Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Инвестиционный характер операции для целей налогообложения


Инвестиционный характер операции для целей налогообложения

     
     Алексей Архиерейский,
управляющий партнер юридической компании "ЭкспертФинанс"


     Ввиду того что согласно п. 3 ст. 39 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) не признается реализацией передача имущества, если она носит инвестиционный характер, инвестиционные операции фактически выводятся из-под налогообложения.
     
     Рассмотрим правовые рамки инвестиционных операций для целей налогообложения.
     

1. Инвестиционный характер операции

     
     На данный момент в Российской Федерации действуют два Федеральных закона, определяющих правовой статус инвестиций: от 09.07.1999 N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" и от 25.02.1999 N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", - а также Закон РСФСР от 26.06.1991 N 1488-1 "Об инвестиционной деятельности в РСФСР". В соответствии с вышеуказанными нормативными актами под инвестициями понимаются любое имущество, включая деньги, ценные бумаги, имущественные права, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. Но данное понятие не позволяет четко определить признаки инвестиционной деятельности для целей налогообложения.
     
     Вклад в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества или товарищества, вклад по договору простого товарищества, паевые взносы в паевые фонды кооперативов - это поименованные, то есть прямо названные в подпункте 4 п. 3 ст. 39 НК РФ виды инвестиционных операций. Тем не менее подпункт 4 п. 3 ст. 39 НК РФ указывает не только на конкретные операции, но и содержит общую отсылку к инвестиционному характеру деятельности. Что же это за круг операций, являющихся инвестиционными, который не указан в подпункте 4 п. 3 ст. 39 НК РФ, и как учитывается на практике инвестиционный характер операций, названных в данной статье Кодекса?
     

2. Взнос в уставный (складочный) капитал общества

     
     Взнос в уставный (складочный) капитал общества прямо назван в подпункте 4 п. 3 ст. 39 НК РФ в качестве инвестиционной операции. Но читателям журнала следует учитывать, что данная операция является инвестиционной не в силу простого соответствия определенным формальным критериям, а в силу субъективного отношения передающей стороны (инвестора) к данной операции именно как к инвестиции. При отсутствии такого намерения инвестиционный статус операции для налоговых целей может быть оспорен налоговым органом.
     
     Пример.
     
     Организация передавала имущество в уставный капитал вновь учрежденных организаций и незамедлительно отчуждала доли в данных организациях другим лицам. Налоговый орган посчитал, что передача имущества в уставный капитал осуществлялась исключительно с целью безналогового отчуждения активов покупателям. При этом налоговый орган указал, что созданные организации не осуществляли реальной деятельности, отчуждение долей имело место непосредственно после внесения имущества и учредитель не имел намерения управлять данными организациями. Иными словами, вышеуказанные операции прикрывали фактическую продажу активов. Соответственно организации были доначислены НДС и налог на прибыль.
     
     Суд поддержал доводы налогового органа, указав, что единственной целью внесения имущества в уставный капитал являлось получение налоговой экономии и соответственно имело место необоснованное получение налоговой выгоды (постановление ФАС Уральского округа от 30.11.2006 N Ф09-230/06-С7).
     
     Таким образом, взнос в уставный (складочный) капитал общества является инвестиционной операцией, но и он может утратить такой статус, если данный институт используется не по назначению. Инвестиционный характер операции подразумевает не столько совершение формальных действий (передачу имущества на баланс, регистрацию изменений в уставе, оформление протоколов собрания и т.д.), сколько намерение реально участвовать в делах организации.
     

3. Вклад в имущество

     
     Вклад в имущество не поименован в подпункте 4 п. 3 ст. 39 НК РФ, то есть инвестиционный характер такой операции в налоговых целях следует доказывать. Но эта операция прямо связана с участием в капитале организации и возможна только для ее участника (ст. 27 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Соответственно осуществлять ее должны участники ООО, то есть лица, уже находящиеся с обществом в отношениях "инвестиционного" участия. Такое понимание склонны разделять и арбитражные суды.
     
     Пример.
     
     ООО "Р" является зависимым хозяйственным обществом предприятия "С", доля которого в уставном капитале ООО "Р" составляет 61%, что свидетельствует о наличии у предприятия "С" экономического интереса в прибыльности работы общества. Из приобщенного к материалам дела баланса ООО "Р" следует, что по результатам хозяйственной деятельности в 2004 году общество получило убыток, в связи с чем его участники были заинтересованы в принятии мер, направленных на получение прибыли, что и обусловило внесение предприятием "С" принадлежащего ему на праве хозяйственного ведения имущества в качестве вклада в имущество ООО "Р".
     
