Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Анализ судебной практики по налогу на прибыль


Анализ судебной практики по налогу на прибыль

     
     Ю.М. Лермонтов,
консультант Минфина России
     
     В данной статье автор анализирует последнюю судебную практику, сформировавшуюся в связи с применением положений главы 25 "Налог на прибыль" Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ).
     
     Ситуация 1 (по материалам постановления ФАС Северо-Западного округа от 08.09.2008 N А56-47783/2007).
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел налоговую проверку налогоплательщика, по результатам которой принял решение о доначислении сумм налога на прибыль.
     
     Основанием для принятия данного решения послужило то, что налогоплательщик неправомерно учел в составе капитальных вложений для целей применения льготы по налогу на прибыль (согласно закону субъекта Российской Федерации) приобретенные основные средства, сданные им впоследствии в аренду.
     
     Налоговый орган считает, что, поскольку налогоплательщиком осуществлены вложения в основные средства, предназначенные для последующей передачи в аренду третьим лицам (субподрядчикам), а не для использования в производственных целях [для целей собственного производства товаров (работ, услуг)], они не могут быть квалифицированы как вложения для производственных целей и налогоплательщик не вправе применять пониженную ставку налога.
     
     Налогоплательщик не согласился с решением налогового органа и обжаловал его в суд.
     
     Позиция суда.
     
     В бюджеты субъектов Российской Федерации зачисляется сумма налога на прибыль, исчисленная по налоговой ставке в размере 17,5% (п. 1 ст. 284 НК РФ). В этой же статье НК РФ предусмотрена возможность понижения законами субъектов Российской Федерации налоговой ставки для отдельных категорий налогоплательщиков в отношении налогов, зачисляемых в бюджеты субъектов Российской Федерации; при этом ставка не может быть ниже 13,5%.
     
     Нормами закона субъекта Российской Федерации о налоговых льготах установлены пониженные размеры ставок налога на прибыль организаций, сумма которого зачисляется в бюджет субъекта, для лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным данным законом.
     
     С учетом правовой позиции, изложенной в решении Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.1999 N ГКПИ 98-808, 809 и п. 3 мотивировочной части определения Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 N 384-О, сдача (предоставление) имущества в аренду может расцениваться как оказание услуг.
     
     Доходы от сдачи имущества в аренду включаются в состав внереализационных доходов организаций, если они не учитываются ими в составе доходов от реализации (п. 4 ст. 250 НК РФ). В том случае, когда сдача имущества в аренду является для налогоплательщика основным видом деятельности, доходы в виде получаемой арендной платы следует относить к доходам от реализации.
     
     Доходом от реализации признается выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных (ст. 249 НК РФ).
     
     Поскольку согласно уставу рассматриваемой организации-налогоплательщика приобретение и сдача в аренду движимого и недвижимого имущества является одним из основных видов ее производственной деятельности, осуществляемой в целях извлечения прибыли, то полученные доходы налогоплательщик обоснованно относил к доходам от реализации. Этот факт не оспаривается налоговым органом.
     
     Таким образом, не может быть признана обоснованной ссылка налогового органа на то, что налогоплательщик, осуществляя сдачу приобретенного имущества в аренду, оказывает сторонним организациям посреднические услуги, которые не являются услугами производственного характера.
     
     Исходя из вышесказанного налогоплательщик имеет право на применение установленной законом субъекта Российской Федерации пониженной ставки налога на прибыль при осуществлении вложений в основные средства, предназначенные для последующей сдачи в аренду третьим лицам. Заявление подлежит удовлетворению.
     
     Ситуация 2 (по материалам постановления ФАС Московского округа от 03.12.2008 N КА-А40/6323-08).
     
     Суть дела.
     
     Налогоплательщик 08.12.2004 представил в налоговый орган уточненные налоговые декларации по налогу на прибыль за 2002 год (за квартал, полугодие, 9 месяцев и год), за 2003 год (за квартал, полугодие, 9 месяцев и год). Уточнения были внесены в связи с тем, что налогоплательщик ошибочно полагал, что курсовые разницы по облигациям внутреннего государственного валютного займа IV и V серий (ОВГВЗ), возникшие до 01.01.2002, необходимо было на основании подпункта 2 п. 1 ст. 10 Федерального закона от 06.08.2001 N 110-ФЗ (далее - Закон N 110-ФЗ) включить в состав доходов при формировании базы по налогу на прибыль переходного периода. Реализация ценных бумаг состоялась в 2002-2003 годах.
     
     Налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа в части привлечения его к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, за неуплату налога на прибыль, пени за несвоевременную уплату налога на прибыль с базы переходного периода.
     
     Налоговый орган полагал, что налогоплательщик неправомерно не начислил суммы налога на прибыль по переходному периоду.
     
     По мнению налогового органа, указанные суммы налога налогоплательщик должен был начислить с сумм курсовых разниц по ОВГВЗ, находящимся на балансе налогоплательщика, поскольку курсовые разницы были включены им в базу переходного периода.
     
     Позиция суда.
     
     Согласно подпункту 2 п. 1 ст. 10 Закона N 110-ФЗ налогоплательщик, переходящий на определение доходов и расходов по методу начисления, был обязан отразить по состоянию на 1 января 2002 года в составе внереализационных доходов суммы штрафов, пеней или иных санкций за нарушение договорных обязательств в соответствии со ст. 250 НК РФ, если такие суммы не учитывались при формировании налоговой базы по налогу на прибыль до вступления в силу главы 25 НК РФ, а также отразить в составе доходов иные внереализационные доходы, определенные в соответствии со ст. 250 и 271 НК РФ, которые ранее не учитывались при формировании налоговой базы по налогу на прибыль.
     
     Налоговый орган, применяя данную норму права, исходил из п. 11 ст. 250 НК РФ, согласно которому в целях главы 25 НК РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются доходы в виде положительной курсовой разницы, возникающей от переоценки имущества в виде валютных ценностей и требований (обязательств), стоимость которых выражена в иностранной валюте, в том числе по валютным счетам в банках, проводимой в связи с изменением официального курса иностранной валюты к рублю Российской Федерации, установленного Банком России.
     
     При этом налоговый орган сослался на письмо Минфина России от 26.10.2005 N 03-03-02/118, в соответствии с которым изменения, внесенные в ст. 250, 280 НК РФ, п. 3 ст. 3 Федерального закона от 06.06.2005 N 58-ФЗ (далее - Закон N 58-ФЗ), которыми предусматривается, что текущая переоценка ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте, в связи с изменениями курсов иностранных валют, котируемых Банком России, не производится, распространяются на правоотношения, возникшие с 1 января 2002 года. По ценным бумагам, реализованным до 15 июля 2005 года, налогоплательщики не пересчитывают налоговую базу в связи с введением Закона N 58-ФЗ. По ценным бумагам, не реализованным на 15 июля 2005 года, также не пересчитывается налоговая база по налогу на прибыль в связи с выплатами процентного (купонного) дохода от эмитента, произведенными до 15 июля 2005 года, которые ранее были включены в налоговую базу по налогу на прибыль.
     
     Между тем налогоплательщик сослался на письмо Минфина России от 12.08.2003 N 04-02-05/1/81, в соответствии с п. 1 которого до 1 января 2002 года, то есть до вступления в силу главы 25 НК РФ, порядок определения налоговой базы по операциям с ОВГВЗ III, IV, V серий для первичных владельцев был установлен ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 N 2116-1 "О налоге на прибыль предприятий и организаций". В соответствии с указанным Законом первичные владельцы ОВГВЗ имели право уменьшить полученный при реализации облигаций результат на всю сумму положительных курсовых разниц, образовавшихся в результате изменения курса рубля по отношению к котируемым Банком России иностранным валютам, возникших с момента поступления иностранной валюты на счет предприятия или организации и до момента принятия ОВГВЗ на баланс предприятия или организации при их реализации.
     
     Принимая во внимание положения ст. 5 НК РФ, а также то, что ОВГВЗ IV и V серий выпускались соответственно на 10 и 15 лет, Минфин России разъяснил, что первичные владельцы указанных облигаций вправе исключать из налоговой базы перечисленные выше суммы, что создаст равные условия при налогообложении доходов по операциям с облигациями III, IV и V серий.
     
