Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

О развитии рентных платежей в сфере пользования водными биологическими ресурсами


О развитии рентных платежей в сфере пользования водными биологическими ресурсами*1

     _____
     *1 Данная публикация является завершающей в цикле статей о рентных платежах в природопользовании (см.: Налоговый вестник. - 2005. - N 2, 5, 7).

В.В. Петрунин,
советник налоговой службы Российской Федерации II ранга


     В Концепции развития рыбного хозяйства Российской Федерации на период до 2020 года, одобренной распоряжением Правительства РФ от 02.09.2003 N 1265-р, отмечается, что за последние 10 лет так и не удалось создать нормативную правовую базу, необходимую для эффективного функционирования рыбного хозяйства, обеспечить координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти в сфере управления водными биологическими ресурсами.
     
     Рыбное хозяйство Российской Федерации представляет собой сложный взаимосвязанный многоотраслевой комплекс, включающий более четырех тысяч предприятий различных форм собственности и видов деятельности, и является одним из градообразующих секторов экономики во многих приморских регионах страны. Таким образом, с экономической точки зрения крайне важно установить в данной отрасли эффективный режим платности пользования водными биоресурсами.
     

***

     
     Поскольку водные биоресурсы (далее - ВБР) являются самовоспроизводящимися, их экономическая оценка для определения уровня платежей за изъятие этих ресурсов не может, по нашему мнению, основываться на затратном методе их воспроизводства.
     
     Известно, что сырьевая база рыбного хозяйства имеет ряд характерных особенностей, связанных с сезонностью промысла во многих бассейнах, подвижностью во времени и пространстве, трудностью достоверного прогнозирования запасов ВБР и определения рациональной доли их изъятия без ущерба для дальнейшего воспроизводства. И эти особенности не нашли пока должного отражения в экономическом механизме платности за использование ВБР.
     
     В настоящее время за добычу ВБР уплачиваются сборы, установленные главой 25.1 "Сборы за пользование объектами животного мира и за пользование объектами водных биологических ресурсов" Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ), введенной Федеральным законом от 11.11.2003 N 148-ФЗ.
     
     Условия исчисления и взимания сбора по водным бассейнам (внутренним морским водам, другим морям, исключительной экономической зоне Российской Федерации, континентальному шельфу), а также по целям использования ВБР и категориям хозяйствующих субъектов в рыбной отрасли дифференцированы в главе 25.1 НК РФ, например, установлены различные ставки сбора по одним и тем же видам ВБР в зависимости от рыбохозяйственного бассейна. Но за основу расчета этих ставок принимались потребности государства в средствах на финансирование работ, имеющих народно-хозяйственную значимость. И объемы этих потребностей корректировались с учетом объема предельно допустимого улова и сложившейся структуры оптовых цен при реализации конкретного вида ВБР. Таким образом, дифференциация ставок сбора, по сути, не учитывала рентные факторы при установлении экономических отношений между государством и конкретным пользователем.
     
     Кроме того, в главе 25.1 НК РФ ставки дифференцированы только по трем рыбохозяйственным бассейнам: Дальневосточному, Северному и Азово-Черноморскому. Иными словами, несмотря на то что лов в каждом из этих бассейнов производится не менее чем в десяти водных объектах и в еще большем количестве зон (районов) лова, для расчета суммы платы применяются одни и те же ставки за соответствующий вид биоресурса.
     
     Неудовлетворительность данного положения была отмечена и Правительством РФ в декабре 2005 года, которым поручено ряду федеральных органов исполнительной власти подготовить предложения об установлении дифференцированных, экономически обоснованных ставок сбора за пользование ВБР.
     

     Следует также отметить, что утвержденные главой 25.1 НК РФ ставки сбора применяются пользователями ВБР напрямую, то есть региональные органы власти не имеют возможности понизить или повысить их размер с учетом местных условий лова и последующего состояния биоресурсов (возможности их воспроизводства в районе лова).
     
