Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов


Об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов

     
     О.А. Мясников,
к.ю.н.
     
     В соответствии со ст. 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Статьей 199 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) установлена уголовная ответственность за нарушение этой конституционной обязанности.
     
     Практика показывает, что некоторые вопросы применения вышеназванной нормы уголовного закона вызывают у правоприменителей определенные трудности. В целях их преодоления Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление от 28.12.2006 N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления" (далее - Постановление N 64).
     
     Несмотря на это, у специалистов не сложилось до настоящего времени единого мнения по некоторым вопросам ответственности за уклонение от уплаты налогов.
     

1. Способы совершения преступления

     
     Преступным согласно ст. 199 УК РФ признается уклонение организации от уплаты налогов и (или) сборов путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или в такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере.
     
     В п. 3 Постановления N 64 указано, что под уклонением от уплаты налогов и (или) сборов, ответственность за которое предусмотрена ст. 199 УК РФ, подразумеваются умышленные деяния, направленные на неуплату налогов и (или) сборов в крупном или особо крупном размере и повлекшие их полное или частичное непоступление в бюджетную систему Российской Федерации.
     
     Способами уклонения от уплаты налогов и (или) сборов могут быть как действия в виде умышленного включения в налоговую декларацию или в иные документы, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений, так и бездействие, выражающееся в умышленном непредставлении налоговой декларации или иных вышеуказанных документов.
     
     Исходя из того что в соответствии с положениями налогового законодательства срок представления налоговой декларации и сроки уплаты налога (сбора) могут не совпадать, моментом окончания преступления, предусмотренного ст. 198 или ст. 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством.
     
     Итак, объективную сторону анализируемого преступления составляют следующие деяния:
     
     - умышленное включение в налоговую декларацию или в иные документы заведомо ложных сведений;
     
     - умышленное непредставление налоговой декларации или иных документов.
     
     Под иными документами, указанными в ст. 199 УК РФ, понимаются любые предусмотренные Налоговым кодексом Российской Федерации (НК РФ) и принятыми в соответствии с ним федеральными законами документы, служащие основанием для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов. К таким документам, в частности, относятся согласно п. 5 Постановления N 64 выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций, копия журнала полученных и выставленных счетов-фактур, расчеты по авансовым платежам и расчетные ведомости, справки о суммах уплаченного налога, годовые отчеты, документы, подтверждающие право на налоговые льготы.
     
     Под включением в налоговую декларацию или в иные документы, представление которых в соответствии с законодательством о налогах и сборах является обязательным, заведомо ложных сведений подразумевается умышленное указание в них любых не соответствующих действительности данных об объекте налогообложения, о расчете налоговой базы, наличии налоговых льгот или вычетов и любой иной информации, влияющей на правильное исчисление и уплату налогов и сборов.
     
     Включение в налоговую декларацию или в иные обязательные для представления документы заведомо ложных сведений может выражаться в умышленном неотражении в них данных о доходах из определенных источников, об объектах налогообложения, в уменьшении действительного размера дохода, искажении размеров произведенных расходов, которые учитываются при исчислении налогов (например, расходы, вычитаемые при определении совокупного налогооблагаемого дохода).
     
     К заведомо ложным сведениям могут быть также отнесены в соответствии с п. 9 Постановления N 64 не соответствующие действительности данные о времени (периоде) понесенных расходов, полученных доходов, искажение в расчетах физических показателей, характеризующих определенный вид деятельности, и т.д.
     
     Как правило, налоговые органы требуют от налогоплательщиков, совершивших налоговое правонарушение, уплатить следующие виды платежей:
     
     - налог;
     
     - пени;
     
     - штраф.
     
     При этом ст. 199 УК РФ предусматривает уголовную ответственность только за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов. Что же касается уклонения от уплаты пени и штрафа, то уголовная ответственность за него наступает.
     
