Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13.03.2008 N 5-П


Постановление Конституционного Суда Российской Федерации

от 13 марта 2008 г. N 5-П

"По делу о проверке конституционности отдельных положений подпунктов 1 и 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Аникина, Н.В. Ивановой, А.В. Козлова, В.П. Козлова и Т.Н. Козловой"

     
     Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего - судьи Б.С. Эбзеева, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, В.Г. Ярославцева, с участием гражданина С.И. Аникина, представителя Государственной Думы - кандидата юридических наук Д.Д. Цабрия, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В. Кротова, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений подпунктов 1 и 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации.
     
     Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан С.И. Аникина, Н.В. Ивановой, А.В. Козлова, В.П. Козлова и Т.Н. Козловой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями законоположения.
     
     Поскольку все жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.
     
     Заслушав сообщения судей-докладчиков Г.А. Гаджиева и А.Я. Сливы, объяснения представителей сторон, мнение специалиста - кандидата юридических наук И.А. Цинделиани, выступления приглашенных в заседание представителей: от Правительства Российской Федерации - полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, от Генерального прокурора Российской Федерации - А.Г. Калугина, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации
     
     установил:
     

     1. Абзацем четвертым подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ, предусматривалось, в частности, что при приобретении имущества в общую долевую собственность размер имущественного налогового вычета по налогу на доходы физических лиц, исчисленного в соответствии с данным подпунктом, распределяется между совладельцами в соответствии с их долей собственности.
     
     Оспаривающая конституционность названного законоположения гражданка Н.В. Иванова, которой после приобретения по договору купли-продажи квартиры было выдано свидетельство о государственной регистрации на нее и на ее малолетнего сына права общей долевой собственности на недвижимое имущество, в апреле 2004 года обратилась в межрайонную инспекцию Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 2 по Республике Карелия с заявлением о предоставлении имущественного налогового вычета по налогу на доходы физических лиц в сумме, израсходованной на приобретение квартиры, в размере фактически произведенных расходов, как это предусмотрено подпунктом 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации. После проведения камеральной налоговой проверки поданной Н.В. Ивановой декларации о доходах налоговый орган отказал в предоставлении имущественного налогового вычета в части, причитающейся на долю ее малолетнего сына. Сегежский городской суд Республики Карелия удовлетворил требование заявительницы о признании отказа налогового органа незаконным, однако судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия отменила решение суда первой инстанции. Вынося новое решение - об отказе в удовлетворении требований заявительницы, суд кассационной инстанции исходил из того, что несовершеннолетний ребенок не является субъектом, которому предоставлено право на имущественный налоговый вычет, а налоговое законодательство не связывает право налогоплательщика на получение данного вычета с приобретением им имущества в собственность иных лиц, включая несовершеннолетних детей.
     
     По мнению Н.В. Ивановой, примененное в ее деле законоположение с учетом смысла, придаваемого ему правоприменительной практикой, противоречит статьям 7, 15 (часть 4), 17, 18, 19 (часть 2), 38 (часть 2), 40 (часть 1) и 60 Конституции Российской Федерации, поскольку лишает ее саму и ее малолетнего сына права на имущественный налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц с фактически произведенных расходов на приобретение квартиры.
     

     Гражданин С.И. Аникин оспаривает конституционность положения абзаца четвертого подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ, согласно которому при реализации имущества, находящегося в общей долевой собственности, размер имущественного налогового вычета, исчисленного в соответствии с данным подпунктом, распределяется между совладельцами этого имущества пропорционально их доле.
     
     Заявитель менее пяти лет владел 1/10 доли квартиры, принадлежавшей на праве общей долевой собственности ему и гражданке И.Л. Кузнецовой, владевшей 9/10 долей данной квартиры более пяти лет. После продажи квартиры в октябре 2003 года С.И. Аникин рассчитывал на предоставление имущественного налогового вычета в сумме, полученной от продажи его доли, однако инспекция Федеральной налоговой службы N 27 по городу Москве посчитала, что вычет следует предоставить в сумме, соответствующей одной десятой его максимального размера, т.е. пропорционально доле в праве на проданную квартиру, и доначислила С.И. Аникину налог на доходы физических лиц за 2003 год. Решением Зюзинского районного суда города Москвы, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, с заявителя взысканы суммы налога на доходы физических лиц, пеней и штрафов. Судьи Московского городского суда и Верховного Суда Российской Федерации, куда он обращался с надзорными жалобами, не нашли оснований для истребования дела и его пересмотра в порядке надзора.
     