     Исходя из п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).
     
     С одной стороны, в п. 4 ст. 8 Закона N 58-ФЗ содержится положение о распространении действия п. 11 ст. 250 НК РФ, ст. 3 данного Закона на правоотношения, возникшие с 1 января 2002 года.
     
     С другой стороны, ст. 3 Закона N 58-ФЗ предоставляет налогоплательщику возможность уменьшения налогооблагаемой прибыли на суммы положительных курсовых разниц в периоды до 1 января 2002 года. В соответствии с п. 3 ст. 3 Закона N 58-ФЗ организации, которые до вступления в силу данного Закона осуществляли переоценку рублевого эквивалента стоимости ценных бумаг, номинал которых выражен в иностранной валюте, в связи с изменениями курсов иностранных валют, котируемых Банком России, и учитывали результаты указанной переоценки при определении налоговой базы по налогу на прибыль, вправе уменьшить (увеличить) сумму прибыли, исчисляемую в виде разницы между ценой реализации и ценой приобретения ценной бумаги, на сумму положительного (отрицательного) сальдо от данной переоценки.
     
     Возможность применения п. 7 ст. 3 НК РФ подтверждается наличием двух писем Минфина России, различным образом дающих толкование нормам права, регулирующим налогообложение прибыли, связанной с учетом и реализацией ценных бумаг.
     
     Согласно п. 3 письма Минфина России от 12.08.2003 N 04-02-05/1/81 ст. 280, 281, 328 и 329 НК РФ, которыми установлены порядок ведения налогового учета и особенности исчисления налоговой базы по операциям с ценными бумагами, не содержат положений, обязывающих пересчитывать стоимость ценных бумаг, номинированных в валюте, на каждую отчетную дату. Пересчет делается в момент реализации ценной бумаги.
     
     Налогоплательщиком обоснованно применены специальные нормы права, содержащиеся в ст. 280, 281, 329 НК РФ и регулирующие особенности определения налоговой базы по операциям с ценными бумагами, в отличие от общей нормы права, содержащейся в п. 11 ст. 250 НК РФ, определяющей состав внереализационных расходов.
     
     Указанный вывод подтверждается тем, что п. 11 ст. 250 НК РФ (в ред. Закона N 58-ФЗ), действие которого распространяется на правоотношения, возникшие с 1 января 2002 года, содержит исключение распространения его действия на налогообложение ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте.
     
     Таким образом, требования налогоплательщика подлежат удовлетворению.
     
     Ситуация 3 (по материалам постановления ФАС Волго-Вятского округа от 02.07.2008 N А82-11801/2007-14).
     
     Суть дела.
     
     Налоговый орган провел налоговую проверку налогоплательщика, в ходе которой установлено, что налогоплательщик занизил внереализационные доходы при исчислении налога на прибыль.
     
     Налоговый орган посчитал, что налогоплательщиком получен внереализационный доход от безвозмездного пользования нежилыми строениями по договору безвозмездного пользования имуществом, заключенному с контрагентом. Оценка полученного налогоплательщиком дохода произведена налоговым органом на основании ст. 40 НК РФ.
     
     По результатам проверки принято решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности в виде штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ. В этом же решении налогоплательщику доначислен налог на прибыль и начислены пени.
     
     Не согласившись с решением налогового органа, налогоплательщик обжаловал его в суд.
     
     Позиция суда.
     
     В силу ст. 248 НК РФ к доходам в целях главы 25 НК РФ относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав и внереализационные доходы.
     
     В п. 8 ст. 250 НК РФ, в частности, установлено, что внереализационными доходами налогоплательщика признаются доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в ст. 251 НК РФ.
     
     Данное положение подлежит применению при безвозмездном получении права пользования вещью. Исключений из данной нормы, касающихся безвозмездной передачи имущественных прав, ст. 251 НК РФ не содержит.
     
     Установленный указанной нормой принцип определения дохода при безвозмездном получении имущества, заключающийся в его оценке исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений ст. 40 НК РФ, подлежит применению и при оценке дохода, возникающего при безвозмездном получении имущественного права, в том числе права пользования вещью.
     
     На основании п. 1 ст. 689 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.
     
