Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Забастовки: правовые аспекты и оплата труда


Забастовки: правовые аспекты и оплата труда

     
     В.Г. Нестолий,
старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса ИрЮИ РПА Минюста России
     
     Международный финансово-экономический кризис конца 2008-2009 годов вопреки ожиданиям многих пока не сопровождается массовым забастовочным движением трудящихся.
     
     Акции протеста в Пикалево, Байкальске, Рубцовске, Линево и других монопрофильных городах и поселках забастовками работников не являются, поскольку трудящиеся не прекращали работу, добиваясь достижения экономических или, что весьма опасно, политических целей. Напротив, они были возмущены тем, что их "попросили" с производства в связи с отсутствием работы и возможности погасить задолженность по заработной плате.
     
     В Астрахани, Санкт-Петербурге и Хакассии забастовки действительно имели место: трудовые коллективы прекращали работать, добиваясь выплаты заработанных, но не полученных денег. Это послужило поводом заявить, что российской экономикой "управляет не правительство, а несколько промышленных олигархов" ("Постпикалевская Россия: Идеология временщиков" // Ведомости, 2009, 17 авг.), и предложить закрывать предприятия, в т.ч. путем банкротства эксплуатирующих их организаций: "Инициировать банкротства олигархических структур - без всякой компенсации мифической "рыночной стоимости" этих компаний" ("Постпикалевская Россия: План спасения олигархов" // Ведомости, 2009, 21 авг.). В связи с этим бытует безответственное мнение, что выплачивать пособия по безработице дешевле, чем раздавать кредиты и субсидии "неэффективным собственникам" (Кричевский Н., Иноземцев В. // Ведомости, 2009, 21 авг.). Парадоксально, но прогнозируется негласное поощрение работодателями такой формы социального протеста работников, как забастовка, в надежде на изменение политического курса или пополнение карманов акционеров за счет государственных субсидий, выдаваемых на погашение долгов по заработной плате. Однако забастовки, спровоцированные работодателями (владельцами предприятий), для многих государств заканчивались гражданскими войнами.
     
     При этом сегодня в России сплошь и рядом активы, эксплуатируемые работодателями, которых предлагается принести в жертву посредством банкротства, им не принадлежат. На сегодняшний день структура договорных связей в промышленности на низовом уровне выглядит примерно следующим образом: компания, выступающая в качестве работодателя и эксплуатирующая предприятие, является не собственником данного предприятия, а лишь его арендатором. Всю продукцию она продает сбытовой организации и самостоятельных договоров с потребителями не имеет. Конечно, сбытовая организация и компания-арендодатель де-факто принадлежат тем же владельцам, что и арендатор. Но де-юре последнему ничего не принадлежит, кроме денег в кассе, и, следовательно, ему нечем ответить перед государством и работниками за неплатежи заработной платы. Поэтому призывы многих к забастовкам в сочетании с обращениями к Правительству РФ начать банкротство организаций, не выплачивающих налоги и заработную плату, следует воспринимать не иначе как провокацию. Какие цели могут преследовать подлинные организаторы забастовок и их агенты-провокаторы в трудовых коллективах?
     
     Без сомнения, они надеются на дополнительные кредиты для своих оффшорных холдинговых структур. Аналитики отмечают: в настоящее время самым эффективным способом обогащения является "отжатие денег у государства". Государству следует прекратить раздачу денег, возврат которых не обеспечен контрольными пакетами акций приватизированных предприятий, и потребовать погашения ранее выданных кредитов, в т.ч. акциями. Предприятия, принадлежащие обществам, чьи акции перешли в государственную собственность, будет эффективнее всего передавать в аренду производственным кооперативам, созданным работниками.
     

     Рассмотрим наиболее сложные вопросы правового регулирования процесса забастовки и оплаты труда бастующим работникам и заменяющим их временным работникам (штрейкбрехерам).
     