     Конституционность положения абзаца четвертого подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ оспаривается гражданами А.В. Козловым, В.П. Козловым, Т.Н. Козловой. В 2005 году в результате продажи квартиры, которой заявители владели с 2004 года на праве общей долевой собственности в равных долях, каждый из них получил соответствующий доход. Инспекция Федеральной налоговой службы N 2 по Центральному административному округу города Омска отказала им в предоставлении имущественных налоговых вычетов в сумме полученного дохода, посчитав, что имущественный налоговый вычет должен быть распределен между сособственниками квартиры пропорционально их долям. Куйбышевский районный суд города Омска решением от 21 августа 2006 года, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Омского областного суда, отказал в удовлетворении требования заявителей о признании решения налогового органа незаконным. Судьи Омского областного суда и Верховного Суда Российской Федерации, куда заявители обращались с надзорными жалобами, не нашли оснований для истребования дела и его пересмотра в порядке надзора.
     
     По мнению граждан С.И. Аникина, А.В. Козлова, В.П. Козлова и Т.Н. Козловой, примененное в их делах законоположение противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 6 (часть 2), 7 (часть 1), 18, 19 (части 1 и 2) и 57, поскольку позволяет распределять имущественный налоговый вычет между налогоплательщиками - сособственниками имущества без учета фактически полученного ими дохода, а также поскольку при получении имущественного налогового вычета ставит налогоплательщиков, продавших доли в квартире, в неравное положение по сравнению с налогоплательщиком, продавшим квартиру как единый объект.
     

     Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются нормативные положения абзаца четвертого подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ, и в редакции Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ (в настоящее время - абзац третий), а также абзаца четвертого подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ (в настоящее время - абзац восемнадцатый), устанавливающие для случаев реализации и приобретения квартиры как объекта общей долевой собственности порядок распределения между совладельцами размера имущественного налогового вычета, исчисленного в соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации, пропорционально их доле (при реализации имущества) и в соответствии с их долей (долями) собственности (при приобретении имущества).
     
     2. Согласно статье 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.
     
     Нормативно-правовое регулирование в сфере налогов и сборов осуществляется законодателем, который, как следует из статей 71 (пункты "ж", "з"), 72 (пункт "и" части 1) и 75 (часть 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 114 (подпункт "б" части 1), вправе проводить налоговую политику, ориентированную на определенные цели, включая соз-дание условий для реализации права на жилище (статья 40, часть 2, Конституции Российской Федерации) и государственную поддержку семьи, материнства, отцовства и детства (статья 7, часть 2, Конституции Российской Федерации). Осуществляя в рамках предоставленной ему дискреции нормативно-правовое регулирование отношений по установлению, введению и взиманию налогов и определяя применительно к конкретному налогу соответствующие принципы налогообложения, законодатель должен прежде всего учитывать закрепленные Конституцией Российской Федерации и составляющие основы конституционного строя Российской Федерации принципы правового и социального государства (статья 1, часть 1; статья 7), а также принципы равенства перед законом и судом (статья 19, часть 1) и пропорциональности (статья 55), которыми ограничиваются пределы его усмотрения в этой сфере.
     
     Так, в силу статьи 19 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 57 налоги и сборы не могут носить дискриминационный характер и различно применяться в зависимости, в частности, от имущественного положения, а также от других обстоятельств. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 апреля 2001 года N 7-П, принцип равенства всех перед законом гарантирует одинаковые права и обязанности для субъектов, относящихся к одной категории, и не исключает возможность установления различных условий для различных категорий субъектов права; такие различия, однако, не могут носить произвольный характер, они должны основываться на объективных характеристиках соответствующих категорий субъектов.
     

