Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Защита деловой репутации: особенности национального законодательства

Е.Ю. Сафарова, руководитель департамента правового консалтинга и судебных споров ЗАО "ЦБА" для журнала "НВ: Комментарии к нормативным документам для бухгалтеров" № 3'2010

Отстаивая честь и достоинство

Рассматриваемое определение касается довольно редкого для арбитражных судов повода - защиты деловой репутации. Причиной конфликта стало следующее обстоятельство. ОАО "Приват-Инвест" обратилось с иском к ГУП Краснодарского края "ГИК Кубанские новости" и О.В. Поповой, требуя опубликовать опровержение на распространенные ими сведения в статье "Операция "ликвидация", или Зачем руководство ОАО "Приват-Инвест" намерено ликвидировать акционерные общества" в газете "Кубанские новости" от 08.05.2008 N 74 (4213). Требования основаны на убежденности истца в том, что информация, распространенная ответчиком, является порочащей и умаляющей деловую репутацию ОАО "Приват-Инвест".
    
Проиграв во всех судебных инстанциях, ОАО "Приват-Инвест" решило искать правды в ВАС РФ. Однако судьи, рассмотрев спор и проанализировав ранее вынесенные судебные решения, заявителю отказали. Итак, обо всем по порядку.
    
Анализируя решения нижестоящих судов, ВАС РФ установил: в статьях критиковались действия руководства ОАО "Приват-Инвест", а не самого общества, т.е. не юридического лица, а физических. А само ОАО "Приват-Инвест", по мнению судов, не только не подвергалось критике, но и претерпело неблагоприятные последствия в результате действий своего руководства.
    
В исковом заявлении руководители общества постарались обосновать свою позицию и объяснить, почему они обращаются в суд от имени ОАО "Приват-Инвест", а не от собственного. По их мнению, критика руководства негативно сказывается на самом обществе. Что, честно говоря, представляется вполне логичным. Ведь гипотетически, если генерального директора ООО "Ромашка" регулярно ругают в прессе, на инвестиции его компания вряд ли может рассчитывать. Есть такое понятие в риск-менеджменте - "репутационные риски".
Но суд доводы руководителей ОАО "Приват-Инвест" счел необоснованными. И вот почему.
    
Особенности национального законодательства

Так что же имел в виду суд? Конституция РФ содержит две интересные нормы.
Статья 29 Конституции РФ гарантирует всем свободу мысли и слова, а также предоставляет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Данная норма также подтверждается ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и полностью согласуется с позицией европейских судов и международного законодательства. Таким образом, право журналистов писать статьи, донося до нас информацию, в т.ч. негативного свойства, законом предусмотрено, а Конституцией и прочими документами гарантировано. Как это соблюдается на практике - вопрос отдельный. Но именно этой конституционной нормой ответчики по рассматриваемому делу и воспользовались.
    
Однако у ст. 29 Конституции РФ есть некоторые ограничения - ст. 152 Гражданского кодекса РФ, которая гарантирует защиту чести, достоинства и деловой репутации для граждан (п. 1) и защиту деловой репутации для юридических лиц (п. 7). Выражаться эта защита с точки зрения упомянутой статьи может в том, что граждане и юридические лица вправе требовать в судебном порядке опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию (юридические лица, как уже было сказано, могут защищать только деловую репутацию), если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.
    
Сведения, ставшие причиной судебного спора, касались деятельности руководства ОАО "Приват-Инвест", т.е. граждан. По этой причине заявители, видимо, и сочли, что применение в данном случае пп. 1 и 7 ст. 152 ГК РФ вполне оправданно.
Но журналистам и не пришлось доказывать соответствие распространенных ими сведений действительности. Вопрос о том, что права заявителей нарушены путем распространения порочащих сведений, вообще не поднимался в суде.
Истцы изначально совершили системную ошибку. Они ассоциировали собственные "честь, достоинство и деловую репутацию" с "честью, достоинством и деловой репутацией" своей компании. Однако с точки зрения действующего российского законодательства это не так.
    
Обратимся к понятию юридического лица, содержащемуся в ст. 48 ГК РФ: это организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.
    
На основании ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. В этой норме закона также предусмотрено, что лицо, в силу закона или учредительных документов юридического лица выступающее от его имени (например, генеральный директор), должно действовать в интересах своего представителя добросовестно и разумно.
    