     Материалами дела подтверждается, что налогоплательщик заключил с контрагентом договор безвозмездного пользования имуществом, в соответствии с которым налогоплательщик безвозмездно пользовался нежилыми строениями.
     
     Предоставление налогоплательщику производственных зданий в безвозмездное пользование признается безвозмездным получением имущественного права (а не имущества), доход от которого подлежит учету в составе внереализационных доходов при исчислении налога на прибыль.
     
     Следовательно, довод налогоплательщика о том, что в данном случае подлежит применению подпункт 11 п. 1 ст. 251 НК РФ, является неосновательным. Заявление удовлетворению не подлежит.
     
     Ситуация 4 [по материалам постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 07.04.2008 N Ф04-2259/2008(3199-А27-15)].
     
     Суть дела.
     
     Налоговым органом проведена налоговая проверка налогоплательщика (кредитного потребительского кооператива), по результатам которой принято решение о привлечении налогоплательщика к ответственности в виде штрафа за неполную уплату налога на прибыль по п. 1 ст. 122 НК РФ. Данным решением предложено доплатить соответствующие суммы налога и уплатить пени. В ходе проверки установлено, что налогоплательщик занизил налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, поскольку не включил во внереализационные доходы проценты, полученные им по выданным членам кооператива (пайщикам) займам.
     
     Налогоплательщик полагал, что платежи по заемным средствам, выданным своим пайщикам, не являются доходом, поскольку он получал не проценты в смысле ст. 43 НК РФ, а компенсацию на возмещение затрат по ведению уставной деятельности. По мнению налогоплательщика, начисления на сбережения пайщиков "до востребования" нельзя считать дивидендами, поскольку дивиденды - это "любой доход, полученный акционером (участником) от организации при распределении прибыли...", а в данном случае речь идет не о любом доходе, а о доходе, величина которого заранее гарантирована (не менее 10% годовых) и представляет собой долговое обязательство налогоплательщика.
     
     Не согласившись с указанным решением, налогоплательщик оспорил его в судебном порядке.
     
     Позиция суда.
     
     Налогоплательщиком заключались со своими пайщиками договоры займа, в соответствии с которыми налогоплательщик (займодавец) предоставлял заем, а заемщик обязывался вернуть предоставленные денежные средства и внести целевой взнос. Сумма целевого взноса определялась в размере 60% годовых от суммы займа согласно Положению о выдаче займа.
     
     При таких обстоятельствах арбитражный суд пришел к правильному выводу, что фактически налогоплательщик получал от пайщиков проценты за пользование предоставленными займодавцем денежными средствами.
     
     Внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде процентов, полученных по договорам займа, кредита, банковского счета, банковского вклада, а также по ценным бумагам и другим долговым обязательствам (п. 6 ст. 250 НК РФ).
     
     Довод налогоплательщика о том, что платежи по договорам займа являются компенсацией на возмещение затрат по ведению уставной деятельности, был предметом рассмотрения апелляционной инстанции, которая правильно указала, что тот факт, что полученные кооперативом денежные средства от предоставленных займов в дальнейшем поступают в фонд финансовой взаимопомощи и затем возвращаются пайщику, а также определение указанных денежных сумм в договорах займа в качестве "целевых взносов", не влияет на установление правовой природы этих денежных средств как процентов, полученных налогоплательщиком по договорам займа.
     
     Статья 251 НК РФ содержит исчерпывающий перечень доходов, не учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль. Учитывая, что в данной норме права не названы проценты, полученные по договорам займа, невключение налогоплательщиком в состав внереализационных доходов процентов, полученных за предоставление займов, является неправомерным.
     
     Заявление налогоплательщика удовлетворению не подлежит.
     
     Ситуация 5 (по материалам постановления ФАС Поволжского округа от 23.12.2008 N А55-6870/2008).
     
     Суть дела.
     
     Решением налогового органа налогоплательщику предложено уплатить налог на прибыль и пени по нему. Кроме того, налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности.
     
     Налоговый орган установил, что налогоплательщиком необоснованно включены в состав прочих расходов затраты на проведение маркетингового исследования.
     
     Налогоплательщик обжаловал решение налогового органа в суд.
     
