Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

"Замена" работников индивидуальными предпринимателями на УСН: анализ рисков схемы


"Замена" работников индивидуальными предпринимателями на УСН: анализ рисков схемы


В.Г. Нестолий,
старший преподаватель кафедры
конституционного права ИрЮИ(ф)
Российской Правовой Академии Минюста России

          
     Рассмотрим схему подмены трудовых отношений гражданско-правовыми, которая все больше распространяется среди налогоплательщиков, а некоторые консультанты по налоговым вопросам берут на себя смелость заявлять, что она абсолютно законна и не несет никаких налоговых, правовых и других рисков. Так ли это?
     

Подмена трудового договора гражданско-правовым обязательством, или налоговая схема, шитая белыми нитками

     
     Известно, что капитал только тогда становится капиталом, когда начинает потреблять чужой труд, создавая и присваивая прибавочную стоимость. Предприятие не может обходиться без рабочей силы, и правовые формы "потребления" труда могут быть самыми различными: от рабовладения, крепостничества и призыва в трудовую армию до трудового договора или договора об оказании услуг.
     
     Чем больше наемного труда потребляет предприниматель (гражданин или юридическое лицо), тем выше налоги на фонд заработной платы. Для "оптимизации" налогообложения многие коммерсанты ставят условием предоставления рабочего места предварительную регистрацию соискателя в качестве индивидуального предпринимателя либо увольняют своих работников, регистрируют их как предпринимателей и оформляют фактически не прерывавшиеся трудовые отношения гражданско-правовыми договорами подряда или возмездного оказания услуг. В соответствии со ст. 238 НК РФ при исчислении единого социального налога (ЕСН) в налоговую базу (в части суммы налога, подлежащего уплате в Фонд социального страхования РФ) не включаются вознаграждения, выплачиваемые гражданам по гражданско-правовым договорам, включая авторские и лицензионные договоры. В результате работодатель "освобождается" от уплаты ЕСН, а работник, считающийся индивидуальным предпринимателем, самостоятельно уплачивает единый налог по ставке 6% и взносы в Пенсионный фонд.
     
     При первом приближении видно, что оформление трудовых отношений гражданско-правовым договором направлено на снижение налогового бремени как работодателей, так и работников. Однако если посмотреть в недалекое будущее, становится очевидно: как только эта цель будет достигнута и такая практика широко распространится, общество привыкнет к тому, что трудовые отношения регулируются договором об оказании услуг (о выполнении работ), и у работодателей сразу же возникнет соблазн лишить работников гарантий, предусмотренных законодательством о труде (за эти гарантии в течение столетий велась сопровождаемая жертвами борьба предыдущих поколений работников; они завоеваны дорогой ценой; не случайно первые коллективные договоры именовали "мирными договорами" между работниками и предпринимателями, договорами о завершении противостояний и конфликтов). Пусть многие из этих гарантий сегодня имеют мнимый, фиктивный характер, но все же они закреплены в законе. Следовательно, потенциально работодатель может быть привлечен к ответственности за несоблюдение правил, например о восьмичасовом рабочем дне. Ограничение рабочего времени, оплачиваемый отпуск, запрет на работу в выходные и праздничные нерабочие дни, ограничение удержаний из заработной платы, компенсации при направлении в служебную командировку, сохранение рабочего места за женщиной, находящейся в декретном отпуске, запрет на увольнение беременной женщины - гарантии, распространяющиеся на граждан, работающих по трудовому договору. Этих гарантий нет у индивидуальных предпринимателей, предоставляющих свою рабочую силу по договорам подряда или возмездного оказания услуг. Лишение работников гарантий, установленных трудовым законодательством, - тайная мечта многих работодателей (речь, разумеется, идет о работниках конкретных организаций, а не работниках вообще, так далеко надежды работодателей из малого и среднего бизнеса не распространяются). А вот крупный бизнес может "покушаться" и на права всех российских работников. Так, выполняя социальный заказ крупных монополий, Правительство РФ в 2000 году вносило в проект Трудового кодекса РФ изменения, позволяющие работодателю устанавливать 12-часовой рабочий день, что превращало работника де-факто в крепостного. Конечно, можно сказать, что речь в данном случае идет не обо всех работниках, а лишь о тех, кто не имеет возможности заменить работодателя другим, предоставляющим более льготные условия труда. Однако в городе или поселке, где есть только одно крупное предприятие или шахта, а большинство жителей работает именно там, очень важно, чтобы этого единственного работодателя ограничивал хотя бы закон. Поскольку проект противоречил международным конвенциям о правах человека, он не был принят в первоначальной редакции. Однако риск работников утратить свои права из-за лобби крупного бизнеса всегда остается. В частности, это проявляется в рассматриваемой нами схеме. Казалось бы, нет ничего страшного в том, чтобы превратить работника в индивидуального предпринимателя и заставить его работать не по трудовому, а по гражданско-правовому договору. Чаще всего работников заверяют, что это ведет лишь к экономии на налогах, без всякого для них риска.
     
