Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Судебная практика по статье 199.1 УК РФ


Судебная практика по статье 199.1 УК РФ

     
     И.Н. Соловьев,
начальник уголовно правового
Управления ПД МВД России, д.ю.н., проф.

     
     Уголовная ответственность за неисполнение обязанностей налогового агента была установлена Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ*1. Изначально в качестве обязательного условия субъективной стороны состава преступления было указано, что данное преступление может совершаться только в личных интересах.
     _____
     *1 Законодательным актом, регламентирующим вопросы исполнения налоговым агентом обязанностей по исчислению, удержанию у налогоплательщика или перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации, является Налоговый кодекс РФ (ст. 23, 24, 226).
     
     Пленум Верховного Суда РФ в п. 17 постановления от 28.12.2006 N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления" разъяснил: "...Личный интерес как мотив преступления может выражаться в стремлении извлечь выгоду имущественного, а также неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п. В силу этого неисполнение налоговым агентом обязанностей по правильному и своевременному исчислению, удержанию и перечислению в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующих налогов, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, не связанное с личными интересами, состава преступления, предусмотренного статьей 199.1 УК РФ, не образует и в тех случаях, когда такие действия были совершены им в крупном и особо крупном размере".
     
     Рассмотрим эту проблему на основе нескольких приговоров судов по ст. 199.1 Уголовного кодекса РФ (УК РФ)*1.
     _____
     *1 Фамилии фигурантов уголовных дел изменены.
 

Невеселые истории


Личная выгода

     
     Некий гражданин А.В. Горовой, являясь должностным лицом (директором Козульского МУП ЖКХ), не исполнил обязанность налогового агента, каковым является Козульское МУП ЖКХ, в части перечисления в бюджет исчисленного и удержанного налога на доходы физических лиц в крупном размере, преследуя личный интерес. Данный интерес заключался в следующем:
     
     - сохранить за собой занимаемую должность;
     
     - повысить свою деловую репутацию у должностных лиц администрации района, от которых он находился в зависимом положении, в части дальнейшего нахождения на занимаемой должности директора Козульского МУП ЖКХ;
     
     - повысить свою деловую репутацию среди работников предприятия, репутацию самого предприятия, а также репутацию среди руководства предприятий-контрагентов и в дальнейшем использовать свое положение в предвыборной борьбе на пост главы Козульского района.
     
     Суд установил, что по указанию А.В. Горового главный бухгалтер компании Е.Н. Быковская производила исчисление и удержание налога на доходы физических лиц (НДФЛ), однако своевременно исчисленный и удержанный налог в полном объеме в налоговый орган не перечислялся. А это является нарушением ст. 57 Конституции РФ, ч. 1 ст. 24, ч. 2 ст. 223 и ч. 2 ст. 226 Налогового кодекса РФ. По указанию А.В. Горового, имевшего реальную возможность производить уплату НДФЛ, неперечисленные денежные суммы налога направлялись на пополнение оборотных средств предприятия, административно-хозяйственные нужды, выдачу заработной платы, расчеты с контрагентами и другие цели, необходимые для осуществления деятельности предприятия.
     
     Свидетель Е.И. Чекунов показал, что работает в должности старшего судебного пристава подразделения судебных приставов Козульского района. Примерно с 2003 года в их службу стали поступать постановления налоговой инспекции о взыскании с Козульского МУП ЖКХ задолженности по различным налогам в сумме около 15 млн. руб., из которых 5 млн. руб. составляла задолженность по налогам, а остальная сумма - пеня за их неуплату. Было возбуждено исполнительное производство, на имущество предприятия наложили арест. Однако в дальнейшем оказалось, что данное имущество принадлежит администрации района, а МУП ЖКХ передано в оперативное управление. В 2004 году налоговая инспекция вынесла постановление о взыскании налогов. В данный период на предприятии выплачивалась заработная плата, производились текущие платежи и исчислялись налоги. Подразделение судебных приставов постоянно работало с предприятием по вопросам наличия денежных средств на счетах предприятия. Е.И. Чекунов лично в течение каждой недели приезжал в Козульское МУП ЖКХ и из кассы предприятия изымал наличные денежные средства для погашения задолженности по налогам и заработной плате.
     