     Поскольку внесение предприятием "С" принадлежащего ему на праве хозяйственного ведения имущества в качестве вклада в имущество ООО "Р" влияло на увеличение размера чистых активов этого общества, а следовательно, и на размер распределяемой между участниками прибыли, то суд обоснованно указал, что данная сделка носила инвестиционный характер. Иное налоговым органом не было доказано. При таких обстоятельствах у налогового органа отсутствовали законные основания для доначисления предприятию "С" НДС по стоимости переданного имущества, а также связанных с этим пеней и штрафов (постановление ФАС Центрального округа от 20.02.2007 N А-62-3799/2006).
     
     Вывод об инвестиционной природе безвозмездного финансирования участником общества деятельности такого общества сделан и в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 28.08.2006 N А29-13543/2005а.
     
     Таким образом, у нас имеются достаточные основания рассматривать вклад в имущество ООО как инвестиционную операцию для целей подпункта 4 п. 3 ст. 39 НК РФ.
     

4. Долевое участие в строительстве

     
     Передача имущества по долевому участию в строительстве прямо не названа в подпункте 4 п. 3 ст. 39 НК РФ в качестве инвестиционной операции, но общепризнанно является таковой в арбитражной практике. Как указывают суды по данной категории споров, денежные средства, поступившие обществу от юридических и физических лиц по договорам о долевом участии в строительстве жилья и направленные на финансирование строительства жилья, являются инвестиционными, передача квартир дольщикам по окончании строительства жилых домов в пределах соответствующих вкладов и расходы на строительство в составе основной деятельности общества в силу подпунктов 4, 6 п. 3 ст. 39, п. 1 ст. 146 НК РФ не образуют объекта обложения НДС (постановление ФАС Центрального округа от 11.12.2006 N А08-11574/05-20). Аналогичная позиция, в частности, выражена в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 26.02.2007 N Ф04-695/2007, ФАС Уральского округа от 24.01.2007 N Ф09-12301/06-С2.
     
     По нашему мнению, такая квалификация вполне обоснованна. Дело в том, что еще в 2000 году в Обзоре практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с до-говорами на участие в строительстве, доведенном до судов информационным письмом Президиума ВАС РФ от 25.07.2000 N 56, ВАС РФ квалифицировал договоры долевого участия в строительстве как договоры о совместной Деятельности. Таким образом, долевое строительство как разновидность совместной деятельности попадает в перечень поименованных в подпункте 4 п. 3 ст. 39 НК РФ инвестиционных операций. Инвестиционный характер вложений по договорам долевого строительства нашел свое закрепление в Федеральном законе от 30.12.2004 N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", в соответствии с п. 3 ст. 1 которого деятельность коммерческих организаций по строительству многоквартирных домов и иных объектов недвижимости признается инвестиционной.
     
     Отметим, что такой подход распространяется не только на долевое участие в строительстве многоквартирных домов (арбитражная практика по которым наиболее обширна), но и на любые инвестиционные договоры в сфере строительства, в частности на инвестиционные контракты, заключаемые с государственными органами. Так, инвестиционные договоры на реконструкцию здания, предусматривающие распределение долей в собственности на здание между администрацией города и организацией - исполнителем ремонта, также признаются инвестиционными вложениями для целей подпункта 4 п. 3 ст. 39 НК РФ (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.01.2006 N А43-25451/2005-42-123).
     

5. Лизинг

     
     НК РФ не характеризует лизинг как инвестиционную деятельность. Однако в соответствии со ст. 2 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон N 164-ФЗ) лизинговая деятельность представляет собой вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его в лизинг, то есть имеется прямое законодательное указание на инвестиционный характер такой операции.  С точки зрения бухгалтерского учета лизинговое имущество - это доходные вложения в материальные ценности, то есть инвестиция. Казалось бы, у лизинга имеются очевидные признаки инвестиционной операции. Но такое понимание не находит поддержки в арбитражных судах.
     
     Пример.
     
