить трудовой договор на гражданско-правовой договор, в котором будет прописано, какие услуги организации этот индивидуальный предприниматель будет оказывать и какое вознаграждение за это получит.
     
     Естественно, организация перестанет выступать в роли налогового агента, и работнику придется уплачивать единый налог и сдавать отчеты самостоятельно. Но неофициально эти функции можно возложить и на бухгалтерию организации.
     
     Но данный способ оптимизации налогообложения имеет два недостатка.
     
     Во-первых, экс-работник теряет многие преимущества трудового договора: сохранение заработной платы, оплату листков нетрудоспособности, помощь в трудоустройстве и т.д.
     
     Во-вторых, упрощенную систему налогообложения лучше применять по отношению к работникам организации, которые имеют неодинаковый доход из месяца в месяц, например к менеджерам по продажам, к профильным специалистам, работа которых оплачивается в процентном соотношении от стоимости услуг. Такие же работники организации, как руководитель, бухгалтер и т.д., должны быть штатными сотрудниками, поскольку они являются материально ответственными лицами.
     
     Для того чтобы избежать претензий контролирующих органов, организация может регулярно чередовать виды помощи, оказываемой своим сотрудникам: материальную помощь, подарки в денежной и натуральной форме, оплату путевок и т.д.
     
     НК РФ предусмотрена не одна возможность оказания организацией помощи своим сотрудникам, причем определенные суммы такой помощи освобождены от уплаты налога на доходы физических лиц.
     
     Так, не облагаются этим налогом согласно п. 28 ст. 217 НК РФ доходы, не превышающие 4000 руб., полученные по каждому из следующих оснований за налоговый период:
     
     - стоимость подарков, полученных налогоплательщиками от организаций или индивидуальных предпринимателей;
     
     - стоимость призов в денежной и натуральной формах, полученных налогоплательщиками на конкурсах и соревнованиях, проводимых в соответствии с решениями Правительства РФ, законодательных (представительных) органов государственной власти или представительных органов местного самоуправления;
     
     - суммы материальной помощи, оказываемой работодателями своим работникам, а также бывшим своим работникам, уволившимся в связи с выходом на пенсию по инвалидности или по возрасту;
     
     - возмещение (оплата) работодателями своим работникам, их супругам, родителям и детям, бывшим своим работникам (пенсионерам по возрасту), а также инвалидам стоимости приобретенных ими (для них) медикаментов, назначенных им лечащим врачом. Освобождение от налогообложения предоставляется при представлении документов, подтверждающих фактические расходы на приобретение этих медикаментов;
     
     - стоимость любых выигрышей и призов, получаемых в проводимых конкурсах, играх и других мероприятиях в целях рекламы товаров (работ, услуг);
     
     - суммы материальной помощи, оказываемой инвалидам общественными организациями инвалидов.
     
     Однако все вышеизложенное привлекательно, скорее, для плательщика налога на доходы физических лиц, а не для работодателя - налогового агента. Тем не менее иногда их интересы пересекаются. В частности, при определении ответа на вопрос: какую заработную плату получать - "белую", "серую" или "черную"?
     

3.2. Истинная заработная плата

     
     Часто организации сталкиваются со следующей ситуацией. Налоговый орган проводит выездную налоговую проверку, по результатам которой он выносит решение о привлечении организации к ответственности, предусмотренной ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление налога на доходы физических лиц. Этим же решением налоговый орган предлагает налогоплательщику уплатить соответствующие суммы пеней за неуплату налога на доходы физических лиц. Основанием для вынесения такого решения служат выводы налогового органа, сделанные на основе свидетельских показаний работников налогоплательщика о неисполнении им обязанности по удержанию и перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц с выплаченных в виде "неофициальной" заработной платы сумм дохода.
     
     Имеют ли налоговые органы право принимать подобные решения?
     
     В соответствии с подпунктом 12 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговые органы вправе вызывать в качестве свидетелей лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для проведения налогового контроля.
     
     Протоколы допроса свидетелей, оформленные в соответствии с общими требованиями, предъявляемыми к протоколам, которые составляются при производстве действий по осуществлению налогового контроля, являются надлежащими доказательствами по делу, касающемуся неуплаты (неполной уплаты) налогоплательщиком налогов. Такой вывод подтверждается судебной практикой (см., например, постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.12.2005 N Ф03-А51/05-2/4552).
     
     Следует отметить, что на правоприменительном уровне нет единой позиции по вопросу правомерности привлечения налоговых агентов к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 123 НК РФ, за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) соответствующих сумм налога, рассчитанных на основании свидетельских показаний работников налогового агента (в том числе бывших).
     
     По мнению части арбитражных судов, показания свидетелей не могут являться надлежащими доказательствами неисполнения налоговым агентом соответствующей обязанности, поскольку размер выплаченного работникам дохода должен подтверждаться первичными документами.
     
     Так, в постановлениях ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.04.2006 N А19-21822/05-11-Ф02-1506/06-С1 и от 28.09.2006 N А19-21822/05-11-32-Ф02-5006/06-С1, принятых по одному делу, судьи признали правомерным выводы нижестоящего суда о признании незаконным решения налогового органа в части предложения налогоплательщику уплатить соответствующие суммы пеней и штрафов, отметив при этом, что правильность исчисления и уплаты налоговым агентом налога на доходы физических лиц подтверждалась сведениями о доходах физических лиц по форме 2-НДФЛ за соответствующие налоговые периоды. Суд признал показания свидетелей ненадлежащими доказательствами, поскольку размер выплаченного работникам дохода должен был подтверждаться письменными доказательствами.
     
     ФАС Поволжского округа в постановлении от 01.11.2006 N А49-3096/06-185А/8 счел неправомерным решение налогового органа, в основу которого были положены только свидетельские показания о полученных им денежных суммах, содержавшие не только предположительные показания о месяце получения сумм, но и о самих суммах. Суд отметил, что в материалах выездной налоговой проверки отсутствовали какие-либо документы, подтверждавшие факты совершения налоговым агентом налоговых правонарушений, помимо протоколов допросов свидетелей.
     
     ФАС Северо-Западного округа в постановлениях от 02.08.2007 N А56-26158/2006 и от 18.06.2007 N А21-2542/2006 установил, что при проведении проверки налоговыми органами не было выявлено расхождений в первичных документах, подтверждавших суммы дохода, выплаченные физическим лицам. Суд отметил, что полученные налоговыми органами свидетельские показания работников налоговых агентов являлись единственными доказательствами, которыми можно было обосновать выводы налоговых органов о занижении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц. Суд указал, что налоговые органы не представили никаких иных документальных подтверждений о выплате данным лицам дохода, помимо предусмотренного условиями соответствующих трудовых договоров.
     
     Следует отметить, что в постановлении от 18.06.2007 N А21-2542/2006 ФАС Северо-Западного округа отклонил ссылку налогового органа на объяснения работников налогового агента, полученных сотрудниками органов внутренних дел в рамках оперативно-розыскных мероприятий, отметив, что решение налогового органа должно было основываться на документально подтвержденных фактах налоговых правонарушений, выявленных в ходе проверки.
     
     В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 06.06.2007 N А52-3834/2006/2 указано, что из показаний физических лиц невозможно было определить точную сумму дохода, выплаченную каждому из них налоговым агентом. Так, при определении сумм неучтенных доходов налоговый орган ссылался на неконкретные высказывания свидетелей, которые слишком часто употребляли слова "около", "приблизительно". Поскольку налоговый орган не представил других доказательств перечисления налоговым агентом неучтенных денежных выплат своим работникам, кроме протоколов допросов этих работников, содержавших противоречивые сведения и предположения, суд признал выводы налогового органа о привлечении налогового агента к налоговой ответственности недоказанными.
     
     ФАС Уральского округа в постановлении от 17.10.2007 N Ф09-8474/07-С2 рассмотрел ситуацию, при которой налоговый агент не вел учет доходов работников. Однако суд отметил, что полученные налоговым органом свидетельские показания наемных работников налогового агента были единственными доказательствами, которыми налоговый орган мог обосновать свой вывод о занижении налогоплательщиком налоговой базы по налогу на доходы физических лиц в проверявшемся налоговом периоде, и никаких иных документальных подтверждений выплаты данным физическим лицам дохода им не было представлено. Суд посчитал неправомерным признание в качестве допустимых доказательств в обоснование размера полученного конкретными работниками дохода показаний, оформленных в виде протокола допроса свидетелей при отсутствии других письменных доказательств, подтверждающих занижение индивидуальным предпринимателем фонда заработной платы работников (ведомостей, расходных ордеров, трудовых или гражданско-правовых договоров).
     
     Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Уральского округа от 11.12.2007 N Ф09-10211/07-С2, от 24.09.2007 N Ф09-7853/07-С2, от 10.09.2007 N Ф09-6232/07-С2, от 25.06.2007 N Ф09-4837/07-С2, от 11.04.2007 N Ф09-2572/07-С2.
     
     В постановлениях ФАС Уральского округа от 26.03.2007 N Ф09-1804/07-С3, от 31.01.2007 N Ф09-171/07-С2 и от 18.09.2006 N Ф09-8225/06-С2 суд установил, что соответствующие суммы доходов были определены налоговым органом только на основании свидетельских показаний без подтверждения их размера какими-либо бухгалтерскими документами.
     
     Однако в судебной практике существует и противоположная точка зрения. Так, ФАС Поволжского округа в постановлении от 04.05.2007 N А55-13184/06-8 признал правомерным начисление налоговому агенту штрафа согласно ст. 123 НК РФ за неправомерное неудержание и неперечисление сумм налога на доходы физических лиц с выплат в отношении своих работников, пеней по данному налогу, разъяснив, что сам факт и размер произведенных налоговым агентом выплат были подтверждены в полном соответствии с требованиями ст. 90 НК РФ свидетельскими показаниями работников налогового агента и данные обстоятельства не были опровергнуты налоговым агентом.
     
     Аналогичные выводы приведены и в постановлении ФАС Уральского округа от 13.06.2007 N Ф09-4306/07-С2, в котором суд исходил из того, что налоговым органом был доказан факт осуществления налоговым агентом выплат своим работникам сверх размеров заработных плат, отраженных в расчетных ведомостях по их начислению.
     
     Суд напомнил, что в соответствии со ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке
     
     сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела; в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы; кроме того, в ст. 8, п. 1 ст. 9 АПК РФ закреплены положения, в соответствии с которыми правосудие в арбитражных судах осуществляется на принципах равенства и на основе состязательности.
     
     Суд указал, что в обоснование соответствующего решения налоговым органом был представлен в материалы дела акт выездной проверки, содержавший сведения о неучете для целей исчисления налога на доходы физических лиц налоговым агентом соответствующих сумм, выплаченных работникам в качестве вознаграждения за труд, при этом сведения, содержавшиеся в акте, были получены в порядке, предусмотренном главой 14 НК РФ. Суд также отметил, что в подтверждение фактов неотражения в отчетности выплаченной заработной платы налоговым органом были представлены составленные в порядке, предусмотренным ст. 90 НК РФ, протоколы допроса свидетелей - бывших работников налогового агента, из текста которых следовало, что подписи о получении заработной платы проставлялись работниками в трех ведомостях. При этом сначала проставлялась подпись на листке за фактически полученную на руки заработную плату, а позднее - в ведомости с указанием в ней сумм заработной платы, соответствующей условиям трудовых договоров. Кроме того, заработная плата выдавалась официально в виде аванса, а остальная ее часть - в конвертах. Учитывая, что ходатайства о производстве экспертиз вышеуказанных документов и вызове свидетелей налоговым агентом заявлено не было, суд указал, что представленные налоговым органом документы в достаточной степени свидетельствовали о том, что налогоплательщик уходил от налогообложения.
     
     В постановлении от 22.05.2006 N Ф09-2903/06-С7 ФАС Уральского округа пришел к выводу, что налоговый агент преднамеренно создал условия, повлекшие неправомерное неперечисление налога на доходы физических лиц и признал правомерным определение неперечисленных им сумм налоговым органом расчетным путем на основании "внутренней" книги учета доходов и расходов налогового агента и показаний бывших работников, опрошенных в качестве свидетелей.
     
     Таким образом, принимая во внимание сформировавшуюся судебную практику, налогоплательщику для подтверждения надлежащего исполнения обязанностей налогового агента следует иметь в наличии первичные документы (расчетно-платежные ведомости, расходные кассовые ордера, поручения на перечисление заработной платы), а также трудовые или гражданско-правовые договоры, из которых бы четко следовала сумма соответствующего вознаграждения работников и лиц, работающих по гражданско-правовому договору, из которой налоговый агент удержал и перечислил в бюджет соответствующие суммы налога на доходы физических лиц. В случае расхождений между данными, указанными в этих документах, и свидетельскими показаниями работников налогового агента, полученными налоговым органом с соблюдением требований ст. 90 НК РФ, налоговому агенту придется доказывать в суде правомерность исполнения своих обязанностей налогового агента.
     

3.3. Оптимизация налоговыми агентами исчисления, удержания и уплаты налога на доходы физических лиц

     
     Организации, индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со ст. 214.1, 227 и 228 НК РФ, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога на доходы физических лиц, исчисленную согласно ст. 224 настоящего Кодекса.
     
     На основании п. 1 ст. 24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с настоящим Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации.
     
     Пунктом 4 ст. 226 НК РФ предусмотрено, что налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога на доходы физических лиц производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате вышеуказанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам. При этом удерживаемая сумма налога не может превышать 50% суммы выплаты.
     
     Статьей 123 НК РФ установлено, что за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей налоговый агент несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации; неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, влечет взыскание штрафа в размере 20% от суммы, подлежащей перечислению.
     
     С налогового агента не производится взыскание неудержанного налога, поскольку в соответствии с п. 9 ст. 226 НК РФ уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается.
     
     При этом следует учитывать, что взыскание сумм налога на доходы физических лиц с самого налогового агента может быть обращено только на средства налогоплательщика, удержанные налоговым агентом, но не перечисленные им в бюджет.
     
     За счет средств налогового агента также не может быть взыскана недоимка по налогу на доходы физических лиц.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     В ходе выездной налоговой проверки налоговый орган установил, что организация, являясь налоговым агентом, не исчислила и не удержала у налогоплательщиков - физических лиц, не являвшихся налоговыми резидентами, налог на доходы физических лиц в результате неверного применения ставок налога (13% вместо 30%). По результатам проверки был составлен акт и было вынесено решение о привлечении организации к налоговой ответственности по ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление сумм налога на доходы физических лиц, подлежавших удержанию и перечислению налоговым агентом, в виде взыскания штрафа. Организации было также предложено уплатить налог на доходы физических лиц (налоговых нерезидентов) и пени.
     
     Позиция суда.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых согласно настоящему Кодексу возложена обязанность по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов.
     
     Налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате вышеуказанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам (п. 4 ст. 226 НК РФ).
     
     В силу п. 6 ст. 226 НК РФ налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога на доходы физических лиц не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках.
     
     Согласно п. 9 ст. 226 НК РФ уплата налога на доходы физических лиц за счет средств налоговых агентов не допускается.
     
     В ходе судебного разбирательства было установлено, что налог на доходы физических лиц не был удержан налогоплательщиком из доходов физических лиц, не являвшихся налоговыми резидентами Российской Федерации, в результате неправильного применения налоговой ставки.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 75 НК РФ пеней признается установленная сумма, которую налогоплательщик, плательщик сборов или налоговый агент должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.
     
     Поскольку организация не исчислила и не удержала налог на доходы физических лиц, а уплата данного налога за счет ее средств не допускается, то, следовательно, она не имела возможности перечислить не исчисленную и не удержанную сумму налога.
     
     Решение налогового органа в части доначисления налога на доходы физических лиц и соответствующей суммы пеней было признано неправомерным.
     

(см. постановление ФАС Поволжского округа
от 21.09.2005 N А06-425у/4-13/05)

     
     Аналогичные выводы отражены в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 26.01.2006 N Ф04-10081/2005(19077-А46-23), ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.03.2004 N А69-832/03-8-Ф02-930/04-С1, ФАС Уральского округа от 23.06.2004 N Ф09-2508/04-АК.
     
     Однако существует практика, когда суды взыскивают с налогового агента суммы неудержанного налога на доходы физических лиц (см., например, постановление ФАС Поволжского округа от 22.07.2003 N А65-14358/2002-СА2-11). При этом суды ссылаются на то, что налоговым агентом был нарушен п. 5 ст. 226 НК РФ.
     
     Следует тем не менее учитывать, что ряд арбитражных судов указывает на то, что если налоговый агент не удержал и не перечислил налог в бюджет, то взыскание налога и пеней должно производиться не с налогового агента, а с налогоплательщика (физического лица) (см., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.08.2004 N А74-4459/03-К2-Ф02-3288/04-С1).
     
     Если же налоговый агент произвел удержание налога, но при этом своевременно не перечислил его в бюджет, с него взыскиваются пени.
     
     Исчисление сумм налога на доходы физических лиц производится налоговыми агентами нарастающим итогом с начала налогового периода по итогам каждого месяца применительно ко всем доходам, начисленным налогоплательщику за данный период, в отношении которых применяется налоговая ставка 13%, с зачетом удержанной в предыдущие месяцы текущего налогового периода суммы налога.
     
     Сумма налога по доходам, в отношении которых применяются иные налоговые ставки, исчисляется налоговым агентом отдельно по каждой сумме дохода, начисленного налогоплательщику.
     
     Исчисление суммы налога на доходы физических лиц производится без учета доходов, полученных налогоплательщиком от других налоговых агентов, и удержанных другими налоговыми агентами сумм налога.
     
     В соответствии с п. 5 ст. 226 НК РФ при невозможности удержать у налогоплательщика исчисленную сумму налога на доходы физических лиц налоговый агент обязан в течение одного месяца с момента возникновения соответствующих обстоятельств письменно сообщить в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог и сумме задолженности налогоплательщика. Невозможностью удержать налог, в частности, признаются случаи, когда заведомо известно, что период, в течение которого может быть удержана сумма начисленного налога, превысит 12 месяцев.
     
     Пункт 2 ст. 231 НК РФ устанавливает, что не удержанные налоговым агентом с физических лиц или удержанные не полностью суммы налога на доходы физических лиц взыскиваются до полного погашения задолженности в порядке, предусмотренном ст. 45 Кодекса, которая предусматривает судебный порядок взыскания налоговой задолженности по инициативе налоговых органов. Такая ситуация возможна, когда налоговый агент не имеет возможности удержать сумму налога и сообщает об этом налоговому органу.
     
     Если налоговый агент не лишен такой возможности, то за ним сохраняется обязанность удержать подлежащую уплате сумму налога.
     
     В письме Минфина России от 29.03.2006 N 28-11/24199 сообщено следующее.
     
     Согласно п. 4 ст. 226 НК РФ налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога на доходы физических лиц непосредственно из доходов при их фактической выплате.
     
     Пунктом 2 ст. 223 НК РФ определено, что при получении дохода в виде оплаты труда датой фактического получения налогоплательщиком такого дохода признается последний день месяца, за который ему был начислен доход за выполненные трудовые обязанности в соответствии с трудовым договором (контрактом).
     
     Таким образом, налоговый агент производит исчисление, удержание и перечисление в бюджет налога на доходы физических лиц с заработной платы (в том числе за первую половину месяца) один раз в месяц при окончательном расчете дохода сотрудника по итогам каждого месяца, за который ему был начислен доход, в сроки, установленные п. 6 ст. 226 НК РФ.
     
     Большое значение на практике имеет правильное решение вопроса о возможности удержать налоговым агентом начисленную сумму налога на доходы физических лиц, следовательно, исполнить обязанность по уплате налога.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогового агента по вопросам правильности исчисления, удержания, полноты и своевременности перечисления в бюджет удержанных сумм налога на доходы физических лиц и установил, что налоговый агент в нарушение требований ст. 226 НК РФ не полностью и несвоевременно перечислил в бюджет налог на доходы физических лиц с заработной платы, выплаченной работникам налогового агента через расчетные счета третьих лиц.
     
     Данное нарушение было зафиксировано в акте проверки, на основании которого налоговый орган принял решение о привлечении налогового агента к налоговой ответственности, в том числе по ст. 123 НК РФ, за неперечисление налога на доходы физических лиц.
     
     Налоговый агент не согласился с решением налогового органа и обратился с заявлением в арбитражный суд.
     
     Позиция суда.
     
     Согласно п. 1 ст. 24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии настоящим Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации.
     
     Налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из денежных средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять налоги в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующие счета Федерального казначейства (подпункт 1 п. 3 ст. 24 НК РФ).
     
     Налоговые агенты перечисляют удержанные налоги в порядке, предусмотренном НК РФ для уплаты налога налогоплательщиком.
     
     В силу п. 1 и 2 ст. 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Если обязанность по исчислению и удержанию налога возложена в соответствии с НК РФ на налогового агента, то обязанность налогоплательщика по уплате налога считается выполненной с момента удержания налога налоговым агентом.
     
     На основании п. 1 и 2 ст. 226 НК РФ российские организации, индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в п. 2 ст. 226 настоящего Кодекса, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога на доходы физических лиц, исчисленную в соответствии со ст. 224 НК РФ, с учетом особенностей, предусмотренных ст. 226 настоящего Кодекса.
     
     Согласно ст. 226 НК РФ исчисление сумм и уплата налога производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со ст. 214.1, 227 и 228 НК РФ с зачетом ранее удержанных сумм налога.
     
     Как следовало из материалов дела, в проверявшемся периоде выплата заработной платы работникам налогового агента осуществлялась с расчетных счетов третьих лиц, с его ведома и по представленным налоговым агентом спискам работников в суммах их заработной платы. При этом выплаты производились за вычетом налога на доходы физических лиц. Данный факт налоговый агент не отрицал.
     
     Как было установлено судом, в бухгалтерском учете налогового агента данные выплаты по заработной плате через третьих лиц были отражены по счету 70 "Расчеты с персоналом по оплате труда", а также исчисленный и удержанный налог на доходы физических лиц был отражен в полном объеме по счету 68 "Расчеты по налогам и сборам". В платежных поручениях содержались отметки о выплате заработной платы работникам по спискам налогового агента.
     
     Кроме того, доказательством того, что налог на доходы физических лиц был удержан налоговым агентом у работников, являлась справка банка, в которой было указано, что налоговый агент выставил в банк поручения на уплату налога, доначисленного решением налогового органа, что подтверждало факт удержания налоговым агентом налога на доходы физических лиц.
     
     При таких обстоятельствах суд сделал вывод о том, что налоговый агент производил выплату заработной платы своим работникам за вычетом налога на доходы физических лиц, поэтому он должен был перечислить вышеуказанный налог в бюджет.
     
     Следовательно, налоговый орган правомерно предложил уплатить налоговому агенту налог на доходы физических лиц, пени по этому налогу и привлек его к ответственности в виде штрафа.
     

(см. постановление ФАС Волго-Вятского округа
от 19.01.2007 N А29-3426/2006а)

     
     Проводя налоговую оптимизацию, организациям необходимо иметь в виду, что налоговый орган не вправе привлечь налогового агента к налоговой ответственности по ст. 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом обязанности по удержанию и перечислению налогов, если не будет доказан факт выплаты налоговым агентом дохода или иного вознаграждения физическим лицам.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку деятельности налогового агента по вопросу соблюдения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, по результатам которой был составлен акт.
     
     С учетом разногласий по акту проверки налоговый орган принял решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности по ст. 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом обязанностей по своевременному перечислению и удержанию с физических лиц налога на доходы физических лиц. Данным решением налоговому агенту было также предложено перечислить неуплаченный налог на доходы физических лиц.
     
     Основанием для доначисления налога, пени и привлечения к налоговой ответственности стало то, что налоговый агент, заключив трудовые договоры с семью иностранными гражданами, не выполнил обязанности приглашающей стороны и налогового агента по выплате заработной платы, исчислению и удержанию налога на доходы физических лиц. При этом налоговый орган определил сумму налога на доходы физических лиц расчетным путем на основании п. 7 ст. 31 НК РФ исходя из величины прожиточного минимума в Российской Федерации.
     
     Неисполнение в добровольном порядке направленных налоговому агенту требований об уплате налога, пени и налоговых санкций послужило основанием для обращения налогового органа в арбитражный суд с заявлением о взыскании спорных сумм.
     
     Позиция суда.
     
     Отказывая налоговому органу в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из положений ст. 209 НК РФ, согласно которой объектом обложения налогом на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиками в том числе от источников в Российской Федерации, - для физических лиц, не являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, которые получены им как в денежной, так и в натуральной формах или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой согласно ст. 212 настоящего Кодекса.
     
     В силу п. 1 ст. 226 НК РФ российские организации, индивидуальные предприниматели, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в п. 2 ст. 226 настоящего Кодекса, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога на доходы физических лиц. Исчисление сумм налога на доходы физических лиц и уплата этого налога в соответствии со ст. 226 НК РФ производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент (п. 2 ст. 226 НК РФ). При этом налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате (п. 4 ст. 226 НК РФ).
     
     В соответствии со ст. 71 АПК РФ суд, исследовав и оценив все представленные в материалах дела доказательства, а именно: трудовые договоры, сведения паспортно-визового отдела Управления внутренних дел субъекта Российской Федерации, разрешения на привлечение иностранной рабочей силы, - пришел к выводу о недоказанности налоговым органом факта выплаты налоговым агентом дохода или иного вознаграждения физическим лицам - семи иностранным гражданам. При этом имевшиеся в деле трудовые договоры, заключенные с приглашенными на работу иностранными гражданами, при отсутствии других доказательств не могли свидетельствовать о факте выплаты такого дохода.
     
     В то же время в силу части 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами и их должностными лицами оспариваемых решений, возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.
     
     Таким образом, суд пришел к выводу об отсутствии у налогового органа правовых оснований для определения сумм налогов расчетным путем в соответствии с п. 7 ст. 31 НК РФ с учетом величины прожиточного минимума в Российской Федерации, а также для доначисления налога на доходы физических лиц, пеней за их несвоевременную уплату и привлечения налогового агента к налоговой ответственности по ст. 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом обязанности по удержанию и перечислению налогов.
     

(см. постановление ФАС Дальневосточного округа
от 24.01.2007 N Ф03-А51/06-2/4665)

     
     В соответствии с подпунктом 7 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговые органы имеют право определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.
     
     В постановлении от 10.05.2006 N А19-3677/05-5-Ф02-2166/06-С1 ФАС Восточно-Сибирского округа указал, что в соответствии с подпунктом 7 п. 1 ст. 31 НК РФ при определении расчетным путем сумм налогов, подлежащих уплате в бюджет, должны учитываться не только имеющиеся данные о выручке от реализации товаров (работ, услуг) и других результатах предпринимательской деятельности, формирующих налоговую базу по соответствующим налогам, но и данные о расходах и иных экономических показателях, принимаемых к налоговым вычетам. Только в таком случае может быть соблюден баланс публичных и частных интересов, учтена способность налогоплательщика к уплате налога и экономически обоснована сумма налога, определенная расчетным путем.
     
     Можно ли избежать штрафов и пени за несвоевременную уплату налога?
     
     В силу п. 1 ст. 75 НК РФ пеней признается установленная ст. 75 настоящего Кодекса денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов, в том числе налогов, уплачиваемых в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.
     
     Таким образом, за несвоевременную уплату налога на доходы физических лиц начисляются пени, а за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на налогового агента обязанностей наступает налоговая ответственность в виде штрафа.
     
     На практике часто ведутся споры по вопросу о том, подлежат ли начислению пени в ситуации, при которой налоговый агент своевременно не удержал сумму налога. Данные споры обусловлены тем, что взыскание неудержанного налога с налогового агента не производится, поскольку в соответствии с п. 9 ст. 226 НК РФ уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается.
     
     В данном случае следует учитывать, что взыскание сумм налога на доходы физических лиц с самого налогового агента может быть обращено только на средства налогоплательщика, удержанные налоговым агентом, но не перечисленные им в бюджет. Налоговый орган вправе взыскать с организации, являющейся налоговым агентом по налогу на доходы физических лиц, в отношении выплат ее сотрудникам сумму пеней, если налоговый агент не исчислил, не удержал и не перечислил этот налог.
     
     В постановлении Президиума ВАС РФ от 16.05.2006 N 16058/05 указано, что с налогового агента могут быть взысканы пени за несвоевременную уплату не удержанного с налогоплательщика налога, однако при этом суд отметил, что сумма недоимки за счет средств налогового агента не могла быть взыскана.
     
     Таким образом, с налогового агента недоимка по налогу на доходы физических лиц не может быть взыскана за счет средств налогового агента.
     
     Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 26.01.2006 N Ф04-10081/2005(19077-А46-23), ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.03.2004 N А69-832/03-8-Ф02-930/04-С1, ФАС Уральского округа от 23.06.2004 N Ф09-2508/04-АК.
     
     Однако встречаются случаи, когда суды взыскивают с налогового агента суммы неудержанного налога на доходы физических лиц (см. постановление ФАС Поволжского округа от 22.07.2003 N А65-14358/2002-СА2-11, при этом суд сослался на то, что налоговым агентом был нарушен п. 5 ст. 226 НК РФ).
     
     Организациям следует тем не менее учитывать, что ряд арбитражных судов указал на то, что если налоговый агент не удержал и не перечислил налог в бюджет, то взыскание налога и пеней должно производиться не с налогового агента, а с налогоплательщика (физического лица) (см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.08.2004 N А74-4459/03-К2-Ф02-3288/04-С1).
     
     Если же налоговый агент произвел удержание налога, но при этом своевременно не перечислил его в бюджет, то с него взыскиваются пени.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку деятельности налогового агента и составил акт, в котором налоговому агенту был доначислен налог на доходы физических лиц и начислены пени.
     
     Считая решение налогового органа недействительным, налоговый агент обратился в арбитражный суд.
     
     Позиция суда.
     
     Согласно ст. 24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов. Налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги. За неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей налоговый агент несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
     
     Как указано в ст. 226 НК РФ, российские организации, индивидуальные предприниматели и постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, приведенные в п. 2 ст. 226 настоящего Кодекса, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить налог, исчисленный в соответствии со ст. 224 НК РФ.
     
     Эти действия производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются согласно ст. 214.1, 227 и 228 НК РФ с зачетом ранее удержанных сумм налога.
     
     На основании ст. 75 НК РФ пенями признается денежная сумма, которую налогоплательщик, плательщик сборов или налоговый агент должны выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов, в том числе налогов, уплачиваемых в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.
     
     В силу главы 11 НК РФ пени являются способом обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов.
     
     Поскольку ст. 226 НК РФ обязанность по уплате в бюджет налога на доходы физических лиц возложена на налоговых агентов, то пени служат способом обеспечения исполнения обязанностей по уплате данного налога именно налоговым агентом.
     
     Пени - это правовосстановительная мера государственного принуждения, носящая компенсационный характер за несвоевременную уплату налога в бюджет, и должна применяться к тому субъекту налоговых правоотношений, на которого возложена такая обязанность. При этом обязанность по уплате в бюджет налога на доходы физических лиц налоговым агентом появляется по общему правилу ранее, чем аналогичная обязанность появляется у налогоплательщика. Следовательно, взыскание пеней не с налогового агента, а с налогоплательщика (в случае неудержания с него налога налоговым агентом) не обеспечивало бы в полной мере возмещение ущерба государству от несвоевременной и неполной уплаты налога.
     
     Согласно ст. 46 НК РФ в случае неуплаты или неполной уплаты налога в установленный срок обязанность по уплате налога исполняется принудительно путем обращения взыскания на денежные средства налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя на счетах в банках по решению налогового органа посредством направления в банк, в котором открыты счета налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя, инкассового поручения (распоряжения) на списание и перечисление в соответствующие бюджеты (внебюджетные фонды) необходимых денежных средств со счетов налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя.
     
     Следовательно, пени за несвоевременную уплату не удержанного с налогоплательщика налога могут быть взысканы с налогового агента за счет его денежных средств и иного имущества.
     

(см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа
от 19.06.2007 N А78-12754/05-Ф02-3553/07)

     
     В постановлении от 22.05.2007 N 16499/06 Президиум ВАС РФ указал на то, что п. 9 ст. 226 НК РФ предусматривает недопустимость уплаты налоговым агентом налога на доходы физических лиц за счет его средств. Но в настоящем случае имеет место не уплата налога налоговым агентом, а принудительное взыскание пеней.
     
     Данный подход отражен в постановлении Президиума ВАС РФ от 26.09.2006 N 4047/06.
     

3.4. Оптимизация единого социального налога

     
     Объектом обложения единым социальным налогом для налогоплательщиков - организаций и индивидуальных предпринимателей признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям, не производящим выплаты физическим лицам, адвокатам, нотариусам, занимающимся частной практикой), а также по авторским договорам.
     
     Объектом обложения единым социальным налогом для физических лиц, не признаваемых индивидуальными предпринимателями, производящих выплаты физическим лицам, признаются выплаты и иные вознаграждения по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг, выплачиваемые налогоплательщиками в пользу физических лиц.
     
     К объекту налогообложения не относятся выплаты, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество или имущественные права (например, договоров поставки, купли-продажи), а также договоров, связанных с передачей в пользование имущества или имущественных прав (например, договоров аренды).
     
     Объектом налогообложения для лиц, производящих выплаты физическим лицам, не признаются выплаты, начисленные в пользу физических лиц, являющихся иностранными гражданами и лицами без гражданства, по трудовым договорам, заключенным с российской организацией через ее обособленные подразделения, расположенные за пределами территории Российской Федерации, и вознаграждения, начисленные в пользу физических лиц, являющихся иностранными гражданами и лицами без гражданства, в связи с осуществлением ими деятельности за пределами территории Российской Федерации в рамках заключенных договоров гражданско-правового характера, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг.
     
     Объектом налогообложения для индивидуальных предпринимателей, адвокатов и нотариусов, занимающихся частной практикой, признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.
     
     Выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения:
     
     - если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль в текущем отчетном (налоговом) периоде;
     
     - если у налогоплательщиков - индивидуальных предпринимателей, нотариусов, занимающихся частной практикой, адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты, или физических лиц такие выплаты не уменьшают налоговую базу по налогу на доходы физических лиц в текущем отчетном (налоговом) периоде.
     
     Пример.
     
     Акционеры ООО "Ромашка" решили на общем собрании премировать всех работников по случаю десятилетия общества за счет прибыли, оставшейся после налогообложения. Так как премия, выданная за счет чистой прибыли, не уменьшает налогооблагаемый доход организации по налогу на прибыль, на нее необходимо было начислить единый социальный налог.
     
     Налоговая база для организаций и индивидуальных предпринимателей, производящих выплаты физическим лицам, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных п. 1 ст. 236 НК РФ, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.
     
     При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в ст. 238 НК РФ) вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица - работника, в том числе:
     
     - коммунальных услуг;
     
     - питания;
     
     - отдыха;
     
     - обучения в его интересах;
     
     - страховых взносов по договорам добровольного страхования (за исключением сумм страховых взносов, указанных в подпункте 7 п. 1 ст. 238 НК РФ).
     
     Налоговая база для физических лиц, не признаваемых индивидуальными предпринимателями, определяется как сумма выплат и вознаграждений, предусмотренных абзацем вторым п. 1 ст. 236 НК РФ.
     
     Организации, индивидуальные предприниматели, физические лица, не признаваемые индивидуальными предпринимателями, производящие выплаты физическим лицам, определяют налоговую базу отдельно по каждому физическому лицу с начала налогового периода по истечении каждого месяца нарастающим итогом.
     
     Налоговая база для индивидуальных предпринимателей, адвокатов и нотариусов, занимающихся частной практикой, устанавливается как сумма доходов, полученных такими налогоплательщиками за налоговый период как в денежной, так и в натуральной формах от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением.
     
     Состав расходов, принимаемых к вычету, определяется в порядке, аналогичном порядку определения состава затрат, установленных для плательщиков налога на прибыль соответствующими статьями главы 25 НК РФ.
     
     В соответствии с п. 4 ст. 237 НК РФ при расчете налоговой базы выплаты и иные вознаграждения в натуральной форме в виде товаров (работ, услуг) учитываются как стоимость этих товаров (работ, услуг) на день их выплаты, исчисленная исходя из их рыночных цен (тарифов), а при государственном регулировании цен (тарифов) на эти товары (работы, услуги) - исходя из государственных регулируемых розничных цен.
     
     При этом в стоимость товаров (работ, услуг) включается соответствующая сумма НДС, а для подакцизных товаров - и соответствующая сумма акцизов.
     
     Пример.
     
     ООО "Ромашка" премировало в июне 2007 года туристической путевкой начальника коммерческого отдела Петрова И.И. Стоимость путевки - 16 520 руб., в том числе НДС - 2520 руб. В июне 2007 года заработная плата Петрова И.И. составила 30 000 руб.
     
     Таким образом, налоговая база по единому социальному налогу за июнь 2007 года у Петрова И.И. составила 46 520 руб. (16 520 руб. + 30 000 руб.).
     
     Если налогоплательщик не ведет хозяйственной деятельности, он представляет в налоговый орган нулевую отчетность, у него отсутствует предусмотренная ст. 237 НК РФ налогооблагаемая база, в связи с чем налогоплательщик вправе не учитывать при исчислении единого социального налога сумму оплаты труда руководителю организации.
     
     Отсутствие у контрагента официальной хозяйственной деятельности (представление отчетности с нулевыми показателями) является одним из аргументов при доказывании документальной неподтвержденности расходов.
     
     Согласно ст. 9 Закона о бухгалтерском учете первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации.
     
     В соответствии с п. 4 ст. 243 НК РФ налогоплательщики обязаны вести учет сумм начисленных выплат и иных вознаграждений, сумм налога, относящегося к ним, а также сумм налоговых вычетов по каждому физическому лицу, в пользу которого осуществлялись выплаты.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку организации по вопросам соблюдения налогового законодательства. По результатам проверки налоговый орган принял решение привлечь налогоплательщика к налоговой ответственности, предусмотренной, в частности, п. 1 ст. 122 и п. 1 ст. 126 НК РФ за неуплату единого социального налога. Налогоплательщику также была доначислена сумма единого социального налога и начислены пени. Основанием для принятия данного решения послужило то обстоятельство, что налогоплательщик при определении налоговой базы по единому социальному налогу не учел в качестве объекта налогообложения сумму в виде неисчисленного гарантированного минимального размера оплаты труда (МРОТ) руководителю организации за период назначения на должность руководителя.
     
     Налогоплательщик, не согласившись с принятым налоговым органом решением, обратился в арбитражный суд.
     
     Позиция суда.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 237 НК РФ налоговая база единого социального налога для работодателей, производящих выплаты наемным работникам, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, начисленных работодателями за налоговый период в пользу работников.
     
     При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в ст. 238 НК РФ).
     
     Согласно п. 2 ст. 237 НК РФ налогоплательщики определяют налоговую базу отдельно по каждому физическому лицу с начала налогового периода по истечении каждого месяца нарастающим итогом.
     
     На основании материалов дела суд пришел к выводу, что организация-налогоплательщик не осуществляла предпринимательскую деятельность, сдавала в налоговый орган нулевую отчетность, руководителю организации не начислялась заработная плата, а поэтому налогоплательщик не занизил налоговую базу по единому социальному налогу, когда не начислял МРОТ.
     

(см. постановление ФАС Поволжского округа
от 10.10.2006 N А65-963/2006-СА1-7)

     
     Аналогичные выводы содержатся в постановлении ФАС Московского округа от 08.08.2006 N КА-А40/7375-06.
     
     Оптимизация обложения единым социальным налогом должна строиться на правильном учете при формировании налоговой базы производимых налогоплательщиками выплат. Рассмотрим наиболее спорные выплаты, которые в определенных случаях организация может "минимизировать".
     
     Выплаты членам совета директоров. В письме Минфина России от 10.07.2007 N 03-03-06/1/475 сообщено следующее.
     
     В соответствии с п. 2 ст. 64 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об акционерных обществах) по решению общего собрания акционеров членам совета директоров (наблюдательного совета) общества в период исполнения ими своих обязанностей (по осуществлению общего руководства деятельностью общества) могут выплачиваться вознаграждения и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими функций членов совета директоров (наблюдательного совета) общества. Размеры таких вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания акционеров.
     
     На основании подпункта 11 п. 1 ст. 48 Закона об акционерных обществах к компетенции общего собрания акционеров относится распределение прибыли акционерного общества, остающейся после уплаты налога на прибыль, включая возможность направления части нераспределенной прибыли общества на выплату вознаграждений членам совета директоров.
     
     Вследствие этого акционерное общество не может гарантировать в обязательном порядке выплату вознаграждений членам совета директоров общества и членам ревизионной комиссии.
     