     Индивидуальный предприниматель не пользуется правовой охраной, предоставленной работникам, его можно обязать работать и в течение 12 часов каждый день, и без выходных. Причем обязанность эту вменяет не работодатель, она возникает из собственного желания индивидуального предпринимателя получить за свой труд обусловленное вознаграждение. Таковы последствия обхода правил о трудовом договоре для работников. Что касается государства, то оно, во-первых, теряет на налогах (либеральная доктрина, которой придерживаются сейчас власть имущие, относит центр тяжести налогообложения не на производство, а на доходы граждан, поэтому до 70% основных поступлений в системе налогообложения есть налоги на фонды оплаты труда). Во-вторых, образуется взрывоопасная масса людей, лишенных последних социальных гарантий*1, потому что, несомненно, работодатели будут использовать не только налоговые преимущества схемы подмены трудового договора гражданско-правовым обязательством.
     _____
     *1 В послании Папы Римского Льва XIII констатировалось: "Общество разделилось на две касты, и пропасть между ними все шире" (1891 г.). В послании Иоанна Павла II говорилось: "Конфликт поставил людей друг против друга, словно волков: на одной стороне те, кому едва удается выжить, на другой - те, кто утопает в роскоши [...] Все труднее иметь частную собственность там, где преобладают системы, основанные на ее утверждении" (1991 г.).
     

Сделки, совершаемые в обход закона, или немного теории

     
     На первый взгляд, договор об оказании услуг, заключаемый в обход трудового законодательства, по своему содержанию полностью соответствует закону. В действительности же он скрывает трудовые отношения. Этот предусмотренный Гражданским кодексом РФ договор, если он заключается между работодателем и работником, выступающим в "маске" индивидуального предпринимателя, должен привести к незаконному результату - обходу налогового законодательства.
     
     Содержание договора об оказании услуг стороны определяют так, чтобы обойти предписания законов о труде и налогах и прийти к своей цели - установлению трудовых отношений, пусть и "прикрытых" гражданско-правовым обязательством. Причем со стороны работника оформление трудовых отношений договором об оказании услуг есть вынужденный шаг. Будь у него выбор, он пошел бы на заключение трудового договора, невзирая на свой статус индивидуального предпринимателя. Однако работодатель соглашается заполнить имеющуюся у него вакансию только путем заключения гражданско-правового договора, зачастую даже не объясняя работнику невыгодность такого предложения.
     
     В теории налогового права обходом закона обычно считается воздержание от совершения сделок, исполнение которых ведет к необходимости платить налоги. Однако это не совсем так. Если человек воздерживается от приобретения недвижимого имущества или предметов роскоши, чтобы не платить за них налоги, это не означает, что он обходит закон. Более правильной является позиция германских судебных органов: "Нарушение существует уже тогда, когда выбранная форма ведет к сокращению налогового бремени и никак не мотивируется. Юридическая форма считается неправильной, если налогоплательщик, для того чтобы добиться определенных экономических целей, не использует типичные формы, предусмотренные законодателем, а выбирает необычный путь, по которому сокращаются налоги"*1. Традиционный путь для установления трудовых отношений - заключение трудового договора, поэтому оформление отношений с кассиром, бухгалтером, сталеваром, продавцом, электрогазосварщиком путем заключения договора об оказании услуг должно вызвать подозрения у налогового органа. К такому договору следует применить правила о недействительности притворной сделки, совершаемой с целью прикрыть другую сделку - трудовой договор, а также избежать налоговых выплат.
     _____

     *1 ФИО истицы, наименование организации и ФИО ее руководителя изменены.
     

