Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Налоговые риски по сделкам между взаимозависимыми лицами


Налоговые риски по сделкам между взаимозависимыми лицами


Е.В. Алтухова,
начальник юридического отдела
Управления Пенсионного фонда РФ
г. Томска

     
     О налоговых рисках налогоплательщика, связанных с применением трансфертного ценообразования, может свидетельствовать практика рассмотрения судами заявлений налогоплательщиков о признании недействительными решений налоговых органов, касающихся доначисления налогов и начисления пеней в порядке выполнения требований ст. 40 Налогового кодекса РФ.
     

***

    
Обратите внимание!

В законодательстве термин "трансфертная цена" не используется. В литературе встречаются различные определения данного понятия. В широком смысле оно означает "необычную", "подозрительную" цену, подлежащую налоговому контролю и в отношении которой есть основания полагать, что ее величина установлена сторонами сделки не для достижения коммерческой цели, а исключительно для снижения налоговой нагрузки. В узком смысле трансфертная цена рассматривается как используемая внутри группы компаний. Признаками трансфертной цены согласно Руководству ОЭСР по трансфертному ценообразованию являются:

- использование в сделках между связанными лицами;

- формирование под влиянием нерыночных факторов;

- вследствие ее применения искажается налоговая база.

*** 

     
     Поскольку НК РФ предусматривает право налоговых органов взыскивать суммы исчисленных исходя из рыночных цен налогов и пеней в бесспорном порядке, можно с достаточной долей уверенности утверждать, что практически любое решение, принятое налоговым органом по выполнению норм ст. 40 НК РФ, обжалуется налогоплательщиками в судебном порядке.
     
     Несмотря на принадлежность российской правовой системы к беспрецедентной правовой семье, в настоящее время роль судебного прецедента в налоговых отношениях значительно возросла. Этот процесс, по мнению автора, является прямым следствием недостаточного уровня законодательной техники, что, в свою очередь, приводит к прогрессирующей нестабильности судебной практики. Прямо противоположные позиции, отраженные в решениях окружных арбитражных судов, стали обычным явлением в правоприменительной практике. При этом использование судами оценочных категорий, которыми перенасыщена ст. 40 НК РФ, ведет при разрешении налоговых споров к расширению сферы судейского усмотрения.
     
     Следует отметить, что за 11 лет действия норм ст. 20 и 40 НК РФ на уровне ВАС РФ было рассмотрено только два дела, напрямую касающихся доначисления налогов налоговым органом исходя из рыночных цен. В обоих случаях ВАС РФ отменил решения нижестоящих судов, признавших решения налоговых органов законными, и принял сторону налогоплательщиков, указав, что налоговый орган не доказал правильность определения им рыночной цены на основании информации, полученной из официальных источников (постановления Президиума ВАС РФ от 19.11.2002 N 1369/01, от 18.01.2005 N 11583/04). Кроме того, анализ судебной практики применения ст. 20, 40 НК РФ позволяет сделать вывод: доначисление налогов исходя из рыночных цен в порядке ст. 40 НК РФ не является распространенным методом налогового контроля и недостаточно широко применяется налоговыми органами. В тех случаях, когда налоговый орган реализует полномочия, предоставленные ст. 40 НК РФ, налогоплательщики имеют реальную возможность защитить свои права в судебном порядке: в среднем 90% таких решений налоговых органов о доначислении налогов и пени признаются незаконными в судебном порядке*1.
     _____
     *1 Анализ судебной практики на уровне федеральных округов см. в статье "Эффективность правового регулирования мероприятий налогового контроля в отношении налогоплательщиков - взаимозависимых лиц" // "Налоговый вестник", 2009, N 2, с. 144.
     