     В целях применения главы 25 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.
     
     На основании ст. 255 НК РФ в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.
     
     Согласно п. 21 ст. 270 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются расходы в виде расходов на любые виды вознаграждений, предоставляемых руководству или работникам, помимо вознаграждений, выплачиваемых на основании трудовых договоров (контрактов).
     

     Таким образом, учитывая, что трудовые и гражданско-правовые договоры не заключаются с членами совета директоров общества, выплаты вознаграждений не могут уменьшать налоговую базу по налогу па прибыль и осуществляются налогоплательщиком за счет прибыли, оставшейся после уплаты налогов.
     
     В связи с вышеизложенным, учитывая, что взаимоотношения между членами совета директоров и организацией (обществом) строятся не на основании вышеупомянутых договоров, вознаграждения, выплачиваемые членам совета директоров и членам ревизионной комиссии, на основании положений п. 1 ст. 236 НК РФ и п. 2 ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (далее - Закон об обязательном пенсионном страховании) не являются объектом обложения единым социальным налогом и страховыми взносами на обязательное пенсионное страхование (см. также письма Минфина России от 13.07.2006 N 03-05-02-04/106, от 22.06.2006 N 03-05-02-04/85, от 02.02.2006 N 03-05-02-04/7, от 27.10.2005 N 03-03-04/1/312).
     
     В то же время по данному вопросу существует иная позиция, отраженная в информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.03.2006 N 106.
     
     В п. 2 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога, доведенного до судов в качестве приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 14.03.2006 N 106, Президиум ВАС РФ указал, что выплаты, осуществляемые на основании п. 2 ст. 64 Закона об акционерных обществах в пользу членов совета директоров акционерного общества, являются объектом обложения единым социальным налогом.
     
     Учитывая нормы ст. 103 ГК РФ, Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что деятельность совета директоров акционерного общества и отношения между советом директоров общества и самим обществом регулируются нормами гражданского законодательства и являются гражданско-правовыми.
     
     Учитывая нормы п. 2 ст. 64 Закона об акционерных обществах, выплата вознаграждения членам совета директоров общества связана с выполнением ими управленческих функций. Такая деятельность подпадает под объект обложения единым социальным налогом, предусмотренный п. 1 ст. 236 НК РФ.
     
     Ранее Президиум ВАС РФ в постановлении от 26.07.2005 N 1456/05 указывал, что отношения между организацией и советом директоров являются гражданско-правовыми. Суть их состоит в выполнении членами совета директоров управленческих функций в обществе. В соответствии с п. 2 ст. 103 ГК РФ совет директоров оказывает услуги по управлению акционерным обществом. Поэтому данные выплаты должны рассматриваться как выплаты по гражданско-правовым договорам, о которых сказано в п. 1 ст. 236 НК РФ, то есть как выплаты, облагаемые единым социальным налогом.
     

     По мнению Президиума ВАС РФ, выраженному в п. 2 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога, выплата вознаграждения членам совета директоров общества связана с выполнением ими управленческих функций. Такая деятельность подпадает под объект обложения единым социальным налогом, предусмотренный п. 1 ст. 236 НК РФ.
     
     Несмотря на вышеизложенную позицию Президиума ВАС РФ, федеральные арбитражные суды считают, что вознаграждения, выплачиваемые членам совета директоров, не могут являться объектом обложения единым социальным налогом.
     
     В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 12.01.2006 N Ф04-5804/2005(18864-А27-37), Ф04-5804/2005(18367-А27-37) арбитражный суд исходил из отсутствия признаков заключения гражданско-правового или трудового договора между налогоплательщиком и членами совета директоров.
     
     По мнению суда, правоотношения между налогоплательщиком и советом директоров строятся не в соответствии с положениями об обязательствах, закрепленными в ГК РФ, а согласно нормам ГК РФ о юридических лицах и принятым в соответствии с ними Законом об акционерных обществах. Данные правоотношения также не могут быть отнесены к трудовым в силу прямого указания на это в ст. 11 ТК РФ.
     
     Одновременно такие выплаты не включаются в расходы, учитываемые при исчислении налога на прибыль. Законодательством, регулирующим уплату налога на прибыль, данные расходы не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль.
     
     Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Уральского округа от 23.08.2004 N Ф09-3485/04-АК, ФАС Северо-Западного округа от 17.06.2004 N А52/4466/2003/2, от 03.02.2004 N А52/2367/2003/2.
     
     В постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.02.2006 N А33-13211/05-Ф02-61/06-С1 арбитражный суд счел, что выплата вознаграждения членам совета директоров организации подпадала под объект налогообложения, предусмотренный п. 1 ст. 236 НК РФ, поскольку она была связана с выполнением ими управленческих функций.
     
     Однако данные выплаты не могли облагаться единым социальным налогом в силу п. 3 ст. 236 НК РФ, так как налогоплательщик выплачивал вознаграждение членам совета директоров за счет средств, остававшихся в распоряжении организации после уплаты налога на прибыль (чистой прибыли), то есть расходы по их выплате не были отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль.
     

     Если выплаты и вознаграждения, указанные в п. 1 и 2 ст. 236 НК РФ, не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль в текущем отчетном (налоговом) периоде, то в силу п. 3 ст. 236 настоящего Кодекса они не признаются объектом обложения единым социальным налогом.
     
     Данная позиция изложена также в постановлении ФАС Уральского округа от 14.01.2005 N Ф09-5729/04-АК.
     
     В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 05.07.2006 N Ф04-4214/2006(24108-А45-26) судом был сделан вывод, что поскольку организация относила ежемесячные выплаты вознаграждения членам совета директоров к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, то с сумм вознаграждений, выплаченных членам совета директоров, должен был начисляться единый социальный налог.
     
     При этом суд отметил, что налогоплательщик правомерно включил суммы вознаграждения членам совета директоров в состав расходов по налогу на прибыль на основании подпункта 18 п. 1 ст. 264 НК РФ, в соответствии с которым к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы налогоплательщика на управление организацией или отдельными ее подразделениями, а также расходы на приобретение услуг по управлению организацией или ее отдельными подразделениями.
     
     Таким образом, в арбитражной практике отсутствует единый подход к решению данной проблемы.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика, по результатам которой он принял решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности согласно п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату единого социального налога за проверяемые налоговые периоды в соответствии с п. 2 ст. 27 Закона об обязательном пенсионном страховании за неполную уплату страховых взносов. Налогоплательщику было предложено уплатить доначисленный единый социальный налог и страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, а также соответствующие пени.
     
     Решение налогового органа было мотивировано тем, что налогоплательщик не включил в налоговую базу по единому социальному налогу вознаграждения, выплаченные членам совета директоров налогоплательщика по решению руководителя налогоплательщика в течение проверяемых налоговых периодов на основании п. 3.4 Положения о порядке созыва и проведения заседаний совета директоров налогоплательщика, п. 2.1 Положения о выплате членам совета директоров вознаграждений и компенсаций, утвержденного внеочередным общим собранием акционеров налогоплательщика, за исполнение членами совета директоров обязанностей, связанных с осуществлением общего руководства деятельностью налогоплательщика.
     
     Позиция суда.
     

     В силу п. 1 ст. 236 НК РФ объектом обложения единым социальным налогом для налогоплательщиков-организаций являются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.
     
     В соответствии со ст. 103 ГК РФ и ст. 64, 65 Закона об акционерных обществах совет директоров (наблюдательный совет) является одним из органов управления акционерного общества и осуществляет общее руководство его деятельностью, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров.
     
     Согласно п. 2 ст. 64 Закона об акционерных обществах по решению общего собрания акционеров членам совета директоров (наблюдательного совета) общества в период исполнения ими своих обязанностей могут выплачиваться вознаграждения и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими функций членов совета директоров (наблюдательного совета) общества. Размеры таких вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания акционеров.
     
     Судом было установлено и материалами дела подтверждено, что выплата вознаграждений членам совета директоров налогоплательщика была связана с выполнением ими управленческих функций, с осуществлением деятельности, связанной с организацией работы налогоплательщика. Порядок определения размера вознаграждения членам совета директоров налогоплательщика за осуществление общего руководства деятельностью налогоплательщика был определен в обществе Положением о выплате членам совета директоров вознаграждений и компенсаций, утвержденным внеочередным общим собранием акционеров налогоплательщика.
     
     С учетом вышеуказанных норм, а также правовой позиции, изложенной в информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.03.2006 N 106, суд пришел к выводу о том, что деятельность совета директоров налогоплательщика по осуществлению общего руководства налогоплательщиком регулировалась нормами гражданского законодательства, а отношения между советом директоров налогоплательщика и самим налогоплательщиком - гражданско-правовыми нормами.
     
     В жалобе налогоплательщик указал, что спорные выплаты осуществлялись за счет чистой прибыли, остававшейся в распоряжении предприятия после уплаты налога на прибыль в проверявшихся налоговых периодах, однако в материалах дела отсутствовали доказательства, подтверждавшие вышеприведенные доводы.
     
     Поскольку данные налоговых деклараций по налогу на прибыль за проверяемые налоговые периоды также не свидетельствовали о вышеуказанном факте, ссылка налогоплательщика на сведения, содержавшиеся в декларациях, подлежала отклонению.
     
     Доводы налогоплательщика о выплате вознаграждений за счет чистой прибыли материалами дела не были доказаны. В связи с этим суд сделал вывод о неправомерном уменьшении налоговой базы по единому социальному налогу на сумму выплат членам совета директоров, выплаченных за выполнение обязанностей по руководству налогоплательщика.
     
     Кроме того, согласно ст. 285 НК РФ налоговым периодом по налогу на прибыль признается календарный год. Выплаты членам совета директоров налогоплательщика производились на основании приказов руководителя налогоплательщика ежемесячно в течение проверявшихся налоговых периодов.
     
     Согласно ст. 10 Закона об обязательном пенсионном страховании объектом обложения страховыми взносами в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации (ПФР) и базой для начисления страховых взносов является объект налогообложения и налоговая база по единому социальному налогу. Исходя из налоговой базы по единому социальному налогу и установленной недоимки, налоговым органом были правомерно доначислены налогоплательщику страховые взносы на обязательное пенсионное страхование.
     

[см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа
от 04.04.2007 N Ф04-1836/2007(32977-А27-42)]

     
     К аналогичному выводу пришел ФАС Западно-Сибирского округа в постановлениях от 20.03.2007 N Ф04-1644/2007(32712-А27-6), N Ф04-1639/2007(32732-А27-6) и N Ф04-1637/2007 (32711-А27-6), указав, что расходы на управление организацией или ее отдельными подразделениями, а также расходы на приобретение услуг по управлению организацией или ее отдельными подразделениями относятся к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в соответствии с подпунктом 18 п. 1 ст. 264 НК РФ.
     
     Выплаты сотрудникам - гражданам Российской Федерации. Предусмотренные трудовым (коллективным) договором выплаты, произведенные в пользу работника, включаются в расходы по оплате труда, которые, в свою очередь, относятся к расходам на производство и реализацию, уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль и, следовательно, облагаются единым социальным налогом.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     В результате выездной налоговой проверки правильности исчисления, удержания и уплаты в бюджет единого социального налога, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и налога на доходы физических лиц налогоплательщик был привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 122, 123, 126 НК РФ. Налогоплательщику также были доначислены единый социальный налог, страховые взносы и пени по единому социальному налогу и налогу на доходы физических лиц. Налогоплательщик с решением налогового органа не согласился и обжаловал его в суд, полагая, что ненормативный правовой акт налогового органа не соответствовал требованиям законодательства о налогах и сборах нарушал его права и законные интересы.
     
     Позиция суда.
     
     Положением об оплате труда и коллективными договорами за работу в выходные и праздничные дни, за добросовестное выполнение трудовых обязанностей, за сдачу бухгалтерской отчетности работникам организации предусматривались выплаты премий, которые относились к расходам на оплату труда.
     
     В соответствии с п. 3 ст. 236 НК РФ для организаций и индивидуальных предпринимателей выплаты и вознаграждения, начисляемые ими в пользу физических лиц по трудовым, гражданско-правовым и авторским договорам, не признаются объектом налогообложения, если такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль в текущем отчетном (налоговом) периоде. В этом случае следует руководствоваться положениями главы 25 НК РФ.
     
     Произведенные в пользу работника, предусмотренные трудовым и (или) коллективным договором и связанные с производственными результатами выплаты включаются в расходы по оплате труда, которые, в свою очередь, относятся к расходам на производство и реализацию в силу ст. 253 и 255 НК РФ. Таким образом, эти расходы уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль, следовательно, облагаются единым социальным налогом.
     
     Учитывая вышеприведенное, суд пришел к выводу, что налоговый орган действовал в рамках закона и единый социальный налог с вышеуказанных сумм был начислен налогоплательщику правомерно.
     

(см. постановление ФАС Центрального округа
от 03.07.2006 N А14-18292-2005/641/10)

     
     Аналогичный вывод сделан в постановлении ФАС Московского округа от 20.09.2006 N КА-А40/8781-06.
     
     Премии. Премии, выплаченные налогоплательщиком своим работникам, не облагаются единым социальным налогом, так как они уплачиваются за счет прибыли, остающейся у хозяйствующего субъекта, освобожденного от уплаты налога на прибыль.
     
     По вопросу начисления единого социального налога на премиальные выплаты сотрудникам организации контролирующие органы и суды совпадают во мнении, что налогоплательщик имеет право не начислять единый социальный налог на эти расходы при условии, что они не уменьшают расчетную базу налога на прибыль.
     
     В соответствии с письмом Минфина России от 23.11.2005 N 03-05-02-04/202, если премиальные выплаты работникам не уменьшают расчетную базу налога на прибыль налогоплательщика, единый социальный налог на них может не начисляться.
     
     Как следует из писем УФНС России по г. Москве от 23.03.2006 N 21-08/22586 и от 15.12.2005 N 21-11/92841, премия, выплачиваемая работникам из средств специального назначения, также не облагается единым социальным налогом, так как средства специального назначения создаются из чистой прибыли в соответствии с уставом организации.
     
     Позиция ВАС РФ по данному вопросу наиболее полно отражена в информационном письме от 14.03.2006 N 106, в соответствии с которым выплаты работникам налогоплательщика за производственные результаты, которые осуществляются за счет средств, остающихся после уплаты налога на прибыль (чистой прибыли), не освобождаются от обложения единым социальным налогом только в случае, если эти выплаты предусмотрены главой 25 НК РФ.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку деятельности налогоплательщика, в ходе которой он выявил занижение налогооблагаемой базы по единому социальному налогу на сумму выплаченных премий за производственные результаты.
     
     По результатам проверки налоговый орган принял решение о привлечении налогоплательщика к ответственности согласно п. 1 ст. 122 НК РФ в виде уплаты штрафа, также он доначислил единый социальный налог и начислил пени.
     
     Не согласившись с решением налогового органа, налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании решения недействительным.
     

     Позиция суда.
     
     Налогоплательщик является плательщиком единого социального налога и обязан уплачивать этот налог в соответствии со ст. 23 и 235 НК РФ.
     
     Согласно ст. 38 НК РФ объектом налогообложения могут быть операции по реализации товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, стоимость реализованных товаров (выполненных работ, оказанных услуг), а также иные объекты, имеющие стоимостную, количественную или физическую характеристики, с наличием которых связывается возникновение обязанности по уплате налога. Каждый налог имеет самостоятельный объект налогообложения, для единого социального налога - это выплаты и иные вознаграждения, начисляемые работодателями в пользу работников по всем основаниям, в том числе вознаграждения по договорам гражданско-правового характера, авторским и лицензионным договорам; безвозмездные выплаты в пользу физических лиц, не связанных с налогоплательщиком трудовым, авторским или лицензионным договором или иным договором, предметом которого является выполнение работ (оказание услуг).
     
     В соответствии с п. 1 ст. 237 НК РФ налоговая база для работодателей определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, начисленных работодателями за налоговый период в пользу работников. Но из налогооблагаемой базы существуют изъятия, предусмотренные п. 3 ст. 236 НК РФ, состоящие из выплат и вознаграждений работникам (вне зависимости от формы, в которой они производятся), если они не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль в текущем отчетном (налоговом) периоде. Таким образом, в оспариваемый период налогоплательщик производил поощрительные выплаты своим работникам и не относил выплаченные суммы премий на расходы по налогу на прибыль.
     
     Налогоплательщик являлся сельскохозяйственным товаропроизводителем, а ст. 2.1 Федерального закона от 06.08.2001 N 110-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах" установила налоговую ставку по налогу на прибыль для сельскохозяйственных товаропроизводителей (единый сельскохозяйственный налог) в размере 0%.
     
     Суммы выплаченных работникам премий не включаются в состав расходов по налогу на прибыль как расходы на оплату труда в соответствии со ст. 255 НК РФ.
     

     По смыслу ст. 255 НК РФ в расходы налогоплательщика на оплату труда входят любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами. Следовательно, все вышеперечисленные виды расходов на оплату труда должны быть предусмотрены нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми и коллективными договорами (контрактами).
     
     Выплаты премий работникам налогоплательщика не предусматривались действующим законодательством, трудовыми договорами или коллективным договором. Эти выплаты производились из фонда специального назначения, сформированного за счет остававшейся в распоряжении налогоплательщика нераспределенной прибыли. Суд пришел к выводу, что средства фонда - это прибыль, остававшаяся у налогоплательщика после уплаты налога на прибыль, а также прибыль, остававшаяся у хозяйствующего субъекта, освобожденного от уплаты налога на прибыль. Из вышеприведенного следовало, что налогоплательщик обоснованно не включил выплаты (премии) в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу на основании п. 3 ст. 236 НК РФ как затраты, не подлежащие отнесению к расходам по налогу на прибыль, и суд правомерно удовлетворил заявленные требования.
     

(см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа
от 02.08.2006 N А33-27820/05-Ф02-3907/06-С1)

     
     Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 11.10.2006 N Ф04-6531/2006(27116-А46-25), от 06.09.2006 N Ф04-5233/2006(25389-А46-42);
     
     - ФАС Московского округа от 29.09.2006 N КА-А40/9399-06;
     
     - ФАС Поволжского округа от 13.07.2006 N А12-29224/05-С21;
     
     - ФАС Северо-Западного округа от 30.11.2006 N А56-41580/2005.
     
     Оплата стоимости занятия работников спортом. Выплаты, начисленные налогоплательщиком за занятие работников спортом, не являются объектом обложения единым социальным налогом, так как они не относятся к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль.
     
     Вопросы налогообложения сумм оплаты стоимости занятия работников спортом рассмотрены в письме УМНС России по г. Москве от 28.11.2002 N 28-11/58274.
     
     По мнению налогового органа, расходы на оплату занятий работников спортом не уменьшают налоговую базу организации по налогу на прибыль независимо от того, предусмотрены эти расходы трудовым договором или нет.
     
     Учитывая, что расходы на оплату спортивных занятий не уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль, порядок учета и хранения документов, подтверждающих эти расходы, устанавливается самой организацией.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика, в ходе которой он установил, что в нарушение положений п. 1 ст. 236 НК РФ в проверяемом периоде в объект обложения единым социальным налогом не были включены денежные средства, полученные налогоплательщиком от общественного фонда и израсходованные им на выплаты призового вознаграждения спортсменам, оказание материальной помощи, а также на премии сотрудникам и мастерам спорта.
     
     По результатам проверки налоговый орган принял решение о доначислении организации единого социального налога.
     
     Не согласившись с решением налогового органа, налогоплательщик оспорил его в судебном порядке.
     
     Позиция суда.
     
     Пунктом 1 ст. 236 НК РФ определено, что объектом обложения единым социальным налогом для налогоплательщиков, производящих выплаты в пользу физических лиц, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.
     
     Согласно п. 3 ст. 236 НК РФ выплаты и вознаграждения не признаются объектом обложения единым социальным налогом, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль в текущем отчетном (налоговом) периоде.
     
     Судом было установлено, что вышеуказанные выплаты не были отнесены налогоплательщиком к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, в связи с чем он правомерно не включил данные выплаты в налоговую базу по единому социальному налогу.
     
     С учетом вышеизложенного оспариваемое решение налогового органа о доначислении единого социального налога в спорной сумме было признано судом недействительным.
     

(см. постановление ФАС Уральского округа
от 17.07.2006 N Ф09-6023/06-С2)

     
     Заработная плата и иные выплаты сотрудникам-иностранцам. В соответствии с п. 2 ст. 11 НК РФ под физическими лицами понимаются граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства.
     
     Исходя из вышеизложенных норм, а также с учетом требований ст. 235 и 236 НК РФ выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками единого социального налога в пользу иностранных лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам, являются объектом обложения единым социальным налогом.
     
     Согласно ст. 11 ТК РФ правила, установленные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, распространяются на территории Российской Федерации на трудовые отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, организаций, созданных или учрежденных иностранными гражданами, лицами без гражданства либо с их участием, международных организаций и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.
     
     На основании ст. 15 ТК РФ трудовыми отношениями признаются отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.
     
     В соответствии со ст. 20 ТК РФ сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель. Работником признается физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем.
     
     Следовательно, если российская или иностранная организация осуществляет деятельность в Российской Федерации, то вне зависимости от того, начисляются ли выплаты в пользу иностранных, российских граждан за границей или на территории Российской Федерации, в том числе в случае, если работники направлены в длительную командировку за границу, у данной организации возникает обязанность по уплате единого социального налога по основаниям, предусмотренным главой 24 НК РФ.
     

     В соответствии с п. 5 ст. 45 НК РФ обязанность по уплате налога исполняется в валюте Российской Федерации.
     
     Из вышеприведенной нормы следует, что если выплата заработной платы или иного вознаграждения сотруднику - иностранному гражданину производится в иностранной валюте, а налог уплачивается в рублях, то используется курс данной валюты на день начисления выплат и иных вознаграждений в пользу физического лица.
     
     Согласно п. 4 ст. 13 Федерального закона от 25.07.2002 N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" (далее - Закон о правовом положении иностранных граждан) работодатель и заказчик работ (услуг) имеют право привлекать и использовать иностранных работников только при наличии разрешения на привлечение и использование иностранных работников.
     
     Иностранный гражданин имеет право на осуществление трудовой деятельности только при наличии разрешения на работу.
     
     Статьей 19 Закона о правовом положении иностранных граждан установлено, что государственная пошлина взимается:
     
     - за выдачу иностранному гражданину разрешения на временное проживание; за выдачу иностранному гражданину вида на жительство;
     
     - за выдачу приглашения на въезд в Российскую Федерацию иностранного гражданина, за исключением случая, предусмотренного подпунктом 1 п. 2 ст. 19 Закона о правовом положении иностранных граждан;
     
     - за выдачу разрешения на привлечение и использование иностранных работников; за выдачу иностранному гражданину разрешения на работу, если иное не установлено Законом о правовом положении иностранных граждан;
     
     - за продление срока временного пребывания иностранного гражданина в Российской Федерации, за исключением случая, предусмотренного подпунктом 2 п. 2 ст. 19 Закона о правовом положении иностранных граждан;
     
     - за регистрацию иностранного гражданина в Российской Федерации по месту жительства или по месту пребывания.
     
     В соответствии с внесенными Федеральным законом от 24.07.2007 N 216-ФЗ изменениями в ст. 236 НК РФ не признаются объектом налогообложения для налогоплательщиков, указанных в подпункте 1 п. 1 ст. 235 НК РФ, выплаты, начисленные в пользу физических лиц, являющихся иностранными гражданами и лицами без гражданства, по трудовым договорам, заключенным с российской организацией через ее обособленные подразделения, расположенные за пределами территории Российской Федерации, и вознаграждения, начисленные в пользу физических лиц, являющихся иностранными гражданами и лицами без гражданства, в связи с осуществлением ими деятельности за пределами территории Российской Федерации в рамках заключенных договоров гражданско-правового характера, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг.
     
     Если расходы налогоплательщика связаны с производственной необходимостью самого налогоплательщика и не являются выплатами в пользу иностранных работников по трудовым и гражданско-правовым договорам, объекта обложения единым социальным налогом не возникает.
     

     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Принимая решение о доначислении единого социального налога, налоговый орган исходил из того, что налогоплательщик осуществлял выплаты в пользу физических лиц посредством предварительного заказа и оплаты билетов, по которым иностранные граждане, не являвшиеся еще работниками по трудовому договору, перевозились впоследствии к месту его исполнения, а услуги, оказывавшиеся авиакомпанией, были направлены персонально каждому физическому лицу. Налоговый орган также сделал вывод, что в силу п. 3 ст. 236 НК РФ налогоплательщик, уменьшив налогооблагаемую базу по налогу на прибыль на сумму этих расходов, не имел законных оснований уменьшать на эти же расходы налогооблагаемую базу по единому социальному налогу.
     
     Позиция суда.
     
     Согласно п. 1 ст. 236 НК РФ объектом обложения единым социальным налогом для налогоплательщиков, указанных в абзацах втором и третьем подпункта 1 п. 1 ст. 235 настоящего Кодекса (в том числе организации), признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиком в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг.
     
     Как усматривалось из материалов дела, налогоплательщик оплачивал авиакомпании стоимость билетов для своих иностранных работников, когда последние либо еще не заключили с ним трудовой договор (при их принятии на работу), либо уже его расторгли (после их увольнения). Поэтому в вышеуказанной ситуации, если даже согласиться с тем, что выплаты производились в пользу физических лиц (хотя это не так), они осуществлялись в отсутствие трудовых и гражданско-правовых договоров.
     
     Более того, из имевшихся в деле документов можно сделать вывод, что налогоплательщик, будучи крупной строительной компанией, в условиях значительного дефицита рабочей силы был вынужден пойти на определенные для себя издержки и привлечь к строительству объектов значительное количество иностранных рабочих. Поэтому те дополнительные расходы, на которые заявитель был вынужден пойти (включая оплату транспортных услуг при приеме этих работников и их увольнении по маршруту: иностранное государство - субъект Российской Федерации - иностранное государство), исключительно были связаны с организацией производственной деятельности, а потому (в части оплаты авиаперелетов) были правомерно исключены из налогооблагаемой базы по единому социальному налогу.
     
     Суд, признал, что ссылки налогового органа, включившего в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу расходы налогоплательщика по оплате авиабилетов иностранных работников (при их приеме на работу и увольнении), на положения п. 3 ст. 236 НК РФ были ошибочными, ибо данная норма применяется только при условии, если выплаты начислялись в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам с ними.
     

     Суд, соглашаясь с подходами налогоплательщика к данному вопросу, исходил из нормы абзаца второго п. 5 Положения о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на работу, утвержденного постановлением Правительства РФ от 30.12.2002 N 941, в соответствии с которой разрешение на работу выдавалось при условии внесения работодателем или заказчиком работ (услуг) в установленном порядке средств, необходимых для обеспечения выезда каждого иностранного работника соответствующим видом транспорта из Российской Федерации.
     

(см. постановление ФАС Поволжского округа
от 06.04.2007 N А65-14563/2006-А1-29)

     
     Выплаты по авторским договорам. Пунктом 1 ст. 236 НК РФ установлено, что объектом обложения единым социальным налогом для организаций и индивидуальных предпринимателей, производящих выплаты физическим лицам, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые ими в пользу физических лиц, в том числе по авторским договорам.
     
     Сумма вознаграждения, учитываемая при определении налоговой базы в части, касающейся авторского договора, определяется в соответствии со ст. 210 НК РФ с учетом расходов, предусмотренных п. 3 части первой ст. 221 настоящего Кодекса.
     
     Пример.
     
     За публикацию в периодическом издании Костину С.П. был начислен гонорар в сумме 10 000 руб. Автор подал в бухгалтерию издательства заявление о предоставлении ему профессионального налогового вычета, предусмотренного п. 3 ст. 221 НК РФ. Документы, подтверждавшие произведенные расходы, не были представлены.
     
     Ввиду этого Костину С.П. предоставлялся профессиональный вычет в пределах норматива, установленного п. 3 ст. 221 НК РФ, составлявший 20% от суммы авторского вознаграждения.
     
     Таким образом, налоговая база по единому социальному налогу была равна налоговой базе по налогу на доходы физических лиц и составила 8000 руб. [(10 000 руб. - (10 000 руб. ? 20%)].
     
     Выплаты по гражданско-правовым договорам. Пунктом 1 ст. 236 НК РФ установлено, что объектом налогообложения для организаций и индивидуальных предпринимателей, производящих выплаты физическим лицам, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в подпункте 2 п. 1 ст. 235 настоящего Кодекса), а также по авторским договорам.
     
     Объектом налогообложения для налогоплательщиков - физических лиц, не признаваемых индивидуальными предпринимателями, признаются выплаты и иные вознаграждения по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг, выплачиваемые налогоплательщиками в пользу физических лиц.
     
     По мнению налоговых органов, изложенному в письмах УМНС России по г. Москве от 18.03.2004 N 28-11/17668 и от 08.07.2005 N 21-15/268, выплаты по договорам подряда подлежат обложению единым социальным налогом, за исключением части налога, зачисляемой в Фонд социального страхования Российской Федерации (ФСС РФ).
     

     При этом организациям необходимо иметь в виду, что договоры на выполнение работ (услуг) могут быть квалифицированы как гражданско-правовые при соблюдении следующих условий, определяющих их отличие от краткосрочных трудовых договоров:
     
     - для выполнения работ (услуг) по гражданско-правовому договору физическое лицо - исполнитель договора не должен включаться в штатное расписание организации;
     
     - выплаты по гражданско-правовому договору должны производиться за результат, а не за процесс работы;
     
     - по договорам гражданско-правового характера одна сторона выполняет определенные виды работ или услуг (вне зависимости от квалификации или специальности, должности, без подчинения внутреннему распорядку организации и т.д.) для другой стороны (сторон), и она не обеспечивается при этом различными видами социальных пособий, предоставляемых работодателями наемным работникам, работающим на условиях трудовых договоров (оплата листков нетрудоспособности, пособий по уходу за ребенком и т.д.).
     
     К объекту налогообложения не относятся выплаты, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество (имущественные права), а также договоров, связанных с передачей в пользование имущества (имущественных прав).
     
     При этом к договорам, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество, в частности, относятся договоры поставки, купли-продажи, а к договорам, связанным с передачей в пользование имущества, - договоры аренды.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку деятельности налогоплательщика и принял по результатам этой проверки решение о привлечении налогоплательщика к ответственности согласно п. 1 ст. 122 НК РФ.
     
     Не согласившись с решением налогового органа, налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании решения частично недействительным.
     
     Позиция суда.
     
     В силу п. 1 ст. 3, подпункта 1 п. 1 ст. 23 НК РФ налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги.
     

     На основании п. 1 ст. 235 НК РФ организация является плательщиком единого социального налога.
     
     Пунктом 1 ст. 236 НК РФ установлено, что объектом налогообложения для налогоплательщиков-организаций признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.
     
     В соответствии с п. 3 ст. 238 НК РФ в налоговую базу (в части суммы налога, подлежащей уплате в ФСС РФ) не включаются любые вознаграждения, выплачиваемые физическим лицам по договорам гражданско-правового характера, авторским договорам.
     
     Судом было установлено, что налогоплательщиком заключались гражданско-правовые договоры с физическими лицами на выполнение работ и оказание услуг, предметом которых являлись телефонизация квартир, услуги по радиофикации жилых домов, монтаж устройств АДК-СЦБ.
     
     Статьей 421 ГК РФ предусмотрен принцип свободы заключения договора. Вышеперечисленные договоры являются договорами подряда.
     
     Как установлено §1 главы 37 ГК РФ, предметом договора подряда является возмездное выполнение подрядчиком для заказчика определенного результата работы.
     
     Общие положения о подряде и положения о бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779-782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.
     
     Поэтому следует выделить признаки, позволяющие разграничить трудовой договор от гражданско-правовых договоров. Такими признаками являются:
     
     - личностный признак (выполнение работы личным трудом и включение работника в производственную деятельность организации);
     
     - организационный признак (подчинение работника внутреннему трудовому распорядку; его составным элементом является выполнение в процессе труда распоряжений работодателя, за ненадлежащее выполнение которых работник может нести дисциплинарную ответственность);
     
     - выполнение работ определенного рода, а не разового задания;
     

     - гарантия социальной защищенности.
     
     К основным обязанностям работника по трудовому договору относятся прежде всего личное выполнение трудовой функции и подчинение внутреннему трудовому распорядку той организации, с которой он заключил индивидуальный трудовой договор.
     
     Суд пришел к выводу, что заключенные договоры являлись по своей природе гражданско-правовыми договорами и были необоснованно отнесены налоговым органом к трудовым договорам.
     
     Таким образом, суд пришел к выводу, что налогоплательщик правомерно не включил в налогооблагаемую базу вознаграждения, выплаченные по вышеуказанным договорам гражданско-правового характера, а решение налогового органа являлось в вышеуказанной части незаконным.
     

(см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа
от 01.11.2006 N А33-4217/06-Ф02-5620/06-С1)

     
     Вознаграждения, начисляемые инвалидам. По мнению арбитражных судов, льготы, предусмотренные ст. 239 НК РФ, распространяются на вознаграждения, начисляемые инвалидам I, II или III группы по гражданско-правовым договорам.
     
     К таким выводам пришли ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 03.04.2006 Ф04-1298/2006(20891-А27-2) и ФАС Уральского округа в постановлениях от 14.04.2005 N Ф09-1349/05-АК, от 22.03.2005 N А56-17617/04.
     
     Судами были отклонены доводы налоговых органов о том, что понятие "работник" должно применяться в значении, определенном ст. 20 ТК РФ, в соответствии с которой сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель; работник - физическое лицо, вступившее в трудовые отношения с работодателем.
     
     Поскольку п. 1 ст. 236 НК РФ понятие "работник" распространено на лиц, выполняющих работы (оказывающих услуги) на основании заключенных с ними гражданско-правовых договоров, то предусмотренная ст. 239 настоящего Кодекса льгота по единому социальному налогу распространяется на вознаграждения, выплачиваемые инвалидам I, II и III группы по договорам гражданско-правового характера.
     
     Федеральным законом от 31.12.2001 N 198-ФЗ "О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах" были внесены изменения в ст. 236 НК РФ: в качестве объекта налогообложения предусмотрены не выплаты в пользу работников, а выплаты в пользу физических лиц, в том числе по гражданско-правовым договорам, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг.
     
     Согласно подпункту "а" п. 4 ст. 1 Федерального закона от 20.07.2004 N 70-ФЗ "О внесении изменений в главу 24 части второй Налогового кодекса Российской Федерации, Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" и признании утратившими силу некоторых положений законодательных актов Российской Федерации" в подпункт 1 п. 1 ст. 239 НК РФ были внесены изменения (вступившие в силу с 1 января 2005 года), в соответствии с которыми слова "на каждого работника" в данной норме заменяются словами "на каждое физическое лицо".
     
     Таким образом, с 1 января 2005 года от налогообложения также освобождены выплаты и вознаграждения, выплачиваемые инвалидам I, II или III группы не только по трудовым, но и по гражданско-правовым договорам.
     

     В то же время в постановлении ФАС Уральского округа от 14.04.2005 N Ф09-1349/05-АК арбитражный суд пришел к выводу о том, что налогоплательщик правомерно применил положения абзаца четвертого подпункта 2 п. 1 ст. 239 НК РФ в отношении выплат, произведенных по договорам гражданско-правового характера за 2002 и 2003 годы.
     
     По мнению судей, из анализа ст. 235, п. 1 ст. 236, абзаца четвертого подпункта 2 п. 1 ст. 239 НК РФ следует, что для целей применения данной налоговой льготы не имеет значения, какой договор (трудовой или гражданско-правовой) был заключен между работодателем и физическим лицом на выполнение работ, оказание услуг.
     
     Например, если организация, заключившая с физическим лицом, не являющимся сотрудником организации, договор аренды транспортного средства без экипажа, не должна облагать суммы выплат по данному договору единым социальным налогом, так как такие выплаты связаны с передачей в пользование имущества, а не с выполнением работ, оказанием услуг по трудовым или гражданско-правовым договорам.
     
     Такая позиция высказана в письме УФНС России по г. Москве от 11.03.2005 N 21-18/72.
     
     В п. 3 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога, судом указано, что выплаты в возмещение издержек, понесенных исполнителем при исполнении договора возмездного оказания услуг (подрядчиком при исполнении договора подряда), не подлежат обложению единым социальным налогом, если эти издержки фактически понесены исполнителем (подрядчиком).
     
     Проанализируем более подробно данную позицию Президиума ВАС РФ.
     
     Так, в соответствии с п. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик - оплатить эти услуги.
     
     Президиум ВАС РФ указал, что компенсация издержек лиц, возмездно оказывающих услуги, направлена на погашение расходов, произведенных исполнителями в интересах заказчика услуг, и, следовательно, не может рассматриваться в качестве оплаты самих услуг.
     
     Заметим, что к аналогичным выводам Президиум ВАС РФ пришел в постановлении от 18.08.2005 N 1443/05, где говорится о том, что компенсация расходов исполнителей услуг по гражданско-правовым договорам, связанных с проездом к месту оказания услуг и проживанием, не относится к выплатам, перечисленным в п. 1 и 2 ст. 236 НК РФ, а выплаты, направленные на компенсацию этих расходов, не признаются объектом обложения единым социальным налогом независимо от их включения в состав расходов при налогообложении прибыли.
     

     Минфин России и налоговые органы придерживаются по этому вопросу противоположной позиции (см., например, письма ФНС России от 13.04.2005 N ГВ-6-05/294@ и Минфина России от 17.03.2005 N 03-05-02-03/15).
     
     Таким образом, представляется, что позиция Президиума ВАС РФ относительно компенсации издержек лиц, возмездно оказывающих услуги, укрепит позицию налогоплательщика в налоговых спорах по данному вопросу.
     
     В штатном расписании организации может не оказаться должностей сотрудников, связанных с разъездным характером работы (курьеры, менеджеры по продажам и т.д.). В таком случае организация может привлекать необходимых ей людей на основе гражданско-правовых договоров.
     
     Как следует из письма Минфина России от 29.10.2004 N 03-05-02-04/39, возмещение организацией затрат на проезд физическим лицам, с которыми заключены договоры гражданско-правового характера, при выполнении ими работ разъездного характера является, по существу, дополнительным вознаграждением за оказываемые по гражданско-правовому договору услуги и подлежит включению в налоговую базу по единому социальному налогу. О том, что суммы, выплаченные физическому лицу в рамках гражданско-правового договора на проживание и проезд, облагаются единым социальным налогом, специалисты Минфина России указывали также в письмах от 12.10.2004 N 03-05-02-04/32 и от 17.03.2005 N 03-05-02-03/15.
     
     Расходы на оплату коммунальных услуг. Расходы на оплату коммунальных услуг, относящихся к сданным в аренду помещениям, не являются расходом налогоплательщика, поскольку они не приводят к уменьшению его экономических выгод в связи с получением от арендаторов соответствующего возмещения.
     
     В силу ст. 606, 611, 614 ГК РФ обязанность арендодателя по отношению к арендатору состоит в предоставлении последнему имущества в пользование, а обязанность арендатора - во внесении платежей за пользование этим имуществом.
     
     Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. Если договором они не определены, считается, что установлены порядок, условия и сроки, обычно применяемые при аренде аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах.
     
     В письмах УФНС России по г. Москве от 25.01.2006 N 19-11/4436 и от 26.06.2006 N 20-12/56637 рассматриваются ситуации, при которых стоимость коммунальных услуг (обеспечение теплом, электроэнергией, водой, услуги городской телефонной связи, охраны и т.д.) входит в состав арендной платы.
     

     Согласно ст. 539 ГК РФ договор энергоснабжения заключается между энергоснабжающей организацией и потребителем-абонентом.
     
     Правила о договоре энергоснабжения (предусмотренные ст. 539-547 ГК РФ) применяются к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства (п. 2 ст. 548 ГК РФ).
     
     В соответствии с главой 7 Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи" услуги связи оказываются на территории Российской Федерации операторами связи пользователям услугами связи на основании договора об оказании услуг связи, заключаемого в соответствии с гражданским законодательством и Правилами оказания услуг связи.
     
     Основанием для осуществления расчетов за услуги связи являются показания оборудования связи, учитывающего объем оказанных услуг связи оператором связи, а также условия заключенного с пользователем услугами связи договора об оказании услуг связи.
     
     Вышеуказанные расходы должны быть документально подтверждены прилагаемыми арендодателем к счетам за аренду расчетами коммунальных платежей, составленными на основании счетов тепло-, водо- и энергоснабжающих предприятий, счетов городской телефонной службы, отражающих поставку энергии (воды) или оказание услуг телефонной связи.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку соблюдения налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах, в том числе правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты в бюджет единого социального налога за 2003-2004 годы.
     