     В новой редакции ст. 199 УК РФ (в ред. от 08.12.2003 N 162-ФЗ) теперь указаны конкретные способы совершения налогового преступления. Из диспозиции данной статьи УК РФ убрано упоминание об ином способе уклонения от уплаты налогов. Таким образом, законодатель отказался от использования расширительного толкования способа совершения данного преступления.
     

2. Способы уклонения от уплаты налогов

     
     На практике налоговые органы выявляют множество различных способов сокрытия налогооблагаемой базы, искажения сведений о доходах или расходах организаций, которые ведут к уменьшению налоговых платежей в бюджеты.
     
     Обобщение уголовных дел данной категории показывает, что организации чаще всего уклоняются от уплаты налогов посредством включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений.
     
     В качестве примера уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль можно привести уголовное дело, рассмотренное Бессоновским районным судом Пензенской области, в отношении подсудимых Х.О.Е. и А.В.А., которые обвинялись в совершении преступления, предусмотренного п. "а" части второй ст. 199 УК РФ, а именно: в уклонении от уплаты налога с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенном в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.
     
     Так, обвиняемый Х.О.Е. являлся генеральным директором ООО "Привядье" и был ответственным лицом за правильное ведение финансово-хозяйственной деятельности возглавляемой им организации. С целью неуплаты налога на прибыль за период 2002 года он предложил главному бухгалтеру организации А.В.А. составить фиктивный договор с несуществующей фирмой, расходы по которому скрыли бы прибыль, полученную ООО "Привядье" в вышеуказанном периоде. А.В.А., согласившись с предложением Х.О.Е., приобрела у не установленных следствием лиц на территории рынка в г. Пензе бланки с оттисками печати несуществующего ООО "Кристалл".
     
     Используя эти бланки, А.В.А. составила фиктивный договор без номера между ООО "Привядье" и несуществующим ООО "Кристалл" на оказание транспортных услуг. Данный договор от имени заказчика - ООО "Привядье" был подписан Х.О.Е., а от имени исполнителя - ООО "Кристалл" - А.В.А. Кроме этого, А.В.А. были составлены и подписаны от имени ООО "Кристалл" фиктивные счета-фактуры, якобы выставленные за оказанные им по договору транспортные услуги на общую сумму 5 500 000 руб. (без учета НДС).
     
     В дальнейшем данные фиктивных первичных бухгалтерских документов были отражены на счетах бухгалтерского учета ООО "Привядье" и внесены в налоговую декларацию, вследствие чего налогооблагаемая база по налогу на прибыль была уменьшена на 5 500 000 руб. Тем самым виновные уклонились от уплаты налога на прибыль за 2002 год на сумму 1 320 000 руб., что превышало 10% подлежащих уплате сумм налогов и сборов и являлось крупным размером.
     
     Другим довольно распространенным способом уклонения от уплаты налогов является завышение налоговых вычетов, вносимых в документы налоговой отчетности. Так, предметом рассмотрения Нижнеломовского районного суда Пензенской области стало уголовное дело по уклонению от уплаты НДС путем внесения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений в виде завышенных налоговых вычетов.
     
     Генеральный директор ООО "Нижнеломов-ская электросетевая компания" Р.Н.А. после приобретения городских электрических сетей при подаче в период с 29 апреля 2002 года по 31 декабря 2003 года налоговых деклараций по НДС вносил в них заведомо ложные сведения, заключавшиеся в завышении налоговых вычетов. В результате неправомерных действий генерального директора общество уклонилось от уплаты налога в федеральный бюджет на общую сумму 573 323 руб., что являлось крупным размером (часть первая ст. 199 УК РФ).
     