     В налогообложении равенство понимается прежде всего как равномерность, нейтральность и справедливость налогообложения. Это означает, что одинаковые экономические результаты деятельности налогоплательщиков должны влечь одинаковое налоговое бремя и что принцип равенства налогового бремени нарушается в тех случаях, когда определенная категория налогоплательщиков попадает в иные по сравнению с другими налогоплательщиками условия, хотя между ними нет существенных различий, которые оправдывали бы неравное правовое регулирование. Налогоплательщики - особенно если это плательщики налога на доходы физических лиц - при одинаковой платежеспособности должны нести равное бремя налогообложения.
     
     3. Как следует из сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 24 февраля 1998 года N 7-П правовой позиции, в соответствии с которой обеспечение неформального равенства граждан требует учета фактической способности гражданина (в зависимости от его заработка, дохода) к уплате публично-правовых обязательных платежей в соответствующем размере, возложенное на налогоплательщика бремя уплаты такого платежа, как налог на доходы физических лиц, - исходя из сущности данного вида налога и императивов, вытекающих непосредственно из Конституции Российской Федерации, - должно определяться таким образом, чтобы валовый доход уменьшался на установленные законом налоговые вычеты, а налогом облагался бы так называемый чистый доход.
     
     Доходом применительно к налогу на доходы физических лиц Налоговый кодекс Российской Федерации признает экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, учитываемую в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемую в соответствии с главой "Налог на доходы физических лиц" данного Кодекса (статья 41); при этом для доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка, установленная пунктом 1 статьи 224 данного Кодекса (13 процентов), налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218-221 данного Кодекса с учетом особенностей, предусмотренных данной главой (пункт 3 статьи 210).
     
     В целях стимулирования граждан к улучшению их жилищных условий федеральный законодатель закрепил в статье 220 Налогового кодекса Российской Федерации право плательщиков налога на доходы физических лиц на получение имущественного налогового вычета при совершении сделок купли-продажи жилого дома, квартиры, комнаты (с 1 января 2007 года) или доли (долей) в них и определил его основания, порядок предоставления и размер. При этом в зависимости от направления движения соответствующего имущества по отношению к налогоплательщику - правообладателю данного имущества различаются имущественный налоговый вычет, предоставляемый в суммах, полученных налогоплательщиком в налоговом периоде от продажи имущества, и имущественный налоговый вычет, предоставляемый в сумме, израсходованной налогоплательщиком на приобретение жилья.
     

     Для случаев продажи объектов жилой недвижимости подпункт 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливает два способа расчета суммы имущественного налогового вычета в зависимости от продолжительности нахождения соответствующего объекта в собственности налогоплательщика. Если, например, квартира находилась в собственности налогоплательщика менее трех лет (пяти лет - до 1 января 2005 года), то имущественный налоговый вычет составит сумму, полученную им в налоговом периоде от продажи этой квартиры, но не более 1 000 000 рублей. При более длительном сроке нахождения имущества в собственности налогоплательщика применяется второй способ расчета, согласно которому сумма имущественного налогового вычета признается равной сумме полученного от продажи имущества дохода. Это означает, что сумма полученного от продажи имущества дохода уменьшается на такую же сумму имущественного налогового вычета, т.е. от налогообложения освобождается весь доход.
     
     Смысл имущественного налогового вычета, предусмотренного подпунктом 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации, состоит в предоставлении физическим лицам налоговой льготы при строительстве либо приобретении на территории Российской Федерации жилого дома, квартиры, комнаты (с 1 января 2007 года) или доли (долей) в них. В этом случае при определении размера налоговой базы налогоплательщик имеет право на получение имущественного налогового вычета в размере фактически произведенных расходов, но не более 1 000 000 рублей, а также в сумме, направленной на погашение процентов по целевым займам (кредитам), полученным от кредитных и иных организаций Российской Федерации и фактически израсходованным им на новое строительство либо приобретение указанного недвижимого имущества.
     
     Определяя порядок распределения между совладельцами имущества, находящегося в общей долевой собственности, размера имущественного налогового вычета, положения подпунктов 1 и 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривают, что при реализации такого имущества размер имущественного налогового вычета распределяется между его совладельцами пропорционально их доле, а при приобретении имущества в общую долевую собственность - в соответствии с их долей (долями) собственности.
     