     Притворная сделка всегда является недействительной (ничтожной), а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, и "спрятали" в форму гражданско-правового договора, применяются относящиеся к ней правила с учетом существа ее конструкции и установившихся между сторонами отношений (п. 2 ст. 170 ГК РФ).
     
     Несмотря на то что трудовой договор является гражданско-правовым институтом, пусть и зафиксированном в Трудовом кодексе РФ (ТК РФ), в законе отсутствует упоминание о возможности субсидиарного, т.е. дополнительного, применения к трудовым отношениям актов гражданского законодательства. Необходимость субсидиарности возникает, если какие-то вопросы, возникающие в ходе исполнения трудового договора, не нашли прямой регламентации в самом договоре или в акте трудового законодательства. Относительно использования правовых конструкций, закрепленных в ГК РФ, для оформления ("прикрытия") трудовых отношений в ст. 11 ТК РФ содержатся следующие правила: "Все работодатели в трудовых отношениях и иных непосредственно связанных с ними отношениях с работниками обязаны руководствоваться положениями трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. Когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права". Суд при рассмотрении спора должен руководствоваться п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ (ВС РФ) от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", согласно которому если между сторонами был заключен договор гражданско-правового характера, однако в ходе судебного разбирательства установлено, что он фактически регулирует трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. Воспроизведя положения ст. 11 ТК РФ, Пленум ВС РФ все же "модифицировал" процитированную им норму, т.к. в указанной статье Кодекса ничего не говорится о сторонах спора. По смыслу постановления Пленума ВС РФ нормы трудового законодательства должны применяться, если спор о признании трудовыми отношений, оформленных гражданско-правовым договором, возник между сторонами данного договора. В действительности ст. 11 ТК РФ не содержит указания на то, что предъявлять требование о признании отношений трудовыми могут только стороны договора. На самом деле, по ее смыслу, предъявить такое требование может любое лицо, имеющее юридический интерес к исходу дела.
     

Риски для работодателя, или житейская и судебная практика о трудовых отношениях

     
     С точки зрения предпринимателя, трудовой договор является обычным договором купли-продажи рабочей силы, т.е. способности человека к труду. Поскольку предприниматель покупает рабочую силу, ему принадлежит не только сама рабочая сила, но и результаты, полученные при ее использовании. Трудовые договоры, по мнению предпринимателя, заключаются государственными и муниципальными унитарными предприятиями, финансируемыми из бюджетов всех уровней учреждениями, а также хозяйственными обществами, владеющими приватизированными крупными предприятиями, ранее принадлежавшими государству. В организациях, созданных самими предпринимателями, функционирующими на основе имущества, созданного за счет их собственных средств, каких-либо трудовых договоров, предоставляющих работникам социальные гарантии, профсоюзов и т.п. быть просто не может. Для соблюдения установленных законодательством правил такие договоры формально заключаются, однако вольно или невольно нарушаются в первую очередь самими работодателями. Например, по документам работнику предоставляется отпуск согласно ТК РФ, а в действительности его продолжительность составляет от 10 до 14 календарных дней. На текст трудового договора никто и не смотрит, чтобы не потерять работу. Тем не менее, как показывает практика, работники не боятся предъявлять работодателям требования, основанные на трудовом договоре, когда трудовые отношения уже прекратились. Зачастую работодатели вынуждены удовлетворять и экономически необоснованные претензии, если изначально неправильно избрали правовую форму отношений с работниками.
     