     В качестве другого примера приведем уголовное дело, возбужденное Нижнеломовской прокуратурой Пензенской области, в отношении главного бухгалтера государственного унитарного предприятия "ГДП-3" П.В.Н. и бухгалтера Б.Т.Н., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п. "а", "б" части второй ст. 199 УК РФ. При заключении договора с государственным учреждением "Большая Волга" (г. Пенза) о строительстве дорожного полотна автодороги "Москва - Самара" государственное унитарное предприятие "ГДП-3" выступало в данной сделке в качестве подрядчика. Для выполнения необходимого объема работ государственное учреждение "Большая Волга" выделяло государственному унитарному предприятию "ГДП-3" материальные ресурсы в виде денежных средств на расчетный счет и материалы на строительство дорожного полотна - щебень и ГСМ.
     
     По мере их использования и строительства с участием представителей заказчика, подрядчика и субподрядчика составлялись акты приемки выполненных работ в виде справок о стоимости этих работ и затратах, а также необходимые счета-фактуры. На основании этих документов сведения о стоимости работ, то есть о произведенных затратах вышеуказанной организации, регистрировались в книге покупок, данные которой и должны были вноситься в раздел налоговых деклараций по НДС в качестве налоговых вычетов.
     
     Однако П.В.Н. по предварительному сговору с Б.Т.Н. при подаче налоговых деклараций по НДС умышленно, с целью уклонения от уплаты налогов с организации, внесли в налоговые декларации за период с 1 января 2002 года по 31 декабря 2002 года завышенные суммы налоговых вычетов по сравнению с учетными данными, указанными в первичных бухгалтерских документах и в книге покупок.
     
     Таким образом, П.В.Н. и Б.Т.Н. было совершено уклонение от уплаты налогов в федеральный бюджет группой лиц по предварительному сговору на общую сумму 5 636 265 руб., что являлось особо крупным размером.
     
     Необходимо отметить, что в ст. 199 УК РФ законодатель говорит о подлежащей уплате сумме налогов, а не об уплаченной сумме налогов. Подлежащая уплате сумма налогов состоит в общем случае из суммы уплаченных и неуплаченных (то есть сокрытых) налогов.
     
     Сделанный вывод подтверждается материалами судебной практики. Например, приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 26 мая 2004 года гражданка К.И.И. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью первой ст. 199 УК РФ.
     
     Как установил суд, в результате умышленных действий директора К.И.И. ООО "Классика" не исчислило и не уплатило в бюджет НДС в сумме 690 155 руб., что составляло 98,13% от сумм, подлежавших уплате в бюджет в 2003 году. При этом установление размера неуплаченного НДС производилось специалистом-ревизором в процентном отношении от сумм всех причитавшихся к уплате налогов, а не НДС исключительно. Так, в заключении специалиста указывалось, что сумма всех причитавшихся к уплате налогов составляла 703 274 руб., в том числе 690 155 руб. неисчисленного и неуплаченного НДС.
     

3. Субъект преступления

     
     Пунктом 7 Постановления N 64 судам было разъяснено, что к субъектам преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, могут быть отнесены руководитель организации-налогоплательщика, главный бухгалтер (бухгалтер - при отсутствии в штате должности главного бухгалтера), в обязанности которых входит подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов, а равно иные лица, если они были специально уполномочены органом управления организации на совершение таких действий.
     
     К числу субъектов данного преступления могут относиться также лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя или главного бухгалтера (бухгалтера). Содеянное должно квалифицироваться судами согласно п. "а" части второй ст. 199 УК РФ, если вышеуказанные лица заранее договорились о совместном совершении действий, направленных на уклонение от уплаты налогов и (или) сборов организацией-налогоплательщиком.
     
     Иные служащие организации, оформляющие, например, первичные документы бухгалтерского учета, могут быть при наличии к тому оснований привлечены к уголовной ответственности по соответствующей части ст. 199 УК РФ как пособники данного преступления (часть пятая ст. 33 УК РФ), умышленно содействовавшие его совершению.
     
