Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Комментарий Определение КС РФ от 29 января 2009 года N 100


Определение Конституционного Суда РФ

от 29 января 2009 г. N 1-О-О

"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Караваева Валерия Валерьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 82 Налогового кодекса Российской Федерации"

     
     Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, рассмотрев по требованию гражданина В.В. Караваева вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
     
     установил:
     
     1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.В. Караваев оспаривает конституционность пункта 3 статьи 82 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому налоговые органы, таможенные органы, органы государственных внебюджетных фондов и органы внутренних дел в порядке, определяемом по соглашению между ними, информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, о принятых мерах по их пресечению, о проводимых ими налоговых проверках, а также осуществляют обмен другой необходимой информацией в целях исполнения возложенных на них задач.
     
     Как следует из представленных материалов, решением Ленинского районного суда го рода Кирова от 30 мая 2008 года, оставленным без изменения судами кассационной и надзорной инстанций, В.В. Караваеву было отказано в удовлетворении заявления о признании недействительным решения инспекции Федеральной налоговой службы по городу Кирову от 13 сентября 2007 года о привлечении его к налоговой ответственности в соответствии с пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату на лога на добавленную стоимость.
     
     Заявитель утверждает, что пункт 3 статьи 82 Налогового кодекса Российской Федерации допускает вынесение налоговым органом решения о привлечении налогоплательщика к на логовой ответственности с нарушением требований Налогового кодекса Российской Федерации: в его деле налоговым органом, проводившим выездную налоговую проверку по материалам оперативно розыскных мероприятий, осуществленных работниками Управления по налоговым преступлениям УВД по Кировской области, не были соблюдены требования статей 89 "Выездная налоговая проверка", 90 "Участие свидетеля", 93 "Истребование документов при проведении налоговой проверки", 94 "Выемка документов и предметов", 95 "Экспертиза" Налогового кодекса Российской Федерации. Тем самым, по мнению заявителя, пункт 3 статьи 82 Налогового кодекса Российской Федерации противоречит статьям 1 (часть 1), 15 (часть 2), 19 (части 1 и 2), 50 (часть 2) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.
     
     2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.В. Караваевым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
     

     Пункт 3 статьи 82 Налогового кодекса Российской Федерации, предусматривающий возможность обмена информацией между органами внутренних дел и налоговыми органами, не отменяет действие прав и гарантий, предоставленных налогоплательщикам в рамках проведения мероприятий налогового контроля, и не может, вопреки мнению заявителя, рассматриваться как нарушающий его конституционные права.
     
     Проверка же законности и обоснованности правоприменительных решений, в том числе в части использования в качестве доказательств по делу заявителя материалов, полученных от органов внутренних дел, Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственна (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").
     
     Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
     
     определил:
     
     1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Караваева Валерия Валерьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
     
     2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
    
Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин
     
Судья секретарь Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М. Данилов
     

Комментарий

     
     В.Г. Нестолий,
старший преподаватель кафедры
конституционного права ИрЮИ(ф)
РПА Минюста России

     
     Согласно п. 3 ст. 82 НК РФ налоговые и таможенные органы, государственные внебюджетные фонды и органы внутренних дел в порядке, определяемом по соглашению между ними, обмениваются информацией, необходимой для выполнения возложенных на них функций. В частности, они сообщают друг другу об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, о принятых мерах по их пресечению, о проводимых ими налоговых проверках.
     
     Данный пункт санкционирует заключение соглашений, так называемых публичных до говоров между фискальными органами, таможней, внебюджетными фондами и милицией о порядке взаимных отношений по вопросам, отнесенным к их компетенции. Заключаться такие соглашения могут как в письменной, так и в устной форме (хотя в последнем случае это происходит чаще всего в связи с конкретным юридическим делом). Такие соглашения могут иметь место не только между налоговыми органами и органами внутренних дел, но и другими органами публичной власти. Например, известны соглашения между Федеральной службой судебных приставов и МВД, между территориальными органами службы ФССП и управлениями министерства внутренних дел на местах, то есть в субъектах Федерации. Предметом таких соглашений является порядок оказания милицией содействия судебным приставам-исполнителям в ходе исполнительного производства, а также порядок информирования приставами исполнителями руководства органов внутренних дел о причинах отказов в возбуждении исполнительных производств по постановлениям, вынесенным должностными лицами милиции по результатам рассмотрения дел об административных правонарушениях.
     