     Налоговым органом было установлено, что единственным видом деятельности налогоплательщика в проверяемом периоде являлась сдача в аренду и субаренду нежилых помещений, принадлежавших ему на праве собственности и арендованных.
     
     В результате проверки налогоплательщика был выявлен ряд нарушений. В частности, налоговый орган признал неправомерным включение налогоплательщиком в состав расходов, принимаемых для целей обложения единым социальным налогом, затрат на коммунальные платежи (электроэнергия, вода, газ, канализация) по сданным в аренду и субаренду помещениям. Эта сумма расходов подлежала исключению, по мнению налогового органа, из состава расходов налогоплательщика, уменьшающих доходы от предпринимательской деятельности, поскольку понесенные налогоплательщиком расходы за электроэнергию, воду и т.д., относившиеся к сданным в аренду и субаренду площадям, должны были быть возмещены ему арендаторами, следовательно, являлись расходами арендаторов. По условиям договоров аренды коммунальные платежи не входили в состав арендной платы, а подлежали возмещению налогоплательщику арендаторами дополнительно на основании выставленных арендодателем счетов. Налогоплательщик-арендодатель заключал договоры с организациями, оказывавшими коммунальные услуги, и оплачивал оказанные услуги на основании выставленных поставщиками счетов-фактур.
     
     Решением налогового органа налогоплательщик был привлечен к ответственности согласно п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату (неполную уплату) единого социального налога. Этим же решением налогоплательщику было предложено уплатить единый социальный налог.
     

     Налогоплательщик, считая решение налогового органа незаконным, обратился в арбитражный суд с заявлением.
     
     Позиция суда.
     
     В соответствии с п. 2 ст. 236 НК РФ объектом обложения единым социальным налогом для налогоплательщиков - индивидуальных предпринимателей признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением. При этом, как указано в п. 5 ст. 244 НК РФ, расчет налога по итогам налогового периода производится индивидуальными предпринимателями самостоятельно исходя из всех полученных в налоговом периоде доходов с учетом расходов, связанных с их извлечением, и ставок, указанных в п. 3 ст. 241 НК РФ.
     
     При решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов для целей исчисления единого социального налога необходимо было исходить из того, что под расходами понимаются фактически произведенные при осуществлении деятельности и подтвержденные первичными учетными документами затраты. Первичные документы должны быть составлены по формам, содержащимся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации.
     
     Расходы (затраты) должны быть обоснованными, то есть экономически оправданными, а их оценка должна выражаться в денежной форме. Экономически оправданными затратами считаются затраты (расходы), непосредственно связанные с извлечением доходов, удовлетворяющие принципу рациональности и обусловленные обычаями делового оборота.
     
     Налогоплательщик передал по договорам аренды и субаренды во временное пользование нежилые помещения. В представленных налоговых декларациях по единому социальному налогу налогоплательщик отразил доход (сумму арендной платы), а также расходы, понесенные в связи с содержанием сдаваемых в аренду нежилых помещений (оплата электроэнергии, воды, канализации и т.д.).
     
     Расходы превысили доход, облагаемый единым социальным налогом. Налоговый орган пришел к выводу, что при наличии в договорах аренды условия о возмещении арендаторами расходов налогоплательщика на коммунальные услуги у налогоплательщика, осуществлявшего единственный вид деятельности - сдачу помещений в аренду, сумма расходов не должна была превысить сумму доходов. Превышение доходов над расходами означало, что арендаторами не были возмещены расходы налогоплательщика по оплате коммунальных услуг. В этом случае налогоплательщик не имел права уменьшать на сумму вышеназванных расходов доход, полученный в виде арендной платы, так как расходы на коммунальные услуги были расходами арендаторов - фактических пользователей помещений, а не арендодателя-налогоплательщика.
     
     Согласно условиям договоров аренды и субаренды арендаторы ежемесячно вносили арендную плату в фиксированном размере, а также было предусмотрено возмещение арендаторами налогоплательщику расходов, связанных с текущей эксплуатацией и содержанием арендуемых помещений (электроэнергия, газ, водоснабжение, канализация) по отдельным договорам. Основанием для расчетов служили счета, выставленные налогоплательщику соответствующими организациями.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 611 ГК РФ арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества.
     
     В силу ст. 616 ГК РФ на арендатора (нанимателя) возлагается обязанность поддерживать имущество в исправном состоянии, в том числе оплачивать коммунальные услуги, если иное не предусмотрено законом или договором аренды.
     
     Расходы (затраты) по оплате коммунальных платежей, в том числе расходы по технической эксплуатации инженерных сетей здания, расходы на электро-, тепло-, водоснабжение, канализацию и содержание вспомогательных помещений, расходы на страхование зданий и иные расходы, несет в соответствии с условиями договора аренды арендодатель или арендатор.
     
     В данном случае договорами аренды и субаренды, заключенными налогоплательщиком с арендаторами, была установлена обязанность арендаторов возмещать расходы арендодателя по оплате коммунальных услуг после выставления соответствующими организациями арендодателю счетов за конкретные расчетные периоды. Договорами аренды (субаренды) было предусмотрено перечисление суммы возмещения отдельно от арендной платы.
     
     Следовательно, расходы на содержание переданного в аренду имущества должны были нести арендаторы.
     
     Суммы возмещения по оплате коммунальных платежей, полученные от арендаторов, не являлись доходом арендодателя, поскольку в данном случае компенсировались приобретенные налогоплательщиком услуги по содержанию сданных в аренду или субаренду помещений, а не осуществлялась перепродажа этих услуг арендаторам.
     
     Соответственно затраты на оплату коммунальных услуг, относившихся к сданным в аренду помещениям, не являлись расходом налогоплательщика, поскольку они не приводили к уменьшению его экономических выгод в связи с получением от арендаторов соответствующего возмещения. Эти расходы являлись расходами арендаторов и, следовательно, не могли признаваться экономически обоснованными у арендодателя.
     
     Договорами аренды и субаренды было установлено ежемесячное перечисление арендаторами арендной платы в фиксированном размере.
     
     Договорами было также предусмотрено возмещение арендаторами налогоплательщику расходов, связанных с текущей эксплуатацией и содержанием арендуемых помещений (электроэнергия, газ, водоснабжение, канализация) по отдельным договорам. Основанием для расчетов служили счета, выставленные налогоплательщику соответствующими организациями.
     
     Документ, именовавшийся сторонами расчетом арендной платы, не мог рассматриваться в качестве соглашения об изменении размера арендной платы, установленного договорами в фиксированном размере, который не включал коммунальные платежи.
     
     Из представленных налогоплательщиком расчетов следовало, что сумма арендной платы совпадала с размером собственно платы за пользование нежилыми помещениями.
     
     В ситуации, при которой сумма коммунальных платежей входила в состав арендной платы, она формировалась из двух частей: величины платы за пользование арендованным помещением, которая должна была быть фиксированной, и переменной составляющей, равной приходившейся на долю арендатора части коммунальных платежей, потребленных им за соответствующий расчетный период. Эта доля должна была подтверждаться первичными документами, в частности счетами арендодателя, составленными на основании аналогичных документов, выставленных арендодателю соответствующими организациями, в отношении фактически использованных арендатором коммунальных услуг.
     
     В рассматриваемом случае расчеты, в которых фиксировались и величина арендной платы, и доля коммунальных платежей, не только противоречили условиям договоров, но и являлись недостоверными, так как из материалов дела следовало, что эти расчеты составлялись и подписывались сторонами до начала соответствующего расчетного периода (месяца), когда налогоплательщик не мог иметь сведений о размере фактически потребленных арендаторами услуг и соответственно не мог их оплатить.
     
     Учитывая вышеизложенное, представленные налогоплательщиком расчеты не подтверждали возмещение стоимости потребленных арендаторами коммунальных услуг в полном объеме.
     
     Налогоплательщик не доказал, что указанные в расчетах арендной платы суммы коммунальных платежей покрывали суммы, фактически уплаченные им организациям, оказывающим коммунальные услуги, за соответствующие расчетные периоды (которыми является месяц).
     
     Кроме того, представленная налогоплательщиком в налоговый орган декларация по единому социальному налогу свидетельствовала о том, что деятельность налогоплательщика по сдаче в аренду (субаренду) помещений (являвшаяся единственным видом деятельности) была убыточной. Между тем при компенсации арендаторами коммунальных платежей налогоплательщик должен был иметь доход при любом размере арендной платы (арендная плата минус стоимость оплаченных коммунальных услуг плюс сумма возмещения стоимости потребленных коммунальных услуг).
     
     Таким образом, оспариваемое решение налогового органа в части доначисления налогоплательщику единого социального налога за 2003-2004 годы с соответствующими суммами пеней за нарушение сроков уплаты налога, а также в части наложения штрафа согласно п. 1 ст. 122 НК РФ было законным и обоснованным.
     

(см. постановление ФАС Северо-Западного округа
от 12.09.2006 N А52-353/2006/2)

    

4. Налог на добавленную стоимость


4.1. "Правильные" вычеты

     
     При оптимизации обложения НДС налогоплательщик должен обращать особое внимание на процедуру реализации права на налоговые вычеты.
     
     Условия применения вычетов. В соответствии с п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшать общую сумму НДС, исчисленную согласно ст. 166 настоящего Кодекса, на установленные ст. 171 НК РФ налоговые вычеты.
     
     На основании п. 2 ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении:
     
     - товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 настоящего Кодекса;
     
     - товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
     
     Таким образом, право налогоплательщика на вычет НДС возникает, если товары (работы, услуги) приобретены для осуществления операций, облагаемых НДС, приняты на учет, а также предъявлен счет-фактура, оформленный в соответствии с требованиями ст. 169 НК РФ.
     
     До 1 января 2006 года обязательным условием являлось также наличие документов, подтверждающих уплату НДС.
     
     Только при выполнении совокупности вышеперечисленных условий налогоплательщик вправе предъявить сумму НДС к вычету.
     
     Каких-либо иных условий для применения налоговых вычетов НК РФ не предусматривает.
     
     Как показывает правоприменительная практика, налоговые органы часто настаивают на соблюдении еще одного условия: подтверждение факта уплаты поставщиком полученных от налогоплательщика сумм НДС в бюджет. Является ли выполнение данного требования обязательным при построении системы оптимизации налогообложения?
     
     В соответствии с подпунктом 2 п. 1 ст. 31 НК РФ с целью контроля соблюдения законодательства о налогах и сборах налоговый орган вправе проводить налоговые проверки. Если при их проведении у налогового инспектора возникает необходимость получения информации о деятельности налогоплательщика, связанной с иными лицами, он может истребовать согласно ст. 87 НК РФ у этих лиц документы, относящиеся к деятельности проверяемого налогоплательщика. В данном случае имеет место так называемая встречная проверка.
     

     Если факт уплаты поставщиком НДС в бюджет не подтвержден, налоговые органы отказывают в вычете налога, ссылаясь на отсутствие в бюджете сформированного источника для возмещения НДС, в частности если невозможно провести встречную проверку поставщика, так как налоговому органу не удается обнаружить поставщика по его юридическому адресу (или иному адресу, указанному в счете-фактуре); если налоговый орган не успевает получить от коллег отчет по проведенной встречной проверке; если при встречной проверке установлено, что поставщик не представляет налоговым органам налоговую отчетность или сдает нулевую отчетность и не перечисляет в бюджет полученные от налогоплательщика суммы налога и т.д.
     
     Позиция налоговых органов сводится к тому, что принять к вычету можно только те суммы НДС, которые были уплачены поставщиками в бюджет.
     
     Согласно письму УМНС России по г. Москве от 07.04.2004 N 11-11н/23795 налоговым законодательством право налогоплательщика на возмещение НДС не поставлено в зависимость от уплаты этого налога в бюджет его поставщиками. Отказ в возмещении НДС возможен только в случае установления в ходе судебного разбирательства факта недобросовестности конкретного лица. При этом неперечисление сумм НДС в бюджет поставщиком налогоплательщика может свидетельствовать о недобросовестности налогоплательщика в совокупности с иными фактами.
     
     "Оптимизация" вычетов НДС от организаций, применяющих специальные налоговые режимы. Согласно письму Минфина России от 11.07.2005 N 03-04-11/149 если поставщик, применяющий упрощенную систему налогообложения, выставил покупателю счет-фактуру с выделенной суммой НДС и при этом соблюдены все перечисленные в п. 1 ст. 172 НК РФ условия, вычет сумм НДС применяется в общеустановленном порядке. При этом Минфин России отметил, что в соответствии с п. 5 ст. 173 НК РФ вся сумма НДС, указанная в таком счете-фактуре, подлежит уплате поставщиком, применяющим упрощенную систему налогообложения, в бюджет.
     
     В то же время письмами ФНС России от 17.05.2005 N ММ-6-03/404@, от 14.02.2005 N 03-4-03/202/30 разъяснено, что если организация, не являющаяся плательщиком НДС, выставила покупателю счет-фактуру с выделенной суммой налога, то у покупателя право на вычет суммы НДС по вышеуказанному счету-фактуре не возникает, поскольку поставщик налогоплательщика, применяющий упрощенную систему налогообложения, в силу п. 2 ст. 346.11 НК РФ не признается плательщиком НДС и соответственно не исчисляет и не уплачивает данный налог. Налоговые органы считают, что счет-фактура, выставленный таким поставщиком, нарушает требования подпункта 2 п. 5 ст. 169 НК РФ, поскольку один из реквизитов (наименование налогоплательщика) заполнен неверно, что влечет недействительность счета-фактуры и невозможность вычета НДС.
     
     Аналогичная точка зрения приведена в письме УФНС России по г. Москве от 03.12.2004 N 24-11/78207.
     

     В постановлении от 30.01.2007 N 10627/06 Президиум ВАС РФ счел, что налогоплательщик вправе предъявить к вычету суммы НДС, уплаченные такому поставщику, ссылаясь на то, что налоговое законодательство не связывает право на налоговые вычеты по НДС с наличием или отсутствием у продавца, выставившего счета-фактуры с выделением НДС, обязанности по уплате НДС с операций по реализации товаров (работ, услуг).
     
     При этом Президиум ВАС РФ отклонил доводы о том, что отсутствие у поставщиков (отделов вневедомственной охраны) в силу подпункта 4 п. 2 ст. 146 НК РФ обязанности по исчислению НДС означает получение денежных средств от налогоплательщика в виде НДС без установленных законом оснований и исключает квалификацию этого правоотношения в качестве налогового правоотношения, в связи с чем налогоплательщик вправе взыскать с поставщиков как неосновательное обогащение излишне уплаченные суммы НДС, а не указывать их в налоговой декларации в качестве налоговых вычетов. Президиум ВАС РФ признал ошибочным применение в рассматриваемом случае положений ст. 1102 ГК РФ, п. 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" и п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении".
     
     По мнению ВАС РФ, наличие в главе 21 НК РФ правил, касающихся порядка исчисления и уплаты НДС лицами, обязанными осуществлять реализацию товаров, выполнять работы и оказывать услуги без НДС (п. 5 ст. 173 НК РФ), исключает необходимость применения к данным правоотношениям институтов гражданского законодательства Российской Федерации, как это предусмотрено п. 1 ст. 11 НК РФ. В данном случае поставщики в нарушение подпункта 4 п. 2 ст. 146 НК РФ и п. 3 ст. 169 настоящего Кодекса, выставлявшие налогоплательщику счета-фактуры, в которых указаны суммы НДС, должны в соответствии с п. 5 ст. 173 НК РФ уплатить полученные суммы налога в бюджет.
     
     В свою очередь, налогоплательщик, оплативший эти счета-фактуры, руководствуясь положениями ст. 169, 171 и 172 НК РФ, правомерно отражал эти суммы в налоговых декларациях в качестве налоговых вычетов.
     

     Данная позиция подтверждена также в постановлении Президиума ВАС РФ от 25.11.2003 N 10500/03.
     
     Аналогичный подход имелся у арбитражных судов по вопросу применения вычета НДС, уплаченного лицам, не являвшимся налогоплательщиками, например находящимся на специальном налоговом режиме.
     
     Например, в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 02.03.2006 N А79-11982/2005 арбитражный суд счел правомерным применение налогового вычета по НДС, уплаченного поставщику, осуществлявшему деятельность с применением специального налогового режима (единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности). Суд исходил из того, что нормы главы 21 НК РФ не предусматривают возможности отказа в принятии сумм НДС к вычету в случае отсутствия у продавца обязанности по уплате налога в силу положений главы 26.3 Кодекса, а согласно п. 5 ст. 173 НК РФ продавец товара, не являющийся налогоплательщиком, но получивший суммы НДС от покупателя, обязан уплатить такие суммы в бюджет. Из смысла и содержания вышеприведенных норм следует, что условиями применения налогового вычета по НДС являются приобретение товаров (работ, услуг) для целей, определенных в ст. 171 НК РФ, оплата данных товаров с учетом налога и оприходование этих товаров. При этом все хозяйственные операции должны осуществляться на основании счетов-фактур, составленных с соблюдением требований п. 5 и 6 ст. 169 НК РФ.
     
     В постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.02.2007 N А19-16253/06-44-Ф02-325/07-С1 арбитражный суд отклонил доводы о неправомерности вычета и возмещения НДС, уплаченного поставщику, применявшему упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, по выставленным счетам-фактурам, в которых сумма НДС выделена отдельной строкой. Арбитражный суд пришел к выводу о соблюдении налогоплательщиком требований ст. 171, 172 НК РФ, поскольку приобретенный у данного поставщика товар был оплачен налогоплательщиком, принят на учет, а выставленные счета-фактуры соответствовали требованиям ст. 169 Кодекса. По мнению суда, отсутствие у поставщика статуса налогоплательщика в соответствии с п. 5 ст. 173 НК РФ не являлось основанием для его освобождения от перечисления в бюджет полученного НДС в случае выставления им покупателю реализованного им товара счета-фактуры с выделением суммы налога.
     
     Аналогичная точка зрения приведена в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 06.02.2007 N А29-3538/2006а. При этом арбитражный суд сослался на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 16.10.2003 N 329-О, согласно которой налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу п. 7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. Таким образом, нарушение контрагентом налогоплательщика, не являющегося плательщиком НДС, налогового законодательства, выразившегося в выставлении счета-фактуры с выделенной суммой налога, не может служить достаточным основанием для отказа налогоплательщику в праве на применение налогового вычета. При этом исходя из требования п. 5 ст. 173 НК РФ источник возмещения данного налога в бюджет заложен.
     

     Данные выводы сделаны также в постановлениях ФАС Волго-Вятского округа от 22.05.2007 N А11-5860/2006-К2-24/425, ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.01.2006 N А19-13052/05-20-Ф02-6749/05-С1, ФАС Дальневосточного округа от 15.02.2006, 08.02.2006 N Ф03-А37/05-2/4641, ФАС Западно-Сибирского округа от 29.01.2007 N Ф04-9288/2006(30506-А46-14), от 29.01.2007 N Ф04-9332/2006(30536-А75-34), от 27.03.2006 N Ф04-2073/2006(20905-А70-33), ФАС Московского округа от 12.04.2007, 18.04.2007 N КА-А40/1140-07, от 05.04.2007, 12.04.2007 N КА-А40/1706-07, от 03.04.2007, 10.04.2007 N КА-А40/809-07, от 20.03.2007, 22.03.2007 N КА-А40/905-07, от 16.03.2007, 23.03.2007 N КА-А40/1787-07, от 12.03.2007, 19.03.2007 N КА-А40/12633-06, ФАС Поволжского округа от 17.05.2007 N А65-15516/06, от 11.01.2007 N А55-11197/06-3, ФАС Северо-Западного округа от 19.04.2007 N А26-7078/2006-25, от 06.04.2007 N А66-9431/2006, от 01.02.2007 N А56-56811/2005, ФАС Центрального округа от 26.02.2007 N А64-2272/06-22, ФАС Северо-Кавказского округа от 17.04.2007 N Ф08-4799/2006-2035А, от 17.04.2007 N Ф08-16/2007-2А, от 12.03.2007 N Ф08-684/2007-280А, от 31.01.2007 N Ф08-131/2007-26А.
     
     В постановлениях ФАС Дальневосточного округа от 13.04.2006 N Ф03-А37/06-2/835 и от 29.03.2006 N Ф03-А37/06-2/470 арбитражный суд признал неправомерным отказ налогового органа в применении вычета по НДС, мотивировав это тем, что налог был уплачен поставщику, который являлся участником особой экономической зоны и был освобожден от уплаты данного налога в бюджет на основании ст. 5 Федерального закона от 31.05.1999 N 104-ФЗ "Об Особой экономической зоне в Магаданской области", а также тем, что праву на возмещение НДС из бюджета должна корреспондировать обязанность по уплате НДС в бюджет в денежной форме. Арбитражный суд счел, что налогоплательщик имел право на получение вычета по НДС вне зависимости от того, что его поставщик являлся участником особой экономической зоны, имеющим льготы по уплате данного налога, указав, что возникновение права на вычет НДС у покупателя не должно было ставиться в зависимость от наличия льготы по НДС у продавца.
     
     Нужна ли оптимизация расходов при минимизации вычетов? Отказ налоговых органов в применении вычета по НДС может быть мотивирован экономической необоснованностью понесенных расходов. Надо ли учитывать критерии главы 25 НК РФ при оптимизации НДС?
     

     Для целей исчисления налога на прибыль налогоплательщик может уменьшать полученные доходы только в случае, если понесенные им затраты являлись экономически обоснованными. Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 настоящего Кодекса, - убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.
     
     Положения главы 21 НК РФ не предусматривают такого условия для применения налоговых вычетов по НДС, как экономическая обоснованность понесенных расходов.
     
     В Постановлении N 53 разъяснено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случае, если для целей налогообложения учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). В то же время обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.д.) или от эффективности использования капитала.
     
     Как правило, арбитражные суды отклоняют доводы налоговых органов об отсутствии экономической обоснованности понесенных расходов как не основанные на нормах главы 21 НК РФ, ссылаясь на то, что из положений п. 2 ст. 171, п. 1 ст. 172 настоящего Кодекса следует, что право налогоплательщика на вычет НДС возникает, если товары (работы, услуги) приобретены для осуществления операций, облагаемых НДС, приняты на учет, а также предъявлен счет-фактура, оформленный в соответствии с требованиями ст. 169 НК РФ. Иных требований для реализации права на налоговый вычет НК РФ не предусматривает.
     
     Данные выводы сделаны, например, в постановлениях ФАС Поволжского округа от 22.02.2006 N А12-21624/05-С21, ФАС Северо-Западного округа от 01.03.2006 N А26-6826/04-25.
     
     Кроме того, в постановлениях Президиума ВАС РФ от 28.02.2006 N 12669/05, от 28.02.2006 N 13234/05, ФАС Поволжского округа от 16.02.2006 N А55-6525/05-25 отмечено, что по смыслу положений главы 25 НК РФ при исчислении прибыли НДС, уплаченный налогоплательщиком поставщику, не должен учитываться и включаться в состав доходов и (или) расходов. Таким образом, факт реализации товара на экспорт по цене ниже цены приобретения товара у российского поставщика, включающей НДС, сам по себе вне связи с другими обстоятельствами конкретного дела не может свидетельствовать о недобросовестности налогоплательщика и рассматриваться в качестве объективного признака недобросовестности. Кроме того, этот факт не означает отсутствия экономической выгоды и хозяйственного результата от заключенных налогоплательщиком сделок, поскольку при расчете прибыли в стоимость приобретенного у российского поставщика товара не подлежит включению НДС, уплаченный налогоплательщиком-экспортером поставщику.
     
     Оптимизация вычетов по НДС без наличия товарно-транспортных накладных. В соответствии со ст. 172 НК РФ вычетам подлежат, если иное не установлено этой статьей Кодекса, только суммы НДС, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) после их принятия на учет.
     

     Согласно требованиям, установленным ст. 9 Закона о бухгалтерском учете, все хозяйственные операции должны оформляться первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.
     
     Первичные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена, в этих альбомах должны содержать указанные в п. 2 данной статьи Закона о бухгалтерском учете обязательные реквизиты.
     
     Первичный документ должен быть составлен в момент совершения операции, а если это не представляется возможным - непосредственно после ее окончания.
     
     Первичные учетные документы должны включать следующие обязательные реквизиты: наименование документа; дату составления документа; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измеритель хозяйственной операции в натуральном и денежном выражениях; наименование должностных лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции, правильность ее оформления; личные подписи указанных лиц и их расшифровки.
     
     Оприходование товарно-материальных ценностей может осуществляться на основании как унифицированных форм (N ТОРГ-12, М-15, 1-Т), так и иных форм первичных документов.
     
     Налоговые органы на местах настаивают на необходимости составления товарно-транспортной накладной по операциям, связанным с доставкой товаров.
     
     Однако судебная практика, как правило, такую точку зрения налоговых органов не поддерживает. Суды разъясняют, что документом, подтверждающим факт оприходования полученных налогоплательщиком товарно-материальных ценностей, служит товарная накладная, а не товарно-транспортная накладная, которая в силу постановления Госкомстата России от 28.11.1999 N 78 является документом для проведения расчетов за перевозку грузов.
     
     ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 04.10.2007 N А66-2420/2007, установив, что налогоплательщик не был заказчиком услуг по перевозке экспортированных лесоматериалов и не оплачивал их, пришел к выводу, что первичными документами для него являлись товарные накладные, а не товарно-транспортные накладные.
     
     В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 27.09.2007 N А05-831/2007 суд также указал, что налогоплательщик не был заказчиком услуг по перевозке рыбной продукции; следовательно, первичными документами для него являлись товарные накладные, а не товарно-транспортные накладные.
     

     В постановлении от 17.09.2007 N А42-7956/2006 тот же суд, отметив, что налогоплательщик не осуществлял перевозку товаров, решил, что документами, подтверждавшими оприходование полученных налогоплательщиком товарно-материальных ценностей, являлись не товарно-транспортные, а товарные накладные.
     
     ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 13.08.2007 N А19-2330/07-30-Ф02-5198/07 также поддержал правомерность подобных выводов. Суд установил, что условиями договора, заключенного между налогоплательщиком и его поставщиком, не было предусмотрено представление товарно-транспортных накладных, а оприходование товара осуществлялось налогоплательщиком на основании товарных накладных, оформленных по форме N ТОРГ-12.
     
     На отсутствие необходимости представления в налоговый орган товарно-транспортной накладной в случае отсутствия перевозки указал и ФАС Уральского округа в постановлении от 21.08.2007 N Ф09-6581/07-С2.
     
     ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 18.09.2007 N А66-547/2007 пришел к выводу, что представление счетов-фактур и товарных накладных являлось достаточным условием для подтверждения произведенных налогоплательщиком операций в целях применения ст. 171-172 НК РФ.
     
     Аналогичные выводы приведены в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.08.2007 N А19-22763/06-30-Ф02-3953/07.
     
     Таким образом, документом, подтверждающим оприходование товара, доставленного налогоплательщику (в случае отсутствия операций по перевозке грузов), является товарная накладная, форма которой соответствует установленным в постановлении Госкомстата России от 25.12.1998 N 132 требованиям. Составления товарно-транспортной накладной не требуется.
     
     Однако в судебной практике существует и другая точка зрения.
     
     В постановлении от 05.07.2007 N Ф08-3529/2007-1602А ФАС Северо-Кавказского округа разъяснено следующее. В соответствии с указаниями по применению и заполнению форм первичной учетной документации по учету торговых операций, содержащимися в Альбоме унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утвержденном постановлением Госкомстата России от 25.12.1998 N 132, для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации применяется форма N ТОРГ-12 "Товарная накладная".
     
     Товарная накладная составляется в двух экземплярах: первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания, а второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.
     

     Товарная накладная оформляется в случае непосредственного приобретения товара покупателем у продавца.
     
     Статьями 785 и 791 ГК РФ предусмотрено, что погрузка (выгрузка) осуществляется с составлением товарно-транспортных накладных.
     
     Например, п. 47 раздела III Устава автомобильного транспорта РСФСР предусмотрено, что основным перевозочным документом является товарно-транспортная накладная, по которой производится списание этого груза грузоотправителем и оприходование его грузополучателем. Пунктом 72 Устава автомобильного транспорта РСФСР предусмотрена обязанность грузополучателя по удостоверению подписью и печатью получения груза в трех экземплярах товарно-транспортной накладной, один из которых остается у него. Оприходование товара грузополучателем при его перевозке автотранспортом по товарно-транспортной накладной предусмотрено п. 44, 47, 49 Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов, утвержденных приказом Минфина России от 28.12.2001 N 119н.
     
     Форма товарно-транспортной накладной (форма N 1-Т) утверждена постановлением Госкомстата России от 28.11.1997 N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте".
     
     ФАС Северо-Кавказского округа, направляя дело на новое рассмотрение, разъяснил, что товарно-транспортная накладная подтверждает как факт получения груза от грузоотправителя, так и факт получения груза автомобильным транспортом от определенного поставщика (грузоотправителя), то есть подтверждает реальность конкретных хозяйственных операций.
     
     В постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 05.07.2007 N Ф08-4041/2007-1611А говорится о том, что представление товарно-транспортных накладных по форме N 1-Т обязательно для подтверждения принятия товара на учет в случае доставки продавцом товара покупателю.
     
     На неправомерность налогового вычета при отсутствии товарно-транспортной накладной ФАС Северо-Кавказского округа указал в постановлении от 10.04.2007 N Ф08-1351/2007-575А.
     
     Оптимизация вычетов по НДС при возвратном лизинге. Финансовый лизинг характеризуется длительным сроком контракта (от 5 до 10 лет) и амортизацией всей или большей части стоимости оборудования. Фактически финансовый лизинг представляет собой форму долгосрочного кредитования покупки. По истечении срока действия финансового лизингового контракта арендатор может вернуть объект аренды, продлить соглашение или заключить новое, а также купить объект лизинга по остаточной стоимости (обычно она носит чисто символический характер). Кроме того, по объектам сделок лизинг подразделяется на лизинг движимого (дорожный, воздушный и морской транспорт, вагоны, контейнеры, техника связи) и недвижимого (торговые и конторские здания, производственные помещения, склады) имущества.
     
     Возвратный лизинг является разновидностью финансового лизинга, при котором продавец (поставщик) предмета лизинга одновременно выступает и как лизингополучатель. При этом возвратный лизинг в Законе о финансовой аренде (лизинге) выделяется как основной самостоятельный вид и заключается в продаже собственником оборудования лизинговой компании с одновременным заключением договора лизинга на это оборудование в качестве пользователя. В такой операции участвуют только два участника: арендатор имущества (бывший владелец) и лизинговая компания (новый владелец). В результате первоначальный собственник получает от лизинговой компании полную стоимость оборудования, сохраняет за собой право владения и периодически платит за пользование оборудованием. Подобная сделка позволяет организации получить денежные средства за счет продажи средств производства, не прекращая их эксплуатации, и использовать их для новых капитальных вложений. Рентабельность данной операции будет тем выше, чем доходы от новых инвестиций больше суммы арендных платежей. Операции возвратного лизинга позволяют уменьшить баланс предприятия, так как ведут к изменению собственника имущества. Такую сделку можно применять и в случае, если у организации довольно низкий уровень доходов и, следовательно, она не может полностью воспользоваться льготами по ускоренной амортизации и налогообложению прибыли. Организация совершает сделку, а лизинговая компания получает его налоговые льготы. В ответ она снижает ставку арендной платы.
     
     Для проведения правильной оптимизации лизинговой компании прежде всего следует представлять, каким образом принять к вычету суммы НДС, уплаченные продавцам в стоимости имущества, приобретенного для осуществления возвратного лизинга.
     

     В соответствии с письмом МНС России от 09.09.2004 N 03-2-06/1/1977/22@ услуги лизингодателя по предоставлению ранее приобретенного имущества, являющегося предметом лизинга, лизингополучателю за определенную плату и на определенных договором лизинга условиях во временное владение и в пользование с переходом или без перехода права собственности за вышеуказанный предмет лизинга признаются объектом обложения НДС.
     
     В арбитражной практике до недавнего времени отсутствовал единый подход к решению данного вопроса.
     
     В постановлении от 16.01.2007 N 9010/06 Президиум ВАС РФ сделал вывод, что возвратный лизинг - это законная сделка с разумными хозяйственными мотивами для обеих сторон, не ведущая к необоснованной налоговой выгоде.
     
     В постановлении ФАС Московского округа от 23.01.2007 N КА-А40/13483-06 арбитражный суд пришел к аналогичному выводу о том, что налогоплательщик вправе применить вычет по НДС, уплаченному продавцам в стоимости имущества, приобретенного для осуществления возвратного лизинга, по условиям которого приобретаемое лизингодателем имущество передается лизингополучателю, одновременно выступающему в качестве продавца. При этом суд исходил из того, что для целей налогообложения налогоплательщиком были учтены реальные хозяйственные операции, соответствующие действительному экономическому смыслу лизинга, повлекшие возможность применения им налоговых вычетов по НДС при оплате продавцам стоимости имущества, приобретенного для осуществления лизинговой операции, признававшейся объектом обложения НДС согласно ст. 146 НК РФ. Возможность применения возвратного лизинга предусмотрена ст. 4 Закона о финансовой аренде (лизинге) и имеет разумные хозяйственные мотивы и цели для обеих сторон данной сделки, не влекущие необоснованной налоговой экономии.
     
     Аналогичные выводы содержатся также в постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 25.01.2006 N А56-923/2005, ФАС Московского округа от 01.07.2005 N КА-А40/5096-05, от 06.12.2004 N КГ-А40/11124-04.
     
     В то же время в постановлении ФАС Уральского округа от 15.01.2007 N Ф09-11719/06-С2 арбитражный суд признал неправомерными применение вычетов по НДС, уплаченному налогоплательщиком в составе лизинговых платежей, при возвратном лизинге, а также включение этих лизинговых платежей в состав расходов при исчислении налога на прибыль. Оборудование, являвшееся предметом лизинга, ранее принадлежало налогоплательщику и было продано им другой организации, а затем оно было вновь передано налогоплательщику по договорам финансовой аренды (лизинга).
     
     Арбитражный суд счел, что результатом заключения вышеуказанных сделок стало увеличение расходов налогоплательщика, уменьшавших его доходы при определении налогооблагаемой прибыли, и возможность возмещения НДС из бюджета. При этом суд установил, что действия налогоплательщика свидетельствовали о сознательном занижении налоговой базы по налогу на прибыль. Использованная налогоплательщиком схема предполагала необоснованное возмещение из бюджета НДС и не была обусловлена потребностями производственной деятельности и получением прибыли от ее осуществления. В связи с этим суд пришел к выводу о необоснованности налоговой выгоды.
     

     В постановлении ФАС Московского округа от 08.06.2006 N КА-А40/5034-06 арбитражный суд признал экономически не обоснованными операции возвратного лизинга, отказав лизинговой компании в принятии к вычету НДС в связи с недобросовестностью и отсутствием реальных затрат на уплату НДС. Суд счел, что единственной целью сделки купли-продажи железнодорожных вагонов и их сдачи в лизинг той же организации, у которой они были приобретены, являлось возмещение НДС из бюджета.
     
     Представляется, что поскольку возвратный лизинг предусмотрен законодательством, а операции по лизингу являются объектом обложения НДС, то принятие к вычету соответствующих сумм НДС при соблюдении условий ст. 171, 172 и 169 НК РФ правомерно.
     
     Оптимизация вычетов таможенного НДС. Споры с налоговыми органами вызывают вычет и возмещение НДС, уплаченного при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации третьими лицами на основании указаний налогоплательщика (например, таможенными брокерами или покупателями импортированного товара). Налоговые органы считают, что если уплата НДС производится за счет средств сторонних организаций, выступающих от имени налогоплательщика при уплате таможенных платежей, то налогоплательщик не несет фактических расходов по уплате НДС при ввозе продукции на таможенную территорию Российской Федерации.
     
     В силу подпункта 4 п. 1 ст. 146 НК РФ ввоз товаров на таможенную территорию Российской Федерации является объектом обложения НДС.
     
     Исходя из положений ст. 171, 172, 176 НК РФ для возмещения НДС, уплаченного при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, необходимо выполнение трех условий:
     
     - фактическое перемещение товаров через таможенную границу Российской Федерации;
     
     - уплата НДС таможенным органам;
     
     - принятие импортированных товаров на учет.
     
     Таким образом, одним из основных условий применения налогоплательщиком вычета НДС, уплаченного на таможне, является наличие платежных документов, подтверждающих факт уплаты налога.
     
     Возможность осуществления оплаты за товар третьими лицами по поручению покупателя предусмотрена ст. 313 ГК РФ.
     

     В силу ст. 177 НК РФ порядок уплаты НДС при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации устанавливается таможенным законодательством.
     
     В свою очередь, ст. 188 Таможенного кодекса Российской Федерации предусматривает возможность исполнения обязанности по уплате таможенных платежей (в том числе НДС) за налогоплательщика третьими лицами. В качестве плательщиков таможенных платежей могут выступать не только декларанты, но и любые заинтересованные лица. Согласно п. 2 ст. 328 Таможенного кодекса Российской Федерации любое лицо вправе уплатить таможенные пошлины, налоги за товары, перемещаемые через таможенную границу.
     
     В соответствии с подпунктом 1 п. 1 ст. 151 НК РФ при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации под таможенным режимом выпуска для свободного обращения НДС уплачивается в полном объеме. Согласно ст. 177 НК РФ сроки и порядок уплаты НДС при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации устанавливаются таможенным законодательством Российской Федерации.
     
     Согласно разъяснениям Минфина России, приведенным в письме от 01.03.2004 N 04-03-11/28, в случае оплаты товара не налогоплательщиком, а третьим лицом НДС по этому товару для целей налогового вычета будет считаться оплаченным в момент погашения задолженности налогоплательщика перед третьим лицом. Если с третьим лицом на сумму долга составлен договор займа, то вычет НДС откладывается до момента возврата займа.
     
     Как следует из письма УМНС России по г. Москве от 19.03.2004 N 11-11н/18373, НДС, уплаченный за организацию третьими лицами, не может приниматься к вычету, поскольку обязанность по уплате НДС в данном случае не исполнена организацией самостоятельно. Налоговые органы ссылаются на то, что при реализации предусмотренного п. 1 ст. 172 НК РФ права налогоплательщик должен представить доказательства понесенных расходов по уплате сумм НДС и принятия вышеуказанных товаров к учету.
     
     В соответствии со ст. 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате НДС, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. По смыслу п. 1 ст. 8, п. 3 ст. 44 и п. 2 ст. 45 НК РФ самостоятельное исполнение обязанности налогоплательщика по уплате налога заключается в его уплате за счет собственных денежных средств.
     
     По мнению арбитражных судов, тот факт, что предъявленные к вычету суммы НДС при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации уплачены третьим лицом, а не непосредственно налогоплательщиком, не исключает права налогоплательщика на налоговый вычет и не свидетельствует об отсутствии у налогоплательщика реальных затрат на уплату налога.
     

     В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 07.02.2006 N А56-18024/2005 арбитражный суд пришел к выводу, что оплата таможенных платежей при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, в том числе НДС, была осуществлена за счет денежных средств, поступивших налогоплательщику от третьих лиц за покупателей в оплату импортированного товара, не свидетельствовала об отсутствии у налогоплательщика реальных затрат на уплату НДС и не лишала его права на применение налоговых вычетов, поскольку положения главы 21 НК РФ не ставят право налогоплательщика на применение налоговых вычетов в зависимость от оснований поступления денежных средств в собственность налогоплательщика. Оплата за товар третьими лицами по поручению покупателя, предусмотренная условиями договоров поставки, соответствует положениям ст. 313 ГК РФ и не противоречит положениям законодательства Российской Федерации о налогах и сборах. При этом налогоплательщик надлежащим образом отразил вышеуказанные суммы на счетах бухгалтерского учета в качестве выручки, полученной от реализации товаров. Суд отметил, что данный вывод согласуется с правовой позицией, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Определениях N 169-О и N 324-О. Налогоплательщик выполнил все условия, с которыми закон связывает применение налоговых вычетов, а именно: ввезенные товары были выпущены таможенными органами в свободное обращение по надлежащим образом оформленным грузовым таможенным декларациям; при ввозе на таможенную территорию Российской Федерации приобретенных у иностранной организации товаров налогоплательщик уплатил в составе таможенных платежей НДС, что подтверждалось имевшимися в материалах дела платежными поручениями; импортированные товары были оприходованы налогоплательщиком, поступление данных товаров было отражено в бухгалтерском учете.
     