     По мнению суда, виновность подсудимого подтвердилась следующими материалами уголовного дела:
     
     - рапортом об обнаружении признаков преступления;
     
     - требованиями управления по налоговым преступлениям ГУВД по Красноярскому краю о предоставлении документов финансово-хозяйственной деятельности предприятия;
     
     - актом изъятия в Козульском МУП ЖКХ бухгалтерских документов;
     
     - сведениями межрайонной инспекции ФНС N 17 по Красноярскому краю о задолженности предприятия по налогам и сборам в бюджетную систему Российской Федерации, балансом расчетов;
     
     - копией свидетельства о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) Козульского МУП ЖКХ;
     
     - копией свидетельства о постановке на учет в налоговом органе;
     
     - копией приказа директора Козульского МУП ЖКХ от 11.01.2005 N 2 "а" "Об учетной политике на 2005 год", согласно которому ответственность за организацию бухгалтерского учета на предприятии, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несет его руководитель;
     
     - выпиской из приказа от 21.12.1999 N 157-К о том, что на основании решения администрации Козульского района от 21.12.1999 N 305-р директором Козульского МУП ЖКХ назначен А.В. Горовой;
     
     - постановлением от 10.11.2005 о проведении проверки Козульского МУП ЖКХ - при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, связанного с нарушением законодательства Российской Федерации о налогах и сборах;
     
     - актом проверки организации при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, связанного с нарушением законодательства РФ о налогах и сборах;
     
     - справкой, согласно которой сумма невыплаченного НДФЛ составила более 6 млн. руб.;
     
     - постановлением о производстве выемки и протоколом выемки;
     
     - протоколом осмотра финансовых документов организации;
     
     - бухгалтерскими документами, изъятыми в ходе предварительного следствия;
     
     - сведениями о баллотировании обвиняемого на пост главы Козульского района на выборах 17 апреля 2005 года;
     
     - копией контракта, заключенного между администрацией Козульского района и А.В. Горовым, согласно которому руководитель обязан обеспечивать своевременную уплату в полном объеме всех установленных законодательством Российской Федерации налогов и сборов;
     
     - справками о доходах А.В. Горового.
     
     Доводы подсудимого и защиты о трудном финансовом положении предприятия, из-за чего у Горового не было возможности перечислять НДФЛ в бюджет, а также его доводы о том, что он это делал не из личного интереса, суд признал неубедительными. В судебном заседании на основании приведенных доказательств установлено: А.В. Горовой, зная о долгах по перечислению НДФЛ и имея возможность их погасить, не делал этого. Он тратил деньги на хозяйственные нужды, выплачивал заработную плату сотрудникам и себе (даже повышал ее), сохраняя тем самым за собой занимаемую должность и повышая за счет этого свою деловую репутацию среди работников предприятия.
     
     При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории преступлений небольшой тяжести, его обстоятельства, личность подсудимого (положительные характеристики по месту жительства и работы, совершение преступления впервые). В качестве смягчающего обстоятельства в соответствии со ст. 61 УК РФ суд учел наличие у подсудимого малолетнего ребенка. В итоге А.В. Горовому было назначено наказание в виде штрафа в размере 100 тыс. руб.
     

Оправданный благодетель

     
     Директор ГУП РК Совхоз "Ангарский" обвинялся в том, что с 1 июня 2006 года по 1 июля 2007 года включительно осуществлял в первую очередь расчеты с поставщиками-подрядчиками, а также кредиторами по погашению долгосрочных и краткосрочных займов, направляя удержанные с физических лиц налоги на развитие производственной и иной хозяйственной деятельности. Делал он это умышленно, руководствуясь личными интересами, выраженными в стремлении сохранить руководящую должность, заработную плату, улучшить финансовое положение хозяйства и личное благосостояние, удержать производство на должном уровне, развивать его, зарабатывая тем самым авторитет перед учредителем предприятия в лице Министерства сельского, рыбного хозяйства и экологии Республики Карелия. Однако суд не усмотрел какой-либо личной заинтересованности в действиях руководителя по следующим основаниям. В течение года на предприятие, возглавляемое им, каких-либо требований налогового органа о погашении задолженности по налогу не поступало. Сам обвиняемый получал заработную плату наравне с другими сотрудниками предприятия, при этом поквартально лишался премий.
     
     Суд отметил, что стороне обвинения необходимо было доказать наличие в действиях обвиняемого личного интереса при неперечислении НДФЛ в бюджет. Вместе с тем в судебном заседании выяснилось: формулировки, приведенные органом предварительного расследования, являются лишь предположениями, не подкрепленными какими-либо доказательствами. Исследовав доказательства, суд установил: мотивы сохранить подсудимым руководящую должность и соответствующую ей заработную плату ничем объективно не подтверждаются; само предприятие никогда не скрывало факт имеющейся задолженности по налогу. Доказательств того, что директор не перечислял в бюджет НДФЛ с целью остаться на руководящей должности, не представлено, а соответственно мотив сохранения заработной платы и улучшения личного благосостояния не может считаться доказанным.
     