     4. Налоговые обязательства граждан являются прямым следствием их деятельности в экономической сфере и потому неразрывно с ней связаны. Возникновению налоговых обязательств, как правило, предшествует вступление гражданина в гражданские правоотношения, т.е. налоговые обязательства базируются на гражданско-правовых отношениях либо тесно с ними связаны. С учетом этого в пункте 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в данном Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в соответствующей отрасли законодательства, если иное не преду-смотрено Налоговым кодексом Российской Федерации.
     
     Жилищный кодекс Российской Федерации объектами жилищных прав признает жилые помещения, т.е. изолированные помещения, которые являются недвижимым имуществом и пригодны для постоянного проживания граждан, а именно отвечают установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства (части 1 и 2 статьи 15), и относит к жилым помещениям жилой дом, часть жилого дома, квартиру, часть квартиры, комнату (часть 1 статьи 16). Следовательно, жилищное законодательство не рассматривает часть комнаты в качестве самостоятельного объекта жилищных отношений.
     
     Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности, при этом оно может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность); общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона; общая собственность на делимое имущество возникает в случаях, предусмотренных законом или договором (пункты 1-4 статьи 244); участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества; при недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества (пункты 2 и 3 статьи 252); распоряжение общим имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, однако каждый участник общей долевой собственности вправе самостоятельно распорядиться своей долей в праве общей собственности с соблюдением правил о преимущественном праве покупки, которым обладают другие участники долевой собственности (статья 246); размер долей сособственников имеет значение для определения их имущественных отношений как при распределении доходов, полученных от использования имущества, находящегося в долевой собственности, так и при несении расходов по его содержанию (статьи 248 и 249). Из приведенных законоположений следует, что в Гражданском кодексе Российской Федерации под долей понимается не доля в имуществе, а доля в праве общей долевой собственности.
     
     4.1. Граждане, имеющие в общей долевой собственности имущество, вправе - исходя из принципа свободы договора (пункт 1 статьи 1 ГК Российской Федерации) - заключать гражданско-правовые договоры, направленные на реализацию указанного имущества. В Налоговом кодексе Российской Федерации, согласно пункту 2 его статьи 38, под "имуществом" понимаются виды объектов гражданских прав (за исключением имущественных прав), относящихся к имуществу в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.
     
     По смыслу положений подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации, граждане вправе продавать жилые помещения, являющиеся как единым объектом права общей долевой собственности, так и выделенными из них в натуре долями, признаваемыми объектом индивидуальной, а не общей долевой собственности, и получать при этом право на имущественный налоговый вычет в сумме, не превышающей 1 000 000 рублей (при нахождении имущества в собственности менее трех лет). В данном подпункте помимо закрытого перечня жилой недвижимости, при продаже которой возникает право на имущественный налоговый вычет, содержится указание на возможность получения такого вычета при продаже "иного имущества" - в сумме, не превышающей 125 000 рублей, если "иное имущество" находилось в собственности налогоплательщика менее трех лет, и в сумме, полученной налогоплательщиком при продаже "иного имущества", если оно находилось в собственности налогоплательщика три года и более.
     
     Тем самым Налоговый кодекс Российской Федерации не исключает возможность как продажи жилой недвижимости, находящейся в общей долевой собственности в качестве единого объекта, так и продажи реальной выделенной доли в этой недвижимости (с соблюдением ограничений, установленных жилищным законодательством), а также продажи доли в праве общей долевой собственности на указанную недвижимость. При этом право на получение имущественного налогового вычета ставится в зависимость от того, что является объектом соответствующего гражданско-правового договора купли-продажи.
     
     Положение абзаца четвертого подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ, согласно которому при реализации имущества, находящегося в общей долевой собственности, размер имущественного налогового вычета распределяется между совладельцами этого имущества пропорционально их доле, - в системной связи с положением абзаца четвертого подпункта 2 пункта 1 той же статьи, согласно которому при приобретении имущества в общую долевую собственность размер имущественного налогового вычета распределяется между совладельцами в соответствии с их долей собственности, и статьей 249 ГК Российской Федерации, согласно которой каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов по общему имуществу, - означает, что оно подлежит применению при реализации недвижимого имущества только как единого объекта права общей долевой собственности. При этом соответствующий размер имущественного налогового вычета распределяется между сособственниками этого имущества пропорционально долям участников в праве общей собственности. При реализации по одному гражданско-правовому договору гражданами своих долей в имуществе, выделенных в натуре и являющихся самостоятельным объектом индивидуального права собственности, положение абзаца четвертого подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации применению не подлежит.
     