     В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 26.02.2006 N А56-9824/04 арбитражный суд признал, что уплата НДС при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации покупателями импортированного товара непосредственно таможенным органам, минуя расчетный счет налогоплательщика, не свидетельствовала об отсутствии реальных затрат налогоплательщика по уплате налога и не влекла отказ в применении налоговых вычетов.
     
     В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 01.03.2006 N А56-13264/2005 арбитражный суд отметил, что третьи лица вправе уплатить за налогоплательщика НДС при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, а налогоплательщик считается исполнившим обязанность по его уплате при соблюдении определенных условий: подтверждении наличия взаимных обязательств между налогоплательщиком и третьим лицом; фактической уплате НДС в счет расчетов по гражданско-правовому договору; отражении в бухгалтерском учете погашения обязательств.
     

     Аналогичные выводы содержатся также в постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 10.07.2006 N А56-11390/2006, от 14.03.2006 N А56-20567/2005, от 23.01.2006 N А56-19717/2005, от 17.01.2006 N А56-49488/04, от 12.01.2006 N А56-6918/2005.
     
     В постановлении ФАС Поволжского округа от 28.11.2006 N А06-1247У/4-5/06 арбитражный суд признал правомерным вычет НДС, уплаченного за налогоплательщика таможенным брокером при ввозе товаров на территорию Российской Федерации. Суд отметил, что в соответствии с п. 1 ст. 320 ТК РФ если декларирование производится таможенным брокером, то и ответственным за уплату таможенных пошлин и налогов, в том числе НДС, является таможенный брокер. Поскольку из договора между налогоплательщиком и таможенным брокером следовало, что таможенные брокеры от своего имени, но за счет налогоплательщика вносили все таможенные платежи, суд пришел к выводу, что именно налогоплательщик понес расходы на уплату НДС при ввозе товаров, поэтому право на принятие НДС к вычету возникло именно у него, а не у таможенного брокера. Аналогичный вывод сделан также в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 14.10.2005 N А56-3079/2005.
     
     В постановлении ФАС Центрального округа от 13.09.2006 N А-62-3586/05 арбитражный суд признал правомерным применение налогоплательщиком вычета по НДС при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, уплата которого таможенному органу была осуществлена работником налогоплательщика на основании доверенности и организацией-должником - на основании финансового распоряжения налогоплательщика, поскольку суд пришел к выводу, что вышеуказанные лица действовали в интересах и за счет налогоплательщика; следовательно, налогоплательщиком понесены реальные затраты по уплате налога.
     
     В постановлениях ФАС Центрального округа от 18.05.2006 N А35-1885/04-С3, от 18.05.2006 N А35-1883/04-С3, от 17.05.2006 N А35-1884/04-С3, ФАС Поволжского округа от 21.09.2006 N А55-36645/2005-1 суды пришли к выводу, что комиссионер, заключавший договор поставки товаров с иностранным лицом от своего имени и за счет и по поручению комитента, имел право на уплату НДС при ввозе этих товаров на таможенную территорию Российской Федерации. При таких обстоятельствах в случае уплаты комиссионером таможенным органам НДС этот налог должен приниматься к вычету комитентом после принятия на учет приобретенных товаров на основании документов, подтверждавших уплату налога комиссионером, а также таможенной декларации (ее копии) на ввозившиеся товары, полученной от комиссионера.
     
     В постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.01.2007 N А58-3515/06-Ф02-7300/06-С1 арбитражный суд признал неправомерным отказ налогового органа в вычете и возмещении НДС, мотивированный тем, что НДС на таможне при ввозе товара был уплачен иностранной организацией-поставщиком. Как указал суд, иностранная организация обязалась поставить налогоплательщику запасные части на условиях "DDP пункт назначения". В соответствии с Международными правилами толкования торговых терминов (ИНКОТЕРМС) условие поставки "DDP пункт назначения" означает, что продавец считается выполнившим свои обязанности с момента предоставления покупателю товара, очищенного от таможенных пошлин, необходимых для ввоза, и не разгруженного с перевозочного средства, прибывшего в согласованный пункт назначения. Иностранная организация перечислила авансовые платежи на счет таможенного органа, которые были сформированы и перечислены из денежных средств, полученных от покупателя. В то же время авансовые платежи не могут рассматриваться согласно ст. 330 Таможенного кодекса Российской Федерации в качестве таможенных платежей до тех пор, пока не будет сделано об этом соответствующее распоряжение в установленном настоящим Кодексом порядке. Российская организация, являясь декларантом ввезенного товара, произвела соответствующее распоряжение путем подачи деклараций. Таким образом, суд пришел к выводу, что уплата обязательных платежей таможенному органу была произведена российской организацией, которая согласно грузовой таможенной декларации являлась лицом, ответственным за финансовое урегулирование, и декларантом.
     

     Отказывая в вычете и возмещении НДС, уплаченного при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации, налоговые органы могут также ссылаться на частичную оплату импортированного товара покупателем только в размере, необходимом для оплаты таможенных платежей; на наличие дебиторской задолженности по оплате импортированного товара, которая не погашается длительный срок, на низкую рентабельность заключенных налогоплательщиком сделок; на отсутствие у налогоплательщика складских помещений и транспортных средств; на неоплату налогоплательщиком импортированного товара на момент предъявления сумм налога к вычету и т.д.
     
     Как правило, арбитражные суды отклоняют подобные доводы, не считая их достаточным основанием для отказа в вычете НДС, уплаченного при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации, если подтверждается реальность заключенных сделок и в действиях налогоплательщика не усматривается признаков недобросовестности.
     
     Так, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 17.05.2007 N А56-24930/2006 арбитражный суд признал неправомерным отказ налогового органа в применении налогового вычета по НДС, отметив, что оплата импортированного товара покупателем только в размере, необходимом для оплаты таможенных платежей, а также непринятие налогоплательщиком мер по взысканию дебиторской задолженности по оплате импортированного товара не могли служить основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды и служить причиной отказа в вычете и возмещении НДС, уплаченного таможенным органам, поскольку в силу п. 7 ст. 2 Федерального закона от 22.07.2005 N 119-ФЗ "О внесении изменений в главу 21 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах", если дебиторская задолженность не будет погашена до 1 января 2008 года, она подлежит включению налогоплательщиком в налоговую базу в первом налоговом периоде 2008 года. Кроме того, положения ст. 171, 172 и 176 НК РФ не связывают применение налоговых вычетов и предъявление суммы НДС к возмещению с отгрузкой товаров покупателю или с их полной оплатой в том же налоговом периоде.
     
     Арбитражный суд также отклонил ссылку налогового органа на то, что импортированный товар был реализован с минимальной наценкой и низкой рентабельностью заключенных налогоплательщиком сделок, указав, что обоснованность заявленных вычетов не могла быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала и применения налогоплательщиком высоких наценок на реализуемый товар.
     

     Арбитражный суд также отклонил доводы налогового органа об отсутствии у налогоплательщика складских помещений и транспортных средств, указав на заключение налогоплательщиком договоров транспортной экспедиции, а также оказания услуг по консультированию в области таможенного дела и организации таможенных перевозок. В ходе встречных проверок экспедиторов, консультантов в области таможенного дела и организации таможенных перевозок, таможенных брокеров было подтверждено наличие финансовых и хозяйственных отношений налогоплательщика с вышеуказанными организациями, что привело к возможности минимизации налогоплательщиком количества штатных работников. Условиями же договора поставки, заключенного с покупателем импортированного товара, был предусмотрен прием товара на складе продавца, то есть без обязательств продавца по перевозке товара и его доставке покупателю.
     
     Арбитражный суд также отклонил доводы о неоплате налогоплательщиком импортированного товара, указав, что отсутствие расчетов с иностранными поставщиками товара не влияло на применение налоговых вычетов, поскольку в данном случае налогоплательщик фактически уплатил эти суммы налога при ввозе товара на территорию Российской Федерации.
     
     Аналогичные выводы содержатся также в постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 13.10.2006 N А56-29740/2005, от 10.05.2006 N А56-22360/04, от 15.03.2007 N А56-25733/2006.
     
     В постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 02.04.2007 N А56-31609/2005, от 09.03.2006 N А56-18064/2005, от 10.02.2006 N А56-23219/2005 арбитражный суд также пришел к выводу, что наличие дебиторской задолженности покупателей импортированного товара не могло служить основанием для отказа в вычете НДС, уплаченного таможенным органам при ввозе товара на территорию Российской Федерации. Данный вывод суда был мотивирован тем, что в соответствии с п. 5 ст. 167 НК РФ в случае неисполнения покупателем встречного обязательства, связанного с поставкой товара, дата истечения срока исковой давности и дата списания дебиторской задолженности приравнивались к дате оплаты товара. Согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 12.05.2005 N 167-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества "Сотовая компания" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 5 статьи 167 Налогового кодекса Российской Федерации" факт неполучения налогоплательщиком оплаты от реализации товаров (работ, услуг) не исключает возможность взимания НДС. Кроме того, в случаях отсутствия оплаты покупателем товара, работы или услуги, в стоимость которых включается НДС, налогоплательщик вправе использовать предусмотренный налоговым законодательством компенсационный механизм в виде реализации права на уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль на сумму убытков от списания сомнительных долгов, включая начисленную сумму НДС (п. 3 и 4 ст. 266 НК РФ). Суд также сослался на то, что в силу действующего в сфере налоговых правоотношений принципа презумпции добросовестности налогоплательщик не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет, и на него не могут возлагаться дополнительные обязанности, не предусмотренные налоговым законодательством.
     
     В постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 09.03.2006 N А56-10023/2005, от 03.03.2006 N А56-20976/2005 арбитражный суд отметил, что право на предъявление к вычету уплаченного в составе таможенных платежей НДС не зависело от факта последовавшей реализации импортированного товара на территории Российской Федерации.
     

     В постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 17.04.2006 N А56-23069/2005, от 03.03.2006 N А56-23427/2005, от 26.02.2006 N А56-29444/04 арбитражный суд признал неправомерным отказ налогового органа в возмещении НДС по импорту товаров в связи с тем, что на момент предъявления сумм НДС к возмещению налогоплательщик не оплатил полученный от иностранных контрагентов товар, поскольку главой 21 НК РФ право импортера на применение налоговых вычетов не ставится в зависимость от данного обстоятельства. Вопросы взаимоотношений с иностранными партнерами, а также с российскими покупателями в части исполнения обязательств по оплате товара находятся вне сферы регулирования налогового законодательства, касающегося возмещения НДС. НК РФ предусматривает определенные налоговые последствия в случае неисполнения покупателем своих обязательств по оплате товаров (работ, услуг): в соответствии с п. 5 ст. 167 НК РФ в случае неисполнения покупателем встречного обязательства, связанного с поставкой товара, дата истечения срока исковой давности и дата списания дебиторской задолженности приравниваются к дате оплаты товара.
     
     В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 03.10.2005 N А56-31382/04 также содержится вывод о том, что отсутствие у налогоплательщика складских и офисных помещений, неоплата им импортированного товара не могли служить основанием для отказа в применении налогоплательщиком права на налоговые вычеты и возмещение НДС, уплаченного в бюджет при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации.
     
     В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 19.07.2006 N Ф04-4589/2006(24698-А45-40) арбитражный суд признал неправомерным отказ налогового органа в возмещении НДС, уплаченного при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации, мотивированный неполной оплатой товара покупателем, отсутствием покупателя импортируемого товара по юридическому адресу, отсутствием у налогоплательщика складских помещений для хранения товара, оприходованием и выбытием товара в один день, отсутствием на балансе налогоплательщика основных средств и штатной численностью в два человека. Поскольку налогоплательщик документально подтвердил ввоз товара на территорию Российской Федерации, его принятие на учет и уплату НДС в составе таможенных платежей, отказ налогового органа в возмещении НДС являлся, по мнению суда, незаконным. Обстоятельства же, на которые ссылался налоговый орган, не имели правового значения для возмещения НДС и не опровергали достоверности представленных налогоплательщиком документов, подтверждавших обоснованность применения налоговых вычетов и право налогоплательщика на возмещение НДС.
     
     В постановлении ФАС Московского округа от 16.06.2005 N КА-А40/5157-05 арбитражный суд отметил, что требования по заполнению грузовой таможенной декларации никак не были связаны с правом на предоставление налоговых вычетов по НДС, уплаченному при ввозе товаров на территорию Российской Федерации, поскольку нарушение таможенного законодательства не могло влиять на правомерность применения налогоплательщиком вычетов по НДС.
     

     В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 30.01.2007 N А56-49003/2005, признавая правомерным применение налогоплательщиком вычета по НДС, уплаченному при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации, арбитражный суд отклонил доводы налогового органа о том, что согласно информации Службы внутренних доходов США иностранный продавец имел статус "недействующая организация". Как указал суд, сведения о продавце импортированного товара, полученные от Службы внутренних доходов США, не могли рассматриваться в качестве доказательства недобросовестности налогоплательщика. Глава 21 НК РФ не связывает право налогоплательщика на применение налоговых вычетов с соблюдением иностранным лицом требований законодательства другого государства. Кроме того, подобные сведения не были официальным подтверждением фиктивности иностранного лица, на что обращается внимание налоговых органов в письме МНС России от 19.11.2003 N 26-2-05/8120@-АР402.
     
     Аналогичный вывод содержится также в постановлении ФАС Уральского округа от 18.01.2007 N Ф09-11227/06-С2, где налоговый орган мотивировал отказ налогоплательщику в возмещении НДС тем, что иностранный покупатель не был зарегистрирован в Службе внутренних доходов Великобритании, а компания с подобным наименованием была исключена из реестра в 1997 году. Как указал суд, действующим налоговым законодательством Российской Федерации не предусмотрен отказ от возмещения НДС в зависимости от отсутствия регистрации иностранного покупателя. Поскольку каких-либо доказательств, подтверждавших недобросовестность действий налогоплательщика, направленных на неправомерное возмещение НДС, налоговый орган не представил, то в возмещении налогоплательщику сумм НДС было отказано неправомерно.
     

4.2. "Правильное" восстановление

     
     Налогоплательщики рано или поздно сталкиваются с недостачей или порчей товарно-материальных ценностей, износом или ликвидацией основных средств. Как правильно в данных случаях восстанавливать НДС? Как оптимизировать НДС по внутренним оборотам в случае реализации товаров на экспорт, а также в других случаях, которые не предусмотрены НК РФ, однако при наступлении которых налоговые органы требуют восстановления НДС?
     
     По общему правилу, закрепленному в п. 3 ст. 170 НК РФ, суммы НДС, принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ, подлежат восстановлению налогоплательщиком в случаях:
     
     - передачи имущества, нематериальных активов и имущественных прав в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или паевых взносов в паевые фонды кооперативов;
     
     - дальнейшего использования таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, и имущественных прав для осуществления операций, указанных в п. 2 ст. 170 НК РФ, за исключением операции, предусмотренной выше, и передачи основных средств, нематериальных активов и (или) иного имущества, имущественных прав правопреемнику (правопреемникам) при реорганизации юридических лиц.
     
     В данном случае восстановлению подлежат суммы НДС в размере, ранее принятом к вычету, а в отношении основных средств и нематериальных активов - в размере суммы, пропорциональной остаточной (балансовой) стоимости без учета переоценки.
     
     Восстановление сумм НДС производится в том налоговом периоде, в котором товары (работы, услуги), в том числе основные средства и нематериальные активы, и имущественные права были переданы или начинают использоваться налогоплательщиком для осуществления операций, указанных в п. 2 ст. 170 НК РФ.
     
     При переходе налогоплательщика на специальные налоговые режимы в соответствии с главами 26.2 и 26.3 НК РФ суммы налога, принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, и имущественным правам в порядке, предусмотренном главой 21 настоящего Кодекса, подлежат восстановлению в налоговом периоде, предшествующем переходу на указанные режимы.
     
     Согласно п. 2 ст. 170 НК РФ суммы НДС, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, либо фактически уплаченные при ввозе товаров, в том числе основных средств и нематериальных активов, на территорию Российской Федерации, учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, в случаях:
     
     - приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, используемых для операций по производству и (или) реализации (а также передаче, выполнению, оказанию для собственных нужд) товаров (работ, услуг), не подлежащих обложению НДС (освобожденных от налогообложения);
     
     - приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, используемых для операций по производству и (или) реализации товаров (работ, услуг), местом реализации которых не признается территория Российской Федерации;
     
     - приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, лицами, не являющимися плательщиками НДС либо освобожденными от исполнения обязанностей налогоплательщика по исчислению и уплате налога;
     
     - приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, имущественных прав, для производства и (или) реализации (передачи) товаров (работ, услуг), операции по реализации (передаче) которых не признаются реализацией товаров (работ, услуг) в соответствии с п. 2 ст. 146 НК РФ, если иное не установлено главой 21 настоящего Кодекса.
     
     Как следует из вышеприведенного, перечень случаев, при наличии которых налогоплательщик должен восстанавливать НДС, установлен ст. 170 НК РФ и не предусматривает указания на иные, не поименованные в данной статье Кодекса, ситуации.
     
     Однако на практике налоговые органы требуют от налогоплательщика восстанавливать НДС и в случаях, явно не закрепленных в ст. 170 НК РФ.
     
     Недостача или порча товарно-материальных ценностей. Контролирующие органы часто указывают налогоплательщикам на необходимость восстановления сумм НДС, ранее правомерно принятых к вычету по товарно-материальным ценностям, выбывшим в результате недостачи или порчи.
     
     По мнению Минфина России, изложенному в письме от 14.08.2007 N 03-07-15/120, если виновные лица не установлены, то при выбытии имущества в связи с потерей, порчей, боем, хищением, стихийным бедствием и по другим аналогичным причинам НДС уплачивать не надо. В этом случае суммы НДС, ранее принятые к вычету, восстанавливаются в том налоговом периоде, в котором недостающее имущество списывается с учета.
     
     К аналогичным выводам Минфин России приходил и ранее. Так, в письмах от 31.07.2006 N 03-04-11/132 и 06.05.2006 N 03-03-04/1/421 Минфин России пояснил, что, поскольку выбывшие в результате недостачи товарно-материальные ценности при осуществлении операций, облагаемых НДС, не использовались, суммы этого налога, ранее принятые к вычету по таким ценностям, должны восстанавливаться.
     
     А в письме Минфина России от 18.11.2005 N 03-04-11/308 разъяснено, что выбытие товаров в связи с хищением объектом обложения НДС не является. В связи с этим суммы НДС, ранее принятые к вычету по товарам, выявленным при проведении инвентаризации имущества как недостающие, подлежат восстановлению.
     
     Аналогичная позиция выражена Минфином России в письме от 20.09.2004 N 03-04-11/155.
     
     Именно такой точки зрения Минфина России придерживаются и налоговые органы на местах.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, в том числе по НДС, по результатам которой он составил акт, на основании которого налоговым органом было вынесено решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, за неполную уплату НДС.
     
     По мнению налогового органа, в связи с тем что выбывшие в результате недостачи или порчи товарно-материальные ценности не использовались при осуществлении операций, облагаемых НДС, суммы этого налога, ранее принятые к вычету по таким товарно-материальным ценностям, необходимо было восстановить и вернуть в бюджет на основании п. 3 ст. 170 НК РФ. При этом вышеуказанное восстановление сумм НДС должно было производиться в налоговом периоде, в котором недостающие товарно-материальные ценности списывались с учета. Однако данные требования в проверяемом налоговым органом периоде выполнены налогоплательщиком не были.
     
     Несогласие с таким решением налогового органа послужило основанием для обращения налогоплательщика в арбитражный суд с соответствующими требованиями.
     
     Позиция суда.
     
     В ст. 170 НК РФ приведен исчерпывающий перечень случаев принятия налогоплательщиком сумм НДС к вычету или возмещению, по которым соответствующие суммы налога подлежат восстановлению и уплате в бюджет. По мнению суда, списание материальных ценностей по причине их недостачи и потерей от порчи не относилось к вышеуказанным случаям.
     
     Согласно п. 1 и 2 ст. 171 НК РФ суммы НДС, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров на территории Российской Федерации, принимаются к налоговому вычету на основании соответствующих первичных документов, перечень которых приведен в п. 1 ст. 172 настоящего Кодекса, в том отчетном периоде, в котором эти товары приобретены и приняты на учет, а не в том периоде, в котором эти товары будут фактически реализованы (использованы). Иными словами, вышеназванные нормы НК РФ не связывали право налогоплательщика на вычеты с моментом реализации (использования) товаров.
     
     Суд разъяснил, что НК РФ не содержит норм, обязывающих налогоплательщика, списавшего с баланса материальные ценности по причине их недостачи и потерей от порчи, восстанавливать суммы НДС.
     
     Как указал суд, такой вывод согласовывался и с положениями п. 5 ст. 173 НК РФ, на основании которых организации, не являющиеся плательщиками НДС, обязаны перечислять налог в бюджет только в случае выставления ими покупателю счета-фактуры с выделением НДС.
     
     Как установил суд, в ситуации, установленной налоговым органом в ходе проведения налоговой проверки, НДС был возмещен до списания материальных ценностей.
     
     Таким образом, суд пришел к выводу, что последовавшее изменение режима имущества не могло служить основанием для обязания налогоплательщика восстанавливать суммы этого налога, правомерно предъявленные к вычету в предыдущих налоговых периодах.
     
     Как следует из анализа ст. 146, 170-172 НК РФ, если спорное имущество приобреталось и использовалось для производственной деятельности или иных операций, признаваемых объектами налогообложения, возникает право на налоговый вычет, несмотря на последующие изменения в использовании имущества.
     
     При таких обстоятельствах суд решил, что у налогоплательщика отсутствовала обязанность по восстановлению в бюджете налоговых вычетов, и удовлетворил заявленные требования как соответствующие положениям НК РФ.
     

[см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа
от 10.07.2007 N Ф04-4573/2007(36095-А27-41)]

     
     Таким образом, суды во многих случаях не разделяют подхода налоговых органов относительно необходимости восстановления НДС при недостаче (порче) и поддерживают налогоплательщика. В качестве одного из обосновывающих такую позицию аргументов суды приводят то обстоятельство, что перечень случаев, наличие которых необходимо для восстановления НДС, исчерпывающий.
     
     Так, ФАС Уральского округа в постановлении от 03.07.2007 N Ф09-4997/07-С3 рассмотрел ситуацию, при которой налоговый орган доначислил налогоплательщику НДС из-за списания последним с баланса стоимости похищенной, а также пришедшей в негодность продукции без восстановления и уплаты в бюджет ранее принятых к вычету сумм НДС. Суд, признавая решение налогового органа недействительным, указал, что недостача товара, обнаруженная в процессе инвентаризации имущества, или имевшее место хищение товара в качестве оснований для восстановления НДС в п. 3 ст. 170 НК РФ не поименованы.
     
     Следует отметить, что ВАС РФ решением от 23.10.2006 N 10652/06 признал недействующим абзац 13 раздела "В целях применения статьи 171 НК РФ" приложения к письму ФНС России от 19.10.2005 N ММ-6-03/886@ и указал, что ст. 170 НК РФ не предусматривает восстановления НДС, ранее принятого к вычету, в случаях хищения товара или его недостачи, обнаруженной в процессе инвентаризации. Позиция налогоплательщиков была также поддержана в постановлениях ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.05.2007 N А19-19165/06-Ф02-2618/07, от 16.02.2006 N А19-21458/05-20-Ф02-332/06-С1, ФАС Поволжского округа от 17.03.2005 N А49-13280/04-398А/11 и от 14.09.2004 N А57-1124/04-33, ФАС Северо-Западного округа от 01.03.2006 N А26-4963/2005-29, от 09.02.2006 N А56-9808/2005, от 17.01.2005 N А05-6493/04-12, ФАС Уральского округа от 03.07.2007 N Ф09-4997/07-С3, от 06.03.2006 N Ф09-509/06-С7, ФАС Центрального округа от 16.02.2006 N А54-2798/2005-С18, от 06.04.2005 N А48-7767/04-15.
     
     Таким образом, по мнению судов, НК РФ не предусмотрена обязанность налогоплательщика восстанавливать и уплачивать в бюджет суммы НДС, ранее предъявленные к вычету в соответствии со ст. 171 и 172 НК РФ по материальным ценностям, приобретенным для осуществления налогооблагаемых операций и списанным впоследствии на счет 94 "Недостачи и потери от порчи ценностей".
     
     Тем не менее следует учитывать, что в судебной практике существуют решения, в которых суды поддержали позицию налоговых органов (см. постановления ФАС Московского округа от 03.03.2005 N КА-А41/839-05, ФАС Северо-Кавказского округа от 28.04.2006 N Ф08-1521/2006-644А, ФАС Уральского округа от 12.11.2003 N Ф09-3784/03-АК).
     
     Износ и ликвидация основных средств. В арбитражных судах рассматриваются также налоговые споры по обязыванию налогоплательщика, списавшего с баланса основные средства в связи с износом или ликвидацией, восстанавливать суммы НДС, ранее правомерно принятые к вычету, по основным средствам в недоамортизируемой (неиспользованной) части.
     
     Однако многие суды отклоняют вышеуказанные требования налоговых органов, разъясняя, что исходя из анализа ст. 146, 170-172 НК РФ, если имущество приобреталось и использовалось для производственной деятельности или иных операций, признаваемых объектами налогообложения, у налогоплательщика возникает право на налоговый вычет, несмотря на последующие изменения в использовании имущества, при этом НК РФ не содержит норм, обязывающих налогоплательщика, списавшего с баланса основные средства по причине их износа или ликвидации, восстанавливать суммы НДС по основным средствам в недоамортизируемой (неиспользованной) части.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, по результатам которой он составил акт и вынес решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.
     
     При проверке налоговый орган сделал вывод о необоснованном невосстановлении и соответственно о неуплате НДС по основным средствам, выбывшим до окончания срока их полезного использования в производстве товаров, по которым он ранее заявлен и возмещен из бюджета в части недоамортизированной стоимости.
     
     Налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании недействительным такого решения налогового органа.
     
     Позиция суда.
     
     Суд отклонил доводы налогового органа, послужившие основанием для вынесения оспариваемого налогоплательщиком решения, указав на то, что положениями НК РФ не определено, что налогоплательщик, списавший с баланса основные средства по причине их износа, обязан восстановить суммы НДС по основным средствам в недоамортизируемой (неиспользованной) части.
     
     Пунктом 3 ст. 170 НК РФ установлены случаи, когда суммы налога, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, либо фактически уплаченные при ввозе товаров, в том числе основных средств и нематериальных активов, на территорию Российской Федерации, учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг).
     
     С учетом изложенного суд признал указанное решение налогового органа недействительным.
     

(см. постановление ФАС Северо-Западного округа
от 15.10.2007 N А05-432/2007)

     
     К аналогичным выводам пришел и ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 11.10.2006 N Ф04-6616/2006(27128-А27-31).
     
     Тот же суд в постановлении от 12.07.2007 N Ф04-4625/2007(36147-А75-25) также признал неправомерными требования налогового органа восстановить ранее принятые к вычету суммы НДС по приобретенному и использованному в производственной деятельности имуществу при его ликвидации. Аналогичные выводы сделаны также в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 31.01.2007 N Ф04-9240/2006(30180-А27-25).
     
     Поддержал налогоплательщика по данному вопросу и ФАС Центрального округа в постановлении от 26.09.2005 N А64-418/05-16.
     
     Восстановление вычета по НДС по товарам, предназначенным для внутреннего оборота, использованным на экспорт. На правоприменительном уровне также встречаются налоговые споры по вопросу об обязанности налогоплательщика восстанавливать суммы НДС, ранее принятые к вычету по внутренним оборотам (внутреннему рынку), в момент отгрузки товаров на экспорт.
     
     Пункт 3 ст. 173 НК РФ устанавливает особый порядок применения налоговых вычетов в отношении операций по реализации товаров, указанных в п. 1 ст. 164 настоящего Кодекса. В частности, под вышеуказанными товарами понимаются товары, вывезенные в таможенном режиме экспорта, при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ.
     
     В соответствии с п. 9 ст. 167 НК РФ при реализации товаров, предусмотренных подпунктами 1-3 и 8 п. 1 ст. 164 настоящего Кодекса, моментом определения налоговой базы по вышеуказанным товарам (работам, услугам) является последний день месяца, в котором собран полный пакет документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ.
     
     Как свидетельствует судебная практика, налогоплательщики считают необоснованными доводы налоговых органов о необходимости восстановления в вышеуказанной ситуации принятых к вычету сумм НДС со ссылкой на положения п. 1 ст. 172 НК РФ, в соответствии с которым вычеты сумм НДС, предусмотренных ст. 171 настоящего Кодекса, в отношении операций по реализации товаров, указанных в п. 1 ст. 164 НК РФ, производятся только при представлении в налоговые органы соответствующих документов, предусмотренных ст. 165 настоящего Кодекса.
     
     Суды поддерживают позицию налогоплательщиков и отмечают, что действующее налоговое законодательство не связывает восстановление сумм НДС по внутреннему рынку с фактом отгрузки товара по экспортному контракту. При этом суды признают противоречащими действующему законодательству требования налоговых органов о необходимости восстановления сумм НДС, уплаченных поставщикам, ранее принятых к вычету, относящегося к товарам, отгруженным на экспорт.
     

     Из норм п. 1 ст. 164, ст. 165, п. 3 ст. 172, п. 1 ст. 173 НК РФ следует, что для целей налогообложения операция по вывозу товаров за пределы таможенной территории Российской Федерации признается экспортной не в момент пересечения границы, а в момент представления в налоговый орган документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ. В противном случае в соответствии с п. 9 ст. 165 НК РФ налогообложение данной операции осуществляется в рамках общего режима реализации товаров на внутреннем рынке.
     
     Такие выводы сделаны в постановлении ФАС Московского округа от 12.07.2006 N КА-А41/6325-06.
     
     Кроме того, суды отмечают, что восстановление сумм НДС производится в соответствии со ст. 170 НК РФ, в которой отсутствуют нормы, связывающие обязанность восстанавливать НДС, ранее правомерно принятый к вычету, с фактом вывоза товара за пределы таможенной территории.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налогоплательщик представил 23 ноября 2006 года в налоговый орган уточненную налоговую декларацию по НДС за июль 2006 года.
     
     В ходе камеральной проверки вышеуказанной декларации налоговый орган установил неуплату налогоплательщиком НДС вследствие невосстановления налогоплательщиком суммы налога, раннее принятой к вычету по внутреннему обороту, в связи с отгрузкой на экспорт в июле 2006 года продукции, в производстве которой были использованы эти товары.
     
     Результаты налоговой проверки были отражены в акте, на основании которого заместитель руководителя налогового органа принял решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за неуплату НДС согласно п. 1 ст. 122 НК РФ в виде взыскания штрафа и предложил в срок, установленный в направленных налогоплательщику требованиях, уплатить данную сумму штрафа, а также пени.
     
     Налогоплательщик обжаловал решение и требования налогового органа в арбитражный суд.
     
     Позиция суда.
     
     Суд установил, что налогоплательщик восстановил в налоговых декларациях за август и сентябрь 2006 года суммы НДС, ранее предъявленные к вычету и относившиеся к продукции, отгруженной на экспорт в июле 2006 года. При этом налогоплательщик представил в налоговый орган налоговые декларации за август и сентябрь 2006 года по налоговой ставке 0%, в которых он заявил НДС к возмещению.
     
     Суд признал необоснованным довод налогового органа о том, что налогоплательщик был обязан восстановить НДС, относившийся к поставленной на экспорт продукции в момент ее отгрузки, так как НДС подлежал восстановлению в случаях, установленных в п. 3 ст. 170 НК РФ. Рассматриваемая ситуация в п. 3 ст. 170 НК РФ не предусмотрена.
     

     В то же время, как определил суд, на момент принятия налоговым органом оспариваемого решения не истекли 180 дней с даты отгрузки товаров на экспорт в июле 2006 года, поэтому основания для доначисления НДС в связи с неподтверждением обоснованности применения налоговой ставки 0% отсутствовали.
     
     При таких обстоятельствах суд сделал вывод об отсутствии у налогоплательщика обязанности восстановить НДС за июль 2006 года, а также обязанности уплатить данный налог за июль 2006 года вследствие истечения 180 дней с момента отгрузки товаров на экспорт.
     
     Суд установил, что в проверяемый налоговым органом период была осуществлена только отгрузка товара, подтверждения факта экспорта не было, в связи с чем утверждение налогового органа о состоявшемся факте экспорта следовало считать неправомерным. По мнению суда, сам по себе факт вывоза товара на экспорт не служил основанием для восстановления НДС, поскольку данное обстоятельство не предусмотрено налоговым законодательством.
     
     С учетом вышеизложенного суд удовлетворил требование, заявленное налогоплательщиком, и признал недействительными указанные решение и требования налогового органа.
     

(см. постановление ФАС Волго-Вятского округа
от 17.09.2007 N А79-160/2007)

    
4.3. Оптимизация НДС налоговыми агентами

     
     Согласно п. 4 ст. 173 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг), поименованных в ст. 161 настоящего Кодекса, сумма НДС, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется и уплачивается в полном объеме налоговыми агентами, указанными в ст. 161 НК РФ.
     
     Таким образом, особенности определения налоговыми агентами налоговой базы по НДС установлены ст. 161 НК РФ и выражаются в следующем:
     
     - при реализации товаров (работ, услуг), местом реализации которых является территория Российской Федерации, налогоплательщиками - иностранными лицами, не состоящими на учете в налоговых органах в качестве налогоплательщиков, налоговая база определяется как сумма дохода от реализации этих товаров (работ, услуг) с учетом налога;
     
     - при предоставлении на территории Российской Федерации органами государственной власти и управления и органами местного самоуправления в аренду федерального имущества, имущества субъектов Российской Федерации и муниципального имущества налоговая база определяется как сумма арендной платы с учетом налога. В этом случае налоговыми агентами признаются арендаторы вышеуказанного имущества (п. 3 ст. 161 НК РФ);
     
     - при реализации на территории Российской Федерации конфискованного имущества, бесхозяйных ценностей, кладов и скупленных ценностей, а также ценностей, перешедших по праву наследования государству, налоговыми агентами признаются органы, организации или индивидуальные предприниматели, уполномоченные осуществлять реализацию указанного имущества (п. 4 ст. 161 НК РФ);
     
     - при реализации на территории Российской Федерации товаров иностранных лиц, не состоящих на учете в налоговых органах в качестве налогоплательщиков, налоговыми агентами признаются организации и индивидуальные предприниматели, осуществляющие предпринимательскую деятельность с участием в расчетах на основе договоров поручения, договоров комиссии или агентских договоров с указанными иностранными лицами (п. 5 ст. 161 НК РФ);
     
     - если в течение десяти лет с момента регистрации судна в Российском международном реестре судов оно исключено из этого реестра, кроме исключения вследствие признания судна погибшим, пропавшим без вести, конструктивно погибшим, утратившим качества судна в результате перестройки или любых других изменений, или если в течение 45 дней с момента перехода права собственности на судно от налогоплательщика к заказчику регистрация судна в Российском международном реестре судов не осуществлена, налоговая база определяется налоговым агентом как стоимость, по которой это судно было реализовано заказчику, с учетом НДС. При этом налоговым агентом является лицо, в собственности которого находится судно на момент его исключения из Российского международного реестра судов, если судно исключено из вышеуказанного реестра или если в течение 45 дней с момента перехода права собственности на судно от налогоплательщика к заказчику регистрация судна в Российском международном реестре судов не осуществлена, - лицо, в собственности которого находится судно по истечении 45 дней с момента такого перехода права собственности (п. 6 ст. 161 НК РФ).
     
     Наиболее сложными с правовой точки зрения являются ситуации, указанные в п. 3-5 ст. 161 НК РФ, которые рассмотрим отдельно.
     
     Аренда федерального или муниципального имущества. На правоприменительном уровне часто встречаются налоговые споры о правомерности привлечения арендаторов федерального или муниципального имущества к ответственности, предусмотренной ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм НДС, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом.
     
     В соответствии со ст. 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.
     
     В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 N 384-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ООО "Дизайн-группа "Интерьер Флора" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 161 Налогового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что порядок уплаты НДС, установленный п. 3 ст. 161 НК РФ, применяется в случае предоставления в аренду публичного имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения либо оперативного управления за государственными унитарными предприятиями или учреждениями, то есть составляющего государственную казну, при непосредственном участии публичных собственников в гражданских правоотношениях. При реализации на территории Российской Федерации услуг по предоставлению в аренду федерального имущества, имущества субъектов Российской Федерации и муниципального имущества организациями, которым такое имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, исчисление и уплата в бюджет НДС осуществляются вышеуказанными организациями.
     
     Исходя из вышеизложенного только в случае, если договор аренды государственного (муниципального) имущества заключен непосредственно между органами государственной власти и управления (органами муниципального образования) и арендатором, то применяется порядок уплаты НДС в бюджет, указанный в п. 3 ст. 161 НК РФ, то есть плательщиком НДС от суммы арендной платы является арендатор соответствующего федерального имущества.
     
     Правомерность подобных выводов подтверждается и судебной практикой.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     По результатам выездной налоговой проверки налогоплательщика налоговый орган вынес решение, согласно которому налогоплательщику был доначислен НДС и были начислены соответствующие ему пени.
     
     Основанием для принятия вышеуказанного решения послужило нарушение налогоплательщиком п. 3 ст. 161 НК РФ - неполное перечисление в бюджет сумм НДС, подлежавших удержанию из доходов, уплачиваемых арендодателю - уполномоченному органу муниципального образования, а также непредставление налоговых деклараций по НДС.
     
     Налогоплательщик оспорил вышеуказанное решение налогового органа в арбитражный суд.
     
     Позиция суда.
     
     Судом было установлено, что налогоплательщик заключил с уполномоченным органом муниципального образования договор аренды торгового места на территории здания муниципального учреждения и за проверяемые налоговым органом периоды он не исчислял НДС и не удерживал его из доходов, уплачиваемых арендодателю.
     
     На основании установленных обстоятельств дела, положений п. 3 ст. 161 НК РФ судом было признано обоснованным доначисление налоговым органом налогоплательщику НДС исходя из размера арендной платы, перечисленной им арендатору.
     
     Суд разъяснил, что отсутствие в договоре аренды условия об обязанности арендатора удерживать из доходов арендодателя и перечислять в бюджет НДС не предусмотрено налоговым законодательством в качестве основания для освобождения налогового агента от исполнения обязанностей, установленных в п. 3 ст. 161 НК РФ.
     
     Суд также рассмотрел доводы налогоплательщика о применении разъяснений норм ст. 161 НК РФ, изложенных в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 N 384-О, и разъяснил, что оспариваемое решение налогового органа вышеуказанным разъяснениям Конституционного Суда Российской Федерации не противоречило.
     
     С учетом вышеизложенного суд отказал в удовлетворении заявленных требований налогоплательщика.
     

[см. постановление ФАС Западно-Сибирского округа
от 24.09.2007 N Ф04-6501/2007(38740-А27-42)]

     
     Таким образом, суд установил, что налогоплательщиком был заключен договор аренды муниципального имущества непосредственно с уполномоченным органом муниципального имущества, с учетом чего суд сделал вывод о наличии у налогоплательщика обязанностей налогового агента. Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 30.08.2007 N Ф04-5318/2007(36928-А27-19) и ФАС Волго-Вятского округа от 20.09.2007 N А17-3614/5-2006.
     
     Следует отметить, что на основании п. 1 ст. 296 ГК РФ казенное предприятие и учреждение, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются и распоряжаются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника этого имущества и назначением этого имущества. Согласно п. 1 ст. 298 ГК РФ частное или бюджетное учреждение не имеет права отчуждать либо иным способом распоряжаться имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным этим учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества.
     
     Соответственно если в качестве арендодателя федерального (муниципального) имущества выступает лицо, наделенное правом хозяйственного ведения либо оперативного управления на предоставляемое в аренду имущество, обязанности налогового агента у арендатора такого имущества отсутствуют. Данный подход следует из вышеупоминавшейся позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформировавшейся судебной практики и позиции налоговых органов, указанной в их разъяснительных письмах.
     
     Так, по мнению налоговых органов, действующим порядком установлено, что при оказании услуг по сдаче в аренду федерального (муниципального) имущества на основе договора аренды, заключенного между арендатором и балансодержателем (не относящимся к органам государственной власти и управления и органам местного самоуправления) без органа государственной власти и управления и органа местного самоуправления (арендодателя), уплата НДС в бюджет осуществляется балансодержателем вне зависимости от того, куда арендатор перечисляет вышеуказанную арендную плату - на счет балансодержателя имущества, в бюджет или на специально открытый для этого балансодержателя счет в органах Федерального казначейства (письма ФНС России от 14.02.2005 N 03-1-03/208/13, УФНС России по г. Москве от 20.06.2006 N 18-11/3/53343@, от 29.11.2005 N 19-11/87841, от 26.08.2005 N 19-11/60622, от 02.08.2005 N 19-11/55162).
     