     В итоге, по мнению суда, фактически со стороны предприятия имела место просрочка перечисления удержанного НДФЛ, связанная с необходимостью иметь оборотные средства для поддержания производства, выполнения планов, а расчет с бюджетом по НДФЛ был произведен предприятием в октябре 2007 года в полном объеме. Основываясь на данных фактах, обвиняемый руководитель был оправдан.
     
     В ходе производства экспертизы была установлена сумма денежных средств, которыми располагало предприятие в период неперечисления налога, - более 36 млн. руб. А в общей сумме денежных средств, которыми располагало предприятие, доля неуплаченного в бюджет в установленный налоговым законодательством срок НДФЛ составила всего 9,3%. Конечно, такой процент в силу своей незначительности не мог существенно повлиять на платежеспособность предприятия. Экспертиза точно установила: сумма неперечисленного НДФЛ вряд ли могла поставить под угрозу платежеспособность и стабильность работы предприятия. Отсутствие четких доказательств наличия личного интереса в действиях руководителя привело к следующему: суд трактовал факты неперечисления НДФЛ в течение длительного времени всего лишь как просрочку.
     

Без злого умысла

     
     Кольским районным судом Мурманской области генеральный директор ОАО "Ар-пиво" Б.В. Кириченко обвинялся в том, что, действуя в личных интересах, не исполнил обязанность налогового агента по перечислению НДФЛ в бюджет в сумме 7,5 млн. руб., т.е. в крупном размере.
     
     В своем итоговом решении суд отметил: в соответствии с п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 64 личный интерес как мотив преступления может выражаться в стремлении извлечь выгоду как имущественного, так и неимущественного характера, обусловленную такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу и т.п.
     
     В силу этого неисполнение налоговым агентом обязанностей по правильному и своевременному исчислению, удержанию и перечислению соответствующих налогов в бюджет, не связанное с личными интересами, состава преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, в настоящее время не образует.
     
     По мнению суда, предъявленное Б.В. Кириченко обвинение носит не конкретизированный, а обобщенный характер. Суду не представлены доказательства, свидетельствующие о наличии у него личного интереса, подтверждающие желание сохранить свое должностное положение, высокую заработную плату и имидж руководителя крупного предприятия области.
     
     На основании ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" умышленная (или по грубой неосторожности) неуплата руководителем общества налогов в соответствующие бюджеты может быть расценена общим собранием акционеров или советом директоров общества как исполнение генеральным директором своих обязанностей вопреки интересам общества, недобросовестно и неразумно. С учетом вышеизложенного суд пришел к выводу: действия Б.В. Кириченко по уклонению от перечисления НДФЛ не могут быть расценены как стремление сохранить свое должностное положение.
     
     Суд также признал несостоятельным довод обвинения о том, что неперечисление НДФЛ являлось для Б.В. Кириченко мотивом сохранить высокую заработную плату, т.к. с ним был заключен трудовой договор, включающий в себя формы, размеры и порядок ее выплаты. Наряду с этим арбитры приняли во внимание и показание свидетелей: на предприятии сложилось тяжелое финансовое положение, имущество находилось в залоге, заработная плата коллективу регулярно задерживалась. На основании приведенных доводов Б.В. Кириченко по ст. 199.1 УК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления был оправдан на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ).
     

Ключевые аргументы

     
     На основании приведенных примеров и общих тенденций судебной практики обобщим аргументы стороны обвинения, обвиняемых и судов в части доказывания наличия личного интереса при неисполнении обязанностей налогового агента.
     
     Аргументы и позиция обвиняемых:
     
     1) если бы от налогового органа в течение года поступали требования о погашении задолженности по налогу или инкассовые поручения, или решения о принудительном взыскании налога, пришлось бы незамедлительно платить. Отсутствие подобных документов спровоцировало неплатежи;
     
     2) обвиняемый получал заработную плату в последнюю очередь и не выше, чем другие руководители предприятия;
     
     3) работа обвиняемого положительно расценивалась акционерами общества, поэтому он получал надбавки и премии по итогам месяца, а сама зарплата регулярно индексировалась в связи с инфляцией;
     
     4) причиной неперечисления НДФЛ явилось отсутствие достаточного количества денежных средств на расчетном счете и в кассе предприятия, необходимость поддержания непрерывного производственного процесса;
     
     5) обвиняемый действовал в целях выплаты заработной платы многочисленному трудовому коллективу (получается своего рода пирамида: неперечисленные суммы подоходного налога вновь идут на заработную плату, с которой удерживается НДФЛ, который в свою очередь в бюджет не перечисляется, а направляется снова на погашение задолженности по зарплате);
     
     6) деньги направлялись на развитие производственной базы ввиду высокого процента изношенности техники и оборудования;
     
     7) предприятие работало в условиях неплатежей.
     