     Главой 25.1 НК РФ предусмотрено понижение ставок сбора для отдельных градо- и поселкообразующих организаций по сравнению с другими пользователями ВБР. Но этот принцип установления льгот по сбору нельзя увязать с особенностями природных условий и экономической ценностью ресурсов по месту нахождения данных организаций; значит, природная рента и в данном случае не учитывается.
     

***

     
     Практика свидетельствует о том, что при добыче одного и того же вида биоресурса соответствующие затраты на ведение этой деятельности существенно различаются в разных бассейнах промысла (и даже в границах одного бассейна). Одним из главных факторов, оказывающих влияние на доходность промысла, является различие водоемов по продуктивности. Так, в водохранилищах и крупных озерах Российской Федерации годовой улов варьируется от 2 до 40 кг/га, в малых и средних - от 6 до 100 кг/га. Еще более заметная разница в размерах улова имеется на разных участках речных систем. Поэтому, принимая в расчет рыночную стоимость рыбы (в зависимости от видов), финансовые результаты промысла в разных бассейнах будут различаться на несколько порядков. Однако эти факторы в налоговом законодательстве не учтены.
     
     Таким образом, действующая система налоговых сборов не является лучшим и единственно возможным экономическим инструментом в сфере использования рыбных ресурсов. Исходя из анализа имеющихся точек зрения на проблему платности биоресурсов можно предложить следующие направления по совершенствованию системы платежей в этой сфере.
     
     В первую очередь, следует учитывать различные условия, в которых ведут свою деятельность рыбопромысловые хозяйства, а также экономическую и природную ценность добываемых ресурсов. При этом размер рассчитываемой платы должен увязываться с фактическим объемом добываемых ресурсов. Напомним, что в соответствии с главой 25.1 НК РФ сбор вносится исходя из объема ВБР, указанных в разрешении, а не в зависимости от фактического объема улова. В свое время эта норма была предложена разработчиками главы 25.1 НК РФ исходя из того, что, по их мнению, проконтролировать реальный объем вылова невозможно, соответственно не было смысла вводить сбор за фактический улов.
     
     Практика же показала, что многие пользователи ВБР переплачивают этот сбор, так как фактически добывают значительно меньше биоресурсов по сравнению с тем, что указано в лицензии (разрешении). Однако глава 25.1 НК РФ не предусматривает какой-либо корректировки суммы сбора в подобных случаях. Это очевидная несправедливость. Одним из путей решения этой проблемы может быть введение и использование специальной отчетности для расчета налоговой базы. Основа уже имеется - это ежеквартальная форма федерального государственного статистического наблюдения N 1-П (рыба) "Сведения об улове рыбы, добыче других водных биоресурсов и производстве рыбной продукции", которая существует уже несколько лет и постоянно совершенствуется. Так, постановлением Росстата от 22.03.2005 N 21 "Об утверждении статистического инструментария для организации Росрыболовством статистического наблюдения за уловом рыбы, добычей других водных биоресурсов и производством рыбной продукции" утвержден обновленный вариант вышеуказанной ежеквартальной формы, а постановлением Росстата от 30.03.2005 N 24 - порядок ее заполнения и представления. Эта форма представляется практически всеми теми пользователями ВБР, которые относятся к плательщикам сбора: юридическими лицами всех форм собственности (включая малые предприятия в режиме сплошного наблюдения), их обособленными подразделениями, рыболовецкими артелями (колхозами), индивидуальными предпринимателями, а также хозяйствующими субъектами, с которыми заключены договоры о ведении совместной деятельности или договоры аренды. При этом в показатель "Улов рыбы и добыча других водных биоресурсов" включаются данные об улове всех видов рыб, беспозвоночных (ракообразных, моллюсков, иглокожих), водорослей, морских млекопитающих (китов, морского зверя), выловленных в исключительной экономической зоне Российской Федерации, экономических (рыболовных) зонах зарубежных государств и открытых районах Мирового океана, во внутренних естественных водоемах, водохранилищах и прудах.
     