     Фактически такие соглашения являются источниками права, так как они не только регламентируют исполнение налоговыми органами, милицией, таможней, судебными приставами возложенных на них функций, но и влияют на реализацию гражданами и организациями субъективных прав и защиту их интересов, охраняемых законом. Особенность публичных договоров заключается в том, что они затруднительны к оспариванию в судебном порядке, даже если зафиксированы письменно и обнародованы в открытой печати. Условия таких договоров могут официально не признаваться правовыми нормами, но на практике они имеют огромную силу. В сфере политики правоприменения негласные соглашения заключаются налоговыми органами, прокуратурой и милицией с участием судов. Суд является органом государственной власти, элементом политической системы общества, и принцип его независимости нужно понимать в том смысле, что он независим так же, как палец по отношению к другим польцам одной ладони. Независимым может быть только Третейский суд, но он по своей природе не может рассматривать дела по заявлениям на неправомерные действия и акты государственных органов и должностных лиц.
     

Суть дела

     
     Если невозможно оспорить соглашение между налоговым органом и органом внутренних дел о взаимодействии, то можно попытаться оспорить норму закона, устанавливающего возможность заключения публичных договоров между налоговыми органами и милицией. Такая попытка и осуществлена гражданином В.В. Караваевым, который обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение конституционных прав п. 3 ст. 82 НК РФ.
     
     Конституционный Суд РФ в принятии жалобы отказал, поскольку возможность обмена информацией между ОВД и налоговыми органами не отменяет действий прав и гарантий, которыми наделяется налогоплательщик в рамках проведения мероприятий налогового контроля, и не может вопреки мнению В.В. Караваева рассматриваться как нарушающее его конституционные права. Таково содержание комментируемого определения.
     
     Позиция Конституционного Суда РФ является законной и обоснованной, налоговые органы и ОВД должны обмениваться информацией, иначе станет невозможным уголовное преследование налоговых правонарушений. Но из содержания комментируемо го определения следует, что непосредственным поводом для обращения гражданина в КС РФ стало проигранное им дело в суде общей юрисдикции по заявлению о признании недействительным решения налогового органа о привлечении его к налоговой ответственности в соответствии с п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату НДС. Заявитель утверждал, что п. 3 ст. 82 НК РФ допускает вынесение налоговым органом решения о привлечении налогоплательщика с нарушением требований НК РФ: в его деле инспекцией, проводившей выездную проверку по материалам оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ), осуществленных работниками Управления по налоговым преступлениям, не были соблюдены требования ст. 89, 93, 94, 95 НК РФ. Другими словами, в отношении налогоплательщика проводились оперативно-разыскные мероприятия, в ходе которых обнаружены признаки состава налогового правонарушения, информация о которых была сообщена налоговому органу. Последний привлек гражданина к ответственности, а постановление об этом было мотивировано доказательствами, полученными инспекцией, по мнению заявителя, с нарушением закона. Гражданин пытался признать неконституционной практику информирования налоговых органов милицией и другими государственными и муниципальными органами, а также обычными гражданами и организациями о правонарушениях, совершаемых налогоплательщиками. Почему гражданин пытался признать такую практику неконституционной? Ведь если налоговый орган нарушил закон при проведении проверки деятельности налогоплательщика, это не означает, что субъект оперативно-разыскной деятельности, сообщивший инспекции о возможных правонарушениях, поступил неправильно, инициировав проверку.
     
     Если доказательства совершения правонарушения получены налоговым органом с на рушением закона, налогоплательщик должен был обратить внимание суда общей юрисдикции на данные нарушения. Проверка же законности и обоснованности правоприменительных решений, в том числе в части использования в качестве доказательств по делу заявителя материалов, полученных от органов внутренних дел, КС РФ неподведомственна - совершенно правильно указано в комментируемом определении. Из этого следует, что орган внутренних дел не только сообщил информацию о налоговом правонарушении, но и предоставил ему добытые им материалы с такими сведениями. Данные материалы и были положены в основу постановления налогового органа о привлечении гражданина к ответственности, а впоследствии приняты судом общей юрисдикции как допустимые. Таким образом, предметом заявления В.В. Караваева является вопрос о надлежащем оформлении налоговым органом информации милиции для приобщения к материалам административных производств по делам о налоговых правонарушениях. Ведь милиция могла передать налоговому органу просто слухи, а слухи являются аргументом в разговоре на кухне, но не в юрисдикционном деле.
     

Как бороться с презумпцией недобросовестности налогоплательщика в правоприменительной практике

     
     Если посмотреть на проблему шире, то заявление гражданина В.В. Караваева направлено на опровержение сложившейся в правоприменительной практике и санкционированной КС РФ презумпции недобросовестности налогоплательщика. Смысл данной презумпции заключается в том, что налогоплательщика, не обеспечившего поступление денежных средств в бюджет, следует рассматривать как недобросовестного*1. Тот, кто претендует на получение налогового вычета на основании договора с фиктивным юридическим лицом, также рассматривается как недобросовестный налогоплательщик до тех пор, пока не докажет обратного.
     _____

     *1 Абзац 3 п. 3 определения КС РФ от 25.07.2001 N 138-О.