Взаимозависимые лица

     
     Вместе с тем имеются определенные налоговые риски для бизнеса на основе взаимодействия организаций, имеющих признаки взаимозависимости. Действующим законодательством установлены различные особенности правового положения налогоплательщиков взаимозависимых лиц. При этом большая часть правовых норм направлена на регламентацию правового положения группы лиц. Однако в связи с недостаточной теоретической разработанностью новой правовой категории "взаимозависимые лица" в правоприменительной, в т. ч. в судебной практике, эта категория нередко используется как синоним понятия "недобросовестный налогоплательщик" или как основное доказательство недобросовестности налогоплательщиков.
     
     Аналогичные выводы были сделаны судами в следующих делах: постановления ФАС Уральского округа от 25.04.2006 N Ф09-3019/06-С7 по делу N А60-37240/05, от 19.09.2005 N Ф09-4081/05-С7 и от 20.04.2005 N Ф09-1511/05-АК. Можно отметить также одно из дел, в котором налоговый орган доказывал, что "НДС, уплаченный одним взаимозависимым лицом другому, то есть фактически самому себе, не подлежит возмещению из федерального бюджета" (постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.03.2003 по делу N 5872).
     
     Так, Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 15.11.2005 по делу N КА-А40/13060-04 установил, что "связанность всех организаций, часть из которых была зарегистрирована на территории с льготным режимом налогообложения, их зависимость от ОАО "Нефтяная компания "ЮКОС" и от ОАО "НИ "ЮКОС", а также зависимость одних и тех же физических лиц, выступающих в качестве учредителей, руководителей, является доказательством недобросовестности действий ОАО "Нефтяная компания "ЮКОС" в вопросах налогообложения".
     
     В связи с этим необходимо обратить внимание на следующее: особенностью правового положения налогоплательщиков, признаваемых взаимозависимыми лицами, является вовсе не опровержение презумпции добросовестности в отношении налогоплательщиков - носителей этого правового положения. Наличие взаимозависимости влечет появление дополнительных обязанностей, в частности обязанности подвергнуться особым мероприятиям налогового контроля со стороны налоговых органов, а также может повлиять на исполнение обязанности по исчислению и уплате налогов. Следует отметить, что на необходимость адекватной правовой оценки установления судом факта взаимозависимости и его влияния на правовой статус налогоплательщиков обратил внимание Высший арбитражный суд Российской Федерации. Так, в п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление ВАС РФ N 53) разъяснено, что сама по себе взаимозависимость сторон сделки не может свидетельствовать о необоснованности налоговой выгоды. Однако, несмотря на то что высший судебный орган внес некоторые коррективы в понимание особенностей правового статуса налогоплательщиков - взаимозависимых лиц, необходимость более четкого законодательного регулирования, исключающего возможность подобного толкования норм НК РФ, по мнению автора, очевидна. Например, ФАС Центрального округа в нарушение вышеизложенной правовой позиции ВАС РФ расценил взаимозависимость участников сделок как признак уклонения от налогообложения*1. В связи с чем, отменяя решения нижестоящих судов, ВАС РФ, указал: выявленная инспекцией зависимость организаций могла привести суды лишь к выводу о том, что для целей налогообложения отношения между этими обществами оказали влияние на условия или экономические результаты их деятельности. Однако инспекцией и судами не была установлена зависимость названных обществ, определенная ст. 20 НК РФ, при наличии которой и с учетом иных обстоятельств по делу возможен вывод о том, что участники сделок купли-продажи здания преследовали цель получения обществом необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения из бюджета НДС.
     _____
     *1 Постановлением Президиума ВАС РФ от 30.06.2009 N 2635/09 были отменены судебные акты нижестоящих судов, которые в нарушение правовой позиции ВАС РФ расценили взаимозависимость участников сделок как признак уклонения от налогообложения.
     

     Несмотря на то что налогоплательщику все уже удалось защитить свои права в высшем судебном органе, цена такого успеха слишком высока, а, следовательно, сегодня можно говорить о высокой степени налоговых рисков при использовании хозяйственных цепочек между взаимозависимыми лицами.
     