     При этом налоговые органы указывают, что если договор аренды заключен между арендатором, балансодержателем и органами государственной власти и управления и органами местного самоуправления (трехсторонний договор), то применяется порядок уплаты НДС в бюджет, указанный в п. 3 ст. 161 НК РФ. Только в таком случае плательщиком НДС от суммы арендной платы является арендатор федерального или муниципального имущества.
     

     Суды также указывают, что при оказании налогоплательщиком услуг по предоставлению в аренду федерального или муниципального имущества, закрепленного за ней на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, плательщиком НДС является этот налогоплательщик, а не арендатор имущества.
     
     Так, ФАС Поволжского округа в постановлении от 20.09.2007 N А12-17442/06-С61 рассмотрел ситуацию, при которой помещения, предоставленные налогоплательщиком (университетом) в аренду арендаторам, закреплены за ним на праве оперативного управления. Позицию налогоплательщика о том, что в рамках заключенных им договоров аренды арендаторы являлись налоговыми агентами и, следовательно, обязанность по уплате в бюджет НДС была возложена законом именно на них, а не на налогоплательщика, суд со ссылкой на определение Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 N 384-О признал ошибочной.
     
     Аналогичные выводы сделаны в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 04.07.2007 N Ф08-3941/2007-1558А, в котором суд установил, что имущество, сдававшееся налогоплательщиком в аренду, принадлежало ему на праве оперативного управления и в качестве арендодателя выступал именно налогоплательщик, а не собственник имущества. С учетом вышеизложенного суд признал плательщиком НДС именно арендодателя.
     
     Плата за коммунальные услуги. Согласно п. 2 ст. 616 ГК РФ арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды. К расходам на содержание арендованного помещения относятся, в частности, коммунальные расходы.
     
     Исходя из положений ст. 545, 548 ГК РФ, п. 17 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 12.02.1999 N 167, арендодатели (абоненты) вправе передавать электроэнергию, тепловую энергию, воду, газ арендаторам (субабонентам) с согласия соответствующих организаций. В связи с этим на практике часто правоотношения сторон договора аренды складываются таким образом, что коммунальные услуги оплачиваются арендаторами арендодателям, а не непосредственным поставщикам.
     
     Налоговые органы полагают, что порядок определения налоговой базы для исчисления НДС, установленный ст. 161 НК РФ, подразумевает исчисление налога со всей суммы арендной платы, уплачиваемой арендодателю без применения налоговых льгот и вычетов. Соответственно налоговые органы требуют от арендаторов федерального (муниципального) имущества исполнения обязанностей налоговых агентов и в отношении коммунальных платежей, уплачиваемых в соответствии с условиями договоров аренды.
     

     Однако такой подход не всегда находит поддержку в судах.
     
     В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 26.07.2007 N Ф04-5177/2007(36761-А27-42) судом было установлено, что между уполномоченным органом муниципального образования (арендодателем) и налогоплательщиком (арендатором) были заключены договоры, по условиям которых арендодатель передал в аренду налогоплательщику торговое место на территории муниципального учреждения, находившееся в муниципальной собственности. Условиями договоров было предусмотрено, что размер арендной платы был установлен без учета НДС. При этом в договорах было также предусмотрено, что коммунальные платежи входили в сумму арендной платы.
     
     Таким образом, арендная плата, в состав которой входили коммунальные платежи, в установленном договорами аренды размере уплачивалась налогоплательщиком на счет уполномоченного органа муниципального образования. При этом налогоплательщиком исчислялся и уплачивался НДС только с арендной платы без включения в нее коммунальных платежей.
     
     Суд установил, что коммунальные платежи не являлись доходом муниципального органа, и пришел к выводу, что в связи с этим с них не подлежал удержанию и уплате в бюджет НДС при оплате этих платежей налогоплательщиком в качестве налогового агента.
     
     Данный вывод соответствует позиции, изложенной в п. 12 Письма N 66.
     
     В п. 12 вышеуказанного письма Президиума ВАС РФ следовало, что возложение на арендатора расходов по оплате коммунальных услуг не может рассматриваться как форма арендной платы. Поэтому договор, в котором в качестве арендной платы предусмотрена только оплата коммунальных услуг, может быть признан незаключенным на основании п. 1 ст. 654 ГК РФ.
     
     С учетом вышеизложенного арбитражные суды федеральных округов приходят к выводу, что арендная плата определена как плата за пользование имуществом и плата за коммунальные услуги не является арендной платой; следовательно, возложение обязанностей, предусмотренных п. 3 ст. 161 НК РФ, на арендаторов государственного (муниципального) имущества в отношении уплачиваемых ими денежных средств в счет оплаты коммунальных услуг неправомерно.
     
     Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 10.04.2007 N Ф04-2113/2007(33272-А27-6), от 22.02.2007 N Ф04-670/2007(31613-А27-27) и от 19.12.2006 Ф04-6731/2006(29323-А27-43).
     

     Следует отметить, что для минимизации налоговых рисков арендатора и арендодателя представляется целесообразным наряду с договором аренды, где определяется размер только непосредственно арендной платы, заключение также договора на оплату коммунальных услуг, по которому расходы по оплате коммунальных услуг, потребляемых в используемых организацией помещениях, возлагаются на арендатора.
     
     Реализация конфискованной продукции. Согласно постановлению Правительства РФ от 19.04.2002 N 260 "О реализации арестованного имущества, реализации, переработке (утилизации), уничтожении конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства" специализированной организацией по реализации конфискованного имущества является Российский фонд федерального имущества (РФФИ), который, в свою очередь, может на конкурсной основе привлекать юридических и физических лиц к продаже этого имущества и выплатить им за это вознаграждение.
     
     Если организация уполномочена РФФИ (в настоящее время - Росимущество) осуществлять реализацию конфискованного и бесхозяйного имущества, то при реализации вышеуказанного имущества такая организация признается налоговым агентом по НДС.
     
     Несмотря на то что специализированной организацией по реализации имущества является Росимущество, налоговые органы на местах требуют исполнения обязанностей, установленных п. 4 ст. 161 НК РФ, и от других организаций и индивидуальных предпринимателей, не привлеченных на конкурсной основе и не уполномоченных Росимуществом) на осуществление реализации конфискованного и бесхозяйного имущества.
     
     Судебные органы при решении возникающих в связи с такими требованиями налоговых органов споров руководствуются тем, существовало ли у соответствующего юридического лица (индивидуального предпринимателя) полномочие осуществлять реализацию конфискованного имущества, предоставленное ему Росимуществом, или нет.
     
     Например, в постановлении от 17.09.2007 N Ф08-6012/2007-2235А ФАС Северо-Кавказского округа, проанализировав сложившиеся отношения, пришел к выводу о том, что налогоплательщик не являлся налоговым агентом в том правовом смысле, который содержится в п. 4 ст. 161 НК РФ, не наделялся соответствующими полномочиями, в связи с чем он не является обязанным к исчислению и уплате НДС в бюджет по операции по реализации рыбопродукции. Суд установил, что согласно постановлению исполнительного органа субъекта Российской Федерации, на территории которого налогоплательщик осуществлял деятельность, налогоплательщик принимал изъятую в установленном порядке правоохранительными органами и рыбоохранными организациями рыбу и рыбопродукцию и осуществлял ее промышленную обработку. Другим постановлением данного исполнительного органа субъекта Российской Федерации региональному отделению специализированного государственного учреждения при Правительстве РФ "Российский фонд федерального имущества" было предложено в установленном порядке совместно со специализированными рыбоперерабатывающими предприятиями субъекта Российской Федерации, в том числе и с налогоплательщиком, организовать работу по хранению и переработке изъятой рыбы и рыбопродукции.
     
     Как следовало из материалов дела, до принятия судом общей юрисдикции соответствующего решения по уголовному делу продукция находилась у налогоплательщика на хранении. После вынесения приговора суд общей юрисдикции постановил взыскать стоимость изъятой рыбы с налогоплательщика в доход бюджета. Одновременно суд общей юрисдикции направил исполнительные листы в службу судебных приставов.
     

     Суд разъяснил, что в такой ситуации налоговыми агентами признавались организации, уполномоченные осуществлять реализацию конфискованного имущества, а налогоплательщик такой организацией не являлся. С учетом вышеизложенного суд решил, что привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения согласно ст. 123 НК РФ было неправомерным.
     
     Пени при наличии переплаты. Налоговые агенты уплачивают сумму НДС в бюджет по месту своего нахождения не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом (п. 1, 3 ст. 174 НК РФ).
     
     Согласно п. 1 ст. 72 и п. 1 ст. 75 НК РФ пени являются способом обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов.
     
     Поскольку ст. 161, 173 и 174 НК РФ обязанность по уплате в бюджет НДС возложена на налоговых агентов, то пени - это способ обеспечения исполнения обязанностей по уплате данного налога именно налоговым агентом.
     
     В судебной практике встречаются налоговые споры, касающиеся правомерности начисления пеней за несвоевременное перечисление организацией НДС, подлежащего перечислению организацией как налоговым агентом, при наличии у нее же переплаты по этому налогу. Возможна ли налоговая оптимизация в данном случае?
     
     В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17.12.1996 N 20-П "По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года "О федеральных органах налоговой полиции" и в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.07.2002 N 202-О "По жалобе унитарного государственного предприятия "Дорожное ремонтно-строительное управление N 7" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации" указано, что предусмотренное ст. 75 НК РФ начисление пеней направлено на компенсацию потерь бюджета, вызванных поступлением причитающихся сумм налогов в более поздние по сравнению с установленными законодательством сроки. И поскольку ст. 75 НК РФ гарантирует обеспечение потерь бюджета, суд, применяя названную норму, должен установить, имелись ли такие потери в конкретном бюджете вследствие неуплаты налогоплательщиком налога при условии, что у него имелась переплата по другим налогам, но в тот же бюджет.
     
     На необходимость выяснения судами факта наличия (отсутствия) потерь в конкретном бюджете, вызванных несвоевременной уплатой конкретного налога, при наличии переплат налогов, зачисляемых в тот же бюджет, указано и в п. 42 постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации", где разъяснено, что если в предыдущем периоде у заявителя имелась переплата определенного налога, которая перекрывает или равна сумме того же налога, заниженной в последующем периоде и подлежащей уплате в тот же бюджет (внебюджетный фонд), и вышеуказанная переплата не была ранее зачтена в счет иных задолженностей по данному налогу, то у налогоплательщика отсутствует задолженность перед бюджетом в части уплаты конкретного налога, а следовательно, на данную сумму налога не подлежат начислению пени.
     

     Исходя из постановлений Президиума ВАС РФ от 22.05.2007 N 16499/06, от 26.09.2006 N 4047/06, от 16.05.2006 N 16058/05 пени относятся к правовосстановительным мерам государственного принуждения, носят компенсационный характер и подлежат взысканию за счет средств того субъекта налоговых правоотношений, на которого возложена обязанность по уплате (перечислению) в бюджет налога и который допустил нарушение срока его уплаты (перечисления) в бюджет.
     
     В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 03.10.2007 N А56-44269/2006 суд, оценив представленные сторонами документы, пришел к выводу о неправомерном начислении налоговым органом спорной суммы пеней за несвоевременное перечисление организацией как налоговым агентом НДС ввиду наличия у нее как налогоплательщика переплаты по этому же налогу в размере, превышающем сумму налога, за нарушение срока перечисления которой организацией как налоговым агентом ему были начислены пени. Наличие у организации переплаты по НДС, уплачиваемому им как налогоплательщиком, налоговый орган не оспаривал. Эти суммы НДС учитывались на лицевом счете организации в качестве переплаты по НДС, уплачиваемому в тот же бюджет, что и НДС, подлежащий перечислению организацией как налоговым агентом. НДС поступал в один бюджет независимо от того, налогоплательщиком или налоговым агентом являлось лицо, перечислявшее сумму этого налога.
     
     Следовательно, при наличии у организации как налогоплательщика переплаты по НДС, зачислявшемуся в федеральный бюджет, начисление пеней за несвоевременное перечисление этого налога, подлежавшего перечислению им же в качестве налогового агента и зачислявшегося в тот же бюджет, по мнению суда, было неправомерным.
     
     При этом суд не принял ссылку налогового органа на то, что исполнение обязанностей налогоплательщика по уплате налогов не могло приравниваться к исполнению обязанностей налогового агента по удержанию и перечислению налогов в бюджет. Суд разъяснил, что спор касался выяснения факта наличия (отсутствия) потерь в конкретном бюджете, вызванных несвоевременной уплатой конкретного налога одной и той же организацией.
     
     С учетом вышеизложенного суд признал недействительным решение налогового органа в части начисления пеней за несвоевременное перечисление НДС, подлежавшего перечислению в бюджет организацией как налоговым агентом, и предложения их уплатить.
     

     Таким образом, в некоторых случаях суды приходят к выводу, что при наличии переплаты НДС у организации как налогоплательщика в конкретный бюджет и наличии нарушения сроков перечисления этого же налога этой же организацией как налоговым агентом в один и тот же бюджет переплата может быть учтена при начислении пеней.
     
     Однако контролирующие органы придерживаются противоположной точки зрения.
     
     В письме УМНС России по г. Москве от 25.10.2002 N 24-11/50951 разъяснено, что не представляется возможным произвести зачет из переплаты по НДС, уплаченному организацией - налоговым агентом как налогоплательщиком, в уплату платежей налогоплательщика - иностранного лица, не состоящего на учете в налоговых органах Российской Федерации.
     
     Аналогичной позиции придерживалось УМНС России по г. Москве в письме от 03.02.2003 N 24-11/6378 и в отношении пеней за неисполнение организацией обязанностей, предусмотренных п. 3 ст. 161 НК РФ, в случае имеющейся у той же организации переплаты по НДС, но как у налогоплательщика.
     
     Арбитражная практика, складывающаяся по данному вопросу, не единообразна. Так, встречаются решения арбитражных судов как в пользу налогоплательщиков (см. постановления ФАС Северо-Западного округа от 22.02.2006 N А21-3290/2005-С1, ФАС Уральского округа от 21.12.2006 N Ф09-11250/06-С2, от 29.08.2006 N Ф09-7533/06-С2), так и в пользу налоговых органов (см. постановления ФАС Московского округа от 28.03.2005 N КА-А40/2009-05 и от 17.02.2004 N КА-А40/553-04).
     
     В письме Минфина России от 03.11.2006 N 03-02-07/1-307 разъяснено, что из судебной практики следует, что при разрешении аналогичных споров учитываются своевременность и полнота перечисления налогоплательщиком или налоговым агентом сумм НДС в федеральный бюджет, не повлекшие потери государственной казны.
     
     Основываясь на том, что НК РФ прямо не предоставил налоговому органу полномочия по принятию решения о проведении зачета сумм излишне перечисленного НДС организацией - налоговым агентом в счет недоимки, образовавшейся у этой организации-налогоплательщика, а также не предоставил ему полномочия по пересчету соответствующих пеней, Минфин России пришел к выводу о том, что налоговый орган правомерно принял решение в вышеуказанной ситуации о начислении пеней.
     
     

5. Оптимизация обложения единым налогом на вмененный доход для отдельных видов деятельности


5.1. Переход на уплату единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности. Налогообложение в переходный период

     
     В соответствии с п. 1 ст. 346.26 НК РФ система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (ЕНВД) устанавливается НК РФ, вводится в действие нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных районов, городских округов, законами городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга и применяется наряду с общей системой налогообложения и иными режимами налогообложения, предусмотренными законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.
     
     Исходя из данной нормы система налогообложения в виде ЕНВД носит обязательный характер, то есть налогоплательщик не имеет права выбирать, по какой системе налогообложения ему надлежит уплачивать налоги, если на территории осуществления им деятельности в установленном порядке введена система налогообложения в виде ЕНВД и в нормативном правовом акте соответствующих представительных органов указан осуществляемый налогоплательщиком вид деятельности.
     
     По мнению Минфина России, в случае введения специального налогового режима в виде ЕНВД на соответствующей территории переход на вышеуказанную систему налогообложения является обязательным для всех налогоплательщиков соответствующей территории, осуществляющих эти виды предпринимательской деятельности. Такая позиция выражена финансовым ведомством в письмах от 01.12.2006 N 03-11-04/3/518, от 14.07.2006 N 03-11-04/3/349, от 11.07.2006 N 03-11-04/3/343, от 07.06.2006 N 03-11-04/3/283, от 28.04.2006 N 03-11-04/3/227, от 19.04.2006 N 03-11-04/3/216, от 27.03.2006 N 03-11-04/3/157, от 02.03.2006 N 03-11-04/3/107, от 07.02.2006 N 03-11-04/3/64.
     
     Пример.
     
     В случае введения специального налогового режима в виде ЕНВД в отношении предпринимательской деятельности по оказанию бытовых услуг населению на соответствующей территории переход на вышеуказанную систему налогообложения является обязательным для всех налогоплательщиков соответствующей территории, осуществляющих данный вид предпринимательской деятельности.
     

(см. письмо Минфина России от 06.09.2007 N 03-11-05/216)

     
     В письме Минфина России от 16.02.2004 N 04-05-12/8 указано, что на уплату ЕНВД невозможно переходить в добровольном порядке и одна из основных задач введения этой системы налогообложения - привлечь к уплате налогов организации и индивидуальных предпринимателей, занимающихся предпринимательской деятельностью в сферах, в которых налоговый контроль значительно затруднен, а именно: в сфере розничной торговли, общественного питания, бытового и транспортного обслуживания, то есть таких налогоплательщиков, которые значительную часть расчетов с покупателями и заказчиками осуществляют в денежной форме и тем самым имеют возможность избегать налогообложения.
     
     Сформировавшаяся судебная практика указывает на то, что применение системы налогообложения в виде ЕНВД является обязанностью, а не правом налогоплательщика в силу ст. 23 НК РФ, предусматривающей обязанность налогоплательщика уплачивать законно установленные налоги, и положений главы 26.3 Кодекса. Такие выводы содержатся в постановлениях ФАС Уральского округа от 02.11.2006 N Ф09-9002/06-С1, от 24.10.2006 N Ф09-9283/06-С1 и от 04.09.2006 N Ф09-7729/06-С1, ФАС Центрального округа от 29.11.2006 N А09-3411/06-16 и ФАС Волго-Вятского округа от 27.10.2006 N А38-901-4/188-2006, в которых суды пришли к выводу, что применение системы налогообложения в виде ЕНВД осуществляется в силу норм закона и носит обязательный характер.
     
     Из положений п. 1 ст. 346.26 НК РФ следует, что законодательство о налогах и сборах не запрещает одновременное применение двух режимов налогообложения в виде упрощенной системы налогообложения и ЕНВД.
     
     Об этом свидетельствует и п. 4 ст. 346.12 НК РФ, согласно которому организации и индивидуальные предприниматели, переведенные в соответствии с главой 26.3 НК РФ на уплату ЕНВД по одному или нескольким видам предпринимательской деятельности, вправе применять упрощенную систему налогообложения в отношении иных осуществляемых ими видов предпринимательской деятельности.
     
     С таким подходом согласен и Минфин России в письме от 28.10.2005 N 03-11-04/3/123.
     
     ФАС Волго-Вятского округа в постановлении от 25.04.2006 N А11-8844/2005-К2-21/518 также разделяет вышеуказанную точку зрения, замечая, что налогоплательщик переводится на уплату ЕНВД в обязательном порядке, а упрощенную систему налогообложения налогоплательщик выбирает добровольно, и НК РФ не содержит запрета на одновременное применение двух специальных налоговых режимов.
     
     Аналогичные выводы сделаны в постановлениях ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.05.2005 N А55-14675/04-43, ФАС Северо-Западного округа от 29.12.2005 N А66-8415/2005.
     
     Иногда на практике возникает такая ситуация, при которой законом субъекта Российской Федерации установлена возможность применения индивидуальными предпринимателями упрощенной системы налогообложения на основе патента по тем же видам деятельности, для которых нормативным правовым актом муниципального образования введен ЕНВД.
     
     По мнению Минфина России, изложенному в письме от 03.10.2007 N 03-11-04/3/384, если виды предпринимательской деятельности, в отношении которых нормативным правовым актом муниципального образования введена система налогообложения в виде ЕНВД, совпадают с видами предпринимательской деятельности, по которым законом субъекта Российской Федерации индивидуальным предпринимателям разрешено применение упрощенной системы налогообложения на основе патента, вышеуказанные налогоплательщики при осуществлении соответствующих видов деятельности обязаны уплачивать ЕНВД.
     
     В соответствии с п. 2 ст. 346.28 НК РФ налогоплательщики, осуществляющие виды предпринимательской деятельности, переводимые на уплату ЕНВД, установленные п. 2 ст. 346.26 настоящего Кодекса, обязаны встать на учет в налоговых органах по месту осуществления вышеуказанной деятельности в срок не позднее пяти дней с начала осуществления этой деятельности и производить уплату ЕНВД, введенного в этих муниципальных районах, городских округах, городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге.
     
     В связи с этим вышеуказанные налогоплательщики подают (направляют по почте с уведомлением о вручении) в налоговые органы заявление о постановке на учет организации - плательщика ЕНВД в налоговом органе по месту осуществления предпринимательской деятельности, подлежащей обложению единым налогом, или заявление о постановке на учет индивидуального предпринимателя - плательщика ЕНВД (далее - заявление о постановке на учет) по формам, установленным федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, не позднее пяти дней с начала осуществления предпринимательской деятельности.
     
     Как разъяснил Минфин России в письме от 01.10.2007 N 03-11-02/249, постановка на учет организации или индивидуального предпринимателя в качестве плательщика ЕНВД, осуществляющего предпринимательскую деятельность на территории нескольких районов городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга или городских округов, на территории которых действуют разные налоговые инспекции, производится в налоговом органе, на подведомственной территории которого расположено место осуществления предпринимательской деятельности, указанное первым в заявлении о постановке на учет.
     
     Постановка на учет организации или индивидуального предпринимателя в качестве плательщика ЕНВД, осуществляющих развозную торговлю, разносную торговлю, распространение и (или) размещение наружной рекламы, распространение и (или) размещение рекламы на автобусах любых типов, трамваях, троллейбусах, легковых и грузовых автомобилях, прицепах, полуприцепах и прицепах-роспусках, речных судах, оказание автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов производятся в налоговом органе по месту нахождения организации (месту жительства индивидуального предпринимателя).
     
     Пример.
     
     Индивидуальный предприниматель, осуществляющий предпринимательскую деятельность по оказанию автотранспортных услуг по перевозке грузов, подлежит переводу на уплату ЕНВД в отношении всех доходов, полученных от осуществления вышеуказанного вида услуг, вне зависимости от того, на какой именно территории оказываются данные услуги. На налоговый учет вышеуказанный налогоплательщик обязан встать в налоговом органе по месту своего жительства.
     

(см. письмо Минфина России от 30.10.2007 N 03-11-05/257)

     
     Пример.
     
     Постановка на учет организации в качестве плательщика ЕНВД, осуществляющей распространение и (или) размещение наружной рекламы в г. Москве, производится в налоговом органе по месту нахождения организации.
     

(см. письмо Минфина России от 10.10.2007 N 03-11-04/3/400)

     
     Одновременно с заявлением о постановке на учет организация - плательщик ЕНВД, не состоящая на учете в данном налоговом органе по какому-либо основанию, установленному НК РФ, представляет копии заверенных в установленном порядке документов:
     
     - свидетельства о постановке на учет в налоговом органе по форме, установленной федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов;
     
     - свидетельства о государственной регистрации юридического лица.
     
     При этом индивидуальный предприниматель - плательщик ЕНВД, не состоящий на учете в данном налоговом органе по какому-либо основанию, установленному НК РФ, одновременно с заявлением о постановке на учет представляет копии заверенных в установленном порядке документов:
     
     - свидетельства о постановке на учет в налоговом органе по форме, установленной федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов;
     
     - свидетельства о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя по форме N Р61001 или свидетельства о внесении в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей записи об индивидуальном предпринимателе, зарегистрированном до 1 января 2004 года по форме N Р67001, утвержденных постановлением Правительства РФ от 19.06.2002 N 439, а также документа, удостоверяющего личность.
     
     В случае представления заявления о постановке на учет законным или уполномоченным представителем налогоплательщика одновременно с подачей вышеуказанных документов представляются копии заверенных в установленном порядке документов, на основании которых представитель налогоплательщика осуществляет свои полномочия в соответствии с законодательством о налогах и сборах и гражданским законодательством Российской Федерации.
     
     Налоговый орган, осуществивший постановку на учет плательщика ЕНВД по месту осуществления предпринимательской деятельности, подлежащей обложению вышеуказанным налогом, выдает ему (направляет по почте) уведомление о постановке на учет по форме N 1-3-Учет или по форме N 2-3-Учет, утвержденным приказом ФНС России от 01.12.2006 N САЭ-3-09/826@.
     
     Следует отметить, что вышеуказанные правила, которые разъяснил Минфин России в письме от 01.10.2007 N 03-11-02/249, для руководства и использования в работе нижестоящими налоговыми органами, а также в порядке информирования налогоплательщиков о порядке постановки на учет доведены до налоговых органов письмом ФНС России от 19.10.2007 N СК-6-09/798@.
     
     Переход налогоплательщика на уплату ЕНВД предполагает применение к нему правового механизма, по которому налогоплательщик освобождается от уплаты налогов, относящихся к общему режиму налогообложения в зависимости от статуса налогоплательщика (п. 4 ст. 346.26 НК РФ). Таким образом, с того момента, когда организация или индивидуальный предприниматель поставлен на учет в качестве плательщика ЕНВД, к нему применяются следующие правила:
     
     - уплата организациями единого налога предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на прибыль (в отношении прибыли, полученной от предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом), налога на имущество организаций (в отношении имущества, используемого для ведения предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом) и единого социального налога (в отношении выплат, производимых физическим лицам в связи с ведением предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом);
     
     - уплата индивидуальными предпринимателями единого налога предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на доходы физических лиц (в отношении доходов, полученных от предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом), налога на имущество физических лиц (в отношении имущества, используемого для осуществления предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом) и единого социального налога (в отношении доходов, полученных от предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом, и выплат, производимых физическим лицам в связи с ведением предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом);
     
     - организации и индивидуальные предприниматели, являющиеся плательщиками единого налога, не признаются плательщиками НДС (в отношении операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, осуществляемых в рамках предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом), за исключением НДС, подлежащего уплате в соответствии с НК РФ при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации.
     
     В связи с этим перед плательщиками ЕНВД возникает вопрос: как учитывать суммы НДС при переходе с общего режима налогообложения на уплату ЕНВД и наоборот?
     
     При получении авансовых платежей в счет предстоящей отгрузки товаров (работ, услуг) налогоплательщик обязан исчислить НДС и уплатить его в бюджет. Когда товар будет отгружен, работы выполнены, услуги оказаны, он сможет поставить ранее уплаченные в бюджет суммы НДС к вычету (п. 8 ст. 171 НК РФ).
     
     Однако право на вычет НДС имеется только у плательщиков НДС. Лица же, применяющие специальный налоговый режим, таковыми не являются.
     
     Налогоплательщикам необходимо учитывать, что встречающееся на практике перемещение товара в магазины для розничной реализации, по которой налогоплательщик переведен на применение системы налогообложения в виде ЕНВД, влечет восстановление НДС, ранее принятого к вычету по этим товарам.
     
     При этом налогоплательщик должен иметь в виду нижеследующее.
     
     Согласно п. 1 и 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшать общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со ст. 166 настоящего Кодекса, на установленные ст. 171 НК РФ налоговые вычеты.
     
     Вычетам подлежат суммы НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи и (или) для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 настоящего Кодекса.
     
     В соответствии с п. 4 ст. 170 НК РФ суммы НДС, предъявленные продавцами товаров (работ, услуг), имущественных прав налогоплательщикам, осуществляющим как облагаемые налогом, так и освобождаемые от налогообложения операции:
     
     - учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг), имущественных прав согласно п. 2 ст. 170 НК РФ - по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, используемым для осуществления операций, не облагаемых НДС;
     
     - принимаются к вычету в соответствии со ст. 172 НК РФ - по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, используемым для осуществления операций, облагаемых НДС;
     
     - принимаются к вычету либо учитываются в их стоимости в той пропорции, в которой они используются для производства и (или) реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, операции по реализации которых подлежат обложению НДС (освобождаются от налогообложения), - по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, используемым для осуществления как облагаемых НДС, так и не подлежащих обложению этим налогом (освобожденных от налогообложения) операций, в порядке, установленном принятой налогоплательщиком учетной политикой для целей налогообложения.
     
     В подпункте 3 п. 2 ст. 170 НК РФ предусмотрено, что в случае приобретения товаров (работ, услуг) лицами, не являющимися плательщиками НДС либо освобожденными от исполнения обязанностей налогоплательщика по исчислению и уплате налога, суммы налога, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг).
     
     Согласно п. 4 ст. 346.26 НК РФ организации, являющиеся плательщиками ЕНВД, не признаются плательщиками НДС (в отношении операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 настоящего Кодекса, осуществляемых в рамках предпринимательской деятельности, облагаемой единым налогом).
     
     На основании анализа вышеприведенных норм суммы НДС, уплаченные налогоплательщиком при приобретении товаров для вида деятельности, по которой он переведен на уплату ЕНВД (розничная торговля), должны учитываться в стоимости таких товаров. В случае принятия данного налога к вычету эти суммы НДС подлежат восстановлению и уплате в бюджет в соответствии с п. 3 ст. 170 НК РФ.
     
     Как разъясняло ранее налоговое ведомство, если внести изменения в договор [то есть исключить НДС из стоимости товаров (работ, услуг) и вернуть полученные суммы этого налога покупателям], то суммы НДС, уплаченные в бюджет, можно поставить к вычету в последнем налоговом периоде перед переходом налогоплательщика на ЕНВД (см. письмо ФНС России от 24.11.2005 N ММ-6-03/988@). Теперь такой подход закреплен законодательно.
     
     Правомерность подобных выводов подтверждается судебной практикой [см. постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 11.10.2005 N Ф04-7086/2005(15629-А46-7) и ФАС Волго-Вятского округа от 27.12.2006 N А38-674-4/179-2006].
     
     В соответствии с п. 8 ст. 346.26 НК РФ организации и индивидуальные предприниматели при переходе с общего режима налогообложения на уплату ЕНВД выполняют следующее правило: суммы НДС, исчисленные и уплаченные плательщиком этого налога с сумм оплаты (частичной оплаты), полученных до перехода на уплату ЕНВД в счет предстоящих поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг или передачи имущественных прав, осуществляемых в период после перехода на уплату ЕНВД, подлежат вычету в последнем налоговом периоде, предшествующем месяцу перехода плательщика НДС на уплату ЕНВД, при наличии документов, свидетельствующих о возврате сумм налога покупателем в связи с переходом налогоплательщика на уплату ЕНВД.
     
     Читателям необходимо учитывать, что из положений ст. 4 Закона о бухгалтерском учете следует, что организации, применяющие ЕНВД, ведут бухгалтерский учет в полном объеме.
     
     Следовательно, если основное средство применяется исключительно в деятельности, переведенной на уплату ЕНВД, оно учитывается только в бухгалтерском учете.
     
     В соответствии с п. 7 ст. 346.26 НК РФ налогоплательщики, которые наряду с уплатой ЕНВД применяют другие налоговые режимы, также уплачивают налоги и сборы согласно нормам этих систем налогообложения. Иными словами, организация, применяющая одновременно систему налогообложения в виде ЕНВД и общий режим налогообложения, обязана уплачивать как единый налог, так и налог на имущество организаций, НДС, единый социальный налог и налог на прибыль.
     
     При этом согласно п. 7 ст. 346.26 НК РФ лица, которые одновременно применяют другие системы налогообложения, обязаны вести раздельный учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении вмененной деятельности и деятельности, переведенной на иные налоговые режимы.
     
     Пример.
     
     Если часть деятельности организации переведена на уплату ЕНВД, а часть облагается налогами согласно общему режиму налогообложения, то организация обязана обеспечить раздельный учет сумм "входного" НДС. При этом суммы НДС, уплаченные по товарам (работам, услугам), предназначенным:
     
     - для использования в деятельности, облагаемой НДС, принимаются к вычету в общеустановленном порядке;
     
     - для использования в деятельности, подпадающей под уплату ЕНВД, учитываются в их стоимости;
     
     - для обеспечения деятельности организации в целом принимаются к вычету либо учитываются в стоимости приобретенных товаров (работ, услуг) в той пропорции, в которой эти товары (работы, услуги) используются для осуществления облагаемых НДС видов деятельности и освобождаемых от налогообложения видов предпринимательской деятельности.
     
     В соответствии с п. 4 ст. 170 НК РФ вышеуказанная пропорция определяется исходя из стоимости отгруженных товаров (работ, услуг) независимо от того, оплачены они или нет.
     

5.2. Порядок расчета единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности

     
     На основании п. 1 ст. 346.29 НК РФ объектом обложения ЕНВД является вмененный доход налогоплательщика.
     
     Согласно ст. 346.27 НК РФ вмененным доходом признается потенциально возможный доход плательщика ЕНВД, рассчитываемый с учетом совокупности условий, непосредственно влияющих на получение вышеуказанного дохода, и используемый для расчета величины единого налога по установленной ставке.
     
     Статьей 346.31 НК РФ установлено, что ставка ЕНВД устанавливается в размере 15% величины вмененного дохода.
     
     В соответствии с п. 2 ст. 346.29 НК РФ налоговой базой для исчисления суммы ЕНВД признается величина вмененного дохода, рассчитываемая как произведение базовой доходности по определенному виду предпринимательской деятельности, исчисленной за налоговый период, и величины физического показателя, характеризующего данный вид деятельности.
     
     При этом на основании ст. 346.27 НК РФ базовой доходностью является условная месячная доходность в стоимостном выражении на ту или иную единицу физического показателя, характеризующего определенный вид предпринимательской деятельности в различных сопоставимых условиях, которая используется для расчета величины вмененного дохода.
     
     Статьей 346.29 НК РФ определены конкретные физические показатели, характеризующие определенный вид предпринимательской деятельности, а также базовая доходность по ним, которая в соответствии с п. 4 ст. 346.29 настоящего Кодекса корректируется (умножается) на коэффициенты К1 и К2.
     
     Пунктом 6 ст. 346.29 НК РФ предусмотрено, что при определении величины базовой доходности представительные органы муниципальных районов, городских округов, законодательные (представительные) органы государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга могут корректировать (умножать) базовую доходность, указанную в п. 3 ст. 346.29 НК РФ, на корректирующий коэффициент К2.
     
     Корректирующий коэффициент К2 определяется как произведение установленных нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных районов, городских округов, законами городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга значений, учитывающих влияние на результат предпринимательской деятельности факторов, предусмотренных ст. 346.27 НК РФ.
     
     При этом в целях учета фактического периода времени осуществления предпринимательской деятельности значение корректирующего коэффициента К2, учитывающего влияние вышеуказанных факторов на результат предпринимательской деятельности, определяется как отношение количества календарных дней ведения предпринимательской деятельности в течение календарного месяца налогового периода к количеству календарных дней в данном календарном месяце налогового периода.
     

     В соответствии с п. 7 ст. 346.29 НК РФ значения корректирующего коэффициента К2 устанавливаются для всех категорий налогоплательщиков представительными органами муниципальных районов, городских округов, законодательными (представительными) органами государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга на календарный год и могут быть определены в пределах от 0,005 до 1 включительно.
     
     Согласно п. 9 ст. 346.29 НК РФ если в течение налогового периода у налогоплательщика произошло изменение величины физического показателя, то налогоплательщик при исчислении суммы единого налога учитывает вышеуказанное изменение с начала того месяца, в котором произошло изменение величины физического показателя.
     
     Пунктом 10 ст. 346.29 НК РФ установлено, что размер вмененного дохода за квартал, в течение которого осуществлена соответствующая государственная регистрация налогоплательщика, рассчитывается исходя из полных месяцев начиная с месяца, следующего за месяцем указанной государственной регистрации.
     
     В соответствии с подпунктом 2 п. 2 ст. 346.26 НК РФ система налогообложения в виде ЕНВД может применяться по решениям представительных органов муниципальных районов, городских округов, законодательных (представительных) органов государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга в отношении предпринимательской деятельности, например, по оказанию ветеринарных услуг.
     
     Следует отметить, что порядок распределения физического показателя "количество работников, включая индивидуального предпринимателя", установленный п. 3 ст. 346.29 НК РФ (в частности, в отношении деятельности по оказанию ветеринарных услуг), при одновременном осуществлении нескольких видов деятельности, по одному из которых уплачивается ЕНВД, а по другому - налоги согласно общему режиму налогообложения, НК РФ не определен.
     
     Для оптимизации налогообложения читателям следует четко представлять, каким образом определять физический показатель "количество работников, включая индивидуального предпринимателя" в подобных случаях.
     
     По мнению Минфина России, изложенному в письме от 28.08.2006 N 03-05-02-04/137, при одновременном осуществлении нескольких видов деятельности, по одному из которых, например, по оказанию ветеринарных услуг, уплачивается ЕНВД, при исчислении суммы данного налога должны учитываться все работники, осуществляющие вышеуказанный вид предпринимательской деятельности.
     

     При этом финансовое ведомство разъяснило, что поскольку основная деятельность организации - государственного учреждения финансируется из бюджета, то она может перейти на систему налогообложения в виде ЕНВД только в отношении предпринимательской деятельности по оказанию платных ветеринарных услуг и на основании раздельного учета по видам деятельности.
     
     Аналогичной позиции Минфин России придерживается и в письмах от 17.08.2006 N 03-11-04/3/379, от 16.11.2004 N 03-06-05-04/43.
     
     При этом арбитражные суды поддерживает данную позицию Минфина России и указывают, что поскольку порядок распределения физического показателя "количество работников" при осуществлении нескольких видов предпринимательской деятельности, по одному из которых уплачивается ЕНВД, НК РФ не определен, то при исчислении суммы данного налога в отношении предпринимательской деятельности, переведенной на его уплату, должны учитываться все работники, осуществляющие вышеуказанный вид деятельности.
     
     Так, ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 10.11.2006 N А52-988/2006/2 отклонил довод налогового органа о неправомерном невключении в физический показатель, характеризующий рассматриваемый вид деятельности, иных работников налогоплательщиков, поскольку иные работники, состоящие в штатном расписании, получали оплату за работу, относящуюся к основному виду деятельности налогоплательщика, которая определялась как оказание ветеринарных услуг в рамках выполнения возложенных на налогоплательщика - государственное учреждение как на орган государственной власти функций государственного ветеринарного надзора.
     
     К таким выводам приходил ранее ФАС Северо-Западного округа и в отношении бытовых услуг в постановлениях от 25.05.2006 N А05-18809/2005-34 и от 06.03.2006 N А05-11622/2005-18, где было указано на недопустимость расчета численности работников исходя из доли услуг, облагаемых ЕНВД, в общем объеме продаж (выручки) налогоплательщика.
     
     В постановлении ФАС Уральского округа от 14.11.2006 N Ф09-10001/06-С1 суд признал правомерность применения расчета количества работников для целей исчисления ЕНВД в случае, если одни и те же работники заняты в разных видах деятельности, пропорционально объему реализации по конкретному виду деятельности, облагаемому данным налогом, в общем объеме реализации налогоплательщика.
     
     Такой позиции ФАС Уральского округа придерживался и ранее в постановлениях от 19.04.2005 N Ф09-1484/05-АК, от 13.10.2005 N Ф09-4588/05-С1.
     

     К аналогичным выводам пришел и ФАС Московского округа в постановлении от 16.05.2006, 10.05.2006 N КА-А40/3810-06, отклонив довод налогового органа о неправомерном невключении налогоплательщиком при осуществлении деятельности по оказанию услуг проката (код 019400 Общероссийского классификатора услуг населению, утвержденного постановлением Госстандарта России от 28.06.1993 N 163) в физический показатель, характеризующий определенный вид деятельности, иных работников лыжной базы. В обоснование своей позиции суд указал, что иные работники, состоящие в штатном расписании спортивной базы, получали оплату за работу, относящуюся к деятельности спортивной базы, определяемой согласно Общероссийскому классификатору услуг населению как оказание отдельного вида услуг - услуг физической культуры и спорта (код 070000 Общероссийского классификатора услуг населению).
     
     Однако в постановлениях ФАС Северо-Западного округа от 25.05.2006 N А05-18809/2005-34 и от 06.03.2006 N А05-11622/2005-18 суд указал на недопустимость расчета численности работников исходя из доли услуг, облагаемых ЕНВД, в общем объеме продаж (выручки) налогоплательщика. В данных постановлениях суд рассматривал ситуации, при которых налогоплательщик занимался как деятельностью, облагаемой налогами согласно общему режиму налогообложения, так и деятельностью, переведенной на уплату ЕНВД.
     