     Доводы и аргументы обвинения:
     
     1) создание комфортных условий жизни для себя;
     
     2) повышение своего социального статуса;
     
     3) создание привлекательного имиджа успешного руководителя;
     
     4) повышение своего престижа в глазах акционеров предприятия;
     
     5) сокрытие истинного положения дел на предприятии, которое сложилось в силу некомпетентного руководства;
     
     6) завоевание авторитета среди слабо защищенных слоев населения путем воздействия на их менталитет через местную прессу информацией о стабильном положении предприятия, своевременности выплаты зарплаты с целью в дальнейшем баллотироваться в местный законодательный орган;
     
     7) сохранение за собой занимаемого служебного положения;
     
     8) постоянное увеличение размера выплачиваемой обвиняемому заработной платы, ежемесячно зависящей от премии за основные результаты хозяйственной деятельности;
     
     9) создание комфортных условий для собственной жизни, заключающихся в оплате предприятием расходов на проживание, например, в ведомственной гостинице;
     
     10) попытки скрыть отсутствие профессионализма в руководстве предприятия посредством использования денежных средств, уже вышедших из оборота предприятия;
     
     11) повышение своего социального статуса и создание привлекательного имиджа кандидата в депутаты местного совета по общеобластному избирательному округу в избирательной кампании с целью карьерного роста в политике путем политического маркетинга (повышения известности и собственного престижа в рамках избирательного округа, информирования своих потенциальных избирателей об улучшении работы возглавляемого им предприятия путем публикации статей в средствах массовой информации, создающих морально-психологический климат, обеспечивающий благоприятные условия политической жизни);
     
     12) оказание материальной помощи общественным и религиозным организациям в целях получения различного рода наград в период растущей задолженности по перечислению НДФЛ в федеральный бюджет;
     
     13) направление денежных средств, сохраненных от неперечисления в бюджет НДФЛ, на осуществление уставной деятельности возглавляемого предприятия.
     
     Доводы и аргументы судов при вынесении оправдательных приговоров:
     
     1) личная заинтересованность, указанная в диспозиции ст. 199.1 УК РФ, как необходимый признак оконченного состава преступления не нашла своего подтверждения в ходе судебного следствия;
     
     2) следствие велось с обвинительным уклоном, т.к. действия обвиняемого затрагивали не столько личные, сколько публичные интересы;
     
     3) обвиняемый, действуя в рамках трудового договора, руководствовался общественным интересом;
     
     4) доказательств, имеющихся в уголовном деле, недостаточно, чтобы устранить сомнения, которые надлежит толковать в пользу обвиняемого в соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации. Неисполнение обязанностей налогового агента должным образом не связано с удовлетворением личного интереса;
     
     5) вред, причиненный действиями обвиняемого, выразившийся в несвоевременном и не в полном объеме перечислении НДФЛ, нельзя отнести к личному интересу, поскольку лично для себя он ничего не приобрел;
     
     6) причина несвоевременного и неполного перечисления НДФЛ - отсутствие достаточного количества денежных средств на расчетном счете предприятия;
     
     7) преступление (ст. 199.1 УК РФ), вмененное органами предварительного следствия, по их мнению, совершается с прямым умыслом. При этом виновное лицо якобы руководствуется личными интересами, которые могут иметь корыстный характер или быть связанными с побуждениями сугубо личного характера (например, родственные чувства). Однако доказательств наличия прямого умысла или личной заинтересованности органами предварительного расследования не представлено;
     
     8) к материалам уголовного дела приобщены материалы, полученные из налоговых органов, содержащие справки о незначительных суммах задолженности, не касающихся указанных в обвинительном заключении сумм, составленные по актам проверок за предыдущие налоговые периоды.
     