Оценка взаимозависимости и налоговой выгоды

     
     Проблема оценки отношений взаимозависимости между формально самостоятельными налогоплательщиками в целях минимизации налоговой нагрузки после появления в судебной и административной практике понятия "необоснованная налоговая выгода" не только не решена, но и получила новое развитие. В этой связи еще раз обратимся к тексту постановления ВАС РФ N 53.
     
     В соответствии с правовой позицией ВАС РФ установление факта взаимозависимости лиц может быть признано обстоятельством, свидетельствующим о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды только в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности такими как:
     
     - невозможность реального осуществления налогоплательщиком операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
     
     - отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
     
     - учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется осуществление и учет иных хозяйственных операций;
     
     - осуществление операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
     
     Кроме того, налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
     
     Особо необходимо отметить, что если налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, она не может быть признана обоснованной. При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.
     
     Сформулированный ВАС РФ подход к оценке взаимозависимости как одного из обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, интересен в связи с тем, что в 2009 году Президиумом ВАС РФ был рассмотрен ряд дел, в ходе которых получила оценку возможность применения аутсорсинговых схем в качестве способа оптимизации налогообложения*1.
     _____
     *1 Постановления Президиума ВАС РФ от 30.06.2009 N 1229/09 по делу N А81-2855/07, от 25.02.2009 N 12418/08 по делу N А72-8549/07-12/231.
     
     В ходе выездной налоговой проверки инспекция установила, что общество "Д", заключая договоры аутсорсинга с им же учрежденными организациями, обеспечивало выполнение необходимых для осуществления своей торговой деятельности работ физическими лицами, состоящими в трудовых отношениях с этими организациями, каждая из которых применяла упрощенную систему налогообложения и не являлась плательщиком единого социального налога.
     
     Инспекция сочла, что единственной целью указанных хозяйственных отношений между взаимозависимыми лицами является получение обществом налоговой выгоды от уменьшения расходов на уплату единого социального налога. И как следствие признала такую налоговую выгоду необоснованной, поэтому вынесла решение от 26.12.2007 N 16-14-25/225 о привлечении общества "Д" к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 3 ст. 122 НК РФ, в виде взыскания 5 635 635 руб. штрафа. Кроме того, обществу предложено уплатить 12 260 981 руб. ЕСН и 24 680 994 руб. пеней, 6 602 067 руб. страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и 1 471 089 руб. пеней.
     
     Ранее суды, в т.ч. ВАС РФ при рассмотрении аналогичных дел исходили из того, что произведенные налогоплательщиками затраты по договорам аутсорсинга связаны с оказанием услуг, необходимых для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, в связи с чем эти расходы учтены в целях налогообложения правомерно. Заключение договора аутсорсинга с третьим лицом не может свидетельствовать о создании схемы ухода налогоплательщика от уплаты налогов, поскольку третье лицо выступает самостоятельным налогоплательщиком, применяющим УСН, и уплачивает страховые взносы на обязательное пенсионное страхование. Следовательно, дополнительное взыскание с истца ЕСН и обязательных платежей приведет к двойному налогообложению*1. Таким образом, при рассмотрении хозяйственных схем, основанных на заключении договоров аутсорсинга, суды оценивали хозяйственные операции и связанную с ними налоговую оптимизацию прежде всего с точки зрения обоснованности получения налоговой выгоды.
     _____
     *1 См., например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 30.09.2008 N Ф04-5942/2008(12623-А27-27) по делу N А27-2053/2008, от 19.03.2008 N Ф04-1991/2008(2362-А46-25) по делу N А46-6329/2007, определения ВАС РФ от 27.05.2008 N 6612/08, от 23.10.2008 N 8930/08.
     

ВАС РФ о необоснованной налоговой выгоде

     
     Напомним, что при определении понятия налоговая выгода ВАС РФ прежде всего отметил, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны (п. 1 постановления ВАС РФ N 53). Таким образом, презумпция добросовестности налогоплательщика подразумевает презумпцию обоснованности налоговой выгоды, полученной налогоплательщиком. Необоснованность получения налоговой выгоды должен доказать налоговый орган.
     