     Таким образом, в представляемой форме приводятся сведения о фактическом вылове ВБР, и, по нашему мнению, нет каких-либо серьезных причин, препятствующих включению в эту форму дополнительных показателей для их использования в целях обложения сбором за пользование ВБР.
     
     Кроме того, возможно следует ввести дополнительный коэффициент риска, который учитывал бы ситуации безрезультатного лова из-за чисто природных факторов, например, наличие стабильно неблагоприятных погодных условий в отдельных районах лова по сравнению с другими, что обуславливает более редкие выходы в море и затрудненный лов. Дополнительные коэффициенты такого риска могут быть установлены к ставкам сбора и при наличии (отсутствии) уточненных данных о состоянии (объемах) конкретных видов биоресурсов в разрешенных районах лова.
     

***

     
     Что касается ставок сбора, то предлагается устанавливать их в процентах к денежной оценке биоресурса, так как в этом случае на них существенно меньшее влияние будут оказывать инфляционные процессы в экономике. При определении конкретных размеров ставок целесообразно также учесть следующие факторы:
     
     1) время вылова (сезон);
     
     2) место промысла, состав и качество улова;
     
     3) объем вылова (размеры квот);
     
     4) цель лова;
     
     5) виды судов, на которых производится вылов, и используемых орудий добычи ВБР (сети, тралы);
     
     6) вид промысла;
     
     7) место реализации добываемой продукции.
     
     Первый фактор - время вылова (сезон) - имеет определенную рентную нагрузку, поскольку от него в значительной степени зависит возможность фактической добычи, а значит, реализации ВБР. Еще в большей степени это относится к месту промысла, составу и качеству улова. Здесь должны учитываться естественная продуктивность водоемов; качественный состав уловов (наличие валютоемких видов); нормативное изъятие ресурсов на единицу промыслового усилия; местоположение районов промысла относительно рынков сбыта. При этом должен также приниматься во внимание следующий фактор: где производится рыболовство - во внутренних водоемах или на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации. Это связано с тем, что стоимость биоресурсов здесь также различается в несколько раз.
     
     Следует также отметить, что, по данным российских и зарубежных источников, до трети всех основных видов ВБР, имеющих массовый спрос, добывается в экономической зоне. Большинство компаний, стремясь уменьшить затраты на вылов, избегают дальних и глубоководных районов. Поэтому доля таких районов в рыбном промысле немногим больше 10 %, тогда как в пределах континентального шельфа добывается 90 % рыбы и морепродуктов.
     
     Кроме того, учитывая, что естественная продуктивность промысловых водоемов и качественный состав уловов постоянно меняются в конкретных водоемах, установленные размеры платы должны периодически пересматриваться в зависимости от изменения этих условий.
     
     Объем вылова (третий фактор) может быть также причислен к рентным, так как наличие у одного из рыбаков разрешения на больший размер допустимой добычи конкретного вида ВБР (по сравнению с другими участниками лова в этом же районе) непосредственно влияет на уровень получаемого им дохода.
     
     Такой фактор, как цель лова, означает, что необходимо учитывать, для каких целей производится вылов, а именно:
     
     - в промышленных целях;
     
     - для научных исследований;
     
     - при осуществлении рыбоводства;
     
     - для выполнения международных договоров Российской Федерации в области рыболовства и рыбного хозяйства;
     
     - в любительском и спортивном рыболовстве.
     
     Этот фактор следует учитывать в связи с тем, что при вышеуказанных видах лова различен уровень воздействия на биоресурсы, а кроме того, существенно различается уровень экономического дохода при промышленной добыче и при вылове для иных целей.
     