     Доводы и аргументы судов при вынесении обвинительных приговоров:
     
     1) рентабельность и экономическая состоятельность предприятий уголовным законом не охраняются. Коммерческие организации осуществляют предпринимательскую деятельность на свой страх и риск, а в случае неспособности эффективно вести деятельность, отвечать по своим обязательствам перед кредиторами, исполнять обязанность по уплате налогов подлежат банкротству;
     
     2) непоступление денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации в виде уже исчисленного и удержанного НДФЛ является умышленным невыполнением конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы;
     
     3) цель совершения преступления - получение свободных денежных средств и их использование в интересах организации на нужды, оплата которых в соответствии со ст. 855 Гражданского кодекса РФ должна была производиться после уплаты налогов в бюджет;
     
     4) суммы НДФЛ, удержанные с заработной платы, не играли значительной роли в обеспечении жизнедеятельности предприятия и укреплении его финансового положения, а перевод денежных средств, образовавшихся в результате удержания НДФЛ в кассу предприятия, свидетельствует лишь о желании директора оттянуть начало процедуры банкротства;
     
     5) стабильная коммерческая деятельность предприятия являлась важным стимулом для генерального директора, т.к. финансовая нестабильность в соответствии с уставом общества и трудовым договором могла явиться причиной досрочного прекращения его полномочий. В таких условиях действия руководителя по неперечислению удержанного НДФЛ нельзя признать оправданными и правомерными;
     
     6) суммы удержанного НДФЛ шли на постоянное увеличение заработной платы для сотрудников и руководства предприятия, что повышало авторитет и деловую репутацию генерального директора среди сослуживцев и акционеров;
     
     7) не желая улучшать производственные и плановые показатели законными способами, генеральный директор направлял имеющиеся в его распоряжении денежные средства, образовавшиеся в результате удержания НДФЛ, на финансовые вложения, возврат краткосрочных кредитов и займов, расчеты с поставщиками и подрядчиками, общехозяйственные расходы и иные нужды.
     
     Еще один момент, на котором хотелось бы остановиться, касается криминологической характеристики личности, совершившей преступление, предусмотренное ст. 199.1 УК РФ. Анализ 110 приговоров, вынесенных судами по указанной статье, говорит о следующем:
     
     - в ходе судебного заседания был вынесен 61 обвинительный приговор (56%) и 49 - оправдательных (44%);
     
     - в 100% случаев оправдательные приговоры основываются на недоказанности личного интереса при неисполнении обязанностей налогового агента;
     
     - в 100% случаев к началу судебных слушаний недоимка по НДФЛ была полностью погашена;
     
     - обвиняемый - как правило, мужчина (97%) в возрасте от 45 до 60 лет (78%), являющийся руководителем предприятия - должника по НДФЛ (95%);
     
     - в 5% случаев помимо руководителя обвинение было предъявлено главному бухгалтеру - женщине;
     
     - в 1% приговоров обвиняемый являлся индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица, и ему был вынесен обвинительный приговор;
     
     - в 20% случаев обвиняемый являлся руководителем, единственным или одним из участников общества с ограниченной ответственностью без участия в его долях государства; всем им были вынесены обвинительные приговоры;
     
     - в 79% случаев обвиняемый являлся руководителем достаточно крупных, а подчас и бюджетообразующих для того или иного региона предприятий, как правило, с участием государства, при этом в 68% случаев обвиняемые были оправданы в ходе судебного заседания;
     
     - в 100% случаев вынесенные обвинительные приговоры не были связаны с реальным лишением свободы;
     
     - в 68% приговоров суд назначил наказание в виде штрафа от 30 до 250 тыс. руб., наиболее распространенным размером штрафа явилась сумма в 100 тыс. руб. (76% общего количества наказания в виде штрафа);
     
     - в 32% приговоров суд назначил наказание в виде лишения свободы условно на срок от шести месяцев до двух лет;
     
     - ни в одном приговоре не было назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет;
     
     - во всех приговорах вменялся только один признак неисполнения обязанностей налогового агента- неперечисление налога, т.к. налог исправно исчислялся и удерживался.
     
     К сожалению, попытка Верховного Суда РФ в постановлении от 28.12.2006 N 64 раскрыть понятие "личный интерес" не привела к установлению единообразной следственной, а главное судебной практики по данному вопросу (о чем, кстати, свидетельствуют и приведенные выше статистические данные).
     
     По-прежнему суды неоднозначно толкуют это понятие, что приводит к вынесению оправдательных приговоров при наличии реальной и непогашенной неуплаты неперечисленного НДФЛ. Наделе судами признается доказанным факт неисполнения обязанности налогового агента (наличие сумм неперечисленного налога).
     
     Однако в силу того, что наличие обязательного признака состава преступления (его совершение в личных интересах), как показала практика, доказать весьма сложно, виновные в умышленном неперечислении удержанных у работников сумм налога избегают ответственности.