     Пример 1
     
     Кировский районный суд г. Иркутска в мае июне 2008 года рассмотрел дело о взыскании заработной платы. Претензии были основаны на следующих обстоятельствах:
     
     1) между ООО "МЧС лес" и работником подписан трудовой договор, по которому он принимался на работу для выполнения функций агента по продаже леса;
     
     2) заработная плата работника согласно договору должна состоять из постоянной и переменной частей: оклада в сумме 50 тыс. руб. ежемесячно и процентов от проданного товара по договорам, заключенным с участием работника;
     
     3) по истечении месяца после оформления трудовых отношений гражданин заработную плату не получил. Работодатель обосновывал свои действия тем, что подписанный трудовой договор - "простая бумажка" (1); в течение месяца агент "не работал", не искал покупателей (2); при его участии договоры поставки леса не подписывались (3). И платить, таким образом, работнику совершенно необязательно. Фактически работник на работу не выходил, офис работодателя не посещал, о действиях по исполнению договора сообщить ничего не мог.
     
     Однако ООО "МЧС лес" не могло подтвердить свою позицию документально: в организации не был налажен даже учет рабочего времени. Эти и другие причины побудили ООО "МЧС лес" выплатить работнику по мировому соглашению заработную плату в размере 50 тыс. руб., от других претензий работник отказался.
     
     Таким образом, трудовой договор - не "простая бумажка", даже если его текст умещается на одной страничке.
     
     В данном случае работодателю не следовало принимать на работу агента по продаже, отношения с наемным работником необходимо было подчинить договору возмездного оказания услуг (маклерскому договору). Ведь предпринимателю неважно было, какие усилия потратил работник на поиск покупателей, его интересовало исполнение договоров поставки, заключенных с участием маклера, т.е. конкретные финансовые результаты его деятельности. Особенность трудовых договоров заключается в том, что предпринимателю не предоставляется права оспаривать их по мотивам притворности; нельзя ссылаться на то, что трудовой договор прикрывает собой гражданско-правовое обязательство; нельзя защищаться против требования работника, основанного на трудовом договоре, доказывая его гражданско-правовой характер. Форма трудового договора оказывает прямое воздействие на сущность отношений между работником и работодателем. Доказать, что трудовой договор таковым не является, можно лишь, наверное, в одном случае: когда работодателем, т.е. заказчиком, по договору выступает гражданин, а работником - организация.
     
     Рассуждая об отличиях гражданско-правового договора от трудового, обычно указывают на внешние конститутивные признаки трудового договора:
     
     - в наименовании договора есть слово "трудовой";
     
     - приказ о приеме на работу;
     
     - должностная инструкция, утверждаемая для работника;
     
     - подчинение правилам внутреннего трудового распорядка;
     
     - платежи работодателя в фонд социального страхования;
     
     - передача работником трудовой книжки работодателю и проч.
     
     Однако перечисление этих признаков ничего не прибавляет к нашему знанию о трудовом правоотношении. Они не показывают внутреннюю основу рассматриваемого явления. Но наличие одного или нескольких признаков позволяет сделать однозначный или вероятностный вывод о трудовом характере правоотношения между гражданином и предпринимателем. Проблемы возникают тогда, когда внешние признаки отсутствуют.
     
     Пример 2
     
     Определением федерального судьи Тверского районного суда г. Москвы А.А. Севалкина от 02.09.2008 оставлено без движения исковое заявление гражданки В. к ООО "О к" о признании отношений трудовыми по следующим мотивам. В заявлении не указано, в чем заключается нарушение или угроза нарушения трудовых прав. Истица требует признать право на получение заработной платы, наличие обязанности производить отчисления в Пенсионный фонд и органы социального страхования. Однако ответчик оспаривает не данные права, а сам факт наличия трудовых отношений. Кроме того, истица в рамках трудового спора заявила требование о признании права на возвращение 200 тыс. руб. По мнению же судьи, это требование являлось гражданско-правовым и не могло быть рассмотрено в рамках одного дела с требованиями, возникающими из трудовых правоотношений. В. подала частную жалобу в Мосгорсуд, но она не рассматривалась, поскольку конфликт между В. и ООО "О к" урегулирован миром вне рамок судебного дела сразу после подачи частной жалобы.
     