Локауты

     
     Закон запрещает локауты (ст. 415 Трудового кодекса РФ), понимая под этим увольнение работников по инициативе работодателя в связи с их участием в коллективном трудовом споре или забастовке. Но никто не запрещает объединениям работодателей или отдельному работодателю обещать "объявить забастовку" упорствующим профсоюзам, например, в форме временной остановки работы (или существенного сокращения объемов производства) предприятия с прекращением выплаты зарплаты.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 8 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах Российская Федерация обеспечивает (т.е. защищает, гарантирует) право на забастовки при условии его осуществления в соответствии с отечественными законами. Исполняя обязанности, предусмотренные пактом, государство признает право на индивидуальные и коллективные трудовые споры, включая право на забастовку (п. 4 ст. 37 Конституции РФ). Согласно ст. 2 ТК РФ одним из основных принципов правого регулирования трудовых и связанных с ними отношений является обеспечение права на разрешение индивидуальных и коллективных трудовых споров, а также права на забастовку в порядке, установленном данным Кодексом и иными федеральными законами. Ни в Конституции, ни в ст. 2 ТК РФ не говорится, за кем признается данное право. Создается впечатление, что бастовать могут только работники. Так ли это? Для правильного понимания смысла конституционной нормы необходимо обратиться к ст. 28 Хартии основных прав Европейского союза: "Трудящиеся и работодатели или их соответствующие организации согласно праву Сообщества и национальному законодательству и практике имеют право обсуждать и заключать коллективные договоры на соответствующем уровне и, в случае столкновения интересов, прибегать к коллективным действиям, в том числе забастовкам, для защиты своих интересов".
     
     Что касается запрета на увольнение по причине участия в забастовке, то специального запрета ТК РФ мог бы и не содержать, поскольку существует общий запрет на увольнение работников по основаниям, прямо не предусмотренным законом (ст. 77 ТК РФ). Такое основание для увольнения работника, как участие в коллективном трудовом споре или забастовке, в законодательстве не предусмотрено. Прекратить трудовой договор из-за участия в забастовке нельзя, тем более что государство наказывает за увольнение в связи с коллективным трудовым спором и объявлением забастовки штрафом от четырех до пяти тысяч рублей (ст. 5.34 Кодекса РФ об административных правонарушениях). Казалось бы, ст. 415 ТК РФ, запрещающая увольнение за участие в забастовке, совершенно излишняя, однако у нее есть и другая функция. Цель этой статьи - не запретить локауты, а напротив, дозволить их, потому что обычный локаут - это не массовое увольнение за участие в забастовке, а свертывание производства и прекращение деятельности предприятия в связи с забастовкой в качестве санкции (наказания) за забастовку или в преддверии ее. Остановка работы предприятия неминуемо влечет за собой увольнения по сокращению штатов или в связи с ликвидацией организации.
     
     Трудовой кодекс принимался не только в интересах работодателей, но и государства. Поэтому законодатель, понимая последствия массовых забастовок, запрещает представителям работодателя участвовать в забастовках или организовывать их (ст. 409 ТК РФ). Согласно ст. 33 ТК РФ представителями работодателей являются руководители организаций (единоличные исполнительные органы) или уполномоченные ими лица в соответствии с нормативными правовыми актами, учредительными документами юридических лиц, действующими в организациях локальными правовыми актами. Интересы работодателей могут представлять и их объединения.
     
     Таким образом, руководителям организаций запрещается организовывать забастовки, а также участвовать в них. Это правило слишком откровенно защищает интересы акционеров (участников) хозяйственных обществ: ведь в действительности руководитель организации крупного и среднего бизнеса - чаще всего наемный работник, чья профессия - управление предприятиями, имущественными комплексами и трудовыми коллективами. Генеральный директор есть представитель (орган) организации, руководителем которой он является. Но одновременно единоличный исполнительный орган является и представителем акционеров (участников) хозяйственного общества, назначивших его на должность. Он подчиняется акционерам и подотчетен им, а вовсе не организации. Интересы акционеров для него важнее интересов организации. Ему запрещается организовывать забастовки и руководить ими, чтобы не навредить акционерам. Акционерам же, контролирующим организации, организовывать и (самое главное!) провоцировать забастовки вовсе не запрещается. Не вполне доверяя единоличным исполнительным органам, они могут подталкивать работников к забастовкам через своих негласных осведомителей (по совместительству провокаторов) в надежде через дестабилизацию и массовые акции протеста из-за нарушения трудовых прав вызвать социально-экономический кризис и добиться для себя кредитов, преференций, субсидий, льгот и иных преимуществ от государства. Управление хозяйственными обществами, эксплуатирующими промышленные предприятия (угольные разрезы и шахты, рудники, заводы и фабрики), сегодня основано на популярной идее разделения финансовых и товарных потоков. Суть этой идеи заключается в следующем: предприятие только отгружает созданную продукцию в адрес потребителя, а деньги за нее получает не от потребителя, а от посредника, специально созданного мажоритарными акционерами. Для того чтобы вызвать массовое недовольство, достаточно запретить сбытовой организации (обслуживающему акционеров банку) перечислять на предприятие денежные средства, предназначенные для выплаты заработной платы, обновления основных фондов, реконструкции и т.д.
     