     
     Действие презумпции недобросовестности лучше всего можно проиллюстрировать следующим примером. Налоговая инспекция вынесла решение о доначислении НДС, налога на прибыль, пеней по данным налогам и привлечении налогоплательщика к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ. Налогоплательщик оспорил решение в арбитражном суде. Первая инстанция оставила заявление без удовлетворения, впрочем, как и суд апелляционной инстанции. В кассационной жалобе налогоплательщик указал, что соблюдал все условия, установленные налоговым законодательством для применения вычетов по НДС, а произведенные им затраты подтверждены документально. Его недобросовестность инспекцией не доказана. Кассационная инстанция оставила вынесенные по делу судебные акты без изменений, а жалобу без удовлетворения в связи со следующими обстоятельствами.
     
     Обязанность по доказыванию правомерности применения вычетов по НДС законодателем возложена на налогоплательщика. При этом данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов. Между тем инспекция должна доказать факт наличия недостоверных сведений в представленных первичных документах и недобросовестность налогоплательщика при осуществлении соответствующих хозяйственных операций.
     
     С учетом вышеизложенных норм законодательства возмещение НДС из бюджета, а также признание заявленных затрат в качестве расходов, уменьшающих базу по на логу на прибыль, возможно лишь при наличии реального осуществления хозяйственных операций. ООО "Верхнеленский лесозавод" заключило договор подряда с ООО "Фараон" о выполнении ремонта механического цеха. Подрядчик выставил счет-фактуру, акт приемки сдачи выполненных работ, справку о стоимости выполненных работ, подписанные руководителем В.И. Ладыжинским. За выполненные работы заказчик перечислил на счет ООО "Фараон" 800 000 руб.
     
     Однако В.И. Ладыжинский пояснил налоговому органу, что отношения к ООО "Фараон" не имеет, и о том, что он является руководителем предприятия, не знал. С 2004 года В.И. Ладыжинский является курсантом местного военного училища, где проходит обучение. По информации налоговой службы, ООО "Фараон" отсутствует по юридическому адресу и по месту государственной регистрации, относится к категории налогоплательщиков, не представляющих в налоговый орган бухгалтерскую и налоговую отчетность с момента регистрации. Движение денежных средств по расчетному счету фирмы носило транзитный характер, операции по счетам приостановлены 22 мая 2006 года, у организации нет имущества, работников, организация не уплачивает налоги в бюджет.
     
     ООО "Верхнеленский лесозавод" заключил аналогичный договор на ремонт модулей с ООО "Сибиндустрия". Договор подряда, акт приемки сдачи выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ со стороны ООО "Сибиндустрия" были подписаны руководителем Г.В. Булыгиным. За выполненные работы заказчик заплатил 200 000 руб.
     
     Г.В. Булыгин дал показания в милиции, где пояснил, что терял паспорт, никогда никаких фирм не регистрировал и не открывал, доверенности не давал и к нотариусу не ходил, а также никаких документов, касающихся регистрации предприятия, не подписывал, отношения к деятельности ООО "Сибиндустрия" не имеет. Сотрудники милиции выехали по юридическому адресу ООО "Сибиндустрия" и выяснили, что по адресу расположено общежитие Иркутского государственного университета, сотрудники которого пояснили, что ООО "Сибиндустрия" никогда в общежитии не располагалось, его работники и учредители сотрудникам общежития неизвестны. ООО "Сибиндустрия" было зарегистрировано на имя Г.В. Булыгина, он же числился ее руководителем. Кроме того, он числился единственным участником ООО "Мебелис", являясь предпринимателем без образования юридического лица. Что касается ООО "Сибиндустрия", то данная организация налоговой отчетности не предоставляла, за ней не числилось транспортных средств, земельных участков и других объектов недвижимости. Банковский счет ООО "Сибиндустрия" закрыт.
     
     Кассационная инстанция указала, что в соответствии с п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной:
     
     - создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
     
     - взаимозависимость участников сделок;
     
     - неритмичный характер хозяйственных операций;
     
     - нарушение налогового законодательства в прошлом;
     
     - разовый характер операции;
     
     - осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
     
     - осуществление расчетов с использованием одного банка;
     
     - осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
     
     - использование посредников при осуществлении хозяйственных операций. Вместе с тем эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами могут свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды.
     