     Незаконность определения очевидна, как очевидно и нарушение прав, когда существующие трудовые отношения не оформляются трудовым договором. Что касается невозможности рассмотрения в одном деле требований трудовых и гражданско-правовых обязательств, то такой мотив явно надуманный. В пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 разъясняется: работники при обращении в суд с требованиями по поводу невыполнения или ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, освобождаются от уплаты судебных расходов. Требование гражданки В. о возвращении 200 тыс. руб. возникло в связи со следующими обстоятельствами. В. предоставила работодателю деньги в долг, внесла их на банковский счет ООО "О к" как временную финансовую помощь учредителя (учредителем при этом не являясь).
     
     Директор ООО "О к" обратился с заявлением в ОБЭП ЦАО г. Москвы с просьбой, чтобы милиция "разобралась" с В. Согласно заявлению, "работавшая на бесплатной основе" В. похитила с банковского счета общества 2 млн. руб. От обвинений в присвоении вверенного имущества В. защищалась иском о признании отношений трудовыми (исковое заявление - см. Приложение N 1 в конце статьи*1). В результате конфликт был урегулирован миром.
     _____

     *1 ФИО истицы, наименование организации и ФИО ее руководителя изменены.

     
     Должен ли быть удовлетворен иск В. в части, касающейся признания отношений трудовыми? В соответствии с законом договор между организацией и работником о выполнении функций, например кассира, - всегда трудовой, как его ни оформляй.
     
     В исковом заявлении сделана попытка убедить суд в том, что получать деньги в банке для передачи организации могут только кассиры (каковой, по сути, и являлась В.), а отношения с кассирами оформляются именно трудовыми договорами. В действительности снимать деньги с банковского счета организации может любое лицо, имеющее соответствующую доверенность. Иными словами, отношения между организацией и бухгалтером, выполняющим функции кассира, могут быть как гражданско-правовыми, так и трудовыми. Ведение бухгалтерского учета и кассовых операций можно поручить не только работнику, но и индивидуальному предпринимателю или специализированной организации, в т.ч. банку. В пользу признания отношений между ООО "О-к" и В. трудовыми говорят только три косвенных обстоятельства: договор о возмездном оказании услуг не оформлялся; В. не является индивидуальным предпринимателем, составляющим бухгалтерскую отчетность и получающим деньги в банке по доверенностям организаций; в заявлении в ОБЭП руководитель написал, что В. "работала на бесплатной основе", следовательно, сам признал ее работником.
     
     Распространены отношения, которые могут оформляться как гражданско-правовым договором о возмездном оказании услуг, так и трудовым договором.
     
     Таковыми, например, являются отношения между предпринимателями (гражданами и организациями) и лицами, специализирующимися на управлении трудовыми коллективами и имущественными комплексами. При возмездном оказании услуг исполнитель совершает действия (осуществляет деятельность) по поручению заказчика, полезный эффект от действий исполнителя потребляется заказчиком в момент их осуществления, договор может предусматривать обязанность исполнителя оказывать услуги лично, не обращаясь к помощи иных лиц. По трудовому договору работник выполняет трудовую функцию, подчиняясь правилам внутреннего трудового распорядка. Гражданин, испытывающий потребность в труде экономки или домработницы, может оформить отношения с соискателем как трудовым договором, так и договором об оказании услуг. И каждая модель будет правильной. Экономка или домработница в любом случае должны будут подчиняться правилам внутреннего распорядка, установленным хозяином, независимо от формы их составления (письменной или устной). Потребность в трудовом договоре возникает, когда полезный эффект от деятельности работника может потребляться только в случае кооперации его трудовых усилий с трудовыми усилиями других работников. Работник вступает в трудовое правоотношение с работодателем, но вынужден общаться не только с ним, но и с другими работниками. В результате в среде работников выстраивается определенная иерархия. Ее наличие и свидетельствует о трудовом характере отношений. Работодатель получает полезный эффект и пользуется им в результате усилий не одного человека, а целого коллектива; трудовые усилия отдельного гражданина не приносят ему какой-либо пользы. Существуют работники, вся деятельность которых заключается в пребывании на рабочем месте в ожидании каких-то особых поручений или ситуаций. Чтобы не скучать, такие специалисты читают журналы, просматривают интернет-сайты или играют в компьютерные игры. Если они начинают работать, это может быть признаком того, что у организации не все в порядке или произошла нештатная ситуация. Их приглашают на работу и оформляют с ними трудовой договор, чтобы в случае необходимости не обращаться к посторонним лицам за помощью, а иногда на это может просто не быть времени. Верно замечено: "Трудовой договор заключают тогда, когда нет желания платить за фактически проделанную работу". В этом случае человек вроде бы не работает, но в то же время выполняет трудовую функцию.
     