     В соответствии со ст. 398 ТК РФ забастовка есть временный добровольный отказ работников от исполнения трудовых обязанностей (полностью или частично) в целях разрешения коллективного трудового спора. Согласно ст. 409 ТК РФ право на забастовку признается только за работниками. Однако на практике возможны и забастовки работодателей в форме локаута, а также забастовки, спровоцированные работодателями (акционерами). Наиболее простая ее форма - стачка по типу забастовки владельцев автотранспортных средств, добивающихся от муниципалитетов выгодных маршрутов, права самостоятельно устанавливать тарифы на перевозку пассажиров, повышения тарифов и т.д.
     
     В настоящее время нет правовых механизмов, обязывающих участников хозяйственных обществ (в т.ч. мажоритарных акционеров) обеспечить выплату заработной платы работникам, если это невозможно сделать за счет их работодателя (хозяйственного общества), заключившего с ними трудовой договор. Весьма часто такой возможности действительно нет, если принято решение об остановке предприятия, которым владеет формальный работодатель. И когда сбытовая компания прекращает финансирование предприятия по распоряжению акционеров, органы местного самоуправления требуют выдать в счет зарплаты продукты питания (см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.07.1996 N 5/21), вызывают представителей работодателя в прокуратуру, выносят предупреждения об уголовной ответственности, проводят беседы в администрациях субъектов РФ и применяют другие меры политического характера. Но что может сделать руководитель организации, если решение акционерами уже принято, а он лишь его исполнитель?
     
     Глава государства призвал инвесторов при решении проблемы задолженностей по зарплате "деньги из собственных карманов доставать". Тем более что в большинстве случае это деньги, заработанные предприятием, но до него не дошедшие в результате использования описанных выше или иных подобных схем.
     

Штрейкбрехеры

     
     Если заработная плата выплачивается своевременно, но известно о стремлении работников к забастовке, работодателю в целях не допустить остановку предприятия из-за забастовки следует заранее обеспечить возможность привлечения к работе временных работников - штрейкбрехеров. В соответствии с законом работодатель имеет право не выплачивать работникам заработную плату за время их участия в забастовке, за исключением работников, занятых выполнением так называемого обязательного минимума (ст. 414 ТК РФ) (об исчислении расчетного периода и среднего заработка сотрудников при забастовке см. письмо Минтруда России от 23.01.1996 N 149-КВ). Заработная плата не выплачивается, т.к. согласно законодательству участие в забастовке является добровольным и никто не может быть принужден к участию или отказу от участия в ней. Однако данная аргументация выглядит издевательством в случаях, когда забастовка возникает именно из-за невыплаты зарплаты в течение нескольких месяцев или лет (в письме Федерации независимых профсоюзов от 04.07.1996 N 290н это мягко названо "несправедливостью"). За счет средств, "сэкономленных" на зарплате бастующих, со штрейкбрехерами заключаются срочные трудовые договоры на время исполнения обязанностей отсутствующих работников (ст. 59 ТК РФ), поскольку на время забастовки за ее участниками сохраняются место работы и должность (ст. 414 ТК РФ). На практике распространен наем штрейкбрехеров, осуществляемый организациями, чьи предприятия бастуют или только объявили о забастовке (см. постановления Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 01.12.1998 N 813/98; постановление семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.03.2008 N 17АП-1381/2008). Однако работодателям и их объединениям рекомендуется заблаговременно создавать или привлекать специальные агентства, оказывающие услуги по возмездному предоставлению персонала. Трудовые договоры с временными работниками в этом случае заключает не организация, чье предприятие находится в состоянии стачки, а данное агентство, которое и направляет своих работников на бастующее предприятие. Договоры с такими агентствами были предметом судебных разбирательств и признаны судами соответствующими гражданскому законодательству (постановления ФАС Поволжского округа от 22.01.2008 по делу N А65-8088/07-СА1-37, Западно-Сибирского округа от 17.09.2007 N Ф04-6333/2007(38133-А27-15) по делу N А27-1206/2007-2). Конечно, суды иногда признавали фиктивными договоры о возмездном предоставлении персонала, но только в случаях, когда работники предприятия переводились в аутсоринговые структуры с сохранением ранее выполняемой трудовой функции в тех же структурных подразделениях "бывшего" работодателя, и даже зарплату получали не в агентстве, а в кассах своего предприятия (см. например, постановление ФАС Уральского округа от 17.10.2007 N Ф09-8522/07-С2). В нашем же случае к работе на условиях аутсоринга привлекаются не бывшие, а новые сотрудники в связи с забастовкой штатных работников. При сложившихся обстоятельствах нет оснований для квалификации договора о возмездном предоставлении персонала как фиктивного. Более того, указанные выше агентства могут перебрасывать рабочую силу с одного предприятия на другое (той же отрасли) в зависимости от угроз потенциальных забастовщиков. Для того чтобы штрейкбрехеры работали не только ради скромного вознаграждения, им (при наличии таких намерений) можно обещать постоянные рабочие места, высвобожденные из-под бастующих в результате их последующих увольнений за нарушение трудовой дисциплины.
     