     Позиция суда.
     
     Несоблюдение требований к оформлению первичных учетных документов является основанием для признания соответствующих затрат в целях налогообложения прибыли документально не подтвержденными.
     
     Для признания расходов по договору об оказании маркетинговых услуг экономически обоснованными и документально подтвержденными необходимо исследовать отношения, сложившиеся между сторонами в связи с исполнением договора, отчеты исполнителя, платежные документы заказчика, производственную необходимость заключения договора, соразмерность расходов полученной выгоде.
     
     НК РФ не устанавливает перечень документов, подлежащих оформлению при осуществлении налогоплательщиком тех или иных расходных операций, не предъявляет каких-либо специальных требований к их оформлению (заполнению).
     
     Однако при решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов в целях налогообложения прибыли необходимо исходить из того, подтверждают документы, имеющиеся у налогоплательщика, произведенные им расходы или нет. Иными словами, условием для включения затрат в налоговые расходы является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы фактически произведены.
     
     В материалах дела не содержится доказательств, характеризующих маркетинговое исследование "Российский и мировой рынок капролактама" как основание для признания расходов надлежащими.
     
     Документ не обладает признаками легальности, так как не содержит сведений о конкретном лице, его изготовившем, занимаемой им должности, об уровне образования и специальных познаний в исследуемой области, стаже и опыте работы в данном направлении, списка использованного материала и информационных ресурсов, сведений о примененных методах анализа и исследования.
     
     Одним из условий договора налогоплательщика с лицом, изготовившим заключение, предусмотрено предоставление оперативной информации об объемах продукции на складах изготовителей, об объеме производственного задела, об уровне загрузки производственных мощностей, о сроках выполнения заказов на поставку продукции, о технических условиях продукции, о ценах на продукцию и предельных размерах скидок, о видах упаковки, о типах отгрузки, о сроках получения продукции потребителями с момента отгрузки, о стоимости транспортировки и т.д. Исполнитель обязан приводить в результатах исследований адреса, примеры расчетов, схемы и т.д.
     
     Результатом данного договора должен быть профессионально составленный отчет о проделанных исследованиях с приведением конкретных показателей и реальной информации о рынке сбыта конкретной продукции на конкретной территории. Указанные данные в отчете отсутствуют, следовательно, налоговый орган пришел к обоснованному выводу о невыполнении указанного в договоре объема работ.
     
     Отчет по маркетинговым исследованиям в предоставленном виде не мог быть использован в целях расширения рынка сбыта капролактама в связи с отсутствием в нем сведений о потенциальных потребителях. Это привело к отсутствию у налогоплательщика новых заключенных договоров на поставку капролактама после проведения маркетинговых исследований, о чем обоснованно отмечено налоговым органом.
     
     Маркетинговое заключение изготовлено лицом, указанная деятельность которого не является ни его основным видом деятельности (Прочая оптовая торговля, код 51.70), ни дополнительным (Прочая розничная торговля вне магазинов, код 52.63) (приложение N 45 к акту).
     
     Налоговый орган пришел к обоснованному выводу, что повышения цены на капролактам после маркетинговых исследований, как указывает налогоплательщик, не произошло; не стало результатом проведенных маркетинговых исследований, одним из направлений которых был поиск потенциальных покупателей и расширение рынка сбыта капролактама, и заключение налогоплательщиком новых договоров.
     
     Таким образом, налогоплательщик не доказал обоснованность и достоверность фактов оказания ему маркетинговых услуг, в связи с чем доначисление налоговым органом налога на прибыль, а также начисление по нему пени и штрафа является правомерным и обоснованным.
     
     Ситуация 6 (по материалам постановления ФАС Уральского округа от 25.08.2008 N Ф09-7701/07-С3).
     
     Суть дела.
     
     По результатам налоговой проверки налоговым органом принято решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения. Налогоплательщику был доначислен налог на прибыль, а также начислены соответствующие пени.
     
     Налоговый орган указал, что налогоплательщик не имел права на уменьшение налоговой базы на сумму полученного убытка в предыдущем налоговом периоде.
     
     Не согласившись с решением, налогоплательщик обратился в суд.
     