Итак, из указанных выше определений следует, что:
- юридическое лицо обладает (может обладать) своим имуществом;
- юридическое лицо самостоятельно отвечает по своим обязательствам;
- юридическое лицо может самостоятельно реализовать предоставленные ему законодательством права;
- юридическое лицо может самостоятельно нести свои обязанности;
- юридическое лицо может быть истцом и ответчиком в суде;
- руководство юридического лица является лишь инструментом, с помощью которого оно осуществляет свою жизнедеятельность.
    
Таким образом, само юридическое лицо и его руководство - совсем не близнецы-братья.
    
Теперь обратимся к термину "деловая репутация", потому что только это нематериальное благо, подлежащее защите, с точки зрения ст. 152 ГК РФ является общим у юридических и физических лиц.
    
Большой юридический словарь дает следующее определение: деловая репутация - одно из нематериальных благ (ст. 150 ГК РФ), представляет собой оценку профессиональных качеств конкретного лица. Деловой репутацией может обладать любой гражданин, в т.ч. занимающийся предпринимательской деятельностью, а также любое юридическое лицо: коммерческая или некоммерческая организация, государственное или муниципальное предприятие, учреждение и др.
    
Итак, деловая репутация - это оценка профессиональных качеств юридического или физического лица. Может генеральным директором очень успешной фирмы быть назначен бездарный руководитель? Конечно. Может в фирму, находящуюся на грани банкротства, прийти необыкновенно талантливый руководитель? Аналогично. Что же тогда общего между деловой репутацией юридического лица и его руководства? Согласно норме п. 3 ст. 53 ГК РФ обязанность лица, действующего в силу закона или учредительных документов от имени юридического лица, - осуществлять эту деятельность добросовестно и разумно. Получается, что руководство фирмы может испортить ее деловую репутацию своими действиями. И никогда - наоборот! Собственно говоря, на это и указал ВАС РФ в определении. По мнению суда, т.к. в статьях, опубликованных в СМИ, критикуются действия руководства юридического лица, взаимосвязь между ущербом для деловой репутации общества и упомянутой критикой простая: общество претерпело неблагоприятные последствия из-за действий своего руководства. Значит, выступать от имени ОАО "Приват-Инвест" его руководство в данном случае не может, поскольку ущерб обществу нанесен самими его руководителями, а не представителями СМИ.
    
Противоречивая позиция

По этой причине акты судов, которые признали несостоятельными претензии руководства ОАО "Приват-Инвест" на возмещение вреда, причиненного обществу путем распространения сведений, умаляющих деловую репутацию руководства этого общества, совершенно справедливы по чисто формальным причинам:
- с точки зрения действующего российского законодательства граждане и юридические лица не могут иметь общую деловую репутацию;
- исходя из предыдущего пункта, можно сделать вывод: руководство общества не может обращаться в суд за защитой своей деловой репутации от имени общества, т.к. если распространенные сведения правдивы, то общество является потерпевшей стороной, а если ложны, то нанесение ущерба деловой репутации общества путем распространения ложных сведений о его руководстве (т.е. о гражданах) не предусмотрено законом.
    
ВАС РФ, поддержавший позицию нижестоящих судов, исходил из уже сложившейся практики. Так, аналогичного мнения придерживается Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц".
Так что для тех, кто не согласен с данной позицией законодателя и судов, существует два пути - Конституционный Суд РФ и Европейский суд по правам человека. Все остальные способы "решения вопроса" в Российской Федерации на сегодня исчерпаны.
    
Ни чести, ни достоинства, ни деловой репутации

Вероятно, многих заинтересовал еще один вопрос: почему, собственно, юридическое лицо не обладает ни честью, ни достоинством? Почему ст. 152 ГК РФ позволяет ему защищать только деловую репутацию? Ответ мы можем обнаружить в различных судебных актах. Например, Московский городской суд 21 мая 2009 года отменил решение Мещанского районного суда г. Москвы по иску колонии ИК-18 УФСИН России по Республике Мордовия к фонду "За права заключенных". В частности, в судебном акте, принятом судьями Мосгорсуда, упомянуто, что честью и достоинством может обладать только тот, кто обладает психикой. Значит, к юридическим лицам это отношения не имеет, а психика их руководства защищается отдельно - по правилам, установленным ст. 152 ГК РФ.
    