Выводы

     
     Налоговые органы, Пенсионный фонд, органы социального страхования вполне могут квалифицировать гражданско-правовые договоры с индивидуальными предпринимателями как трудовые, если последние совершают коллективные действия в пользу организации. Коллективный характер действий может подтверждаться актом приемки оказанных услуг. Полезный эффект от деятельности конкретного "предпринимателя" всегда есть слагаемое в общей сумме усилий целого коллектива. Такой эффект не является товаром и не может выступать в качестве самостоятельного продукта. Коллектив нуждается в организации, управление коллективом осуществляет работодатель. Особенно это проявляется в случаях, когда должность работника в штатном расписании сокращают, а его функции поручают тому же работнику в "маске" индивидуального предпринимателя. Вполне естественно извлекать максимум прибыли меньшим числом работников, следовательно, организация должна заключать гражданско-правовые договоры с предпринимателями по новым направлениям деятельности, не сокращая уже работающих. Но необходимо помнить: такие договоры заключаются, когда потребителем услуг работника выступает непосредственно работодатель, а не трудовой коллектив как единое целое.
     

Приложение N 1
к Примеру 2


Тверской районный суд г. Москвы
Истец: Вандовская Ираида Анемподистовна,
проживающая по адресу:
123999, г. Москва, ул. Коммерческая, д. 379 "Б", кв. 45.
     
Ответчик: ООО "Одуванчик", зарегистрировано по адресу:
125333, Малый Промышленный пер., д. 9, стр. 37, г. Москва.
ИНН 037704138681, КПП 77200101.

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о признании факта трудовых отношений, признании права на получение заработной платы, взыскании 200 000 рублей, компенсации морального вреда, возмещении судебных расходов

Исковые заявления по трудовым спорам государственной пошлиной не облагаются (
ст. 393 Трудового кодекса РФ)

     Вандовская Ираида Анемподистовна, имеющая на иждивении мать-пенсионерку и опасавшаяся отказа в трудоустройстве, была вынуждена в январе 2005 года согласиться на трудоустройство в ООО "Одуванчик" без официального оформления трудовых отношений. Соответствующие записи в трудовую книжку не вносились, с приказом о приеме на работу И.А. Вандовская ознакомлена не была, экземпляр трудового договора на руки ей не выдавался, предложение подписать трудовой договор генеральный директор ООО "Одуванчик" В.И. Барредо-Верле не выдвигала.
     
     Впоследствии генеральный директор ООО "Одуванчик" и одновременно главный бухгалтер ООО "Жилкомстрой" В.И. Барредо-Верле заявила в письменной форме, что И.А. Вандовская "работала в ООО "Одуванчик" на бесплатной основе".
     
     В трудовые обязанности И.А. Вандовской входило выполнение следующих функций:
     
     1) получение наличных денежных средств ООО "Одуванчик" в банках для последующей передачи В.И. Барредо-Верле;
     
     2) получение в банках выписок о движении денежных средств по расчетному счету;
     
     3) заполнение платежных поручений для В.И. Барредо-Верле, предоставление заполненных платежных поручений для подписи генеральным директором В.И. Барредо-Верле, доставление платежных поручений в банк;
     
     4) составление бухгалтерской отчетности по данным В.И. Барредо-Верле, предоставление данной отчетности В.И. Барредо-Верле для проверки и подписи, доставление проверенной и подписанной отчетности в налоговую инспекцию.
     