     Исследовав представленные обществом документы в подтверждение обоснованности заявленных вычетов по НДС и произведенных затрат, а также учитывая установленные инспекцией в ходе проведения мероприятий налогового контроля обстоятельств, суд принял решение, что счета-фактуры содержат недостоверные сведения, так как подписаны неуполномоченными (неустановленными) лицами. В соответствии с подп. 2 п. 6 ст. 169 НК РФ такие документы не могут являться основанием для принятия к учету выполненных работ, а НДС - к вычету. Сделки, совершенные обществом с ООО "Фараон" и ООО "Сибиндустрия", являются формальными, направленными не на осуществление финансово-хозяйственной деятельности и получение прибыли от нее, а на получение необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения исчисленного НДС на налоговые вычеты, а также неправомерного завышения расходов от реализации продукции (работ, услуг) в целях исчисления налога на прибыль*1.
     _____
     *1 Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.11.2008 N А19-3973/08-11-Ф02-5715/2008, а также определение ВАС РФ от 16.03.2009 N 2950/09.
     
     Как видно, часть информации была получена налоговым органом от милиции. На ее основании и был сделан вывод о недобросовестности ООО "Верхнеленский лесозавод". Против использования доказательств, полученных из оперативно разыскных подразделений ОВД, и выступил гражданин В.В. Караваев (фигурант аналогичного дела), обратившись в Конституционный Суд РФ.
     
     Защищаться от решений, констатирующих факт совершения "формальных", то есть мнимых сделок, направленных не на совершение предпринимательских операций, а на получение различных льгот, в том числе права на налоговые вычеты, следует, доказывая собственную добросовестность. Руководитель ООО "Верхнеленский лесозавод" господин Цветков ограничился лишь утверждениями собственной добросовестности, но не стал ее доказывать, приглашать свидетелей заключения договоров с ООО "Фараон" и ООО "Сибиндустрия", допрашивать мнимых директоров фиктивных организаций и т. п. Следовательно, он фактически согласился с доводами налогового органа, потому что бремя доказывания факта лежит на утверждающей стороне, и признал собственную недобросовестность. Ведь обстоятельства совершения сделок могли доказать только одно: работы были выполнены ООО "Верхнеленский лесозавод" так называемым хозяйственным способом, то есть собственными силами, с помощью своих или привлеченных работников. Договоры же были подписаны для получения прав на налоговые вычеты, для прикрытия операции по обналичиванию денежных средств, "для отвода глаз".
     

Как добросовестному налогоплательщику обжаловать решение налогового органа

     
     Добросовестный налогоплательщик, не подозревающий, что заключил договор с фиктивным юридическим лицом, должен обжаловать решение налогового органа, прежде всего в порядке подчиненности. Известен случай, когда инспекция признала фиктивными, мнимыми, формальными сделками договоры поставки, которые предприниматель заключал, обмениваясь факсограммами с неизвестной ему организаций, зарегистрированной в другом субъекте Федерации. Предприниматель оплачивал, а организация отгружала ему продукцию. Это продолжалось не менее двух лет. Потом выяснилось, что поставщик не был зарегистрирован. Отсюда последовал вывод, что договоры заключались для получения права на налоговый вычет. Предприниматель обжаловал постановление инспекции в вышестоящий налоговый орган. И доказал собственную добросовестность, предъявив газету двухлетней давности с объявлением о поставке товаров, которое было дано не существующей организацией, документы, подтверждающие реальное получение товара.
     
     В настоящее время предварительное обжалование в вышестоящий налоговый орган обязательно. Но следует понимать, что признание добросовестности налогоплательщика налоговым органом может освободить его от ответственности, но не подтвердить право на налоговый вычет. Налогоплательщик не вправе предъявлять к вычету сумму налога, начисленного по дефектному счету фактуре, сведения в котором отражены не верно или неполно*1. Счета-фактуры, подписанные неизвестными лицами за "руководителей" организаций (ООО "Фараон", ООО "Сибиндустрия"), которые и не подозревали, что числятся их директорами, конечно же, являются дефектными, если на основании данных счетов-фактур налоговые платежи в бюджет не поступили. Факт непоступления денежных средств в бюджет создает презумпцию недобросовестности плательщика НДС, избравшего ненадежного "носителя налога" и, как потом выясняется, фиктивного контрагента. НДС - это налог на потребление, а ООО "Верхнеленский лесозавод" результатов работ от фиктивных организаций не получало. Так зачем же ему предоставлять налоговый вычет?
     _____

     *1 См. определение КС РФ от 15.02.2005 N 93-О.