     Под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.
     
     Очевидно, что налогоплательщик, планируя осуществление предпринимательской деятельности, выбирая структуру организации бизнеса, возможные варианты построения хозяйственных связей, конкретные виды сделок и даже место нахождения, оценивает влияние данных факторов на эффективность будущего бизнеса, в т. ч. с точки зрения налоговых последствий. При этом правовая позиция Конституционного суда РФ по поводу возможности судебной оценки экономической целесообразности действий предпринимателя четко сформулирована в постановлении от 24.02.2004 N 3-П: судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. Именно с этой точки зрения ВАС РФ подчеркнул, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной (п. 4 постановления ВАС РФ N 53).
     
     Однако необходимо учитывать, что согласно п. 9 постановления ВАС РФ N 53 налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
     
     В ходе рассмотрения дела N А72-8549/07- 12/231 судами было установлено, что общество "Д" заключило с 17 обществами с ограниченной ответственностью (далее - организации) договоры об оказании последними услуг по предоставлению персонала для работы в магазинах, принадлежащих обществу "Д", и управлению им.
     
     Единственный учредитель указанных организаций - гражданка Т., приходящаяся матерью гражданке У., которая, в свою очередь, является соучредителем и руководителем организаций - участников общества "Д" (обществ с ограниченной ответственностью "ТД" и "ДП"). Упомянутые общества, в т.ч. общество "Д", зарегистрированы по одному юридическому адресу.
     
     Организации-аутсорсеры создавались в 2003-2006 гг. по мере открытия магазинов "Пятерочка" и оказывали услуги по предоставлению персонала только обществу "Д", что подтверждается книгами доходов и расходов контрагентов. Они не имели собственного имущества, их сотрудники работали в помещениях и на оборудовании, которое принадлежит обществу "Д". Среднесписочная численность сотрудников организаций не превышала 100 человек, что позволило применять упрощенную систему налогообложения. Стоимость оказываемых организациями услуг определялась протоколами согласования договорной цены, являющимися приложениями к упомянутым договорам.
     
     Поступление денежных средств в качестве оплаты услуг и перечисление заработной платы осуществлялись практически в один и тот же день; доходы, полученные этими организациями от оказания услуг по предоставлению персонала обществу "Д", покрывали лишь сумму затрат на заработную плату.
     
     Расходы по договорам аутсорсинга общество "Д" отразило по строке 100 приложения N 2 к листу 02 "Прочие расходы" налоговой декларации по налогу на прибыль за 2005 год.
     
     Между тем затраты общества "Д" в заявленном размере хотя и уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль, но не как "прочие расходы", а как расходы на оплату труда, поскольку по заключенным договорам через упомянутые организации общество фактически осуществляло выплаты персоналу, обслуживающему его магазины.
     
     Судами первой и апелляционной инстанций установлено: фактически подбором персонала занимались не организации-аутсорсеры, с которыми общество "Д" заключило указанные договоры, а само общество (об этом свидетельствуют протоколы опросов руководителей организаций и их работников). Как следует из выписок о движении денежных средств по расчетным счетам, организации не несли расходов на подбор персонала.
     
     Кроме того, по сообщению Областного государственного учреждения "Центр занятости населения города Ульяновска", к нему поступали заявки от компании "Пятерочка" (ИНН 7326019930, который является ИНН общества "Д") для магазинов "Пятерочка" на вакантные должности грузчика, продавца продовольственных товаров, фасовщика, кассира торгового зала, продавца-консультанта, администратора зала, т. е. на должности, которых нет в штатном расписании общества "Д".
     
     Суды первой и апелляционной инстанций признали правомерными доводы инспекции о необоснованном получении обществом "Д" налоговой выгоды в виде уклонения от уплаты налогов с фонда оплаты труда, отметив, что применение аутсорсинга носит в рассматриваемом случае формальный характер.
     