     Фактический раздел такого имущества, как квартира, допустим, если имеется возможность выделить долю в натуре. В случае такого выдела отношения общей долевой собственности прекращаются. Абзац первый подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ, допускающий предоставление имущественного налогового вычета при продаже долей, в частности, в жилом доме или квартире, в системной связи с нормами гражданского и жилищного законодательства означает, что такой вычет может быть предоставлен в полном объеме, если самостоятельным объектом договора купли-продажи является выделенная в натуре доля жилого дома или квартиры.
     
     Поскольку доля в праве на объект недвижимости (в данном случае - объект жилой недвижимости) по своим фактическим характеристикам, по своей ценности значительно отличается от не разделенного на доли права на такой же объект, который можно индивидуализировать и определить как самостоятельный объект права собственности, суммы имущественного налогового вычета могут различаться в зависимости от того, что именно продает налогоплательщик - целое жилое помещение, выделенную в нем долю в натуре или его долю в праве общей долевой собственности и, соответственно, за продажу чего он рассчитывает на имущественный налоговый вычет.
     
     В связи с вопросом о распределении размера имущественного налогового вычета между совладельцами при приобретении квартиры в общую долевую собственность Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 10 марта 2005 года N 63-О пришел к выводу, что по правилу подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации имущественный налоговый вычет равен общей сумме расходов, произведенных всеми участниками общей долевой собственности; при этом размер имущественного налогового вычета распределяется между совладельцами в соответствии с их долей собственности, но в пределах 600 000 рублей (с 1 января 2003 года - до 1 000 000 рублей), т.е. пропорционально доле каждого из них.
     
     Такой порядок, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, уравнивает граждан - участников общей долевой собственности с гражданами - собственниками жилого дома или квартиры: общая сумма имущественного налогового вычета, предоставляемого как участникам общей долевой собственности, так и собственнику жилого дома или квартиры, остается в пределах единого максимального размера; в противном случае, а именно при предоставлении каждому участнику общей долевой собственности имущественного налогового вычета, равного имущественному налоговому вычету, предоставляемому собственнику жилого дома или квартиры, общая сумма имущественного налогового вычета всех участников общей долевой собственности могла бы в несколько раз превысить сумму имущественного налогового вычета, предо-ставляемого собственнику жилого дома или квартиры, что недопустимо в силу конституционных принципов равенства и справедливости в сфере налогообложения.
     
     По смыслу приведенной правовой позиции, имущественный налоговый вычет предоставляется на объект недвижимости, из чего следует, что в случае продажи квартиры, находящейся в общей долевой собственности, он должен быть распределен между совладельцами пропорционально их долям. Возможность выплаты имущественного налогового вычета в полном объеме, т.е. в размере до 1 000 000 рублей, каждому из совладельцев проданного недвижимого имущества законом не предусмотрена.
     
     Что касается требования об определении размера имущественного налогового вычета при реализации квартиры, находящейся в общей долевой собственности, или ее доли (долей) в зависимости от срока нахождения этой квартиры или ее доли (долей) в собственности налогоплательщика, то такое правовое регулирование коррелирует с предписанием статьи 249 ГК Российской Федерации, обязывающей участников долевой собственности нести расходы по содержанию общего имущества соразмерно со своей долей. Вопрос о размере предоставляемого имущественного налогового вычета и о порядке его расчета для ситуации, когда срок нахождения в собственности долей, которыми владеют участники долевой собственности, также различается, является прерогативой законодателя.
     
     Таким образом, положение абзаца четвертого подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ, не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку с учетом системной связи с абзацем первым данного подпункта в указанной редакции оно подлежит применению в случае распоряжения имуществом, находящимся в общей долевой собственности, как единым объектом права собственности; положение абзаца четвертого подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ также не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку с учетом системной связи с абзацем первым того же подпункта в указанной редакции под долями следует понимать доли в праве общей собственности.
     