     Налоговый орган отказал организации в праве на вычет НДС, мотивировав это тем, что все суммы НДС, уплаченные обществом продавцам имущества, передаваемого затем в лизинг, не подлежали вычету, так как лизинг является инвестиционной деятельностью, в ходе которой не происходит реализация товаров (работ, услуг). Оценивая доводы налогового органа, суд указал, что передача имущества, носящая инвестиционный характер (предусмотренная подпунктом 4 п. 3 ст. 39 НК РФ), и передача имущества в лизинг различаются. То, что в Законе N 164-ФЗ лизинговая деятельность определяется как вид инвестиционной деятельности, не означает, что передача объекта лизинга лизингополучателю является передачей имущества инвестиционного характера. При передаче объекта лизинга лизингополучателю происходит не передача имущества в порядке инвестирования, а оказание платной услуги, являющейся объектом налогообложения. По мнению суда, в силу ст. 39, п. 1 ст. 146 НК РФ предоставление услуг признается объектом налогообложения. Поэтому услуги по предоставлению имущества в лизинг признаются объектом обложения НДС (постановление ФАС Московского округа от 08.02.2007 N КА-А40/13300-06-1, 2). Такую же позицию занял ФАС Московского округа и в постановлениях от 15.12.2006 N КА-А40/12042-06, от 02.08.2004 N КА-А40/6332-04.
     
     По нашему мнению, лизинг не может быть признан инвестиционной операцией для целей НК РФ по следующей причине: он представляет собой операцию с самостоятельным полезным результатом, то есть имеет место реализация услуг именно как потребляемого экономического блага. При прямом инвестировании встречно предоставляются не деньги в оплату потребленных услуг, а права участия, которые изначально стоят столько же, сколько и переданные активы. Инвестор не получает доход от самой инвестиционной операции, в отличие от лизинга, дающего прямой доход в силу самого факта предоставления имущества. Иными словами, лизинговая деятельность не укладывается в рамки "узкого" понимания инвестиций, то есть отсутствует неопределенность финансового результата такой деятельности, элемент инвестиционного риска.
     

6. Взносы в паевые инвестиционные фонды

     
     Рассмотрим операцию, в отношении инвестиционного характера которой пока нет определенного подтверждения ни в разъяснениях налоговых органов, ни в арбитражной практике, а именно: взнос в паевой инвестиционный фонд (ПИФ). В большинстве случаев взнос осуществляется денежными средствами или ценными бумагами, операции по реализации которых освобождены от обложения НДС. Тем не менее Федеральный закон от 29.11.2001 N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" предусматривает возможность внесения в ПИФ и иного имущества.
     
     Является ли такое вложение инвестиционным? В соответствии со ст. 1 вышеуказанного Федерального закона имущество ПИФ находится в общей долевой собственности участников либо в собственности акционерного общества. Иными словами, имеют место не только передача имущества в доверительное управление, но изменение права собственности на такое имущество, включаемое в данный имущественный комплекс. Соответственно передача имущества в ПИФ является реализацией в смысле п. 1 ст. 39 НК РФ.
     
     По нашему мнению, данная операция соответствует общей модели инвестиционной операции, заложенной в подпункте 4 п. 3 ст. 39 НК РФ. Имущество передается для осуществления деятельности в общих интересах всех пайщиков, присутствует неопределенность относительно возможной прибыли от операции, данная операция не имеет самостоятельной потребительской ценности для получателя, то есть не представляет собой реализацию товаров, работ или услуг в том смысле, в котором они понимаются в п. 3-5 ст. 38 НК РФ. Кроме того, и гражданское законодательство, то есть собственно Федеральный закон от 29.11.2001 N 156-ФЗ, определенно понимает данную операцию именно как инвестиционную. Хотя определенной практики по данному вопросу пока нет, Минфин России и налоговые органы последовательно склоняются к признанию инвестиционного характера данной операции (см., например, письма Минфина России от 30.05.2006 N 03-03-04/1/485, УМНС России по г. Москве от 16.12.2004 N 26-12/81335 и от 30.08.2004 N 24-11/55864).
     

7. Заключение

     
     В текущей налоговой практике используется консервативное понимание инвестиционной деятельности, которое задано в подпункте 4 п. 3 ст. 39 НК РФ, то есть деятельность, осуществляемая в рамках совместной деятельности и близких к ней по правовой природе договорных конструкций.
     
     Таким образом, потенциально широкая "инвестиционная" норма подпункта 4 п. 3 ст. 39 НК РФ на деле оказывается строго ограниченным набором случаев. Возможно, развитие оборота и уточнение налоговой практики дадут новые примеры, но на данный момент для практических целей следует, по нашему мнению, исходить из узкого понимания инвестиционной природы операций.