     Лицо, организовавшее совершение преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, либо склонившее к его совершению руководителя, главного бухгалтера (бухгалтера) организации-налогоплательщика или иных сотрудников этой организации, а равно содействовавшее совершению преступления советами, указаниями и т.д., несет ответственность в зависимости от содеянного им как организатор, подстрекатель либо пособник по соответствующей части ст. 33 и соответствующей части ст. 199 УК РФ.
     
     Как правило, к ответственности по ст. 199 УК РФ привлекаются как руководители организаций, так и главные бухгалтеры.
     
     Между тем выполнение заведомо незаконного приказа или указания руководителя организации не может служить основанием освобождения главного бухгалтера от уголовной ответственности.
     
     В частности, по приговору суда А.И.Н. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью первой ст. 199 УК РФ. Подсудимая работала в должности директора государственного предприятия. Согласно п. 1 ст. 6 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" она была ответственным лицом за организацию бухгалтерского учета, а также за соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций.
     
     А.И.Н. умышленно, с целью уклонения от уплаты НДС, давала главному бухгалтеру предприятия С.А.И. указания о внесении в налоговые декларации по НДС за отдельные месяцы 2003 года заниженной суммы по реализации товаров (работ, услуг), уменьшая тем самым налоговую базу по НДС.
     
     Всего в период с 9 июня по 22 декабря 2003 года А.И.Н. уклонилась от уплаты НДС на общую сумму 1 197 569 руб., что составило 62,53% доли неуплаченных налогов, подлежащих уплате в вышеуказанном периоде, и соответствовало крупному размеру.
     
     При этом руководитель организации давала указания главному бухгалтеру о занижении в представленных ей на подпись налоговых декларациях правильно исчисленных сумм НДС, в связи с чем главный бухгалтер была вынуждена занижать налогооблагаемую базу по НДС.
     
     Главный бухгалтер С.А.И. не была привлечена к уголовной ответственности, тогда как наряду с руководителем организации-налогоплательщика мог быть привлечен к ответственности и главный бухгалтер. Однако органы следствия не дали оценку действий главного бухгалтера с учетом положений части второй ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ).
     

4. Субъективная сторона преступления

     
     В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27.05.2003 N 9-П "По делу о проверке конституционности положения статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан П.Н. Белецкого, Г.А. Никовой, Р.В. Рукавишникова, В.Л. Соколовского и Н.И. Таланова" подчеркнуто, что состав исследуемого преступления предполагает наличие в действиях виновного лица именно умысла, который в данном случае направлен непосредственно на уклонение от уплаты налога. Следовательно, применительно к преступлению, предусмотренному ст. 199 УК РФ, составообразующим может признаваться только такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на избежание уплаты налога в нарушение установленных налоговым законодательством правил.
     
     В диспозиции ст. 199 УК РФ "заведомость" является признаком, дополнительно указывающим на умышленный характер совершаемого преступления, то есть на то, что обязанность по уплате налога не исполнена в результате представления в налоговые органы заранее сфальсифицированных, не соответствующих действительности сведений. Соответственно неуплата налога, являющаяся следствием арифметической или технической ошибки или неправильного применения законодательства, не образует состава данного преступления.
     
     В п. 8 Постановления N 64 указано, что уклонение от уплаты налогов и (или) сборов возможно только с прямым умыслом с целью полной или частичной их неуплаты.
     
     Исходя из буквального толкования ст. 199 УК РФ умысел руководства должен существовать уже в момент внесения в налоговую декларацию или в иные документы заведомо ложных сведений либо в момент непредставления в налоговый орган декларации или иных документов. Иными словами, если в день сдачи декларации у налогоплательщика не было цели уклониться от уплаты налогов, то неуплата налога в дальнейшем по требованию налогового органа не может квалифицироваться как преступление, предусмотренное ст. 199 УК РФ.
     
     В то же время суд может применить иное толкование данной нормы права. Кроме того, неуплата налога по требованию налогового органа при наличии определенных обстоятельств может быть расценена как сокрытие денежных средств либо имущества организации, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов (ст. 199.2 УК РФ).
     