     4.2. Конституция Российской Федерации, провозглашая в статье 2 человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина - обязанностью государства, раскрывает содержащуюся в ее статье 1 характеристику Российской Федерации как правового государства. В соответствии с положением статьи 2 Конституции Российской Федерации о приоритете прав личности как одной из важнейших конституционных ценностей в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации в качестве одного из основных начал (принципов) законодательства о налогах и сборах закрепляется, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.
     
     С учетом того, что устранение противоречий и неясностей в актах законодательства о налогах и сборах должно осуществляться прежде всего арбитражными судами и судами общей юрисдикции, к задачам конституционного правосудия, как они определены Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации", относится устранение не-определенности в законодательных нормах, в том числе посредством их конституционно-правового истолкования. Неопределенность в понимании абзаца четвертого подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации может быть преодолена - в целях обеспечения единого, непротиворечивого правового регулирования - путем систематического толкования с учетом иерархического построения норм в правовой системе, предполагающего, что толкование норм более низкого уровня должно осуществляться в соответствии с нормами более высокого уровня, к числу которых относятся нормы, закрепляющие конституционные принципы, и с учетом общих целей принятия соответствующего закона.
     
     Подпунктом 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривается имущественный налоговый вычет, основанный на факте приобретения в собственность недвижимости - жилого дома, квартиры, комнаты или доли (долей) в них. Данный налоговый вычет преследует цель уменьшения дохода, учитываемого при исчислении налоговой базы (статья 210 Налогового кодекса Российской Федерации), в случае приобретения налогоплательщиком указанной недвижимости. При этом перечень имущества, при приобретении которого возникает право на такой имущественный налоговый вычет, является исчерпывающим.
     
     Взятые в контексте других норм Налогового кодекса Российской Федерации, в том числе содержащихся в статьях 210, 218 и 219, устанавливающих стандартные и социальные налоговые вычеты, нормы подпункта 2 пункта 1 его статьи 220 имеют определенное социально-экономическое предназначение - стимулировать граждан к самостоятельному улучшению своих жилищных условий. Исходя из этой цели, у каждого налогоплательщика должно быть право на возврат части налога на доходы физических лиц, уплаченного в бюджет, размер которого зависит от фактически произведенных расходов на приобретение жилого дома, квартиры. В отличие от имущественного налогового вычета при продаже жилой недвижимости, находившейся в собственности налогоплательщика три года и более, который предоставляется в полученной им сумме (абзац первый подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации), общий размер имущественного налогового вычета при приобретении жилой недвижимости не может превышать 1 000 000 рублей без учета сумм, направленных на погашение процентов по целевым займам (кредитам).
     
     В соответствии с избранным в Налоговом кодексе Российской Федерации общим подходом (статьи 19, 21 и 207) право на получение имущественного вычета закрепляется как право налогоплательщика. Для получения имущественного налогового вычета именно налогоплательщик должен израсходовать собственные денежные средства и именно он должен приобрести в собственность объект недвижимости. С учетом этого норму абзаца четвертого подпункта 2 пункта 1 его статьи 220 следует рассматривать также во взаимосвязи с соответствующими нормами Гражданского кодекса Российской Федерации и Семейного кодекса Российской Федерации.
     
     Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации правоспособность гражданина возникает в момент его рождения (статья 17), в ее содержание входит, в частности, возможность иметь имущество на праве собственности (статья 18); способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении восемнадцатилетнего возраста (пункт 1 статьи 21); за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки (действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей) могут совершать от их имени только их законные представители, прежде всего родители, которые несут имущественную ответственность по этим сделкам, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине (статья 28). Семейным кодексом Российской Федерации устанавливается, что ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия) (пункт 1 статьи 54); ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов; защита прав и законных интересов ребенка осуществляется в первую очередь родителями (пункт 1 статьи 56); родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами (пункт 1 статьи 64).
     
     Статья 38 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, согласно которой семья находится под защитой государства, а забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей, предполагает как позитивные обязанности государства по поддержанию, в том числе финансовому, семьи, так и конституционные обязанности родителей в отношении детей. Исполнение данной обязанности родителями не должно приводить к неравенству в сфере налогообложения, вызванному ошибками при взимании налогов.
     