     В соответствии со ст. 93 ТК РФ по соглашению между работником и работодателем могут устанавливаться как при приеме на работу, так и впоследствии неполный рабочий день (смена) или неполная рабочая неделя.
     
     При этом при работе на условиях неполного рабочего времени оплата труда работника производится пропорционально отработанному им времени или в зависимости от выполненного им объема работ.
     
     Согласно ст. 104 ТК РФ нормальное число рабочих часов за учетный период определяется исходя из установленной для данной категории работников еженедельной продолжительности рабочего времени. Для работников, работающих неполный рабочий день (смену) и (или) неполную рабочую неделю, нормальное число рабочих часов за учетный период соответственно уменьшается.
     
     Каким образом в целях исчисления ЕНВД должны учитываться лица, работающие у налогоплательщика по трудовому договору на условиях неполного рабочего времени?
     

     Для определения среднесписочной численности работников налогоплательщикам необходимо руководствоваться Порядком заполнения и представления унифицированных форм федерального государственного статистического наблюдения: N П-1 "Сведения о производстве и отгрузке товаров и услуг", N П-2 "Сведения об инвестициях", N П-3 "Сведения о финансовом состоянии организации", N П-4 "Сведения о численности, заработной плате и движении работников", N П-5 (М) "Основные сведения о деятельности организации", утвержденным постановлением Росстата от 20.11.2006 N 69 (далее - Постановление N 69).
     
     В связи с этим финансовое ведомство сделало вывод, что при определении количества работников, включая совместителей, с которыми организация заключила трудовые договоры, работодателю следует руководствоваться п. 90.3 и 88 Постановления N 69.
     
     Так, согласно п. 90.3 Постановления N 69 лица, работавшие неполное рабочее время в соответствии с трудовым договором или переведенные с письменного согласия работника на работу на неполное рабочее время, при определении среднесписочной численности работников учитываются пропорционально отработанному времени.
     
     Расчет средней численности этой категории работников производится в следующем порядке:
     
     - исчисляется общее количество человеко-дней, отработанных этими работниками, путем деления общего числа отработанных человеко-часов в отчетном месяце на продолжительность рабочего дня исходя из продолжительности рабочей недели:
     
     - 40 часов - на 8 часов (при пятидневной рабочей неделе) или на 6,67 часа (при шестидневной рабочей неделе);
     
     - 36 часов - на 7,2 часа (при пятидневной рабочей неделе) или на 6 часов (при шестидневной рабочей неделе);
     
     - 24 часа - на 4,8 часа (при пятидневной рабочей неделе) или на 4 часа (при шестидневной рабочей неделе);
     
     - затем определяется средняя численность не полностью занятых работников за отчетный месяц в пересчете на полную занятость путем деления отработанных человеко-дней на число рабочих дней по календарю в отчетном месяце. При этом за дни болезни, отпуска, неявок (приходящиеся на рабочие дни по календарю) в число отработанных человеко-часов условно включаются часы по предыдущему рабочему дню (в отличие от методологии, принятой для учета количества отработанных человеко-часов).
     
     Минфин России замечает, что лица, переведенные на неполное рабочее время по инициативе администрации (без письменного согласия работника), учитываются в среднесписочной численности работников как целые единицы.
     

     Аналогичной позиции Минфин России придерживался и в письме от 14.06.2006 N 03-11-05/143.
     
     Что касается арбитражных судов, то в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 01.12.2006 N А82-812/2006-28 суд занял следующую позицию: расчет суммы ЕНВД без учета режима работы налогоплательщика, работники которого работают на условиях неполного рабочего времени, ставит налогоплательщика в неравное положение с теми налогоплательщиками, которые уплачивают такую же сумму налога при занятости сотрудника полный рабочий день.
     
     В постановлении ФАС Поволжского округа от 15.08.2006 N А55-35047/2005 было указано, что в утвержденном постановлением Госкомстата России от 04.08.2003 N 72 (далее - Постановление N 72) Порядке заполнения сведений о численности работников и использовании рабочего времени в формах федерального государственного статистического наблюдения приведен порядок расчета среднесписочной численности работников, который был впоследствии отменен постановлением Госкомстата России от 27.11.2003 N 104. По мнению суда, при исчислении среднесписочной численности лица, работавшие неполное рабочее время в соответствии с трудовым договором или переведенные с согласия работника на работу на неполное рабочее время, при определении численности работников учитываются пропорционально отработанному времени. Учитывая, что дополнительным соглашением к трудовому договору с работником налогоплательщика установлен режим рабочего времени в виде неполного рабочего времени по 3-4 часа в день при шестидневной рабочей неделе с выходным днем - воскресенье и фактически отработанное им рабочее время подтверждено данными табеля учета рабочего времени за соответствующий период, суд пришел к выводу о правомерности исчисления среднесписочной численности работников при определении ЕНВД с учетом лиц, работавших неполное рабочее время.
     
     ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 10.05.2006 N А05-13896/05-18 признал несостоятельными ссылки налогоплательщика при расчете среднесписочной численности работников, занятых в переведенном на уплату ЕНВД виде деятельности в 2003 году, на Постановление N 72, указав, что Порядок, утвержденный данным документом, введен в действие с 4 августа 2003 года и утратил силу в связи с изданием постановления Госкомстата России от 27.11.2003 N 104. Кроме того, ФАС Северо-Западного округа указал на то, что согласно Постановлению N 72 средняя численность работников должна была показываться в целых единицах. Лица, работавшие неполное рабочее время, должны были учитываться в среднесписочной численности работников как один человек (целая единица), "округление 0,003 человека до 0" этим Постановлением, по мнению суда, не было предусмотрено.
     
     В соответствии с подпунктом 6 п. 2 ст. 346.26 НК РФ на уплату ЕНВД могут переводиться налогоплательщики, осуществляющие предпринимательскую деятельность в отношении розничной торговли, производимой через магазины и павильоны с площадью торгового зала не более 150 кв.м по каждому объекту организации торговли.
     

     Для целей главы 26.3 НК РФ розничная торговля, осуществляемая через магазины и павильоны с площадью торгового зала более 150 кв.м по каждому объекту организации торговли, признается видом предпринимательской деятельности, в отношении которого ЕНВД не применяется.
     
     Проведение налоговой оптимизации налогоплательщиками, осуществляющими такой вид деятельности, невозможно без решения вопроса о том, правомерно ли при одновременном использовании налогоплательщиком имеющейся торговой площади для осуществления деятельности, облагаемой ЕНВД и не облагаемой данным налогом, исчислять его исходя из размера торговой площади, определенной пропорционально объему выручки по каждому виду деятельности.
     
     При этом следует отметить, что НК РФ не определен порядок распределения площади торгового зала (или его части) при осуществлении на ней одновременно двух видов предпринимательской деятельности, по одному из которых уплачивается ЕНВД и в качестве физического показателя используется площадь торгового зала (в квадратных метрах).
     
     В письмах Минфина России от 10.01.2006 N 03-11-04/3/6 и от 13.04.2007 N 03-11-04/3/115 говорится о том, что при исчислении суммы ЕНВД следует учитывать всю площадь торгового зала. Финансовое ведомство прямо указывает на то, что налогоплательщик не имеет права рассчитывать площадь торгового зала для целей исчисления данного налога пропорционально выручке от розничной торговли в общем объеме выручки.
     
     В судебной практике единого мнения по данному вопросу не сложилось.
     
     Так, одни суды приходят к выводу, что глава 26.3 НК РФ не содержит норм, допускающих при одновременном использовании имеющейся торговой площади для осуществления деятельности, облагаемой ЕНВД и не облагаемой данным налогом, его исчисление исходя из размера торговой площади, определенной пропорционально объему выручки по каждому виду деятельности; следовательно, исчисление сумм единого налога для целей главы 26.3 НК РФ неправомерно.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка налогоплательщика, применявшего систему налогообложения в виде ЕНВД. В ходе проведения проверки налоговым органом было установлено, что в одном торговом месте наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей обложению ЕНВД, налогоплательщиком осуществлялась также предпринимательская деятельность, в отношении которой он уплачивал налоги в соответствии с общим режимом налогообложения. При этом учет имущества, обязательств и хозяйственных операций налогоплательщик вел пропорционально выручке, полученной по каждому виду деятельности. По мнению налогового органа, налогоплательщик неправомерно определял физический показатель вида деятельности "торговая площадь", что привело к неуплате ЕНВД в бюджет.
     
     По результатам проведенной проверки налоговым органом было вынесено решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности согласно п. 1 ст. 122 НК РФ.
     

     Налогоплательщик с таким решением не согласился и обратился в суд с заявлением о признании решения налогового органа недействительным.
     
     Позиция суда.
     
     В силу ст. 346.29 НК РФ объектом налогообложения при применении ЕНВД признается вмененный доход налогоплательщика. Налоговой базой для исчисления суммы ЕНВД признается величина вмененного дохода, рассчитываемая как произведение базовой доходности по определенному виду предпринимательской деятельности и величины физического показателя, характеризующего данный вид деятельности.
     
     При осуществлении розничной торговли через объекты стационарной торговой сети, имеющие торговые залы, в качестве физического показателя используется площадь торгового зала (в квадратных метрах).
     
     Согласно ст. 346.27 НК РФ площадь торгового зала - это площадь всех помещений и открытых площадок, используемых налогоплательщиком для торговли, определяемая на основе инвентаризационных и правоустанавливающих документов.
     
     Пунктом 7 ст. 346.26 НК РФ предусмотрено, что налогоплательщик, осуществляющий наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей обложению ЕНВД, иные виды предпринимательской деятельности, обязан вести раздельный учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении предпринимательской деятельности, подлежащей обложению ЕНВД, и предпринимательской деятельности, в отношении которой налогоплательщик уплачивает налоги в соответствии с общим режимом налогообложения.
     
     По мнению суда, уменьшение размера физического показателя пропорционально удельному весу выручки от каждого из осуществляемых им видов деятельности при исчислении ЕНВД противоречит требованиям НК РФ.
     
     На основании вышеизложенного суд пришел к выводу о незаконном уменьшении налогооблагаемой базы налогоплательщиком в вышеуказанной ситуации и правомерности оспариваемого решения налогового органа.
     

(см. постановление ФАС Северо-Западного округа
от 17.10.2006 N А13-3061/2005-14)

     
     Такие выводы сделаны также в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 05.12.2006 N Ф04-7952/2006(28821-А70-29), ФАС Северо-Западного округа от 29.09.2006 N А05-3582/2006-20, N А05-3581/2006-9, N А05-3578/2006-12, от 27.09.2006 N А05-3579/2006-10, N А05-3577/2006-34, от 01.09.2006 N А05-3575/2006-33, от 29.06.2006 N А26-6000/2005-210, в которых суды указали, что способ исчисления ЕНВД исходя из размера торговой площади, определенной пропорционально объему выручки по каждому виду деятельности, не согласуется с положениями ст. 346.29 НК РФ, предусматривающей порядок установления налоговой базы по ЕНВД и порядок его исчисления.
     
     По мнению ФАС Центрального округа, приведенному в постановлении от 31.08.2006 N А14-9070/2005/304/26, если площадь торгового зала магазина или павильона используется налогоплательщиком не только для ведения розничной торговли, но и для осуществления иных видов предпринимательской деятельности (в том числе видов предпринимательской деятельности, не подпадающих под действие системы налогообложения в виде ЕНВД) и при этом данная часть площади торгового зала конструктивно не разделена для ведения каждого из таких видов предпринимательской деятельности либо разделена, но это не отражено в правоустанавливающих (инвентаризационных) документах, то при определении величины вышеуказанного физического показателя базовой доходности налогоплательщик должен учитывать всю площадь торгового зала.
     
     Однако в арбитражной практике по данному вопросу существует и противоположная позиция.
     
     Пример.
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел выездную налоговую проверку налогоплательщика по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты в бюджет ЕНВД, в ходе которой была установлена неполная уплата единого налога по причине занижения физического показателя, использовавшегося для расчета ЕНВД площади торгового зала.
     
     По результатам проверки налоговый орган принял решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности, в котором было указано, что за проверяемый период налогоплательщиком при исчислении ЕНВД при осуществлении им розничной торговли в павильоне модульного типа в качестве физического показателя была учтена не вся площадь торгового зала, а только часть площади, соответствующая пропорционально доле выручки от розничной торговли товарами, облагаемыми данным налогом. По мнению налогового органа, конструктивно площадь торгового зала для осуществления розничной торговли моторным маслом, облагаемая налогами согласно общему режиму налогообложения, налогоплательщиком не была выделена, и тем самым был занижен физический показатель площади торгового зала.
     
     Позиция суда.
     
     Судом было установлено и материалами дела подтверждалось, что налогоплательщик осуществлял одновременно два вида деятельности: торговлю моторным маслом, относящимся к подакцизным товарам согласно подпункту 9 п. 1 ст. 181 НК РФ, которая предусматривала общий режим налогообложения, и розничную торговлю иными товарами, которая подпадала под обложение ЕНВД.
     
     Согласно п. 7 ст. 346.26 НК РФ налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей обложению ЕНВД, иные виды предпринимательской деятельности, обязаны вести раздельный учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении предпринимательской деятельности, подлежащей обложению единым налогом, и предпринимательской деятельности, в отношении которой налогоплательщики уплачивают налоги в соответствии с иным режимом налогообложения.
     
     По мнению суда, налогоплательщик выполнил требования п. 7 ст. 346.26 НК РФ: он вел раздельный учет по двум видам деятельности: реализация моторного масла и розничная торговля иными товарами, подпадающая под обложение ЕНВД.
     
     В соответствии со ст. 346.29 НК РФ налоговой базой для исчисления ЕНВД при розничной торговле, осуществляемой через объекты стационарной торговой сети, имеющие торговые залы, признается величина вмененного дохода, рассчитываемая как произведение базовой доходности и площади торгового зала как физического показателя.
     
     В силу п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.
     
     На основании вышеизложенных положений можно сделать вывод, что нормами законодательства о налогах и сборах не установлен порядок определения площади торгового зала при одновременном осуществлении в одном помещении деятельности, и с учетом п. 7 ст. 3 НК РФ, устанавливающего, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика, суд признал, что в вышеуказанной ситуации действия налогоплательщика были правомерными.
     

(см. постановление ФАС Поволжского округа
от 04.08.2006 N А55-36110/2005)

     
     По мнению части судов, при одновременном использовании площади торгового зала, расположенного в помещении, в котором ведется также другой вид деятельности (в том числе облагаемый налогами по иным системам налогообложения), в получении дохода участвует вся используемая площадь. Соответственно показатель "площадь торгового зала" определяется пропорционально выручке, полученной от деятельности, облагаемой ЕНВД.
     
     К таким выводам приходили ФАС Уральского округа в постановлениях от 25.12.2006 N Ф09-11438/06-С1 и от 19.12.2006 N Ф09-11218/06-С1, ФАС Поволжского округа в постановлении от 27.01.2005 N А55-8159/04-44.
     
     В постановлениях ФАС Уральского округа от 19.12.2006 N Ф09-11206/06-С1, от 18.12.2006 N Ф09-11202/06-С1, от 06.12.2006 N Ф09-10238/06-С1, N Ф09-10236/06-С1, N Ф09-10227/06-С1, N Ф09-10223/06-С1, N Ф09-10219/06-С1, от 04.12.2006 N Ф09-10633/06-С1, от 30.11.2006 N Ф09-10631/06-С1, N Ф09-10589/06-С1, N Ф09-10585/06-С1, от 22.11.2006 N Ф09-10454/06-С7, N Ф09-10404/06-С1, N Ф09-10226/06-С1, N Ф09-10224/06-С1, N Ф09-10222/06-С1, N Ф09-10220/06-С1, N Ф09-10180/06-С1, N Ф09-10179/06-С1, от 13.11.2006 N Ф09-9945/06-С1, от 11.10.2006 N Ф09-9052/06-С1, N Ф09-9045/06-С1, от 04.10.2006 N Ф09-8799/06-С1, от 26.09.2006 N Ф09-8576/06-С1, от 25.09.2006 N Ф09-8397/06-С1, от 05.09.2006 N Ф09-7773/06-С1 суд, удовлетворяя требования налогоплательщика о признании недействительным решения налогового органа, также исходил из правомерности использования налогоплательщиком при расчете ЕНВД физического показателя "площадь торгового зала" пропорционально выручке, полученной от деятельности, облагаемой данным налогом.
     
     При этом позицию налогоплательщиков поддерживали и ФАС других федеральных округов. Например, ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 28.03.2006 N А13-6739/2005-05 указал, что налогоплательщик избрал не противоречащий законодательству способ исчисления физического показателя (площадь торговых залов исходя из доли выручки от реализации покупных товаров в общей сумме выручки от реализации продукции собственного производства и покупных товаров) и отметил, что иные критерии законодательством о налогах и сборах не были установлены, а в силу п. 7 ст. 3 НК РФ все неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.
     
     

6. Оптимизация налогообложения при применении упрощенной системы налогообложения


6.1. Общие положения

     
     В соответствии с п. 2 ст. 346.11 НК РФ применение упрощенной системы налогообложения предусматривает освобождение организаций от обязанности по уплате налога на прибыль, налога на имущество и единого социального налога.
     
     Применение упрощенной системы налогообложения индивидуальными предпринимателями предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на доходы физических лиц (в отношении доходов, полученных от предпринимательской деятельности), налога на имущество физических лиц (в отношении имущества, используемого для предпринимательской деятельности) и единого социального налога (в отношении доходов, полученных от предпринимательской деятельности, а также выплат и иных вознаграждений, начисляемых ими в пользу физических лиц).
     
     Организации и индивидуальные предприниматели, применяющие упрощенную систему налогообложения, не признаются плательщиками НДС, за исключением этого налога, подлежащего уплате в соответствии с НК РФ при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, а также НДС, уплачиваемого в соответствии со ст. 174.1 НК РФ.
     

6.2. Переход на применение упрощенной системы налогообложения

     
     В соответствии с п. 1 ст. 346.11 НК РФ упрощенная система налогообложения применяется организациями и индивидуальными предпринимателями наряду с иными режимами налогообложения, предусмотренными законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.
     
     Согласно п. 1 ст. 346.11 НК РФ переход к упрощенной системе налогообложения или возврат к иным режимам налогообложения осуществляется организациями и индивидуальными предпринимателями добровольно в порядке, установленном главой 26.2 настоящего Кодекса.
     
     Таким образом, главой 26.2 НК РФ для организаций и индивидуальных предпринимателей предусматривается возможность добровольного перехода от общего режима налогообложения к упрощенной системе налогообложения и обратно. Об этом упоминает и Минфин России в письме от 23.06.2004 N 03-05-12/58.
     
     При этом определенный главой 26.2 НК РФ порядок применения упрощенной системы налогообложения не исключает из числа налоговых режимов, применение которых возможно одновременно с применением упрощенной системы налогообложения, только систему налогообложения в виде ЕНВД. Таким образом, упрощенная система налогообложения применяется по деятельности, не переведенной на ЕНВД.
     
     В отличие от ЕНВД переход на упрощенную систему налогообложения производится по решению самого налогоплательщика в порядке, предусмотренном НК РФ, и применяется в отношении организации в целом. Такая позиция подтверждается и письмом Минфина России от 07.12.2004 N 03-03-02-04/1/76.
     

6.3. Ведение бухгалтерского учета при применении упрощенной системы налогообложения

     

6.3.1. Общие положения

     
     В соответствии с п. 3 ст. 4 Закона о бухгалтерском учете организации, перешедшие на упрощенную систему налогообложения, освобождаются от обязанности ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено п. 3 ст. 4 этого Закона.
     
     Организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, учитывают основные средства и нематериальные активы в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о бухгалтерском учете, то есть согласно нормам ПБУ 6/01 и Положения по бухгалтерскому учету "Учет нематериальных активов" ПБУ 14/2007, утвержденного приказом Минфина России от 27.12.2007 N 153н.
     
     В соответствии со ст. 346.24 НК РФ налогоплательщики обязаны вести учет доходов и расходов для целей исчисления налоговой базы в Книге учета доходов и расходов организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, форма и Порядок заполнения которой утверждены приказом Минфина России от 30.12.2005 N 167н (далее - Книга учета доходов и расходов).
     
     Согласно п. 1.1 вышеуказанного Порядка организации и индивидуальные предприниматели, применяющие упрощенную систему налогообложения, отражают в Книге учета доходов и расходов все хозяйственные операции за отчетный (налоговый) период в хронологической последовательности позиционным способом на основе первичных документов. При этом на основании п. 2.7 и 3.1 Порядка заполнения Книги учета доходов и расходов графа 5 раздела I и раздел II Книги заполняются только теми налогоплательщиками, которые выбрали в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов.
     
     На основании ст. 9 Закона о бухгалтерском учете все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, которые служат первичными документами.
     
     Первичные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации. При этом документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты, установленные ст. 9 Закона о бухгалтерском учете.
     
     Постановлением Госкомстата России от 18.08.1998 N 88 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации" для учета кассовых операций утверждены следующие унифицированные формы первичной учетной документации:
     

     - приходный кассовый ордер (форма N КО-1);
     
     - расходный кассовый ордер (форма N КО-2);
     
     - журнал регистрации приходных и расходных кассовых документов (форма N КО-3);
     
     - кассовая книга (форма N КО-4);
     
     - книга учета принятых и выданных кассиром денежных средств (форма N КО-5).
     
     Несмотря на то что п. 3 ст. 4 Закона о бухгалтерском учете установлено, что организации, перешедшие на упрощенную систему налогообложения, освобождаются от обязанности ведения бухгалтерского учета, общество вправе согласно ст. 42 Закона об акционерных обществах по итогам I квартала, полугодия, девяти месяцев и года объявлять о выплате дивидендов по размещенным акциям, которые выплачиваются из чистой прибыли общества, определяемой по данным бухгалтерского учета в соответствии с Планом счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкцией по его применению, утвержденными приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н.
     
     Согласно п. 3 ст. 102 ГК РФ акционерное общество не имеет права объявлять и выплачивать дивиденды, если стоимость его чистых активов меньше уставного капитала и резервного фонда общества либо станет меньше их размера в результате выплаты дивидендов.
     
     В соответствии с п. 3 ст. 35 Закона об акционерных обществах стоимость чистых активов общества оценивается по данным бухгалтерского учета в порядке, устанавливаемом Минфином России и федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг.
     
     На основании п. 1 и 2 Порядка оценки стоимости чистых активов акционерных обществ, утвержденного приказом Минфина России N 10н, ФКЦБ России N 03-6/пз от 29.01.2003, оценка имущества, средств в расчетах и других активов и пассивов акционерного общества производится с учетом требований нормативных правовых актов по бухгалтерскому учету. При этом под стоимостью чистых активов акционерного общества понимается величина, определяемая путем вычитания из суммы активов акционерного общества, принимаемых к расчету, суммы его пассивов, принимаемых к расчету. Для оценки стоимости чистых активов акционерного общества составляется по данным бухгалтерской отчетности расчет, форма которого приведена в приложении к Порядку оценки стоимости чистых активов акционерных обществ.
     
     Таким образом, организации, применяющие упрощенную систему налогообложения и выплачивающие доходы в виде дивидендов другим организациям или физическим лицам, обязаны определять чистую прибыль и стоимость чистых активов в соответствии с правилами бухгалтерского учета.
     

     Поэтому открытое акционерное общество, применяющее упрощенную систему налогообложения, для целей определения чистой прибыли и стоимости чистых активов должно вести бухгалтерский учет и составлять бухгалтерскую отчетность по общеустановленной форме и представлять эту отчетность по требованию акционеров. Такого же мнения придерживается и Минфин России в письме от 10.01.2006 N 03-11-05/2.
     
     К аналогичным выводам Минфин России приходил и раньше в письмах от 11.03.2004 N 04-02-05/3/19 и от 21.06.2005 N 03-11-05/1, указывая при этом, что организации, применяющие упрощенную систему налогообложения и выплачивающие доходы в виде дивидендов другим организациям, должны определять чистую прибыль и стоимость чистых активов в соответствии с правилами бухгалтерского учета.
     
     Кроме того, в письме Минфина России от 08.06.2005 N 03-03-02-04 разъяснено, что согласно Закону об акционерных обществах права и обязанности при начислении и выплате дивидендов возникают у акционерного общества перед его участниками (акционерами) вне зависимости от того, являются они физическими или юридическими лицами. В связи с этим организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, должны руководствоваться при определении суммы выплачиваемых акционерам [юридическим и (или) физическим лицам] дивидендов письмом Минфина России от 11.03.2004 N 04-02-05/3/19.
     
     Очевидно, что вывод финансового ведомства, сделанный в отношении акционерных обществ, в полной мере распространяется и на общества с ограниченной ответственностью.
     
     Согласно п. 1 ст. 28 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) чистая прибыль распределяется между участниками общества.
     
     Но п. 1 ст. 29 Закона об обществах с ограниченной ответственностью предусмотрен ряд ограничений для такого распределения, одним из которых является недопустимость принятия решения о распределении прибыли в случае, если на момент принятия этого решения стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала и резервного фонда или станет меньше их размера в результате принятия такого решения.
     
     Поскольку для обществ с ограниченной ответственностью порядок оценки стоимости чистых активов не установлен, они должны, по нашему мнению, руководствоваться Порядком, предусмотренным для оценки стоимости чистых активов акционерных обществ, согласно п. 2 которого для оценки стоимости чистых активов составляется расчет по данным бухгалтерской отчетности.
     

     Кроме того, как следует из приведенной в приложении к вышеуказанному Порядку таблицы, при расчете оценки стоимости чистых активов используются показатели бухгалтерского баланса, получение которых невозможно, если отсутствуют данные бухгалтерского учета.
     
     Налоговые органы также указывают, что организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, освобождены от обязанности ведения в полном объеме бухгалтерского учета, на основании которого составляется бухгалтерская отчетность (см. письмо УФНС России по г. Москве от 11.11.2004 N 21-09/72969). При этом организации, применяющие упрощенную систему по всем осуществляемым ими видам деятельности, не обязаны представлять в налоговый орган по месту учета бухгалтерскую отчетность в соответствии с Законом о бухгалтерском учете. В то же время, как отмечают налоговые органы, в соответствии с действующим законодательством у акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, применяющих упрощенную систему налогообложения, для оценки стоимости чистых активов общества и распределения чистой прибыли между участниками (выплаты дивидендов по акциям акционерам) возникает необходимость ведения бухгалтерского учета.
     
     Так, по мнению УФНС России по г. Москве, выраженному в вышеуказанном письме, организации, применяющие упрощенную систему налогообложения и принявшие решение о распределении чистой прибыли между участниками [юридическими и (или) физическими лицами], должны определять чистую прибыль в соответствии с правилами бухгалтерского учета. Если общество с ограниченной ответственностью не вело бухгалтерский учет в период применения специального налогового режима в виде упрощенной системы налогообложения, ему следует в целях распределения чистой прибыли между участниками общества восстановить бухгалтерский учет.
     
     Такой подход разделяют и некоторые арбитражные суды. Например, ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 24.01.2007 N А56-42654/2005 отметил, что в соответствии с действующим законодательством у общества с ограниченной ответственностью, применяющего упрощенную систему налогообложения, для оценки стоимости чистых активов и распределения чистой прибыли между участниками возникает необходимость ведения бухгалтерского учета. Аналогичные выводы сделаны также и в постановлении ФАС Центрального округа от 18.04.2007, 25.04.2007 N А09-6598/06-4.
     
     Однако ФАС Уральского округа в постановлении от 17.05.2005 N Ф09-1313/05-С5, указав, что в соответствии с п. 3 ст. 4 Закона о бухгалтерском учете организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, частично освобождены от обязанности ведения бухгалтерского учета и составления бухгалтерской отчетности, предусмотренной ст. 13 этого Закона (в частности, бухгалтерского баланса), пришел к выводу, что для определения, относится ли сделка, совершенная обществом с ограниченной ответственностью, к крупным, достаточно справки о балансовой стоимости активов общества.
     

     Таким образом, исходя из позиции Минфина России и налоговых органов по данному вопросу, а также принимая во внимание сформировавшуюся судебную практику, акционерным обществам и обществам с ограниченной ответственностью, применяющим упрощенную систему налогообложения, для сокращения вероятности возникновения налоговых споров следует вести бухгалтерский учет с целью оценки стоимости чистых активов общества и распределения чистой прибыли между участниками (выплаты дивидендов по акциям акционерам).
     
     Тем не менее следует учитывать, что УФНС России по г. Москве в письме от 26.06.2006 N 18-11/3/55757@, рассматривая ситуацию, при которой организация после перехода на упрощенную систему налогообложения продолжала вести бухгалтерский учет в полном объеме и для принятия решения собранием учредителей о выплате дивидендов определяла стоимость чистых активов, указало, что обязанность, предусмотренная ст. 13 Закона о бухгалтерском учете, а именно: составлять и представлять в налоговые органы бухгалтерскую отчетность, - у организации в таком случае отсутствовала.
     

6.3.2. Унифицированные формы первичной документации как обязательное условие проведения оптимизации налогообложения посредством применения упрощенной системы налогообложения

     
     Налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения, должны оформлять все хозяйственные операции в соответствии с требованиями ст. 9 Закона о бухгалтерском учете, а именно:
     
     - все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет;
     
     - первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать такие обязательные реквизиты, как:
     
     - наименование документа;
     
     - дату составления документа;
     
     - наименование организации, от имени которой составлен документ;
     
     - содержание хозяйственной операции;
     
     - измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении;
     
     - наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления;
     
     - личные подписи указанных лиц.
     
     По мнению Минфина России, приведенному в письме от 05.03.2005 N 03-03-02-04/1/58, организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, не освобождаются от обязанности по подтверждению фактически произведенных расходов по приобретению и реализации товаров соответствующими первичными документами, оформленными в соответствии с требованиями, предъявляемыми законодательством.
     
     На аналогичную обязанность указывает и УМНС России по г. Москве в письмах от 23.09.2003 N 21-09/52330 и от 14.05.2004 N 21-09/33147.
     
     Согласно письму УФНС России по г. Москве от 14.09.2005 N 18-11/3/65448 налогоплательщики, применяющие упрощенную систему и выбравшие в качестве объекта налогообложения доходы, не отражают в налоговом учете расходы, производимые за счет доходов, остающихся в их распоряжении после налогообложения. В связи с этим документального подтверждения понесенных расходов в данном случае для целей налогообложения не требуется. В то же время суммы полученных налогоплательщиками доходов должны подтверждаться соответствующими первичными документами, оформленными на основании требований, предъявляемых законодательством.
     
     Согласно письму УФНС России по г. Москве от 15.07.2005 N 18-11/3/50775 документы, подтверждающие фактические расходы организации, применяющей упрощенную систему налогообложения, определяются в каждом конкретном случае установленными унифицированными формами первичной документации.
     
     Для документов, форма которых в этих альбомах не предусмотрена, установлены обязательные реквизиты.
     
     Данный вывод получил развитие в письме УФНС России по г. Москве от 24.01.2007 N 18-12/3/05912@: первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена этими альбомами, должны содержать установленные обязательные реквизиты, включая измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении. В данном письме указано, что полученные налогоплательщиком, применяющим упрощенную систему налогообложения и осуществляющим грузовые автоперевозки, доходы от грузовых перевозок должны подтверждаться соответствующими первичными документами [товарно-транспортными накладными и (или) путевыми листами установленной формы] в зависимости от условий заключенных договоров перевозки и от порядка определения провозной платы.
     
     Однако ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 25.07.2005 N А56-15946/04 отклонил доводы налогового органа о том, что налогоплательщик неправомерно принял к списанию на расходы определенную денежную сумму по первичным документам, оформленным с нарушением требования п. 2 ст. 9 Закона о бухгалтерском учете, поскольку в актах выполненных работ отсутствовали показатели объемов этих работ. Суд установил, что представленные налогоплательщиком документы (договор, платежные поручения, смета, акты выполненных работ) подтверждали выполнение ремонта помещений налогоплательщика и оплату этих работ. По мнению суда, довод налогового органа о том, что в представленных актах выполненных работ в нарушение постановления Госкомстата России от 11.11.1999 N 100 не был указан объем выполненных работ в натуральном выражении, не мог быть принят, так как данным постановлением утверждены унифицированные формы первичной учетной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно-строительных работ, применение которых, как указано в вышеназванном акте, регламентируется Положением по ведению бухгалтерского учета и отчетности в Российской Федерации.
     

6.3.3. Применение организацией упрощенной системы налогообложения одновременно с системой налогообложения в виде ЕНВД

     
     Согласно п. 8 ст. 346.18 НК РФ налогоплательщики, переведенные по отдельным видам деятельности на уплату ЕНВД, ведут раздельный учет доходов и расходов по разным специальным налоговым режимам. В случае невозможности разделения расходов при исчислении налоговой базы по налогам, исчисляемым по разным специальным налоговым режимам, они распределяются пропорционально долям доходов в общем объеме доходов, полученных при применении указанных специальных налоговых режимов.
     
     Таким образом, организации и индивидуальные предприниматели обязаны для целей налогообложения вести раздельный учет операций по реализации, доходов и расходов в связи с осуществлением видов деятельности, по которым уплачивается ЕНВД, и в связи с осуществлением видов деятельности, по которым уплачиваются налоги согласно иным режимам налогообложения. Об этом говорится и в письме Минфина России от 28.12.2005 N 03-11-02/86.
     
     В письме Минфина России от 20.11.2006 N 03-11-04/3/492, кроме того, отмечено, что в случае невозможности разделения расходов при исчислении налоговой базы по налогам, исчисляемым по разным специальным налоговым режимам, эти расходы распределяются пропорционально долям доходов в общем объеме доходов, полученных при применении указанных специальных налоговых режимов.
     
     Налогоплательщикам, применяющим одновременно упрощенную систему налогообложения и систему налогообложения в виде ЕНВД, следует руководствоваться п. 8 ст. 346.18 НК РФ при распределении между вышеназванными специальными налоговыми режимами сумм страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и пособий по временной нетрудоспособности.
     
     В соответствии с письмом Минфина России от 13.11.2006 N 03-05-01-05/248 порядок, установленный п. 8 ст. 346.18 НК РФ, распространяется и на расходы по пенсионному страхованию в виде фиксированных платежей, уплачиваемых индивидуальным предпринимателем за себя в ПФР.
     
     Согласно п. 7 ст. 346.26 НК РФ налогоплательщики, осуществляющие наряду с предпринимательской деятельностью, подлежащей обложению ЕНВД, иные виды предпринимательской деятельности, обязаны вести раздельный учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении предпринимательской деятельности, подлежащей обложению единым налогом, и предпринимательской деятельности, в отношении которой налогоплательщики уплачивают налоги в соответствии с иным режимом налогообложения. При этом учет имущества, обязательств и хозяйственных операций в отношении видов предпринимательской деятельности, подлежащих обложению ЕНВД, осуществляется налогоплательщиками в общеустановленном порядке.
     
     Таким образом, НК РФ не освобождает организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность, подлежащую обложению ЕНВД, от обязанности ведения бухгалтерского учета.
     
     Если организация-налогоплательщик совмещает два режима налогообложения - упрощенную систему налогообложения и систему налогообложения в виде ЕНВД, то у нее может возникнуть вопрос: распространяются ли на нее обязанности по ведению бухгалтерского учета и представлению бухгалтерской отчетности?
     
     По мнению Минфина России, приведенному в письме от 19.03.2007 N 03-11-04/3/70, организация, применяющая по разным видам деятельности два специальных налоговых режима, один из которых согласно НК РФ не освобождается от ведения бухгалтерского учета, должна вести бухгалтерский учет, составлять и представлять в налоговый орган бухгалтерскую отчетность в целом по всей организации.
     
     При этом Минфин России пояснил, что данная позиция подтверждается тем, что нормы законодательства об обществах с ограниченной ответственностью (п. 3 ст. 91 ГК РФ, ст. 18, 23, 25, 26, 45, 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью) обязывают общество с ограниченной ответственностью вести бухгалтерский учет и составлять бухгалтерскую отчетность общества, а также утверждать распределение прибылей и убытков. В соответствии с п. 2 ст. 49 Закона об обществах с ограниченной ответственностью в случае публичного размещения облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг общество обязано ежегодно публиковать годовые отчеты и бухгалтерские балансы.
     
     По мнению финансового ведомства, приведенному в письме от 31.10.2006 N 03-11-04/2/230, налогоплательщикам при составлении и представлении бухгалтерской отчетности в вышеуказанной ситуации следует руководствоваться Законом о бухгалтерском учете, п. 2 ст. 13 которого установлен перечень бухгалтерской отчетности организации, состоящей:
     
     - из бухгалтерского баланса;
     
     - из отчета о прибылях и убытках;
     
     - из приложений к ним, предусмотренных нормативными актами;
     
     - из аудиторского заключения, подтверждающего достоверность бухгалтерской отчетности организации, если она подлежит в соответствии с федеральными законами обязательному аудиту;
     
     - из пояснительной записки.
     
     Аналогичной позиции Минфин России придерживался и в письмах от 20.10.2006 N 03-11-04/3/465 и от 10.10.2006 N 03-11-04/2/203.
     

6.4. Минимизация налоговых потерь при переходе на упрощенную систему налогообложения

     

6.4.1. Общие положения

     
     В соответствии с п. 2 ст. 346.12 НК РФ организация имеет право перейти на упрощенную систему налогообложения, если по итогам девяти месяцев того года, в котором организация подает заявление о переходе на упрощенную систему налогообложения, доходы, определяемые согласно ст. 248 настоящего Кодекса, не превысили 15 млн. руб.
     
     При этом величина предельного размера доходов организации, ограничивающая право организации перейти на упрощенную систему налогообложения, подлежит индексации на коэффициент-дефлятор, устанавливаемый ежегодно на каждый следующий календарный год и учитывающий изменение потребительских цен на товары (работы, услуги) в Российской Федерации за предыдущий календарный год, а также на коэффициенты-дефляторы, которые применялись ранее.
     
     Приказом Минэкономразвития России от 22.10.2007 N 357 на 2008 год коэффициент-дефлятор, необходимый в целях применения главы 26.2 НК РФ, установлен в размере 1,34.
     
     При этом размер коэффициента-дефлятора на 2008 год определен с учетом ранее установленного размера коэффициента-дефлятора на 2007 год в размере 1,241.
     
     В связи с вышеизложенным в 2008 году величина предельного размера доходов по итогам девяти месяцев 2008 года, ограничивающая право перехода организаций на упрощенную систему налогообложения с 1 января 2009 года, равна 20 100 тыс. руб. (15 млн. руб. ? 1,34), а величина предельного размера доходов налогоплательщика, ограничивающая право на применение упрощенной системы налогообложения по итогам отчетного (налогового) периода в 2008 году, равна 26 800 тыс. руб. (20 млн. руб. ? 1,34).
     
     При этом налогоплательщик, удовлетворяющий вышеуказанному критерию, должен убедиться в том, что он не относится к лицам, которые на основании п. 3 ст. 346.12 НК РФ не имеют права применять упрощенную систему налогообложения.
     

6.4.2. Учет доходов при применении метода начисления

     
     На основании п. 2 ст. 249 НК РФ выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.
     
     При этом в зависимости от выбранного налогоплательщиком метода признания доходов и расходов поступления, связанные с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, признаются для целей главы 25 НК РФ в соответствии со ст. 271 (по методу начисления) или ст. 273 (по кассовому методу) настоящего Кодекса.
     
     Согласно п. 1 ст. 271 НК РФ доходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они имели место, независимо от фактического поступления денежных средств, иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав (метод начисления).
     
     При использовании метода начисления расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений главы 25 НК РФ, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений ст. 318-320 настоящего Кодекса.
     

6.4.3. Учет авансовых платежей

     
     В случае перехода на упрощенную систему налогообложения денежные средства, полученные по договорам, исполнение которых планируется в следующих годах (то есть авансы, полученные до 1 января календарного года, с которого организация переходит на упрощенную систему налогообложения), должны быть включены согласно подпункту 1 п. 1 ст. 346.25 НК РФ 1 января в налоговую базу по единому налогу (независимо от того, какой объект налогообложения: доходы или доходы за вычетом расходов - выбран).
     
     Суммы авансовых платежей указываются в графе 4 "Доходы, учитываемые при исчислении налоговой базы" Книги учета доходов и расходов на 1 января календарного года, с которого организация начинает применять упрощенную систему налогообложения, и отражаются в налоговой декларации за I квартал этого года.
     