     ВАС РФ подтвердил правомерность выводов судов и подчеркнул, что установленные в ходе проведения мероприятий налогового контроля и в судебных заседаниях обстоятельства дела позволяют сделать вывод о том, что в рассматриваемом случае имеет место создание условий для целенаправленного уклонения от уплаты ЕСН.
     
     Наличие в деле доказательств взаимозависимости организаций и общества "Д"; наличие одних и тех же лиц на руководящих должностях организаций; нахождение всех организаций по одному адресу; формальности трудовых отношений работников и созданных организаций, а также фактическое исполнение работниками организаций трудовых обязанностей в обществе; ограниченность среднесписочной численности рабочих мест в каждой создаваемой организации для возможности применения особого налогового режима; отсутствие специализированной деятельности и иной деловой активности организаций подтверждают данный вывод.
     
     Соответствующее экономическое обоснование, из которого следовало бы, что налоговая выгода не является исключительным мотивом применения договоров аутсорсинга при такого рода деятельности общества "Д", в рамках данного дела не усматривается. Таким образом, выводы судов, поддержанные затем Президиумом ВАС РФ, основаны на совокупности обстоятельств, установленных в ходе рассмотрения дела, и полностью соответствуют п. 9 постановления ВАС РФ N 53.
     
     Дело общества "Д" - первое дело по аутсорсингу, дошедшее до Президиума ВАС РФ. Ранее, принимая определения об отказе в передаче надзорных жалоб налоговых органов, коллегии судей ВАС РФ аргументировали свои решения тем, что экономическая обоснованность и документальное подтверждение затрат подтверждены материалами дела. Так, в определении ВАС РФ от 27.05.2008 N 6612/08 указано, что судами установлено наличие факта исполнения обязательств по договору аутсорсинга (возмездного оказания услуг) между ЗАО "У" и ООО "Ф", факта уплаты последнему денежных средств за оказанные услуги, о чем свидетельствуют акты об исполнении обязательств, акты осмотра техники и имущества, счета-фактуры, агентский договор, отчет агента, а также платежные документы.
     
     Исходя из этого суды указали, что произведенные заявителем затраты по сделке связаны с оказанием ему услуг, необходимых для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, поэтому эти расходы учтены обществом в целях обложения налогом на прибыль правомерно.
     
     Жалоба налоговых органов, указанная в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 19.03.2008 N Ф04-1991/2008(2362-А46-25) по делу N А46-6329/2007 также была отклонена, поскольку налоговики не доказали и смогли документально подтвердить свой довод об экономической нецелесообразности заключения договора аутсорсинга.
     
     В свою очередь налогоплательщик в подтверждение своей позиции об обоснованности налоговой выгоды, полученной в связи с заключением договора аутсорсинга, представил суду расчеты, подтверждающие снижение расходов на финансирование затрат по части канцелярских товаров, по подписке на специальную литературу, обучению и повышению квалификации персонала, на компенсацию за использование личного автотранспорта, на командировочные расходы. Налогоплательщик также привел доказательства сокращения убытков общества, получения дохода от сдачи имущества в аренду. Из-за отсутствия роста заработной платы не увеличивались расходы.
     
     В рамках данного дела судами были оценены доводы налогового органа о том, что взаимозависимость ОАО "И" и ООО "К" свидетельствует о создании искусственной схемы ухода от налогообложения. Оценка дана с учетом разъяснений, изложенных ВАС РФ в постановлении N 53.
     
     В связи с изложенным закономерным является общий вывод судов по данному делу, поддержанный затем коллегией судей ВАС РФ: учитывая, что налоговый орган не привел достоверных доказательств наличия в действиях налогоплательщика умысла на создание противоправной схемы ухода от налогообложения, а выводы инспекции носят предположительный характер, доначисление в данном случае ЕСН и взносов на обязательное пенсионное страхование, соответствующих пеней за просрочку уплаты налога, а также привлечение к ответственности являются неправомерными (определение ВАС РФ от 23.10.2008 N 8930/08).
     