     Как участники отношений общей долевой собственности несовершеннолетние дети обязаны в силу Гражданского кодекса Российской Федерации нести бремя содержания принадлежащего им имущества (статья 210), включая участие в уплате налогов в отношении этого имущества (статья 249), что предполагает обязанность совершения от их имени необходимых юридических действий родителями, в том числе применительно к обязанности по уплате налогов.
     
     С учетом общей цели правового регулирования предоставления налоговых вычетов и системной взаимосвязи положений подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации законодатель, закрепляя право на имущественный налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц, имел в виду только тех налогоплательщиков, которые израсходовали собственные денежные средства на приобретение недвижимости и в силу этого приобретают данное право. Несовершеннолетние же дети, неся бремя уплаты налогов как сособственники, не могут рассматриваться как полностью самостоятельные субъекты налоговых правоотношений, возникающих при применении указанных положений Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку они в силу закона не могут совершать самостоятельно юридически значимые действия в отношении недвижимости и в связи с этим в полной мере являться самостоятельными плательщиками налога на доходы физических лиц.
     
     Исходя из конституционного принципа равного налогового бремени при подоходном налогообложении требуется учет экономического положения не только конкретного налогоплательщика, но и несовершеннолетних членов его семьи. Между тем право на получение в полном объеме имущественного налогового вычета налогоплательщиком, оплатившим за счет собственных средств приобретение совместно с несовершеннолетними детьми в общую долевую собственность объекта недвижимости, в Налоговом кодексе Российской Федерации не предусмотрено, что приводит к ущемлению прав таких налогоплательщиков.
     
     Родители, имеющие несовершеннолетних детей и расходующие собственные средства на приобретение объектов недвижимости в общую долевую собственность с ними, включая случаи, когда возникновение отношений общей долевой собственности предписывается императивными правовыми нормами, образуют самостоятельную группу налогоплательщиков. В силу конституционного принципа равенства налогообложения, на котором основано законодательство о налогах и сборах (пункт 1 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации), эта группа налогоплательщиков не может быть поставлена в худшее положение по сравнению с другими плательщиками налога на доходы физических лиц.
     
     Таким образом, абзац четвертый подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ (в настоящее время - абзац восемнадцатый), во взаимосвязи с другими положениями данного Кодекса, а также со статьями 17, 18, 21, 28, 210 и 249 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьями 54, 56 и 64 Семейного кодекса Российской Федерации не может рассматриваться как исключающий право родителя, приобретшего за счет собственных средств квартиру в общую долевую собственность со своими несовершеннолетними детьми, на получение имущественного налогового вычета в соответствии с фактически произведенными расходами в пределах общего размера данного вычета, установленного законом.
     
     Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 79, 87 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации
     
     постановил:
     
     1. Признать не противоречащим Конституции Российской Федерации положение абзаца четвертого подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ, поскольку с учетом системной связи с абзацем первым данного подпункта в указанной редакции оно подлежит применению только в случае распоряжения имуществом, находящимся в общей долевой собственности, как единым объектом права собственности.
     
     Признать не противоречащим Конституции Российской Федерации положение абзаца четвертого подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ (в настоящее время - абзац третий), поскольку с учетом системной связи с абзацем первым данного подпункта в указанной редакции под долями следует понимать доли в праве общей собственности.
     
     2. Признать не противоречащим Конституции Российской Федерации абзац четвертый подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ (в настоящее время - абзац восемнадцатый), поскольку содержащееся в нем положение по своему конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи с другими положениями данного Кодекса и в общей системе правового регулирования предполагает право родителя, приобретшего за счет собственных средств квартиру в общую долевую собственность со своими несовершеннолетними детьми, на получение имущественного налогового вычета в соответствии с фактически произведенными расходами в пределах общего размера данного вычета, установленного законом.
     
     3. Правоприменительные решения по делу гражданки Н.В. Ивановой, основанные на абзаце четвертом подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 20 августа 2004 года N 112-ФЗ, в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.
     
     4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
     
     5. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете" и "Собрании законодательства Российской Федерации". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".
     
Конституционный Суд Российской Федерации