     Позиция суда.
     
     Согласно п. 1 ст. 283 НК РФ налогоплательщики, понесшие убыток (убытки), исчисленный в соответствии с главой 25 НК РФ, в предыдущем налоговом периоде или в предыдущих налоговых периодах, вправе уменьшить налоговую базу текущего налогового периода на всю сумму полученного ими убытка или на часть этой суммы (перенести убыток на будущее). При этом определение налоговой базы текущего налогового периода производится с учетом особенностей, предусмотренных ст. 283, 264.1, 268.1, 275.1, 280 и 304 НК РФ.
     
     Налогоплательщик вправе осуществлять перенос убытка на будущее в течение десяти лет, следующих за тем налоговым периодом, в котором получен этот убыток. Налогоплательщик вправе перенести на текущий налоговый период сумму полученного в предыдущем налоговом периоде убытка. При этом совокупная сумма переносимого убытка ни в каком отчетном (налоговом) периоде не может превышать 30% налоговой базы, исчисленной в соответствии со ст. 274 НК РФ (п. 2 ст. 283 НК РФ).
     
     Материалами дела подтверждается факт получения налогоплательщиком убытка в предыдущем налоговом периоде. Данный факт и правильность расчета суммы налога по уточненному заявлению налоговым органом по существу не оспариваются.
     
     При таких обстоятельствах налогоплательщик имеет право на уменьшение налоговой базы текущего налогового периода на сумму полученного убытка.
     
     Заявление о признании недействительным решения налогового органа подлежит удовлетворению.
     
     Ситуация 7 (по материалам постановления ФАС Уральского округа от 13.11.2008 N Ф09-8213/08-С3 N А07-12838/07).
     
     Суть дела.
     
     Налоговым органом по результатам налоговой проверки вынесено решение о привлечении налогоплательщика (сельскохозяйственного производственного кооператива) к налоговой ответственности за совершение правонарушения. Налогоплательщику доначислены налог на прибыль, начислены соответствующие суммы пеней; налогоплательщик привлечен к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде взыскания штрафа за неполную уплату налога.
     
     Основанием для доначисления налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа послужили выводы налогового органа о неправомерном применении кооперативом ставки налога на прибыль в размере 0%, предусмотренной ст. 2.1 Закона N 110-ФЗ в отношении реализации продуктов переработки, поскольку продукция налогоплательщика не относится к сельскохозяйственной продукции первичной переработки, а является продукцией обрабатывающей промышленности. По мнению налогового органа, доходы, полученные от реализации продукции, должны облагаться по налоговой ставке в размере 24%, предусмотренной ст. 284 НК РФ.
     
     Полагая, что решение налогового органа нарушает его права и законные интересы, налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании указанного решения недействительным.
     
     Позиция суда.
     
     В соответствии с п. 1 ст. 284 НК РФ (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) ставка налога на прибыль устанавливается в размере 24%.
     
     При этом в силу ст. 2.1 Закона N 110-ФЗ (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) ставка налога на прибыль организаций для сельскохозяйственных товаропроизводителей, не перешедших на систему налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей (единый сельскохозяйственный налог), по деятельности, связанной с реализацией произведенной ими сельскохозяйственной продукции, а также с реализацией произведенной и переработанной данными организациями собственной сельскохозяйственной продукции, устанавливается в 2004-2007 годах в размере 0%.
     
     Материалами дела подтверждено, что налогоплательщик осуществлял разведение крупного рогатого скота, производство зерновых, сыра, масла крестьянского, полуфабрикатов мясных (пельменей), хлебобулочных изделий путем переработки собственной сельскохозяйственной продукции (молока, мяса, зерна).
     
     Таким образом, применение налогоплательщиком ставки в размере 0% является законным и обоснованным.
     
     Довод налогового органа о том, что продукция налогоплательщика в соответствии с Общероссийским классификатором продукции относится к продукции обрабатывающей промышленности, отклоняется, поскольку применение пониженной ставки налога на прибыль не поставлено в зависимость от конечного продукта реализации, полученного в результате переработки собственной сельскохозяйственной продукции.
     
     При таких обстоятельствах заявление налогоплательщика подлежит удовлетворению.