     В качестве примера совершения виновным лицом умышленных действий, направленных на уклонение от уплаты налогов, можно привести следующий случай из судебной практики.
     
     По приговору Тимирязевского районного суда г. Москвы 14 февраля 2003 года К.А.А. был осужден по части первой ст. 199 УК РФ.
     
     К.А.А. являлся генеральным директором ОАО "Московский автокоммерческий центр" и был обязан обеспечивать уплату налогов и сборов в установленные законом сроки. С целью уклонения от уплаты налогов он разработал и внедрил схему, согласно которой фактическая реализация автомобилей за наличный расчет оформлялась путем заключения притворных договоров мены этих автомобилей на якобы приобретавшиеся покупателями векселя банка.
     
     Во исполнение преступного умысла подсудимый от имени организации заключил с банком договор о порядке предъявления к погашению векселей, в соответствии с которым банк обязался принимать от организации свои векселя с дисконтом (удержанием в пользу банка) 1%. Подсудимый отдал также распоряжение сотрудникам торгового отдела и бухгалтерии склонять клиентов общества приобретать автомашины не за наличный расчет, а по векселям вышеуказанного банка на сумму, равную стоимости автомобиля, после чего оформлять приобретение автомашины посредством заключения договоров мены автомобилей на вексель.
     
     В результате хозяйственные операции по реализации автомашин физическим лицам по указанию виновного квалифицировались и оформлялись как их мена на векселя банка. По предложению сотрудников торгового отдела общества (действовавших по распоряжению руководителя) покупатели заполняли и подписывали заявления с просьбой о принятии оплаты за автомашины векселями.
     
     Подсудимый, осознавая, что в бухгалтерскую отчетность организации включены заведомо недостоверные данные, не отражавшие сведения о фактической реализации автомобилей за наличный расчет, подписал, заверил печатью и представил в налоговую инспекцию расчеты, содержавшие искаженные сведения о стоимости реализованных товаров, облагавшихся налогом с продаж, а также об объектах налогообложения.
     
     Таким образом, установив, что мена векселей банка на автомобиль являлась притворной сделкой с целью прикрыть куплю-продажу автомобиля за наличные деньги, суд вынес обвинительный приговор и квалифицировал действия К.А.А. по части первой ст. 199 УК РФ.
     

5. Разграничение составов налогового правонарушения и уголовного преступления

     
     К дискуссионным относится вопрос о том, может ли быть установлена вина в уклонении от уплаты налогов в рамках арбитражного производства.
     
     Конституционный Суд Российской Федерации по этому поводу отметил следующее. В силу ст. 49 Конституции Российской Федерации установление признаков названного в ст. 199 УК РФ состава преступления, включая перечисленные в нем действия, их общественно опасные последствия, вину в форме умысла, возможно только в предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством процедурах.
     
     Это объясняется тем, что именно они обеспечивают реализацию таких присущих уголовному судопроизводству принципов, в соответствии с которыми бремя доказывания лежит на стороне обвинения, а обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность; неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в его пользу; уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон при обеспечении подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 14, 15 и 16 УПК РФ).
     
     Использование при установлении признаков предусмотренных уголовным законом составов преступлений другого процессуального порядка, в том числе арбитражного, основанного на иных принципах судопроизводства, могло бы привести к снижению уровня гарантий личности, к нарушению ее прав и законных интересов.
     
     Таким образом, ст. 199 УК РФ не предполагает возможность установления предусмотренных ими признаков составов преступлений в порядке арбитражного судопроизводства (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29.05.2007 N 517-О-О).
     
     Между тем в налоговом законодательстве предусмотрен специальный состав налогового правонарушения, совершенного умышленно. Так, в соответствии с п. 3 ст. 122 НК РФ неуплата или неполная уплата сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога и других неправомерных действий (бездействия), совершенная умышленно, влечет взыскание штрафа в размере 40% от неуплаченной суммы налога.
     