     По мнению автора, вынесение постановлений Президиума ВАС РФ от 30.06.2009 N 1229/09 и от 25.02.2009 N 12418/08 не означает принципиального изменения позиции ВАС РФ на организацию хозяйственной деятельности налогоплательщиков с использованием договоров аутсорсинга. Напротив, эти дела свидетельствуют о последовательном подходе, основанном на положениях, приведенных в постановлении ВАС РФ N 53:
     
     1. Доказывать необоснованность налоговой выгоды должен налоговый орган.
     
     2. Если налогоплательщик доказал, что привлечение персонала на основе договоров аутсорсинга связано с реальными хозяйственными операциями, то сам по себе факт построения структуры бизнеса на основе договоров аутсорсинга между организациями, являющимися взаимозависимыми в целях налогообложения, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.
     
     Таким образом, не во всяком случае привлечение персонала на основании договора аутсорсинга направлено на получение необоснованной налоговой выгоды. Однако несомненно, появление постановлений Президиума ВАС РФ от 30.06.2009 N 1229/09 и от 25.02.2009 N 12418/08 приведет к повышению интереса со стороны налоговых органов к группам компаний, имеющих признаки взаимозависимости и применяющих упрощенную систему налогообложения. В этой связи таким налогоплательщикам необходимо внимательно проанализировать распорядительные документы, обосновывающие структуру бизнеса на предмет реальности экономической деятельности каждого из участников группы; проанализировать трудовые договоры и иные документы, определяющие трудовые функции конкретных работников, подготовить анализ результатов хозяйственной деятельности каждого из участников группы до и после применения аутсорсинга и т.п.
     
     И помните, что в каждом конкретном судебном деле рассматриваются конкретные обстоятельства, их оценка в совокупности и позволила судам при столь внешне схожих обстоятельствах сделать принципиально разные выводы.
     
     В заключение необходимо обратить внимание на еще один важный вывод, сделанный ВАС РФ в постановлении от 25.02.2009 N 12418/08:
     
     Налоговый орган начислил ЕСН в полном объеме с выплат, произведенных работникам через организации, в которых они числились. Вычеты в виде взносов на обязательное пенсионное страхование, уплаченные за соответствующих работников аутсорсерами, налоговым органом не был учтен. Таким образом, ИФНС сочла, что налог был полностью не уплачен. Президиум ВАС РФ указал: то обстоятельство, что страховые взносы на обязательное пенсионное страхование исчислялись и перечислялись не ООО, а организациями- аутсорсерами, в рассматриваемом случае значения не имеет, поскольку, как установлено судами, объектом обложения ЕСН явились выплаты, произведенные обществом через эти организации. В соответствии с правовой позицией Президиума ВАС РФ налоговый орган должен при исчислении ЕСН применить налоговый вычет в сумме страховых взносов, начисленных с выплат, произведенных обществом через организации-аутсорсеры. Кроме того, налоговый орган, руководствуясь п. 2 ст. 237 НК РФ должен был определить налоговую базу по ЕСН отдельно по каждому физическому лицу с начала налогового периода по истечении каждого месяца нарастающим итогом; и в соответствии со ст. 241 НК РФ применить регрессивную шкалу ставок налога.
     
     В итоге Президиум ВАС РФ, отменив решения судов всех трех инстанций, передал дело на новое рассмотрение в областной арбитражный суд в целях проверки и оценки указанных обстоятельств, а также доводов налогоплательщика о том, что выплаты работникам, образующие объект обложения ЕСН, представляют только часть денежных средств, перечисленных обществом организациям- аутсорсерам.
     
     Таким образом, следует еще раз подчеркнуть, что высший судебный орган оценил не договор аутсорсинга как таковой, а напротив, констатировал отсутствие реальных договорных отношений по предоставлению услуг персонала между хозяйствующими субъектами - участниками данной схемы. Основываясь на признаках, которые были проанализированы в данной статье, вы сможете оценить свои налоговые риски при использовании аутсорсинговых схем.