     Если организация, перейдя на упрощенную систему налогообложения, по каким-либо причинам должна будет возвращать покупателю авансовый платеж, который она учла в составе доходов при упрощенной системе налогообложения, то она может уменьшить на сумму возвращаемого авансового платежа доходы того отчетного периода, в котором аванс возвращен.
     
     На это указал, в частности, Минфин России в письме от 28.04.2003 N 04-02-05/3/39, заметив при этом, что в случае возврата [в следующем отчетном (налоговом) периоде] покупателям авансовых платежей в связи с расторжением договора поставки доходы организации уменьшаются для целей налогообложения на сумму возвращенных покупателям авансовых платежей (на дату списания денежных средств с расчетного счета организации).
     
     Аналогичной позиции придерживалось и УМНС России по г. Москве в письме от 24.05.2004 N 21-09/34822, в котором говорилось о том, что возврат в 2004 году части авансового платежа, уплаченного в 2003 году, в связи с изменениями условий договора учитывался для целей налогообложения в текущем отчетном периоде (то есть в I квартале 2004 года). Это означало, что доходы организации уменьшались на часть авансового платежа, возвращенного заказчику, на дату списания денежных средств с расчетного счета. Вышеуказанная операция должна была быть отражена в Книге учета доходов и расходов и налоговой декларации по единому налогу за I квартал 2004 года.
     
     Согласно письму Минфина России от 09.04.2007 N 03-11-04/2/96 налоговая база по налогу, уплачиваемая в связи с применением упрощенной системы, уточняется за тот отчетный период, в котором были получены вышеуказанные суммы.
     
     Тем не менее с 1 января 2008 года данный подход снова изменился, и п. 1 ст. 346.17 НК РФ в настоящее время установлено, что в случае возврата налогоплательщиком сумм, ранее полученных в счет предварительной оплаты поставки товаров, выполнения работ, оказания услуг, передачи имущественных прав, на сумму возврата уменьшаются доходы того налогового (отчетного) периода, в котором произведен возврат.
     
     Если организация является плательщиком НДС, то она включает НДС в полученный авансовый платеж.
     
     Согласно письму Минфина России от 22.06.2004 N 03-02-05/2/41 организация, переходящая на упрощенную систему налогообложения, может осуществить перерасчет с покупателем услуг на суммы НДС, уплаченные в бюджет по авансовым платежам, полученным в счет оплаты услуг, оказание которых будет осуществляться в период применения упрощенной системы налогообложения. При этом такой перерасчет должен производиться на дату перехода на упрощенную систему налогообложения.
     
     Учитывая вышеизложенное, по нашему мнению, если на дату перехода на упрощенную систему налогообложения организацией осуществлен вышеуказанный перерасчет, то она должна включить в налоговую базу по единому налогу суммы авансовых платежей без учета возвращенных покупателям сумм НДС. При этом по итогам перерасчетов с покупателем суммы НДС, уплаченные в бюджет с сумм авансовых платежей, полученных в счет оплаты вышеуказанных услуг, подлежат возврату.
     
     Если перерасчет сумм авансовых платежей с покупателями услуг не осуществляется, то суммы НДС, уплаченные в бюджет по этим платежам, возврату не подлежат и соответственно авансовые платежи, полученные в счет оплаты этих услуг, включаются в полном объеме в налоговую базу по единому налогу.
     
     Что касается учета сумм НДС по услугам, оказанным организацией до перехода на упрощенную систему налогообложения, но оплаченных после перехода на этот специальный режим налогообложения, Минфин России в письме от 22.06.2004 N 03-02-05/2/41 сообщил, что согласно подпункту 3 п. 1 ст. 346.25 НК РФ организации, ранее применявшие общий режим налогообложения с использованием метода начислений, при переходе на упрощенную систему налогообложения не включают в налоговую базу денежные средства, полученные после перехода на упрощенную систему налогообложения, если по правилам налогового учета по методу начисления вышеуказанные суммы были включены в доходы при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль при применении общего режима налогообложения.
     
     Суммы НДС по услугам, оказанным организацией до перехода на упрощенную систему налогообложения в период определения налоговой базы для целей обложения НДС по мере оплаты, но оплаченных после перехода на данный режим налогообложения, перечисляются в бюджет в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ, то есть по мере поступления оплаты за эти услуги. При этом, поскольку на основании п. 1 ст. 248 НК РФ при определении доходов из них исключаются суммы налогов, предъявленные в соответствии с настоящим Кодексом налогоплательщиком покупателю (приобретателю) товаров (работ, услуг, имущественных прав), вышеуказанные суммы налога по услугам, оказанным до перехода на упрощенную систему налогообложения, не включаются в объект налогообложения при исчислении единого налога.
     
     НДС с авансовых платежей может быть учтен следующим образом:
     
     - по состоянию на 31 декабря года, предшествующего тому, в котором организация планирует перейти на упрощенную систему налогообложения, по согласованию с покупателем стоимость товаров (работ, услуг) уменьшается на сумму НДС, и покупателю возвращается этот налог. В этом случае 1 января в налоговую базу по единому налогу сумма авансового платежа включается без учета возвращенной покупателю суммы НДС;
     
     - цена сделки не пересчитывается. В этом случае авансовый платеж включается в налоговую базу по единому налогу в полном объеме с учетом НДС.
     
     Авансовые платежи, включенные в налоговую базу по налогу при применении организациями упрощенной системы налогообложения с 1 января, должны учитываться в предшествующем переходу году при определении размера дохода, от которого зависит право дальнейшего применения этой системы налогообложения. На это указал Минфин России в письме от 11.10.2004 N 03-03-02-04/1/23, разъяснив при этом, что полученные в виде авансового платежа денежные средства, включенные по правилу переходного периода в налоговую базу для исчисления единого налога, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения, являются доходом организации и включаются в сумму доходов в целях определения соответствия организации ограничению по сумме полученных доходов за отчетный (налоговый) период, предусмотренному п. 4 ст. 346.13 НК РФ.
     
     Заметим, налоговые органы придерживаются мнения, что в налоговую базу при упрощенной системе налогообложения должна включаться вся имеющаяся у организации кредиторская задолженность в виде авансовых платежей, полученных на дату перехода на упрощенную систему налогообложения (см., например, письма УМНС России по г. Москве от 02.02.2004 N 24-11/06244 и от 28.04.2003 N 21-09/23002).
     
     Таким образом, в налоговую базу должны быть также включены авансовые платежи, полученные в неденежной форме (например, при передаче покупателем имущества в счет предварительной оплаты).
     

6.4.4. Учет сумм в счет погашения дебиторской задолженности

     
     Денежные средства, получаемые в следующем году в счет погашения дебиторской задолженности, которая возникла до 1 января и выручка по которой включена в предшествующем году в состав доходов при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль, при применении упрощенной системы налогообложения не учитываются в силу подпункта 3 п. 1 ст. 346.25 НК РФ. Например, в доходах не отражаются:
     
     - суммы оплаты, полученной в счет отгруженных до 1 января товаров (выполненных до вышеуказанной даты работ, оказанных услуг);
     
     - суммы, полученные комитентом от комиссионера по договору комиссии за товары, отгруженные покупателю до 1 января;
     
     - суммы полученных по выданным займам процентов, причитающихся за предыдущий календарный год;
     
     - суммы полученной арендной платы, начисленной за предыдущий календарный год, и т.д.
     
     В доходы не включаются в новом календарном году для целей применения упрощенной системы налогообложения денежные средства, поступающие в счет оплаты товаров (работ, услуг), отгруженных в предшествующем году, но выручка по которым ошибочно не была учтена при исчислении налога на прибыль за предшествующий год или предыдущие годы. Ведь в данном случае речь идет об искажении налоговой базы по налогу на прибыль за прошлые отчетные (налоговые) периоды. Поэтому налогоплательщик должен в данном случае пересчитать налоговые обязательства за тот период, к которому относится выявленная выручка, подать уточненную декларацию по налогу на прибыль, доплатить налог на прибыль и уплатить пени.
     
     Следует обратить особое внимание читателей на то, что доходы при переходе на упрощенную систему налогообложения должны быть учтены таким образом, чтобы не возникло двойного налогообложения одних и тех же сумм сначала налогом на прибыль, а затем единым налогом, уплачиваемым организацией при применении упрощенной системы налогообложения.
     

6.4.5. Учет доходов при применении кассового метода

     
     Суммы полученных в предшествующем переходу году авансовых платежей в счет оплаты товаров (работ, услуг), отгрузка (выполнение, оказание) которых планируется в следующем году, должны включаться в состав доходов при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль предшествующего года на основании п. 2 ст. 273 НК РФ.
     
     Поэтому организации не следует учитывать выручку от реализации этих товаров (работ, услуг) в доходах при применении упрощенной системы налогообложения на момент отгрузки в следующем году.
     
     Если товары отгружены (работы выполнены, услуги оказаны) в предшествующем году, но оплата за них будет получена после 1 января, то полученные денежные средства без учета НДС должны включаться в состав доходов при применении упрощенной системы налогообложения в силу п. 1 ст. 346.15 НК РФ. Полученные суммы НДС относятся к общему режиму налогообложения и должны уплачиваться в бюджет на момент отгрузки товара (выполнения работ, оказания услуг).
     

6.4.6. Учет расходов при применении метода начисления

     
     Если расход фактически произведен в предшествующем году и учтен при формировании налоговой базы по налогу на прибыль данного года, то если даже оплата этого расхода будет произведена после 1 января, уплаченные денежные средства не должны включаться в расходы при исчислении единого налога для целей упрощенной системы налогообложения в силу подпункта 5 п. 1 ст. 346.25 НК РФ.
     
     Если в предшествующем переходу на применение упрощенной системы налогообложения году организация перечисляет авансом денежные средства в оплату товаров (работ, услуг), которые поступят в организацию (будут выполнены, оказаны) только в новом году, то стоимость таких товаров (работ, услуг) будет уменьшать налоговую базу по единому налогу на дату фактического осуществления расхода в силу подпункта 4 п. 1 ст. 346.25 НК РФ.
     
     В таком же порядке будет учитываться в расходах при применении упрощенной системы налогообложения стоимость сырья и материалов, приобретенных и оплаченных в предшествующем календарном году, но списываемых на производство продукции в новом году на основании подпункта 1 п. 2 ст. 346.17 НК РФ.
     
     Так же как и в случае с доходами, при выявлении в году, с которого организация переходит на упрощенную систему налогообложения, расходов, относящихся к предыдущему году, они не могут быть учтены при расчете налоговой базы по единому налогу, ведь формально такие расходы никак не связаны с извлечением доходов в новом году. Поэтому налогоплательщику придется пересчитать налоговую базу по налогу на прибыль за предшествующий налоговый период, подать уточненную декларацию по налогу на прибыль и заявить излишне уплаченный налог на прибыль к возврату. Так, например, должен поступить налогоплательщик при поступлении в организацию с опозданием документов, подтверждающих понесенные в предшествующем году расходы: счетов на телефонные переговоры в декабре и потребленную в декабре электроэнергию, счетов на иные оказанные в предшествующем году услуги.
     
     Если у организации имеются незавершенное производство и готовая продукция на складе, стоимость которых не участвовала при расчете налоговой базы по налогу на прибыль за предшествующий переходу год, то можно сделать вывод, что расходы на незавершенное производство и приобретение готовой продукции напрямую связаны с доходами нового года, поскольку именно в новом году будет реализована продукция (выполнены работы) и получен доход от продажи. При этом глава 26.2 НК РФ не подразделяет расходы на прямые и косвенные и не вводит такого понятия, как "незавершенное производство". Затраты, которые учитываются при расчете налога на прибыль как прямые расходы (заработная плата, сырье и материалы, амортизация), признаются при применении упрощенной системы налогообложения после оплаты и фактического осуществления в силу п. 2 ст. 346.17 НК РФ. Поэтому при условии, что вышеуказанные прямые расходы были оплачены по состоянию на 1 января, организация вправе уменьшить доходы I квартала нового года на полную стоимость незавершенного производства и стоимость готовой продукции на складе, сформированные по состоянию на 31 декабря. Если же какие-либо из этих прямых расходов будут оплачены уже в новом году, то расход может быть признан сразу же после оплаты.
     
     Наконец, список расходов, учитываемых для целей исчисления налога при применении упрощенной системы налогообложения, является закрытым. Поэтому может так получиться, что некоторые расходы, которые организация производила, когда применяла общий режим налогообложения, не могут быть учтены после ее перехода на упрощенную систему налогообложения (например, консультационные и информационные услуги, представительские расходы, убытки прошлых лет, выявленные в отчетном периоде, суммы безнадежных долгов, расходы по подбору работников).
     
     В таком случае налогоплательщику следует признать и учесть расходы, производившиеся в году, предшествовавшем переходу, и не входящие в закрытый перечень расходов при применении упрощенной системы налогообложения, если такая возможность существует, именно в предшествовавшем году при определении налоговой базы по налогу на прибыль.
     

6.4.7. Учет расходов при применении кассового метода

     
     Организации, применяющие кассовый метод для целей налогообложения прибыли, должны следить за тем, чтобы при переходе на упрощенную систему налогообложения не были учтены дважды одни и те же расходы, понесенные при исчислении налога на прибыль и исчислении единого налога. В связи с этим:
     
     - если товары оплачены в предшествующем переходу году, а поступают в организацию уже после перехода на упрощенную систему налогообложения, то расходы в виде покупной стоимости товаров признаются после их продажи;
     
     - если работы (услуги) предоплачены в предшествующем переходу году, то их стоимость будет уменьшать доходы при определении налоговой базы по единому налогу в новом году на дату подписания акта выполненных работ (об оказании услуг);
     
     - если расход относится в предшествующем переходу году, а оплата будет производиться после перехода на упрощенную систему налогообложения, то расход может быть признан при определении налоговой базы по единому налогу. Ведь этот расход не был учтен при определении налоговой базы по налогу на прибыль в предшествовавшем году по причине отсутствия оплаты.
     
     К таким расходам, в частности, относятся выдаваемая работникам в январе заработная плата за декабрь, уплачиваемые с этой заработной платы налоги, перечисляемый в бюджет в новом году налог на имущество организаций. В то же время нельзя учесть в расходах при применении упрощенной системы налогообложения уплаченный за декабрь либо IV квартал предшествующего года НДС (поскольку он получен от покупателей, и никаких расходов по его уплате организация фактически не несет), а также налог на прибыль за предшествующий год (поскольку суммы налога на прибыль при общем режиме налогообложения в состав расходов не включаются).
     
     Налогоплательщику следует обратить внимание на то, что если организация планирует перейти на упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения - доходы, то она не сможет уменьшить единый налог за новый год на сумму уплаченных за декабрь предшествующего переходу года страховых взносов в ПФР. Ведь согласно правилам исчисления единого налога, уплачиваемого при применении упрощенной системы налогообложения, единый налог (авансовый платеж по налогу) за отчетный (налоговый) период может быть уменьшен только на сумму страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, исчисленных за тот же отчетный (налоговый) период и фактически перечисленных в бюджет в силу п. 3 ст. 346.21 НК РФ.
     
     Налогоплательщикам, применяющим до перехода кассовый метод учета доходов и расходов для целей налогообложения прибыли и переходящим на упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения - доходы, следует в целях уменьшения вероятности возникновения налоговых рисков уплатить все взносы в ПФР за предшествующий переходу год до 1 января.
     

6.4.8. Учет сумм НДС с выручки

     
     Учитывая, что налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения, не являются плательщиками НДС, организации, планирующие сменить режим налогообложения и перейти на упрощенную систему налогообложения, должны пересмотреть все договоры, в которых они выступают в качестве продавца (исполнителя) и которые не будут закрыты по состоянию на 31 декабря, на предмет стоимости товаров (работ, услуг). Если организации планируют отгружать товары (выполнять работы, оказывать услуги) уже в новом году, то они должны указать цену сделки без НДС. Невыполнение этого требования приведет к следующему. Если цены в договоре останутся с учетом НДС, то в новом году после факта реализации покупатель (заказчик) может потребовать счет-фактуру на указанный в договоре НДС. Если же организация, применяющая упрощенную систему налогообложения, выставит данный счет-фактуру, то организация должна будет учесть этот налог в доходах, не учитывая его при этом в расходах.
     
     Так, в п. 1 письма МНС России от 15.09.2003 N 22-1-14/2021-АЖ397 указано, что налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения, независимо от выбранного ими объекта налогообложения не имеют права уменьшать доходы на суммы НДС, предъявленного покупателю. К аналогичным выводам приходил и Минфин России в письмах от 29.10.2004 N 03-03-02-04/1/41 и от 16.04.2004 N 04-03-11/61.
     
     УФНС России по г. Москве подтвердило в письме от 08.07.2005 N 19-11/48885, что в случае выставления лицами, не являющимися плательщиками НДС, покупателю счета-фактуры с выделением суммы данного налога указанная в счете-фактуре сумма НДС подлежит уплате в бюджет в соответствии с подпунктом 1 п. 5 ст. 173 НК РФ. При этом согласно письму ФНС России от 17.05.2005 N ММ-6-03/404@ НДС, неправомерно предъявленный такими субъектами хозяйственной деятельности в счете-фактуре покупателям, к вычету у покупателя не принимается.
     
     При переходе на упрощенную систему налогообложения пересмотру также подлежат все договоры на продажу организацией товаров (выполнение работ, оказание услуг): в них должны быть указаны цены без НДС.
     

6.4.9. Уплата НДС по товарам (работам, услугам), приобретенным организацией до перехода на упрощенную систему налогообложения

     
     В силу п. 1 ст. 167 НК РФ моментом определения налоговой базы по НДС, по общему правилу, является наиболее ранняя из следующих дат:
     
     - день отгрузки (передачи) товаров (работ, услуг), имущественных прав;
     
     - день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав.
     
     Соответственно, если моментом определения налоговой базы по НДС в предшествующем переходу году является день отгрузки, проблем у налогоплательщика возникнуть не должно, если даже оплата за отгруженные товары, выполненные работы, оказанные услуги поступит в новом году: НДС должен быть уплачен в бюджет в таком случае независимо от оплаты.
     

6.4.10. Учет сумм НДС с авансовых платежей

     
     Если до конца года, предшествующего переходу на упрощенную систему налогообложения, налогоплательщик получит от покупателей (заказчиков) авансовые платежи под предстоящую поставку товаров (выполнение работ, оказание услуг), то НДС с них должен быть исчислен и уплачен в бюджет в силу подпункта 2 п. 1 ст. 167 НК РФ.
     
     Организации и индивидуальные предприниматели, ранее применявшие общий режим налогообложения, при переходе на упрощенную систему налогообложения выполняют следующее правило: суммы НДС, исчисленные и уплаченные плательщиком НДС с сумм оплаты, частичной оплаты, полученной до перехода на эту систему налогообложения в счет предстоящих поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг или передачи имущественных прав, осуществляемых в период после перехода на упрощенную систему налогообложения, подлежат вычету в последнем налоговом периоде, предшествующем месяцу перехода плательщика НДС на упрощенную систему налогообложения, при наличии документов, свидетельствующих о возврате сумм налога покупателям в связи с переходом налогоплательщика на упрощенную систему налогообложения.
     
     Если налогоплательщик, планирующий со следующего года перейти на упрощенную систему налогообложения, составляет соответствующий договор или выставляет счет до перехода на эту систему налогообложения, а отгрузка товаров (выполнение работ, оказание услуг) планируется только после 1 января, то он должен указать в договоре (счете) стоимость товаров (работ, услуг) без НДС, чтобы не пришлось впоследствии производить перерасчет с покупателем (заказчиком).
     

6.4.11. Порядок учета сумм НДС по недоиспользованному имуществу

     
     На основании п. 3 ст. 170 НК РФ ранее принятый к вычету НДС по товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, стоимость которых не списана по состоянию на 31 декабря на расходы, должен быть восстановлен и уплачен в бюджет в размере, ранее принятом к вычету, а в отношении основных средств и нематериальных активов - в размере суммы, пропорциональной остаточной (балансовой) стоимости без учета переоценки.
     
     При этом суммы НДС, подлежащие восстановлению, не включаются в стоимость вышеуказанных товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, имущественных прав, а учитываются в составе прочих расходов в соответствии со ст. 264 НК РФ.
     
     При переходе налогоплательщика на упрощенную систему налогообложения суммы НДС, принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, и имущественным правам в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ, подлежат восстановлению в налоговом периоде, предшествующем переходу на этот режим налогообложения, то есть суммы НДС должны быть восстановлены в последнем налоговом периоде по этому налогу, предшествующем переходу организации на упрощенную систему налогообложения.
     

6.4.12. Учет сумм НДС по строительно-монтажным работам для собственного потребления

     
     В соответствии с п. 4 ст. 166 НК РФ общая сумма НДС исчисляется по итогам каждого налогового периода применительно ко всем операциям, признаваемым объектом налогообложения согласно подпунктам 1-3 п. 1 ст. 146 настоящего Кодекса, момент определения налоговой базы которых, установленный ст. 167 НК РФ, относится к соответствующему налоговому периоду, с учетом всех изменений, увеличивающих или уменьшающих налоговую базу в соответствующем налоговом периоде.
     
     На основании п. 10 ст. 167 НК РФ моментом определения налоговой базы при выполнении строительно-монтажных работ для собственного потребления является последнее число каждого налогового периода.
     
     Таким образом, если организация выполняет строительно-монтажные работы для собственного потребления, то она должна по итогам последнего налогового периода по НДС, предшествующего переходу на упрощенную систему налогообложения, исчислить этот налог со всех фактических расходов на выполнение строительно-монтажных работ в этом периоде и уплатить его в бюджет.
     
     Согласно подпункту 22 п. 1 ст. 346.16 НК РФ уплаченная в бюджет со стоимости строительно-монтажных работ сумма НДС включается в состав расходов при определении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения.
     

6.4.13. Учет основных средств и нематериальных активов

     
     В соответствии с п. 2.1 ст. 346.25 НК РФ при переходе организации на упрощенную систему налогообложения в налоговом учете на дату такого перехода отражается остаточная стоимость приобретенных (сооруженных, изготовленных) основных средств и приобретенных (созданных самой организацией) нематериальных активов, которые оплачены до перехода на эту систему налогообложения, в виде разницы цены приобретения (сооружения, изготовления, создания самой организацией) и суммы начисленной амортизации в соответствии с требованиями главы 25 настоящего Кодекса.
     
     Остаточная стоимость таких основных средств и нематериальных активов учитывается в следующем порядке:
     
     - в отношении основных средств и нематериальных активов со сроком полезного использования до трех лет включительно - в течение одного календарного года применения упрощенной системы налогообложения;
     
     - в отношении основных средств и нематериальных активов со сроком полезного использования от трех до 15 лет включительно в течение первого календарного года применения упрощенной системы налогообложения - 50% стоимости, второго календарного года - 30% стоимости и третьего календарного года - 20% стоимости;
     
     - в отношении основных средств и нематериальных активов со сроком полезного использования свыше 15 лет - в течение первых 10 лет применения упрощенной системы налогообложения равными долями стоимости основных средств.
     
     При этом налогоплательщик, применяющий упрощенную систему налогообложения, может учесть в расходах стоимость только оплаченных основных средств и нематериальных активов.
     
     Срок полезного использования основных средств определяется в соответствии с Классификацией основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 N 1 и применяемой при исчислении налога на прибыль.
     
     В отношении основных средств и нематериальных активов, которые введены в эксплуатацию и амортизируются, стоимость которых не полностью учтена в расходах, формирующих налоговую базу по налогу на прибыль и которые не оплачены поставщикам, остаточная стоимость таких средств и активов будет определяться согласно приведенным в п. 2.1 ст. 346.25 НК РФ правилам, однако признать эти объекты в налоговом учете при применении упрощенной системы налогообложения налогоплательщик может только после оплаты их стоимости поставщикам.
     
     В отношении основных средств и нематериальных активов, являющихся амортизируемым имуществом, но еще не введенных в эксплуатацию по состоянию на 31 декабря, следует отметить, что их стоимость не учтена в расходах для целей налогообложения прибыли, поэтому после перехода на упрощенную систему налогообложения их первоначальная стоимость должна учитываться в период применения упрощенной системы налогообложения в расходах, формирующих налоговую базу по единому налогу, после выполнения на основании подпунктов 1, 2 п. 3 ст. 346.16 НК РФ двух условий: данные объекты введены в эксплуатацию и расходы на их приобретение оплачены поставщику.
     
     Стоимость объектов, не являющихся амортизируемым имуществом и не введенных в эксплуатацию до перехода на упрощенную систему налогообложения, нельзя учесть после перехода на эту систему налогообложения при определении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения, поскольку при применении данной системы налогообложения в силу подпункта 1 п. 1, п. 4 ст. 346.16 НК РФ учитываются только расходы на приобретение амортизируемого имущества.
     
     На основании подпункта 1 п. 2 ст. 346.17 НК РФ стоимость таких объектов может быть учтена в составе материальных расходов по мере их списания в производство.
     
     Налогоплательщикам следует иметь в виду, что после перехода на упрощенную систему налогообложения организации продолжают вести учет основных средств и нематериальных активов в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о бухгалтерском учете на основании п. 3 ст. 4 Закона о бухгалтерском учете.
     

6.4.14. Учет убытков

     
     В силу п. 7 ст. 346.18 НК РФ убыток, полученный налогоплательщиком при применении иных режимов налогообложения, не принимается при переходе на упрощенную систему налогообложения.
     

6.4.15. Учет резервов

     
     В соответствии с п. 2 ст. 324 НК РФ налогоплательщик, образующий резерв предстоящих расходов на ремонт, рассчитывает отчисления в такой резерв исходя из совокупной стоимости основных средств, определенной согласно порядку, установленному п. 2 ст. 324 настоящего Кодекса, и нормативов отчислений, утверждаемых налогоплательщиком самостоятельно в учетной политике для целей налогообложения.
     
     На основании п. 5 ст. 266 НК РФ сумма резерва по сомнительным долгам, не полностью использованная налогоплательщиком в отчетном периоде на покрытие убытков по безнадежным долгам, может быть перенесена им на следующий отчетный (налоговый) период. При этом сумма вновь создаваемого по результатам инвентаризации резерва должна быть скорректирована на сумму остатка резерва предыдущего отчетного (налогового) периода. Если сумма вновь создаваемого по результатам инвентаризации резерва меньше, чем сумма остатка резерва предыдущего отчетного (налогового) периода, разница подлежит включению в состав внереализационных доходов налогоплательщика в текущем отчетном (налоговом) периоде. Если сумма вновь создаваемого по результатам инвентаризации резерва больше, чем сумма остатка резерва предыдущего отчетного (налогового) периода, разница подлежит включению во внереализационные расходы в текущем отчетном (налоговом) периоде.
     
     Если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, то он списывает долги, признаваемые безнадежными в соответствии со ст. 266 НК РФ, за счет суммы созданного резерва. Если сумма созданного резерва меньше суммы безнадежных долгов, подлежащих списанию, разница (убыток) подлежит включению в состав внереализационных расходов.
     
     Согласно п. 5 ст. 267 НК РФ сумма резерва по гарантийному ремонту и обслуживанию товаров (работ), не полностью использованная налогоплательщиком в налоговом периоде на осуществление ремонта по товарам (работам), реализованным при условии предоставления гарантии, может быть перенесена им на следующий налоговый период. При этом сумма вновь создаваемого в следующем налоговом периоде резерва должна быть скорректирована на сумму остатка резерва предыдущего налогового периода. Если сумма вновь создаваемого резерва меньше, чем сумма остатка резерва, созданного в предыдущем налоговом периоде, разница между ними подлежит включению в состав внереализационных доходов налогоплательщика текущего налогового периода.
     
     Если налогоплательщик принял решение о создании резерва по гарантийному ремонту и обслуживанию товаров (работ), то он списывает расходы на гарантийный ремонт за счет суммы созданного резерва. Если сумма созданного резерва меньше суммы расходов на ремонт, произведенных налогоплательщиком, разница между ними подлежит включению в состав прочих расходов.
     
     На основании вышеизложенного организации, применяющие до перехода на упрощенную систему метод начисления и создающие резервы под предстоящий ремонт основных средств, резервы по сомнительным долгам, гарантийному ремонту и гарантийному обслуживанию, должны по состоянию на 31 декабря обнулить все резервы. Для этого они должны признать в составе внереализационных доходов при исчислении налога на прибыль за соответствующий налоговый период остаток всех недоиспользованных по состоянию на 31 декабря резервов.


Официальные документы

     

Письмо ВАС РФ

от 15 февраля 2008 г. N ВАС-С 01/УЗ-259


О сроках подачи апелляционных и кассационных жалоб

     
     В Высший Арбитражный Суд Российской Федерации поступают многочисленные обращения лиц, не участвовавших в судебном заседании вследствие ненадлежащего извещения их о времени и месте его проведения, с просьбами пересмотреть в порядке надзора судебный акт, принятый в их отсутствие, поскольку суды апелляционной и кассационной инстанций отказали им в восстановлении пропущенного срока подачи жалобы, поданной по истечении шести месяцев со дня принятия (вступления в силу) обжалуемого судебного акта.
     
     В связи с этим Высший Арбитражный Суд Российской Федерации считает необходимым довести до сведения арбитражных судов позицию Конституционного Суда Российской Федерации по данному вопросу, выраженную в Постановлении от 17 ноября 2005 года N 11-П, а также в определениях от 16 января 2007 года N 233-О-П и N 234-О-П, заключающуюся в том, что взаимосвязанные положения части 2 статьи 117, части 2 статьи 259, части 2 статьи 276 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не предполагают отказа в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной и кассационной жалоб лишь по причине истечения предусмотренного ими предельно допустимого срока подачи соответствующего ходатайства лицами, не принимавшими участие в судебном заседании вследствие неизвещения их надлежащим образом о времени и месте его проведения и узнавшими об обжалуемом судебном акте арбитражного суда по истечении шести месяцев с момента его принятия (вступления в силу).
     
     При этом Конституционный Суд Российской Федерации исходит из того, что иное истолкование указанных законоположений препятствовало бы своевременному исправлению судебной ошибки, допущенной в ходе судебного разбирательства, нарушало бы право заинтересованных лиц на участие в судебном заседании на основе состязательности и равноправия сторон, что не согласуется с самой сутью правосудия.
     
     Высший Арбитражный Суд Российской Федерации предлагает учитывать данную позицию при рассмотрении ходатайств о восстановлении пропущенного срока подачи апелляционных и кассационных жалоб лиц, не принимавших участия в судебном заседании вследствие неизвещения надлежащим образом о его времени и месте и узнавших о принятом судебном акте по истечении шести месяцев с момента его принятия (вступления в силу), а также лиц, не привлеченных к участию в деле и узнавших об обжалуемом судебном акте по истечении шести месяцев с момента его принятия (вступления в силу).
     
Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.А. Иванов
     

Постановление Пленума ВАС РФ

от 14 февраля 2008 г. N 14


О внесении дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2007 N 17 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам"

     
     В связи с вопросами, возникающими в судебной практике при пересмотре судебных актов в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, в целях обеспечения единообразных подходов к их разрешению Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" постановляет дополнить Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2007 N 17 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам" пунктом 5.1 следующего содержания:
     
     "5.1. В соответствии с пунктом 1 статьи 311 АПК РФ может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам также судебный акт, оспариваемый заявителем в порядке надзора и основанный на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, в том числе принятого по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора.
     
     Установив данные обстоятельства при рассмотрении заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора, коллегиальный состав судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в соответствии с частью 8 статьи 299 АПК РФ выносит определение об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, в котором указывает на возможность пересмотра оспариваемого судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Срок, предусмотренный частью 1 статьи 312 АПК РФ, в данном случае начинает течь с момента получения заявителем копии определения об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
     
     При обжаловании в апелляционном или кассационном порядке судебного акта, основанного на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, суд апелляционной или кассационной инстанции учитывает правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при оценке наличия оснований для изменения или отмены обжалуемого судебного акта.
     
     Формирование Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации правовой позиции не является основанием пересмотра дел, по которым утрачена возможность обращения с заявлением о пересмотре судебных актов в порядке надзора.".
     
Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.А. Иванов
     
Секретарь Пленума, судья
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.С. Козлова
     

Постановление Пленума ВАС РФ

от 18 декабря 2007 г. N 65

О некоторых процессуальных вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами заявлений налогоплательщиков, связанных с защитой права на возмещение налога на добавленную стоимость по операциям, облагаемым названным налогом по ставке 0 процентов

     
     В связи с возникающими в правоприменительной практике вопросами о порядке принятия к производству и рассмотрения заявлений налогоплательщиков, предъявленных в суд в защиту права на возмещение налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), облагаемых названным налогом по ставке 0 процентов, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах Российской Федерации" постановляет дать арбитражным судам (далее - суды) следующие разъяснения.
     
     1. Согласно действующему законодательству налогоплательщик, обращаясь в суд за защитой своего права на возмещение НДС, вправе предъявить как требование неимущественного характера - об оспаривании решения (бездействия) налогового органа, так и требование имущественного характера - о возмещении суммы НДС (далее - требование о возмещении НДС).
     
     Заявление налогоплательщика о признании незаконным решения (бездействия) налогового органа принимается к производству и рассматривается судом в соответствии с главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), заявление о возмещении НДС - по правилам искового производства с учетом положений главы 22 АПК РФ.
     
     При принятии к производству заявления налогоплательщика о признании незаконным решения (бездействия) налогового органа судам необходимо иметь в виду, что содержание такого заявления определено положениями части 1 статьи 199 АПК РФ, в силу пунктов 2 и 5 которой формулировка предмета предъявляемого в суд требования ограничивается обозначением оспариваемого решения (бездействия).
     
     В случае, если налогоплательщиком предъявлены в суд одновременно оба требования и по требованию неимущественного характера пропущен срок, установленный частью 4 статьи 198 АПК РФ, или в восстановлении пропущенного срока было отказано, суд обязан рассмотреть по существу требование имущественного характера, поскольку применительно к пункту 3 статьи 79 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) такое требование может быть предъявлено в суд в течение трех лет считая со дня, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о нарушении своего права на возмещение НДС.
     
     2. Положения главы 21 НК РФ, в том числе статей 165 и 176, устанавливают определенный порядок реализации налогоплательщиком права на возмещение НДС в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), облагаемых названным налогом по ставке 0 процентов.
     
     Согласно этому порядку рассмотрение заявлений налогоплательщиков о возмещении НДС и принятие по ним решений отнесены к компетенции налоговых органов, которые принимают такие решения по результатам проверки представленной налогоплательщиком налоговой декларации и приложенных к ней документов, предусмотренных статьей 165 НК РФ, а также дополнительно истребованных на основании пункта 8 статьи 88 НК РФ документов, подтверждающих в соответствии со статьей 172 НК РФ правомерность применения налоговых вычетов.
     
     Как определено пунктом 1 статьи 172 НК РФ, налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6-8 статьи 171 Кодекса.
     
     В силу части 1 статьи 4 АПК РФ в суд налогоплательщик может обратиться только в случае нарушения его права на возмещение НДС, то есть когда надлежащее соблюдение им регламентированной главой 21 НК РФ процедуры не обеспечило реализации данного права в административном (внесудебном) порядке по причине неисполнения или ненадлежащего исполнения налоговым органом возложенных на него законом обязанностей.
     
     Под несоблюдением налогоплательщиком установленной НК РФ административной (внесудебной) процедуры возмещения НДС следует понимать не только его непосредственное обращение в суд, минуя налоговый орган, но и представление в налоговый орган вместе с соответствующей налоговой декларацией неполного комплекта документов, предусмотренных статьей 165 НК РФ.
     
     Кроме того, названная процедура не может считаться соблюденной налогоплательщиком, если им не выполнено требование налогового органа, предъявленное на основании пункта 8 статьи 88 НК РФ, о представлении документов, подтверждающих правомерность применения налоговых вычетов. При этом следует учитывать, что представление документов, имеющих незначительные дефекты формы или содержания, в целях настоящего разъяснения не может рассматриваться как непредставление этих документов. При возникновении спора значительность таких дефектов оценивается судом.
     
     В исключительных случаях суд может признать административную (внесудебную) процедуру возмещения НДС соблюденной, если установит, что правомерно истребованные у налогоплательщика налоговым органом документы представлены налогоплательщиком непосредственно в суд по уважительным причинам (например, по причине изъятия у налогоплательщика соответствующих документов полномочным государственным органом или должностным лицом).
     
     3. В случае выявления факта несоблюдения налогоплательщиком упомянутой в пункте 2 настоящего Постановления процедуры (в том числе признания неуважительными причин непредставления налогоплательщиком необходимых документов в налоговый орган) при рассмотрении его заявления о признании незаконным решения налогового органа об отказе в возмещении НДС (бездействия налогового органа) суд отказывает в удовлетворении такого заявления, имея в виду, что законность подобного решения (бездействия) оценивается судом исходя из обстоятельств, существовавших на момент принятия налоговым органом оспариваемого решения (в период бездействия).
     
     Если указанные обстоятельства выявлены судом при рассмотрении заявления налогоплательщика о возмещении НДС, суд применительно к пункту 2 статьи 148 АПК РФ оставляет данное заявление без рассмотрения.
     
     Соответствующие судебные акты принимаются судом и в том случае, когда налогоплательщик без уважительных причин представил все необходимые документы непосредственно в суд, минуя налоговый орган.
     
     При этом налогоплательщик вправе обратиться (повторно обратиться) в налоговый орган, выполнив надлежащим образом требования главы 21 НК РФ. В случае несогласия с принятым налоговым органом решением налогоплательщик также может обжаловать это решение в судебном порядке.
     
     4. Поскольку нормы главы 21 НК РФ не предусматривают обязанности налогоплательщика на момент представления налоговой декларации, в которой заявлено право на возмещение НДС, приложить к ней документы, подтверждающие в соответствии со статьей 172 НК РФ правомерность применения налоговых вычетов, отказ в возмещении НДС по мотиву неприложения к налоговой декларации упомянутых документов должен признаваться неправомерным.
     
     Кроме того, судам надлежит учитывать, что из взаимосвязанного толкования положений статей 88 и 176 НК РФ следует вывод о том, что налоговый орган не вправе отказать налогоплательщику в возмещении НДС по мотиву недоказанности им правомерности применения налоговых вычетов, не истребовав и не проверив необходимые документы, определенные статьей 172 НК РФ.
     
     5. Согласно пунктам 2 и 3 статьи 176 НК РФ по окончании камеральной проверки налоговой декларации по НДС, в которой заявлено право на возмещение названного налога, налоговый орган обязан в течение семи дней принять решение о возмещении соответствующих сумм, если при проведении данной проверки не были выявлены нарушения, препятствующие возмещению. В случае же выявления таких нарушений уполномоченными должностными лицами налогового органа должен быть составлен акт налоговой проверки.
     
     В связи с этим, рассматривая заявление налогоплательщика о признании незаконным решения (бездействия) налогового органа, заявление о возмещении НДС и выясняя вопрос о наличии у налогового органа основания для отказа (уклонения) от возмещения заявителю истребуемой суммы НДС, суд должен исследовать доводы заявителя, а также возражения налогового органа, приведенные по результатам камеральной проверки и (или) дополнительно представленные в ходе судебного разбирательства, и установить их соответствие закону или иному нормативному правовому акту.
     
     При этом, если налогоплательщик предъявил требование о признании незаконным решения налогового органа об отказе в возмещении НДС, в котором не приведены конкретные мотивы отказа, или бездействия налогового органа, а также в случае представления налогоплательщиком непосредственно в суд документов, истребованных налоговым органом на основании пункта 8 статьи 88 НК РФ, когда причины непредставления этих документов в налоговый орган признаны уважительными, суд на основании статьи 135 АПК РФ в порядке подготовки дела к судебному разбирательству может обязать налоговый орган представить аргументированные возражения против возмещения.
     
     6. Если при рассмотрении заявления налогоплательщика о признании незаконным решения налогового органа об отказе в возмещении НДС (бездействия налогового органа) суд установит, что мотивы отказа необоснованны, он признает оспариваемое решение (бездействие) незаконным и в резолютивной части судебного акта обязывает налоговый орган в установленный судом срок возместить соответствующую сумму НДС.
     
     В то же время, если налогоплательщик оспорил бездействие налогового органа либо его решение об отказе в возмещении НДС, в котором не приведены конкретные мотивы отказа или приведены мотивы, признанные судом необоснованными, но налоговым органом непосредственно в суд представлены возражения против возмещения, признанные судом законными и обоснованными, суд ограничивается признанием незаконным оспариваемого решения (бездействия) налогового органа.
     