     Согласно п. 4 ст. 110 НК РФ вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.
     
     При этом, по мнению арбитражных судов, умышленная форма вины может быть установлена не только приговором суда в отношении вышеуказанных должностных лиц, но и решением суда по заявлению налогового органа о взыскании налоговой санкции с налогоплательщика-организации. На это, в частности, указано в постановлении Президиума ВАС РФ от 29.07.2003 N 2916/03, а также в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 19.09.2007 по делу N А11-103/2007-К2-7/28.
     
     Причем в вышеприведенных решениях арбитражных судов рассматривался вопрос об установлении состава налогового правонарушения, а не уголовного преступления. Поэтому вполне обоснованным является вывод судов о том, что вина в совершении налогового правонарушения может быть установлена в рамках арбитражного судопроизводства.
     
     Но проблема заключается в следующем: будет ли иметь преюдициальное значение решение суда о наличии умысла лица на неуплату налога в рамках арбитражного процесса для уголовного судопроизводства и как арбитражный суд должен оценивать данные о наличии вины лица в уклонении от уплаты налогов, полученные в рамках уголовного процесса?
     
     В частности, отдельные суды полагают, что умысел лица в совершении правонарушения - неуплате налога на прибыль в связи с необоснованным списанием на убытки дебиторской задолженности может быть установлен только в случае установления умысла конкретного должностного лица в рамках уголовного производства (постановление ФАС Московского округа от 13.08.2004 N КА-А41/6910-04).
     

6. Нерешенные вопросы уголовной ответственности за налоговые преступления

     
     Обозначим вопросы, которые должны быть решены законодателем в ходе законотворческой деятельности.
     
     1. Факт неуплаты или неполной уплаты налога выявляется налоговыми органами в ходе осуществления мероприятий налогового контроля. Однако окончательный вывод о наличии у организации недоимки делает арбитражный суд. При этом в различных федеральных арбитражных округах принимаются подчас противоположные решения по аналогичным ситуациям. Получается, что фактически одни и те же действия налогоплательщика в различных регионах получают различную правовую оценку в сфере налоговых правоотношений. При наличии определенных обстоятельств эта оценка может повлечь передачу материалов в правоохранительные органы и возбуждение уголовного дела в отношении руководства организации.
     
     В результате совершение идентичных действий в одном округе будет считаться законной оптимизацией, а в другом - уголовно наказуемым деянием. Это нарушает принцип равенства всех перед законом и судом, закрепленный ст. 4 УК РФ, согласно которой лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от места жительства.
     
     2. Ошибочное толкование налогового закона может привести руководителя организации на скамью подсудимых по обвинению в уклонении от уплаты налогов. При этом компетентные государственные органы, например Минфин России, дают иногда противоречивые разъяснения налогового законодательства. Вряд ли является обоснованым возложение на гражданина ответственности за неверное толкование изначально неудачно сформулированной законодательной нормы.
     
     3. В соответствии с п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" налогоплательщик вправе рассчитывать на получение налоговой выгоды, под которой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.
     
     Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды служит основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
     
     Подчеркнем, что недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно - оптимального вида платежа. На это, в частности, обратил внимание Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 27.05.2003 N 9-П.
     
     При этом на практике порой бывает довольно сложно разграничить получение налоговой выгоды и уклонение от уплаты налогов.
     
     4. Порядок уплаты косвенных налогов, например НДС, подразумевает перечисление налогоплательщиком суммы налога не напрямую в бюджет, а поставщику товаров, работ и услуг. При неисполнении последним своих налоговых обязательств налогоплательщик часто привлекается к налоговой ответственности. В связи с этим возникает вопрос о том, правильно ли, что налогоплательщик несет ответственность за действия третьего лица с учетом того, что в сфере уголовного права действует принцип личной ответственности.