     За исполнение трудовых обязанностей В.И. Барредо-Верле давала деньги И.А. Вандовской не менее одного раза в месяц, однако подоходный налог не удерживала, выдачу денежных средств не оформляла, может быть, предположительно, фиксируя это в "тайной тетради". Денежные средства в органы государственного пенсионного фонда, Фонд социального страхования за В.И. Вандовскую не перечисляла.
     
     Однако фактическое исполнение трудовых обязанностей доказывается следующими обстоятельствами:
     
     1) письменным заявлением в ОБЭП УВД ЦАО г. Москвы, в котором В.И. Барредо-Верле просит "разобраться" с И.А. Вандовской и указывает, что И.А. Вандовская работала у нее на "бесплатной основе";
     
     2) доверенностью, которую В.И. Барредо-Верле от имени ООО "Одуванчик" выдала И.А. Вандовской для работы с банком (получение денежных средств, получение выписок о движении денежных средств по расчетному счету 30704445550500120000777, предоставление платежных поручений). Доверенность была передана и находится в ОАО "Экстра-Банк Кооперативный и Строительный" (г. Москва, ул. Большая Аграрная, д. 89). Реквизиты доверенности (дату выдачи и ее номер) И.А. Вандовская не помнит;
     
     3) длительностью трудовых отношений: И.А. Вандовская выполняла функции "по работе с банком" с января 2005 года по июль 2008 года;
     
     4) иерархией отношений: И.А. Вандовская воспринимала В.И. Барредо-Верле в качестве руководителя, начальника, главного бухгалтера, но никак не равного контрагента по гражданско-правовому договору;
     
     5) особым распорядком: несмотря на то, что И.А. Вандовская составляла отчетность у себя дома, она была вынуждена являться по строгим и частым вызовам В.И. Барредо-Верле каждую неделю и давать устный отчет о выполняемой работе.
     
     Кроме того, согласно Порядку ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденному решением Совета директоров Центрального банка РФ от 22.09.1993 N 40 выдача наличных денег под отчет производится из касс предприятий, а при временном отсутствии у предприятий кассы кассирам предприятий или лицам, их заменяющим, по согласованию с банком разрешается выдавать чеки на получение наличных денег непосредственно из кассы банка (п. 10).
     
     Таким образом, деньги разрешается выдавать при временном отсутствии кассы только кассирам, а также лицам, их заменяющим. Заменяющие кассиров лица также должны состоять в трудовых отношениях с предприятием, как и сами кассиры.
     
     Неоднократно, каждый месяц, примерно с начала 2006 года до апреля 2008 года И.А. Вандовская получала из кассы банка по чекам на получение денежных средств наличные деньги от 50 000 до 150 000 руб. Деньги отдавала В.И. Барредо-Верле.
     
     Согласно п. 13 Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации прием наличных денег кассами предприятий производится по приходным кассовым ордерам, подписанным главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным письменным распоряжением руководителя предприятия; о приеме денег выдается квитанция к приходному кассовому ордеру за подписями главного бухгалтера или уполномоченного на это лица и кассира, заверенная печатью (штампом) кассира или оттиском кассового аппарата.
     
     Однако прием наличных денег главный бухгалтер и генеральный директор В.И. Барредо-Верле, по мнению И.А. Вандовской, не осуществляла надлежащим образом, не оформляла приходные кассовые ордера, квитанции к приходному кассовому ордеру не выдавала.
     
     В первую неделю августа 2008 года генеральный директор В.И. Барредо-Верле потребовала от И.А. Вандовской все деньги, полученные И.А. Вандовской в банке с 2005 года по апрель 2008 года и переданные своевременно В.И. Барредо-Верле, а затем написала заявление в ОБЭП УВД по ЦАО г. Москвы с требованием "разобраться" с И.А. Вандовской.
     
     Согласно ст. 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с ТК РФ. Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.
     
     В соответствии со ст. 67 ТК РФ договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня его фактического допущения к работе.
     
     Трудовой договор не был оформлен, однако фактические обстоятельства доказывают наличие трудовых отношений.
     