На чем же может быть основан вывод, что юридическому лицу не может быть нанесен вред в области чести и достоинства? И при чем тут психика? Глава 8 "Нематериальные блага и их защита" ГК РФ должна трактоваться комплексно.
    
Следовательно, именно в ней содержится ответ на вопрос, что именно должен компенсировать гражданину тот, кто распространил о нем порочащие сведения, не соответствующие действительности. И этот ответ мы находим в ст. 151 ГК РФ: компенсации подлежит моральный вред. Согласно этой статье под моральным вредом следует понимать физические и нравственные страдания. Юридическое лицо ничего подобного испытывать не может.
    
Отсюда и разговор о психике. Аналогичная позиция высказана в постановлениях Президиума ВАС РФ от 01.12.1998 N 813/98, от 24.02.1998 N 1785/95, от 05.08.1997 N 1509/97.
А вот в отношении деловой репутации есть оговорка, упоминавшаяся ранее: п. 7 ст. 152 ГК РФ дает юридическому лицу те же права по защите деловой репутации, что и физическому.
    
В связи с этим необходимо отметить определение КС РФ от 04.12.2003 N 508-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации", в котором судьи отметили право юридических лиц на защиту своих нематериальных благ, в частности деловой репутации, а при выборе способа защиты постановили учитывать правовую природу юридических лиц.
    
По этой причине (опять же в силу содержащегося в ст. 151 ГК РФ определения морального вреда), защищая свою деловую репутацию, юридическое лицо должно обращаться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных распространением не соответствующих действительности и порочащих сведений, в соответствии со ст. 15 ГК РФ, а не за компенсацией морального вреда по правилам ст. 151 Кодекса.
    
Судебная практика возмещения морального вреда юридическому лицу отсутствует. Зато есть противоположная: например, постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 10.08.2005 N Ф08-3284/2005 по делу N А20-9745/2004 и от 31.08.2005 N Ф08-3590/2005 по делу N А32-673/2005-42/11.
    
Аналогичная позиция (по поводу необходимости применения правил ст. 15 ГК РФ при защите деловой репутации юридического лица) содержится в п. 16 постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц". Кроме того, в уже упомянутом судебном акте Мосгорсуда отмечено, что чисто бюджетная организация не имеет деловой репутации, т.к. не участвует в деловом обороте.
    
Из последнего утверждения напрашивается интересный вывод: защищать деловую репутацию может только тот, кто принимает участие в деловой жизни. Иначе ему просто не может быть нанесен ущерб. Впрочем, Мосгорсуд, принимая решение, не опирался на процитированное выше определение из Большого юридического словаря, а связывал деловую репутацию напрямую с участием в деловом обороте. Аналогичного мнения придерживаются другие суды. Здесь уместно согласиться, поскольку, во-первых, позиция судов не входит в конфронтацию с приведенным нами определением, а во-вторых, существует необходимость учитывать судебную практику.

Итак, что же мы получаем? Названные в ст. 152 ГК РФ юридические лица, обладающие возможностью защищать свою деловую репутацию, могут быть только коммерческими организациями. Это следует из ст. 50 ГК РФ, которая делит их на два вида:
- тех, кто ставит основной целью своей деятельности извлечение прибыли (коммерческие организации);
- тех, кто не ставит такую цель и не распределяет полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации).
    
Исходя из этого и анализируя ст. 50 ГК РФ, мы приходим к выводу, что на защиту своих прав по ст. 152 ГК РФ имеют право:
- хозяйственные товарищества и общества;
- производственные кооперативы;
- государственные и муниципальные предприятия.
    
Не обладают правом на защиту в этой области:
- потребительские кооперативы;
- общественные и религиозные организации (объединения);
- благотворительные и иные фонды;
- иные формы некоммерческих организаций, предусмотренные законом, и некоторые другие учреждения.
    
На наш взгляд, в законодательстве наблюдается явная недоработка. Фактически, если юридическое лицо не занимается извлечением прибыли, оно оказывается беззащитным перед распространением любой порочащей его информации, поскольку не обладает психикой и в деловом обороте не участвует. Но, к сожалению, данное несовершенство закона на сегодня не преодолено, и приходится исходить из существующего положения. Отсюда и позиция судов.
Принимать иные акты они просто не могут, если руководствуются законодательством, а не "революционной целесообразностью".