     Что же касается вида судов и орудий лова (пятый фактор), то это заметно влияет на степень рационального и/или эффективного лова, так как не каждое судно приспособлено для осуществления лова. Например, приказом Минсельхоза России от 02.07.2004 N 375 утвержден перечень специальных типов судов, используемых для прибрежного рыболовства. Но на практике многие суда используют сети, позволяющие вылавливать и те виды биоресурсов, которые пользователю либо не нужны, либо на вылов которых он не имеет разрешения. Таким образом, часть выловленной продукции иногда выбрасывается обратно в море или скрывается от органов рыбоохраны. Все это отрицательно влияет на состояние биоресурсов и снижает возможность их воспроизводства. Исходя из вышеприведенного и этот фактор может быть отнесен к рентным.
     
     Рассматривая вид промысла (шестой фактор), поясним, что здесь имеется в виду возможность осуществления лова самостоятельно или на иных условиях. По нашему мнению, целесообразнее стимулировать промысел тех рыбохозяйственных организаций и предпринимателей, которые имеют собственный флот. Это предполагает более ответственное отношение к вышеуказанной деятельности и позволяет в оперативном порядке решать все спорные вопросы, связанные как непосредственно с добычей ВБР, так и с исчислением соответствующих платежей.
     
     Рассматривая другие особенности рыбопромысловой деятельности, отметим, что в отдельные годы до половины всего вылова продавалось прямо в акватории иностранным пользователям, так как они платят намного больше, чем отечественные рыбоперерабатывающие предприятия. При этом покупка российской продукции обходится иностранцам почти на треть дешевле, чем у своих рыбаков. Это приводит к тому, что доля изделий из российского сырья занимает в общем объеме российского импорта рыбопродуктов около 50-60%. Такая ситуация увеличивает и без того высокий уровень цен на отечественную рыбную продукцию. Исходя из этого целесообразно рассмотреть возможность учета и такого фактора в определении размера платы за добываемые ВБР, как место реализации добываемой продукции (седьмой фактор).
     
     Отметим также, что на внутрироссийские цены на рыбу существенное влияние оказывает и размер тарифов на перевозку. Так, средняя дальность доставки рыбы на отечественную переработку и в основные места ее потребления составляет около 550 км (самая большая в мире).
     

***

     
     Вышеуказанные показатели (факторы) могут быть реально учтены в системе рентных платежей после составления морского биоэкономического кадастра на основе либо существующей, либо обновленной системы мониторинга состояния ВБР. Необходимо также провести инвентаризацию объектов рыбохозяйственного комплекса, установить порядок ведения кадастров рыбопромысловых зон в каждом субъекте Российской Федерации.
     

***

     
     Говоря об учете вышеуказанных факторов в определении размеров рентных платежей, следует отметить, что в данном случае речь не идет об обязательном увеличении общего уровня платы по сравнению с ныне действующим порядком ее исчисления. Здесь, как уже обращалось внимание читателей журнала, предлагается более полный учет особенностей осуществления лова, которые имеются во всех промысловых районах. Максимальный учет этих особенностей позволит создать более справедливые условия в части исчисления соответствующих платежей для рыболовецких хозяйств, осуществляющих свою деятельность в разных природных и экономических условиях.
     

***

     
     По нашему мнению, необходимо определить и установить такие размеры ставок платы, которые, не ущемляя интересов государства в части получения соответствующих доходов за добычу рыбных ресурсов, одновременно стимулировали бы рациональное использование и воспроизводство этих ресурсов, а также учитывали интересы рыболовецких организаций.
     
     В заключение следует отметить, что экономические предпосылки развития рыбного хозяйства обуславливают необходимость совершенствования не только налогового (в том числе через введение системы рентных платежей), но также таможенного и инвестиционного законодательства.
     

***

     
     Улучшение механизма долгосрочного управления ВБР позволит ликвидировать несоответствие добывающих мощностей рыбопромыслового флота запасам ВБР в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе Российской Федерации, а расширение исследования этих ресурсов обеспечит включение в промысловый оборот малоизученных и недоиспользуемых их видов, освоение новых промысловых районов, что, в свою очередь, позволит существенно увеличить доходы государства от использования биоресурсов без увеличения налоговой нагрузки на рыбную отрасль.