     Возможны столкновения между бастующими и штрейкбрехерами. Вред, причиненный временным работникам в результате таких столкновений, возмещается по общим правилам гражданского законодательства. Если же вред жизни и здоровью штрейкбрехера причинен на производстве при исполнении им трудовых обязанностей по отношению к аутсоринговому агентству, он возмещается в соответствии с правилами Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".
     

Забастовки

     
     Трудовые коллективы, прежде чем решиться на стачку из-за задержек заработной платы, должны четко осознавать, что в последнее время забастовки нередко провоцируются олигархией. Причина забастовки заключается вовсе не в "экономической безграмотности работодателя, который быстро хочет обогатиться" и поэтому задерживает зарплату, как полагают отдельные юристы-ученые, а напротив, в высокой экономической грамотности лиц (фактических владельцев), управляющих работодателями. В связи с нынешним кризисом аналитики отмечают: "Олигархи не остановятся перед ростом неисполненных обязательств перед работниками и бюджетом: их мало волнует отсутствие на предприятиях оборотных средств... уже идет отбор первоочередных кандидатов на банкротство; тяжесть ситуации обусловлена тем, что "минимизировать последствия несостоятельности системообразующих предприятий" обещало государство - которому и придется нести ответственность за то, что в последние годы совершили олигархические структуры и их хозяева" (Кричевский Н., Иноземцев В. Указ. соч.).
     
     Всякая забастовка опасна, тем более что редкая забастовка проводится в соответствии с законом. Во всяком случае, за последние два года в стране ни одна забастовка не была признана судами законной. Тем не менее в одном из решений суд отказал работодателю в удовлетворении требования о признании забастовки незаконной (см. решение Свердловского областного суда от 25.01.2008, которое проверялось в кассационном порядке Верховным Судом РФ и оставлено в силе определением ВС РФ от 18.04.2008 N 45-Г08-9). Однако это исключение из общего правила. Согласно закону при объявлении забастовки необходимо соблюдать требования, сроки и процедуры, предусмотренные ТК РФ (ст. 413). Но выполнить некоторые из них просто невозможно. Например, согласно ст. 410 ТК РФ решение об объявлении забастовки принимается собранием (конференцией) работников организации (филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения). Верховный Суд РФ подчеркнул: "Данной нормой право на принятие коллективного решения работников о проведении забастовки обусловлено именно структурной обособленностью организации или ее относительно самостоятельной части. Особое указание в ст. 410 на то, что работники не любого, а только обособленного структурного подразделения организации вправе принимать решение о проведении забастовки, необходимо для защиты прав и законных интересов работников подразделений организации, не поддерживающих требования части трудового коллектива, намеренного провести забастовку, или по иным причинам не желающих принять участие в забастовке". Как правильно указал Верховный Суд РФ, "понятие обособленности структурного подразделения не может трактоваться иначе как такая степень самостоятельности этого подразделения, которая обеспечивает его автономную от основной организации деятельность и которая в случае забастовки работников такого подразделения обеспечивала бы возможность продолжения деятельности всей организации" (определение ВС РФ от 10.02.2006 N 74-ГО6-4). Таким образом, если забастовку объявят рабочие какого-нибудь из цехов одного предприятия, может быть приостановлена работа всего предприятия. В этом случае работодатель не только понесет прямые убытки по причине неисполнения взятых на себя обязательств по отпуску готовой продукции, но и будет вынужден оплатить простой работников, не участвующих в забастовке (ст. 157 ТК РФ). Поэтому цех бастовать не вправе.
     
     Как быть, если заработную плату задерживают на несколько месяцев, но закон или не дозволяет забастовку вообще, или делает невозможным ее объявление работниками конкретного цеха, авиаотряда и других "необособленных" подразделений? Согласно ст. 412 ТК РФ в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период вплоть до выплаты задержанной суммы. При этом он обязан выйти на работу не позднее следующего рабочего дня после получения уведомления о готовности произвести выплату задержанной зарплаты в день выхода работника на работу.