     7. Если налогоплательщик предъявил только самостоятельное требование о возмещении НДС, суд проверяет законность и обоснованность мотивов отказа, изложенных в решении налогового органа (при наличии такового), а также возражений против возмещения, представленных налоговым органом непосредственно в суд, и по результатам исследования принимает решение об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении требования налогоплательщика.
     
     При непредставлении налоговым органом каких-либо возражений против возмещения (в том числе непосредственно в суд) суд принимает решение об удовлетворении требования налогоплательщика.
     
Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.А. Иванов

Секретарь Пленума,
судья Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.С. Козлова
     

Постановление Пленума ВАС РФ

от 26 июля 2007 г. N 47

О порядке исчисления сумм пеней за просрочку уплаты авансовых платежей по налогам и страховым взносам на обязательное пенсионное страхование

     
     В связи с возникающими в судебной практике вопросами о порядке исчисления сумм пеней за просрочку уплаты авансовых платежей по налогам и страховым взносам на обязательное пенсионное страхование и в целях обеспечения единообразного подхода к их разрешению Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" постановляет дать арбитражным судам следующие разъяснения.
     
     1. Согласно абзацу второму пункта 3 статьи 58 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в случае уплаты авансовых платежей в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки на сумму несвоевременно уплаченных авансовых платежей начисляются пени в порядке, предусмотренном статьей 75 НК РФ.
     
     При этом порядок исчисления пеней не ставится в зависимость от того, уплачиваются ли соответствующие авансовые платежи в течение или по итогам отчетного периода, исчисляются ли они на основе налоговой базы, определяемой в соответствии со статьями 53 и 54 Кодекса и отражающей реальные финансовые результаты деятельности налогоплательщика.
     
     2. Пени за неуплату в установленные сроки авансовых платежей по налогам подлежат исчислению до даты их фактической уплаты или в случае их неуплаты - до момента наступления срока уплаты соответствующего налога.
     
     Если по итогам налогового периода сумма исчисленного налога оказалась меньше сумм авансовых платежей, подлежавших уплате в течение этого налогового периода, судам необходимо исходить из того, что пени, начисленные за неуплату указанных авансовых платежей, подлежат соразмерному уменьшению.
     
     Данный порядок надлежит применять и в случае, если сумма авансовых платежей по налогу, исчисленных по итогам отчетного периода, меньше суммы авансовых платежей, подлежавших уплате в течение этого отчетного периода.
     
     3. В отличие от регулирования, установленного НК РФ, Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (далее - Закон о пенсионном страховании) не предусматривает нормы, распространяющей на ежемесячные авансовые платежи порядок начисления пеней, установленный для страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.
     
     Пункт 1 статьи 26 Закона о пенсионном страховании определяет, что пенями обеспечивается исполнение обязанности по уплате страховых взносов. В силу статьи 24 Закона о пенсионном страховании страховые взносы на обязательное пенсионное страхование - это суммы, подлежащие уплате за отчетный (расчетный) период на основе расчета (декларации).
     

     Таким образом, в рамках отношений по обязательному пенсионному страхованию пени подлежат уплате только в случае неисполнения в установленный срок обязанности по уплате страховых взносов.
     
Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.А. Иванов

И.о секретаря Пленума,
судья Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.Г. Першутов
     

Постановление Пленума ВАС РФ

от 12 октября 2006 г. N 53

Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды

     
     В целях обеспечения единообразия судебной практики при оценке арбитражными судами доказательств обоснованности возникновения налоговой выгоды у налогоплательщика Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" постановляет дать следующие разъяснения.
     
     1. Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.
     
     Под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.
     
     Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
     
     2. В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.
     
     В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.
     
     3. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
     
     4. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
     
     При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.
     
     5. О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:
     
     - невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
     
     - отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
     
     - учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
     
     - совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
     
     В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).
     
     6. Судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной:
     
     - создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
     
     - взаимозависимость участников сделок;
     
     - неритмичный характер хозяйственных операций;
     
     - нарушение налогового законодательства в прошлом;
     
     - разовый характер операции;
     
     - осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
     
     - осуществление расчетов с использованием одного банка;
     
     - осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
     
     - использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.
     
     Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
     
     7. Если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.
     
     8. При изменении юридической квалификации гражданско-правовых сделок (пункт 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации) судам следует учитывать, что сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ)), мнимые и притворные сделки (статья 170 ГК РФ) являются недействительными независимо от признания их таковыми судом в силу положений статьи 166 ГК РФ.
     
     9. Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
     
     Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
     
     Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала.
     
     10. Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.
     
     Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.
     
     11. Признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением.
     
     При этом судам следует иметь в виду, что признание налоговой выгоды необоснованной не должно затрагивать иные права налогоплательщика, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.
     
Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.А. Иванов

Секретарь Пленума,
судья Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

А.С. Козлова

Приложение
к информационному письму
Президиума ВАС РФ
от 14.03.2006 N 106

    
Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога

     
     1. Арбитражный суд признал, что выплаты в возмещение издержек, понесенных исполнителем при исполнении договора возмездного оказания услуг (подрядчиком при исполнении договора подряда), не подлежат обложению единым социальным налогом, если эти издержки фактически понесены исполнителем (подрядчиком).
     
     Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с требованием о признании незаконным решения налогового органа о доначислении единого социального налога, взыскании штрафа и начислении пеней.
     
     Налоговым органом в ходе проведения выездной налоговой проверки установлено, что общество не включало в налоговую базу по единому социальному налогу суммы компенсационных выплат, произведенных исполнителям по договорам возмездного оказания услуг в возмещение понесенных ими издержек.
     
     Объектом обложения единым социальным налогом в соответствии с пунктом 1 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ, Кодекс) признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.
     
     Договор возмездного оказания услуг - это гражданско-правовой договор, предметом которого является оказание услуг, в связи с чем выплаты по нему в пользу физического лица - не индивидуального предпринимателя - признаются объектом обложения названным налогом.
     
     Как полагал налоговый орган, законодатель не установил, что из объекта обложения единым социальным налогом исключаются выплаты в компенсацию издержек исполнителя по договору возмездного оказания услуг.
     
     Суд заявленное требование общества удовлетворил по следующим основаниям.
     
     По смыслу пункта 1 статьи 236 НК РФ объектом обложения единым социальным налогом являются выплаты, произведенные в пользу физических лиц в оплату выполненных работ (оказанных услуг). Вместе с тем компенсация издержек лиц, возмездно оказывающих услуги обществу, направлена на погашение расходов, произведенных исполнителями в интересах заказчика услуг, и, следовательно, не может рассматриваться в качестве оплаты самих услуг. В части издержек из объекта обложения единым социальным налогом не могут исключаться выплаты, произведенные в пользу физических лиц и направленные на компенсацию их общих издержек, не связанных непосредственно с выполненными работами (оказанными услугами).
     
     Договорами между обществом и физическими лицами - исполнителями по договорам возмездного оказания услуг - была предусмотрена компенсация расходов, фактически произведенных последними и непосредственно связанных с оказанными услугами. Суммы расходов подтверждены представленными документами.
     

     При таких обстоятельствах суд признал, что выплаты, направленные на компенсацию издержек, не являются объектом обложения единым социальным налогом и не должны включаться в налоговую базу.
     
     2. Выплаты, осуществляемые на основании пункта 2 статьи 64 Федерального закона "Об акционерных обществах" в пользу членов совета директоров акционерного общества, являются объектом обложения единым социальным налогом.
     
     Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о взыскании единого социального налога.
     
     Решением суда в удовлетворении заявленного требования отказано по следующим основаниям.
     
     В ходе выездной налоговой проверки налоговый орган установил факт занижения налоговой базы по единому социальному налогу, образовавшегося вследствие невключения в нее сумм выплат членам совета директоров общества, и доначислил обществу данный налог.
     
     Объектом обложения единым социальным налогом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг, а также по авторским договорам.
     
     В соответствии со статьей 103 Гражданского кодекса Российской Федерации совет директоров (наблюдательный совет) является одним из органов управления акционерного общества и осуществляет общее руководство его деятельностью, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров.
     
     Таким образом, деятельность совета директоров акционерного общества и отношения между советом директоров общества и самим обществом регулируются нормами гражданского законодательства. Эти отношения являются гражданско-правовыми.
     
     Согласно пункту 2 статьи 64 Федерального закона "Об акционерных обществах" по решению общего собрания акционеров членам совета директоров (наблюдательного совета) общества в период исполнения ими своих обязанностей могут выплачиваться вознаграждение и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими функций членов совета директоров (наблюдательного совета) общества. Размеры таких вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания акционеров.
     
     Следовательно, выплата вознаграждения членам совета директоров общества связана с выполнением ими управленческих функций. Такая деятельность подпадает под объект обложения единым социальным налогом, предусмотренный пунктом 1 статьи 236 НК РФ.
     

     С учетом изложенного суд признал, что налоговый орган правомерно доначислил акционерному обществу единый социальный налог с сумм вознаграждений, выплаченных членам совета директоров общества.
     
     3. При рассмотрении дел, касающихся правильности определения налоговой базы по единому социальному налогу, необходимо иметь в виду, что пункт 3 статьи 236 НК РФ не предоставляет налогоплательщику права выбора, по какому налогу (единому социальному налогу или налогу на прибыль) уменьшать налоговую базу на сумму соответствующих выплат.
     
     Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с требованием о признании недействительным решения налогового органа о доначислении единого социального налога.
     
     В налоговом периоде общество при выполнении работ, обусловленных трудовым договором, выплачивало своим работникам премии за производственные результаты.
     
     Данные выплаты согласно пункту 2 статьи 255 главы 25 НК РФ "Налог на прибыль организаций" отнесены к расходам на оплату труда, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль.
     
     Общество вместо уменьшения на эти расходы налоговой базы по налогу на прибыль уменьшило на их сумму налоговую базу по единому социальному налогу, полагая, что пункт 3 статьи 236 НК РФ предоставляет ему право такого выбора.
     
     Налоговым органом по результатам камеральной налоговой проверки общества вынесено решение о доначислении единого социального налога.
     
     По мнению налогового органа, налогоплательщик при применении нормы, предусмотренной пунктом 3 статьи 236 НК РФ, не имеет права выбора, по какому налогу ему уменьшать налоговую базу.
     
     Суд отказал в удовлетворении заявленного требования, согласившись с позицией налогового органа. При этом суд указал: норма, установленная пунктом 3 статьи 236 НК РФ, имеет в виду, что при наличии соответствующих норм в главе 25 НК РФ "Налог на прибыль организаций" налогоплательщик не имеет права исключать суммы, отнесенные законом к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, из налоговой базы по единому социальному налогу.
     
     4. Компенсационные выплаты, являющиеся в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации элементами оплаты труда, учитываются при определении налоговой базы по единому социальному налогу. Не подлежат обложению единым социальным налогом на основании абзаца девятого подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ выплаты в возмещение физическим лицам затрат, связанных с исполнением ими трудовых обязанностей.
     

     Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о привлечении к ответственности, установленной пунктом 1 статьи 122 НК РФ.
     
     Решением суда первой инстанции заявленное требование удовлетворено.
     
     Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда отменено, в удовлетворении заявленного требования отказано по следующим основаниям.
     
     По итогам налоговой проверки налоговым органом на основании пункта 1 статьи 122 НК РФ вынесено решение о привлечении общества к ответственности в виде штрафа за неуплату единого социального налога в связи с невключением в налоговую базу суммы, выплаченной работникам общества в виде компенсации за вредные условия труда на основании коллективного договора общества.
     
     Согласно абзацу девятому подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ не подлежат обложению единым социальным налогом все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат, связанных с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей.
     
     НК РФ не содержит определения компенсационных выплат, связанных с выполнением трудовых обязанностей, следовательно, в силу пункта 1 статьи 11 Кодекса этот термин используется в смысле, который придает ему трудовое законодательство.
     
     Трудовой кодекс Российской Федерации выделяет два вида компенсационных выплат.
     
     Исходя из статьи 164 Трудового кодекса Российской Федерации под компенсациями понимаются денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных предусмотренных федеральным законом обязанностей. Указанные выплаты не входят в систему оплаты труда и производятся работнику в качестве компенсации его затрат, связанных с выполнением трудовых обязанностей.
     
     Второй вид компенсационных выплат определен статьей 129 Трудового кодекса Российской Федерации. На основании этой статьи заработная плата работников состоит из двух основных частей: непосредственно вознаграждения за труд и выплат компенсационного и стимулирующего характера. При этом компенсации в смысле статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации являются элементами оплаты труда и не призваны возместить физическим лицам конкретные затраты, связанные с непосредственным выполнением трудовых обязанностей.
     
     По смыслу абзаца девятого подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ не подлежат обложению единым социальным налогом компенсации, предусмотренные статьей 164 Трудового кодекса Российской Федерации, как не входящие в систему оплаты труда.
     

     В отличие от них компенсации, определенные статьей 129 Трудового кодекса Российской Федерации, не охватываются указанной нормой НК РФ и в соответствии с пунктом 1 статьи 236 этого Кодекса образуют объект обложения единым социальным налогом. Данные выплаты при определении налоговой базы по налогу на прибыль учитываются в качестве расходов на оплату труда исходя из статьи 255 НК РФ.
     
     Согласно статьям 146 и 147 Трудового кодекса Российской Федерации производится в повышенном размере оплата труда работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными, опасными и иными особыми условиями труда, на работах в местностях с особыми климатическими условиями. Конкретные размеры повышенной заработной платы устанавливаются работодателем с учетом мнения представительного органа работников либо коллективным договором, трудовым договором.
     
     В обществе указанные доплаты установлены коллективным договором, то есть фактически определена предусмотренная статьями 146 и 147 Трудового кодекса Российской Федерации оплата труда в повышенном размере.
     
     С учетом изложенного суд апелляционной инстанции сделал вывод о необоснованном исключении обществом из налоговой базы по единому социальному налогу сумм выплат, производимых в качестве компенсации за вредные условия труда, поскольку эти выплаты являются составной частью заработной платы работников и не охватываются нормой, определенной абзацем девятым подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ.
     
     Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.
     
     5. Выплаты, производимые работодателем на обучение работников, не подлежат обложению единым социальным налогом в случае, если обучение осуществляется по инициативе работодателя в целях более эффективного выполнения работником трудовой функции.
     
     Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о взыскании штрафа, доначислении единого социального налога и начислении пеней.
     
     Основанием для доначисления названного налога послужил вывод налогового органа о занижении суммы налога, образовавшемся вследствие невключения в налоговую базу сумм, направленных на получение работниками высшего профессионального образования.
     

     Налоговый орган в отзыве на заявление указал, что абзац седьмой подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ, в соответствии с которым не подлежат обложению единым социальным налогом суммы, являющиеся возмещением расходов на повышение профессионального уровня работников, не применяется в случае, если работник получает специальность впервые или отличную от уже имеющейся. Получение такого образования должно рассматриваться не как повышение профессионального уровня работника, а как его обучение, сумма оплаты которого работодателем включается в налоговую базу по единому социальному налогу на основании абзаца второго пункта 1 статьи 237 НК РФ.
     
     Арбитражный суд заявленные обществом требования удовлетворил, исходя из следующего.
     
     В соответствии со статьей 196 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель проводит профессиональную подготовку, переподготовку, повышение квалификации работников, обучение их вторым профессиям в организации, а при необходимости - в образовательных учреждениях начального, среднего, высшего профессионального и дополнительного образования на условиях и в порядке, которые определяются коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. Работодатель определяет необходимость профессиональной подготовки и переподготовки кадров для нужд организации, а также, с учетом мнения представительного органа работников, формы подготовки и переподготовки, перечень необходимых профессий и специальностей.
     
     Статья 197 Трудового кодекса Российской Федерации устанавливает возможность профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации работника по собственной инициативе.
     
     Таким образом, следует проводить разделение по субъекту, выступающему с инициативой профессиональной подготовки или переподготовки, а также по цели таких действий.
     
     Налогообложение оплаты обучения в интересах работника определено абзацем вторым пункта 1 статьи 237 НК РФ - сумма оплаты подобного обучения работодателем включается в налоговую базу по единому социальному налогу.
     
     Вместе с тем оплата обучения работника, проводимого по инициативе работодателя, с целью более эффективного выполнения им трудовых обязанностей, вне зависимости от формы такого обучения, не образует личного дохода работника и не подлежит обложению единым социальным налогом на основании абзаца седьмого подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ.
     

     Судом было установлено: общество направило работников для получения высшего профессионального образования согласно плану, утвержденному приказом заместителя генерального директора; возможность повышения квалификации по инициативе работодателя была предусмотрена заключенными трудовыми договорами; обучение проводилось в соответствии с договорами, заключенными обществом и образовательным учреждением.
     
     При таких обстоятельствах, как признал суд, налоговый орган необоснованно включил суммы, направленные на обучение работников, в налоговую базу по единому социальному налогу.
     
     6. Не подлежат обложению единым социальным налогом суточные, выплачиваемые работодателем работнику в случае направления в служебную командировку, в размере, определенном коллективным договором или локальным нормативным актом организации.
     
     Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о взыскании единого социального налога и пеней.
     
     Налоговый орган доначислил названный налог, учтя при определении налоговой базы сумму суточных, выплаченных обществом своим работникам в связи с направлением в служебную командировку, в части, превышающей сумму суточных в размере 100 рублей в день. Указанная сумма в качестве норматива выплаты установлена Постановлениями Правительства Российской Федерации от 02.10.2002 N 729 "О размерах возмещения расходов, связанных со служебными командировками на территории Российской Федерации, работникам организаций, финансируемых за счет средств федерального бюджета" и от 08.02.2002 N 93 "Об установлении норм расходов организаций на выплату суточных или полевого довольствия, в пределах которых при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций такие расходы относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией".
     
     Арбитражный суд удовлетворил заявленное требование, указав следующее.
     
     В соответствии с абзацем девятым подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ не подлежат обложению единым социальным налогом установленные законодательством компенсационные выплаты, связанные с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей (в том числе возмещение командировочных расходов).
     
     Командировочные расходы осуществляются в интересах не работника, а работодателя, так как согласно статье 166 Трудового кодекса Российской Федерации служебной является командировка по распоряжению работодателя для выполнения служебного поручения.
     

     Одним из видов командировочных расходов, установленных абзацем десятым подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ и статьей 168 Трудового кодекса Российской Федерации, являются суточные, под которыми понимаются дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства. При этом, как определено в абзаце десятом подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ, не подлежат обложению единым социальным налогом суточные в пределах норм, установленных законодательством Российской Федерации.
     
     Постановление Правительства Российской Федерации от 02.10.2002 N 729 устанавливает размеры возмещения расходов, связанных со служебными командировками на территории Российской Федерации, работникам организаций, финансируемых за счет средств федерального бюджета.
     
     Заявитель к числу таких организаций не относится.
     
     Постановление Правительства Российской Федерации от 08.02.2002 N 93 также не подлежит применению к рассматриваемым отношениям, так как принято в соответствии с подпунктом 12 пункта 1 статьи 264 НК РФ в целях определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций. Отсылка к нормам главы 25 НК РФ "Налог на прибыль организаций" в абзаце десятом подпункта 2 пункта 1 статьи 238 Кодекса отсутствует.
     
     Согласно статье 168 Трудового кодекса Российской Федерации размеры возмещения расходов, связанных со служебными командировками, определяются коллективным договором или локальным нормативным актом организации.
     
     В обществе размер суточных установлен приказом генерального директора. Сумма выплаченных суточных не превышает определенного приказом размера.
     
     Кроме того, согласно подпункту 12 пункта 1 статьи 264 НК РФ суммы суточных в части, превышающей установленный Постановлением Правительства Российской Федерации от 08.02.2002 N 93 размер, не относятся к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций, и, следовательно, не признаются объектом обложения единым социальным налогом также и на основании абзаца второго пункта 3 статьи 236 Кодекса.
     
     При таких обстоятельствах, как признал суд, доначисление обществу единого социального налога на сумму выплаченных суточных неправомерно.
     

     7. Применение юридическим лицом - налогоплательщиком льготы по единому социальному налогу, установленной абзацем четвертым подпункта 2 пункта 1 статьи 239 НК РФ, возможно при его соответствии трем требованиям: юридическое лицо создано в форме учреждения; создание осуществлено для достижения социальных целей или для оказания правовой и иной помощи инвалидам, детям-инвалидам и их родителям; единственным собственником имущества является общественная организация инвалидов.
     
     Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с образовательного учреждения единого социального налога.
     
     Заявленное требование налоговый орган обосновал тем, что учреждение неправомерно пользовалось льготой по названному налогу, установленной абзацем четвертым подпункта 2 пункта 1 статьи 239 НК РФ, так как собственником его имущества не является общественная организация инвалидов.
     
     Образовательное учреждение в отзыве на заявление указывало на правомерность пользования льготой по единому социальному налогу, ссылаясь на следующее.
     
     Учреждение создано для достижения образовательных целей, следовательно, подпадает под установленный подпунктом 2 пункта 1 статьи 239 НК РФ перечень категорий налогоплательщиков, освобожденных от уплаты единого социального налога. Образовательные учреждения в абзаце четвертом указанного подпункта перечислены отдельно от учреждений, созданных для оказания правовой и иной помощи инвалидам, детям-инвалидам и их родителям, единственными собственниками имущества которых являются общественные организации инвалидов. В связи с этим, по мнению образовательного учреждения, решающим фактором предоставления льготы является организационно-правовая форма юридического лица и цель его деятельности. При этом образовательное учреждение отметило, что сумма выплат и иных вознаграждений в течение налогового периода не превысила 100 000 рублей в расчете на каждое физическое лицо.
     
     Арбитражный суд заявленное требование удовлетворил, поддержав позицию налогового органа, по следующим основаниям.
     
     Налогоплательщик освобождается от уплаты единого социального налога с сумм выплат и иных вознаграждений, не превышающих 100 000 рублей в течение налогового периода на каждое физическое лицо, в случае, если он подпадает под одну из категорий налогоплательщиков, перечисленных в подпункте 2 пункта 1 статьи 239 НК РФ.
     

     Отнесение налогоплательщика к категории, установленной абзацем четвертым указанного подпункта, возможно при соответствии его трем требованиям: организационно-правовая форма - учреждение; юридическое лицо создано для достижения социальных целей или для оказания правовой и иной помощи инвалидам, детям-инвалидам и их родителям; единственный собственник имущества - общественная организация инвалидов.
     
     Образовательное учреждение соответствует первым двум требованиям, но единственным собственником его имущества общественная организация инвалидов не является. Поэтому оно не может пользоваться льготой по единому социальному налогу, предусмотренной абзацем четвертым подпункта 2 пункта 1 статьи 239 НК РФ.
     
     8. Законодательством Российской Федерации не установлена ответственность за непредставление или несвоевременное представление декларации по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование.
     
     Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с акционерного общества штрафа, предусмотренного пунктом 1 статьи 119 НК РФ, за непредставление декларации по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование.
     
     Общество заявленное требование не признало, указав: в пункте 1 статьи 119 НК РФ закреплена ответственность за непредставление в установленный законом срок налоговой декларации; декларация по страховым взносам налоговой в смысле статьи 80 Кодекса не является, так как страховые взносы на обязательное пенсионное страхование к налоговым платежам не относятся.
     
     Общество полагало, что его действия должны быть квалифицированы по пункту 3 статьи 27 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (далее - Закон о пенсионном страховании).
     
     Арбитражный суд в удовлетворении заявленного требования отказал по следующим основаниям.
     
     Ответственность, предусмотренная пунктом 3 статьи 27 Закона о пенсионном страховании, к данным отношениям применена быть не может, поскольку она установлена за неправомерное несообщение (несвоевременное сообщение) лицом сведений, которые в соответствии с данным Законом лицо должно было сообщить в орган Пенсионного фонда Российской Федерации (далее - ПФ РФ).
     
     Между тем декларация по страховым взносам в соответствии с пунктом 6 статьи 24 Закона о пенсионном страховании представляется не в орган ПФ РФ, а в налоговый орган. Абзац пятый пункта 2 этой статьи устанавливает обязанность представления страховщику (органу ПФ РФ) расчета с отметкой налогового органа, под которым понимается документ, содержащий данные об исчисленных и уплаченных суммах авансовых платежей (абзац третий пункта 2 статьи 24 Закона о пенсионном страховании, абзац пятый пункта 3 статьи 243 НК РФ), но не данные о сумме страхового взноса по итогам года (отражаемые в декларации). Данные о сумме страхового взноса по итогам расчетного периода (года) относятся к сведениям, представляемым в орган ПФ РФ налоговым органом на основании пункта 7 статьи 243 НК РФ.
     

     В связи с изложенным суд признал неправомерной позицию общества о том, что совершенные им действия охватываются нормами об ответственности, предусмотренными Законом о пенсионном страховании.
     
     При этом, однако, суд согласился с доводом ответчика в части невозможности применения ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 119 НК РФ. Исходя из положений Закона об обязательном пенсионном страховании и НК РФ страховые взносы на обязательное пенсионное страхование не отвечают понятию налога, закрепленному в статье 8 Кодекса. Установленная в статье 119 НК РФ ответственность может быть применена лишь за непредставление налоговой декларации, под определение которой, данное в статье 80 Кодекса, декларация по страховым взносам не подпадает.
     
     Вместе с тем неправомерно и применение ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 126 НК РФ. Декларация по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование, хотя и является документом, необходимым для осуществления налогового контроля по единому социальному налогу, представляется в налоговый орган согласно Закону о пенсионном страховании, не относящемуся к актам законодательства о налогах и сборах. Ответственность же, установленная пунктом 1 статьи 126 НК РФ, применяется лишь за непредставление документов, предусмотренных самим Кодексом или иными актами законодательства о налогах и сборах.
     
     При таких обстоятельствах суд отказал в привлечении акционерного общества к ответственности, указав, что ответственность за совершенное им деяние действующим законодательством не предусмотрена.
     
     

Постановление Президиума ВАС РФ

от 16 января 2007 г. N 9010/06

     
     Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:
     
     - председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
     
     - членов Президиума: Андреевой Т.К., Витрянского В.В., Вышняк Н.Г., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Козловой А.С., Козловой О.А., Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Суховой Г.И. - рассмотрел заявление общества с ограниченной ответственносью "Ханса Лизинг" о пересмотре в порядке надзора постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2006 по делу N А40-58457/05-98-453 Арбитражного суда города Москвы и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 08.06.2006 по тому же делу.
     
     В заседании приняли участие представители:
     
     - от заявителя - общества с ограниченной ответственностью "Ханса Лизинг" - Зимин А.В., Ляскавка В.В., Ренберг Л., Сашина Э.И.;
     
     - от Инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по городу Москве - Бобкова О.Ю., Будыка И.Н., Суворова Е.В., Якушев Р.В.
     
     Заслушав и обсудив доклад судьи Завьяловой Т.В. и объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.
     
     По результатам камеральной налоговой проверки уточненной налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за октябрь 2004 года Инспекция Федеральной налоговой службы N 7 по городу Москве (далее - инспекция) пришла к выводу о необоснованном применении обществом с ограниченной ответственностью "Ханса Лизинг" (далее - общество) налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в сумме 2635932 рублей ввиду невыполнения условий, установленных статьями 171-172 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс). В частности, в решении инспекции указано, что общество не подтвердило факт принятия на учет основных средств (16 полувагонов), приобретенных по договору купли-продажи от 18.10.2004 N 0000020-S, и их регистрации в единой базе данных ГВЦ МПС России.
     
     Кроме того, инспекцией был сделан вывод, что целью покупки обществом полувагонов и сдачи их в лизинг по договору лизинга от 18.10.2004 N 0000020-RUS/04 обществу с ограниченной ответственностью "ММК-Транс", выступающему одновременно и продавцом указанного имущества, является перевод основных средств в собственность общества (лизингодателя) и возмещение ему из бюджета налога на добавленную стоимость.
     
     Этот вывод послужил основанием для принятия инспекцией решения от 21.03.2005 N 12 о привлечении общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного статьей 122 Кодекса в виде взыскания 21198 рублей штрафа, об отказе в предоставлении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость в сумме 2635932 рублей, о предложении уплатить 105989 рублей налога на добавленную стоимость и 5087 рублей пеней.
     
     Поскольку штраф по указанному решению не был уплачен обществом в добровольном порядке, инспекция обратилась в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о его взыскании.
     
     Решением Арбитражного суда города Москвы от 08.12.2005 заявление инспекции удовлетворено в полном объеме.
     
     Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2006 решение суда первой инстанции отменено на основании пункта 2 части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку спор был рассмотрен в отсутствие участвующего в деле лица, не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания. Принято новое решение о взыскании с общества 21198 рублей штрафа.
     
     Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 08.06.2006 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.
     
     По мнению судов, заключенная сторонами сделка возвратного лизинга экономически необоснованна, поскольку ее исполнение производилось обществом за счет заемных средств с начислением процентов по кредиту, доход общества фактически составил разницу между полученными лизинговыми платежами (9 процентов) и процентами, выплачиваемыми кредитору (6-8 процентов). Учитывая, что доход по сделке составил 1-3 процента, а инфляция согласно Федеральному закону от 26.12.2005 N 189-ФЗ "О федеральном бюджете на 2006 год" в 2006 году равнялась 7,5-8 процентам, деятельность общества будет фактически убыточной.
     
     В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций общество просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм права, и принять новое решение об отказе инспекции в удовлетворении заявленного ею требования.
     
     В отзыве на заявление инспекция просит оставить названные судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.
     
     Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что все названные судебные акты подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
     
     Согласно статье 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 этого Кодекса.
     
     К видам деятельности общества относятся финансовый лизинг и аренда основных средств, в частности сухопутных транспортных средств и железнодорожного транспорта.
     
     Законодательной основой лизинга, представляющего собой совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в том числе приобретением предмета лизинга, являются Гражданский кодекс Российской Федерации и Федеральный закон от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон).
     
     Возможность применения возвратного лизинга, по условиям которого приобретаемое лизингодателем имущество передается лизингополучателю, одновременно выступающему в качестве продавца, предусмотрена статьей 4 Закона и имеет разумные хозяйственные мотивы и цели для обеих сторон данной сделки, не влекущие необоснованной налоговой экономии.
     
     Вопреки требованиям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации инспекция не доказала, что сделки по приобретению и передаче в лизинг имущества не обусловлены разумными экономическими или иными причинами.
     
     Таким образом, в целях налогообложения обществом была учтена реальная хозяйственная операция, соответствующая действительному экономическому смыслу лизинга, повлекшая за собой возможность применения им налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость при оплате продавцу 16 полувагонов, приобретенных для осуществления лизинговой операции, признаваемой объектом обложения данным налогом согласно статье 146 Кодекса.
     
     Более того, право налогоплательщика на налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и условия для реализации данного права прямо предусмотрены статьями 171-172 Кодекса и не поставлены в зависимость от прибыльности деятельности налогоплательщика в определенном налоговом периоде.
     
     При этом довод судов о нарушении контрагентом по договору (ООО "ММК-Транс") своих налоговых обязательств сам по себе не является доказательством получения обществом необоснованных налоговых преимуществ в виде возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета.
     
     Отказывая обществу в праве на применение налоговых вычетов со ссылкой на статью 172 Кодекса, суды не учли следующее.
     
     В соответствии со статьей 172 Кодекса вычетам подлежат, если иное не установлено этой статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) после принятия на учет указанных товаров.
     
     В нарушение положений пункта 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении данного спора судами не была дана соответствующая правовая оценка доказательствам, представленным обществом в подтверждение факта принятия на учет приобретенного им товара.
     
     Из содержания части 3 статьи 88 Кодекса следует, что в случае, если камеральной налоговой проверкой выявлены ошибки в заполнении документов или противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, налоговые органы сообщают об этом налогоплательщику с требованием внести соответствующие исправления в установленный срок.
     
     Поскольку общество не было извещено о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, тем самым лишено возможности представить свои возражения и дополнительные документы, судам надлежало дать оценку всем доказательствам, приведенным в качестве основания получения налогового вычета: актам приемки-передачи полувагонов, являющимся приложениями к договору купли-продажи, инвентарным карточкам, составленным по форме ОС-6, данным бухгалтерского учета общества по счету 03, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы инспекцией при решении вопроса о привлечении общества к налоговой ответственности.
     
     При указанных обстоятельствах обжалуемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому в силу пункта 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации они подлежат отмене.
     
     Дело следует направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции для правовой оценки всех представленных сторонами доказательств.
     
     Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
     
     постановил:
     
     решение Арбитражного суда города Москвы от 08.12.2005 по делу N А40-58457/05-98-453, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2006 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 08.06.2006 по тому же делу отменить.
     
     Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.
     
Председательствующий
А.А. Иванов
     

Решение ВАС РФ

от 23 октября 2006 г. N 10652/06

    
Резолютивная часть оглашена 16 октября 2006 года

     
     Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в составе председательствующего судьи Вышняк Н.Г., судей Завьяловой Т.В., Зориной М.Г., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению открытого акционерного общества "Челябинский металлургический комбинат" о признании частично недействующим Приложения к письму Федеральной налоговой службы от 19.10.2005  N ММ-6-03/886, при ведении протокола судебного заседания Паниной В.И., при участии:
     
     - от заявителя - Фатыховой З.С.;
     
     - от Министерства финансов Российской Федерации - Ковпак С.В.;
     
     - от Федеральной налоговой службы - Муравьевой И.Е., Цай К.Б.-Х.;
     
     - от Министерства юстиции Российской Федерации - Гончаренко Е.П.,
     
     установил:
     
     открытое акционерное общество "Челябинский металлургический комбинат" (далее - общество) оспаривает абзац 13 раздела "В целях применения статьи 171 НК РФ" Приложения к письму Федеральной налоговой службы от 19.10.2005 N ММ-6-03/886 (далее - письмо ФНС от 19.10.2005), разъясняющий, что суммы налога, принятые налогоплательщиком к вычету в соответствии со статьями 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, приобретенным для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, но не использованным для указанных операций, должны быть восстановлены и уплачены в бюджет. Стоимость похищенного имущества должна возмещаться за счет виновных лиц с учетом налога на добавленную стоимость.
     
     Общество полагает, что текст оспариваемого им абзаца Приложения к письму ФНС от 19.10.2005 содержит не соответствующее Налоговому кодексу Российской Федерации (далее - Кодекс) правило, незаконно возлагающее на налогоплательщика обязанность восстанавливать и уплачивать в бюджет суммы НДС, ранее принятые к зачету.
     
     В судебном заседании Федеральная налоговая служба заявила ходатайство о прекращении производства по делу, поскольку письмо от 19.10.2005 N ММ-6-03/886 является сопроводительным письмом Федеральной налоговой службы, которым до территориальных налоговых органов доведены разъяснения по вопросам практики применения налогового законодательства, содержащиеся в приложении к этому сопроводительному письму. Такое письмо не может рассматриваться в качестве нормативного правового акта, подлежащего оспариванию в судебном порядке. Данное письмо не зарегистрировано в порядке, установленном для государственной регистрации нормативных правовых актов.
     
     Министерство финансов Российской Федерации поддержало ходатайство Федеральной налоговой службы, считая, что по своей сути письмо ФНС от 19.10.2005 носит информационный характер, уведомляющий налоговые органы о возникающих вопросах по применению налогового законодательства.
     
     Однако, рассматривая дела об оспаривании нормативных правовых актов в области налогов и сборов, затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, суд не вправе ограничиваться формальным установлением соблюдения порядка принятия обжалуемого акта. Суд должен выяснить, рассчитан ли оспариваемый акт на многократное применение налоговыми органами при осуществлении функций налогового контроля, затрагивает ли он права налогоплательщиков, соответствует ли актам законодательства о налогах и сборах. При этом разрешение вопроса о том, носит ли тот или иной акт органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица нормативный характер, должно производиться независимо от его формы и других условий, например государственной регистрации, опубликования в официальном издании.
     
     Само доведение до налоговых инспекций содержащихся в Приложении к письму ФНС от 19.10.2005 разъяснений с указанием учитывать их в работе свидетельствует об ориентировке налоговых органов руководствоваться содержащимися в письме разъяснениями Федеральной налоговой службы при применении положений главы 21 Кодекса.
     
     Следовательно, такое письмо рассчитано на многократное применение налоговыми органами, в том числе и при осуществлении функций налогового контроля, в процессе которого затрагиваются непосредственные права налогоплательщиков. При этом не имеет существенного значения форма изложения таких указаний налоговым органам, а также факт отсутствия его государственной регистрации и опубликования в официальном издании.
     
     Таким образом, усматриваются основания рассматривать оспариваемое письмо в качестве акта, имеющего нормативный характер.
     
     Вместе с тем согласно пункту 1 Положения о Федеральной налоговой службе (утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506) Федеральная налоговая служба является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов и сборов.
     
     Федеральная налоговая служба не наделена правами по изданию нормативных правовых актов по вопросам налогов и сборов.
     
     Таким органом является Министерство финансов Российской Федерации, которому в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 09.03.2004 N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" переданы функции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по принятию нормативных правовых актов в сфере налогов и сборов и ведению разъяснительной работы по законодательству о налогах и сборах, что предусмотрено и пунктом 1 статьи 4, пунктом 1 статьи 34.2 Налогового кодекса Российской Федерации.
     
     В силу статьи 6 Кодекса нормативный правовой акт о налогах и сборах признается не соответствующим Кодексу, если такой акт издан органом, не имеющим в соответствии с Кодексом права издавать подобного рода акты, либо издан с нарушением установленного порядка издания таких актов.
     
     Таким образом, письмо Федеральной налоговой службы, имеющее характер нормативного правового акта, не соответствует Кодексу, поскольку издано органом, не имеющим в соответствии с Кодексом права издавать подобного рода акты.
     
     Вместе с тем заявитель считает, что содержащееся в оспариваемом абзаце Приложения к письму ФНС от 19.10.2005 указание о необходимости восстановления и уплаты в бюджет сумм НДС, ранее принятых к вычету товаров (работ, услуг), в том числе по основным средствам и нематериальным активам, приобретенным для осуществления операций, признаваемых объектами НДС, но не использованным для указанных целей, не соответствует положениям главы 21 Кодекса.
     
     Федеральная налоговая служба, возражая против довода заявителя, ссылается на то, что оспариваемый абзац Приложения к письму ФНС от 19.10.2005 касается случаев выявления при инвентаризации имущества недостач товаров.
     
     При этом, как полагает Федеральная налоговая служба, обязанность налогоплательщика в этом случае восстанавливать сумму НДС, принятую к вычету при приобретении товаров, вытекает из  статьи 171 Кодекса. Исходя из пунктов 1 и 2 этой статьи Кодекса суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров, подлежат вычету из суммы налога, исчисленного к уплате в соответствии со статьей 166 Кодекса, при условии приобретения таких товаров для осуществления операций, признаваемых объектами обложения НДС, либо приобретения таких товаров для перепродажи.
     
     Следовательно, по мнению Федеральной налоговой службы, в случае неиспользования таких товаров в указанных выше целях, в том числе и при выявлении недостачи товаров при инвентаризации, ранее принятые к вычету суммы НДС должны быть восстановлены и уплачены в бюджет.
     
     Однако согласно статье 23 Кодекса на налогоплательщике лежит обязанность уплачивать законно установленные налоги. Следовательно, обязанность по уплате в бюджет ранее правомерно принятой к зачету суммы НДС должна быть предусмотрена законом.
     
     Пункт 3 статьи 170 Кодекса предусматривает случаи, при которых суммы налога, принятые к вычету налогоплательщиком по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, подлежат восстановлению.
     
     Недостача товара, обнаруженная в процессе инвентаризации имущества, или имевшее место хищение товара к числу случаев, перечисленных в пункте 3 статьи 170 Кодекса, не относятся.
     
     Таким образом, оспариваемый абзац Приложения к письму ФНС от 19.10.2005 содержит правило, возлагающее на налогоплательщиков обязанность по внесению в бюджет ранее принятых к зачету сумм НДС, не предусмотренную Кодексом.
     
     С учетом изложенного суд пришел к выводу о наличии оснований к признанию положения, содержащегося в абзаце 13 раздела  "В целях применения статьи 171 НК РФ" Приложения к письму ФНС от 19.10.2005 N ММ-6-03/886, недействующим.
     
     На основании изложенного, руководствуясь статьями 110, 170, 191-196 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации
     
     решил:
     
     признать абзац 13 раздела "В целях применения статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации" Приложения к письму Федеральной налоговой службы от 19.10.2005 N ММ-6-03/886 недействующим, как не соответствующий Налоговому кодексу Российской Федерации.
     
     Возвратить открытому акционерному обществу "Челябинский металлургический комбинат" 2 000 (две тысячи) рублей госпошлины, уплаченной в бюджет платежным поручением от 03.07.2006 N 468.
     
Председательствующий судья
Н.Г. Вышняк

Судьи
Т.В. Завьялова
М.Г. Зорина