     Доказать факты передачи И.А. Вандовской денежных средств В.И. Барредо-Верле затруднительно, поскольку В.И. Барредо-Верле прием денежных средств не оформляла, кассовую книгу не вела.
     
     Однако В.И. Барредо-Верле выдавала чеки И.А. Вандовской систематически с 2006 года, поэтому утверждать, что И.А. Вандовская не отдавала директору деньги, невозможно, поскольку выдать новый чек, не получив сумму по предыдущему чеку, неразумно с деловой точки зрения, если речь не идет о благотворительности, пожертвованиях или дарениях.
     
     Кроме того, И.А. Вандовская неоднократно по просьбе В.И. Барредо-Верле оказывала финансовую помощь работодателю и вносила на банковский счет организации денежные средства от своего имени. В общей сложности И.А. Вандовской на счет ответчика было внесено 200 000 (двести тысяч) руб. Подтверждающие документы, по словам Вандовской, у нее имеются.
     
     В настоящее время ОБЭП УВД ЦАО г. Москвы производится предварительная проверка материалов, которая предшествует вынесению постановления о возбуждении уголовного дела (постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела).
     
     Согласно п. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.
     
     Документы, подтверждающие неоднократную выдачу чеков ООО "Одуванчик" Вандовской с 2005 по 2008 год, получение по ним денежных средств по расчетному счету 40702810500120000305 в ОАО "Экстра-Банк Кооперативный и Строительный", доверенность ООО "Одуванчик" должны быть приобщены к материалам предварительной проверки по заявлению Барредо-Верле в ОБЭП УВД ЦАО г. Москвы. Ходатайство об истребовании доказательств прилагается.
     
     Документы, подтверждающие внесение И.А. Вандовской денежных средств на банковский счет ООО "Одуванчик" от своего имени, могут быть ею представлены. Таким образом, ответчиком были нарушены следующие права И.А. Вандовской:
     
     1) право на оформление трудовых отношений в соответствии с ТК РФ (право на заключение трудового договора в письменной форме) - ст. 67;
     
     2) право на получение заработной платы в полном объеме;
     
     3) право на отчисление работодателем необходимых сумм в органы пенсионного фонда и государственного социального страхования.
     
     При расчете денежной суммы, которая якобы присвоена И.А. Вандовской, генеральный директор и главный бухгалтер В.И. Барредо-Верле не учла, что И.А. Вандовская имеет право: требовать выдачу заработной платы в соответствии с положениями трудового законодательства; требовать возвращения денежных средств в размере 200 000 руб.; требовать отчислений в Пенсионный фонд и органы государственного социального страхования; требовать компенсацию морального вреда.
     
     При этом заявление работодателя об отказе в исковых требованиях по мотивам пропуска установленных законом сроков обращения за судебной защитой удовлетворению не подлежит, т.к. правонарушение носит длящийся, непрерывный, продолжаемый характер. На основании вышеизложенного
     

ПРОШУ

     
     1. Признать факт наличия трудовых отношений между ООО "Одуванчик" и Вандовской Ираидой Анемподистовной.
     
     2. Признать за Вандовской Ираидой Анемподистовной права на получение вознаграждения за труд (заработной платы) от ООО "Одуванчик".
     
     3. Признать наличие обязанности ООО "Одуванчик" производить отчисления за Вандовскую Ираиду Анемподистовну в Пенсионный фонд и органы государственного социального страхования.
     
     4. Признать за Вандовской Ираидой Анемподистовной право на возвращение от ООО "Одуванчик" 200 000 (двухсот тысяч) руб.
     
     5. Взыскать с ООО "Одуванчик" компенсацию морального вреда в размере 200 000 (двухсот тысяч) руб.
     
     6. Взыскать с ООО "Одуванчик" 200 (двести) руб. в возмещение судебных расходов по нотариальному удостоверению доверенности.
     
Представитель И.А. Вандовской
по доверенности от 20.08.2008 года                     В.Г. Нестолий
28 августа 2008 г.
     
     Приложение: 1) ходатайство об истребовании доказательств (2 экземпляра); 2) копия искового заявления; 3) копия доверенности представителя (2 экземпляра).