Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

О правомерности расходования денежных средств при наличии налоговой недоимки


О правомерности расходования денежных средств при наличии налоговой недоимки


И.Н. Соловьев,  
начальник Уголовно-правового управления  Правового департамента МВД России, д.ю.н.
     

1. Общие положения

     
     Проблема практической реализации уголовно-правовых санкций за налоговые преступления была весьма острой как на стадии разработки соответствующих норм Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), так и после принятия настоящего Кодекса, когда настало время непосредственного применения ст. 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ.
     
     В результате у большинства специалистов сложилось мнение о несовершенстве статей УК РФ, касающихся налоговых преступлений. Одни специалисты говорят о небезупречности, с юридико-технической точки зрения, конструкций закрепленных в УК РФ норм, карающих за уклонение от уплаты налогов, несмотря на очередное внесение законодателем дополнений и изменений в ст. 198 и 199 настоящего Кодекса*1; другие занимают более радикальную позицию, заявляя, что с момента изменения УК РФ прошло уже больше года, но ясности в сути произведенных изменений, к сожалению, не только не прибавилось, но стало много меньше*2.
     _____
     *1 Гладких С.Н. О внесении изменений и дополнений в статьи 198 и 199 УК РФ // Адвокат. - 2004. - N 3.     
     *2 Лопашенко Н.А. Проблемы законодательной регламентации налоговых преступлений в изменившемся Уголовном кодексе // Налоговые споры: теория и практика. - 2004. - N 5.
     
     Некоторые специалисты видят решение возникающих вопросов только в формировании надлежащей судебной практики.
     
     Как отмечается в обзоре судебно-следственной практики расследования преступлений в сфере налогообложения, подготовленном Управлением по организации расследования налоговых преступлений Следственного комитета при МВД России, налоговые составы преступлений в настоящее время более четко обозначены по сравнению с прошлыми редакциями УК РФ, однако в ходе мониторинга их действия выявились спорные вопросы, которые сложно квалифицировать. Прежде всего это проблемы, связанные с определением понятий, определяющих объективную сторону составов преступлений, а также с применением примечаний к ст. 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ*1.
     _____
     *1 Обзор судебно-следственной практики расследования преступлений в сфере налогообложения / Следственный комитет при МВД России. - М., 2004. - С. 2.
     
     Не отрицая наличия определенных проблем в применении статей УК РФ, касающихся налоговых преступлений, отметим, что непонимания уголовно-правовых норм среди практиков нет. В отдельных регионах имеются трудности с определением работниками прокуратуры, сотрудниками налоговых органов и т.д. условий наступления уголовной ответственности за налоговые преступления. Однако большинство этих проблем может быть разрешено в рабочем порядке, в том числе с помощью наработанной и нарабатываемой судебной практики.
     
     Рассмотрим одну из проблем - отсутствие единого критерия оценки правомерности расходования денежных средств налогоплательщиков - юридических лиц при наличии задолженности перед бюджетом.
     

2. Определение критерия оценки правомерности расходования денежных средств налогоплательщиков - юридических лиц при наличии задолженности перед бюджетом

     
     Статья 199.2 УК РФ предусматривает ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов.
     
     Общественная опасность подобных противоправных действий заключается в том, что эти действия посягают на установленный порядок налогообложения и препятствуют нормальной деятельности налоговых органов по взысканию недоимок по налогам и сборам.
     
     В отличие от преступлений, предусмотренных ст. 198, 199 и 199.1 УК РФ, преступное поведение налогоплательщика направлено не на уклонение от уплаты налогов (сборов) или на неисполнение обязанностей по их удержанию и перечислению, а на непогашение недоимки, которая образовалась в результате неисполнения соответственно налогоплательщиком (плательщиком сбора), налоговым агентом вышеуказанных обязанностей*1.
     _____
     *1 См. подробнее: Кучеров И.И., Соловьев И.Н. Уголовная ответственность за налоговые преступления. - М.: АО "Центр - ЮрИнфор", 2004.
     
     У правоприменителей определенные трудности вызывает определение понятия "сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которого должно осуществляться взыскание налогов". С одной стороны, сложилось мнение, что неисполнение требований ст. 855 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) путем расходования средств предприятия либо перечисления денег, минуя счет недоимщика, с их полным отражением по бухгалтерским учетам не образует состава данного преступления. Только неотражение соответствующих расчетов в бухгалтерском учете может быть признаком преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ. С другой стороны, имеется противоположная точка зрения по данному вопросу, а именно: если предприятие производит расчеты, минуя расчетный счет, и при этом отражает операции в своем учете, то эти действия образуют состав преступления, предусмотренный ст. 199.2 УК РФ, поскольку предприятие совершает сокрытие денежных средств, то есть выводит их из-под механизма принудительного взыскания недоимки.
     
     Однако в настоящее время не имеется единого, понятного для всех критерия оценки правомерности расходования денежных средств налогоплательщиков - юридических лиц при наличии задолженности перед бюджетом. Ссылки на очередность платежей, предусмотренную ст. 855 ГК РФ, довольно редко принимаются во внимание прокуратурой и судом.
     
     По нашему мнению, при возбуждении уголовного дела по фактам сокрытия денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и (или) сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, необходимо устанавливать не просто сам факт сокрытия (то есть то, что недоимка не погашалась при наличии средств), но и то, для чего скрывались средст- ва. Чаще всего это личная корыстная заинтересованность должностных лиц организаций в получении имущественной выгоды, расходовании вышеуказанных средств на личные нужды или их присвоение.
     
     В связи с этим достаточно часто в судебной практике приходится отвечать на следующий вопрос: распространяется ли предусмотренная ст. 199.2 УК РФ уголовная ответственность на лиц, которые нарушают установленную очередность списания денежных средств со своих счетов, направляя денежные средства не на погашение налоговой недоимки, а например, на хозяйственные нужды? С нашей точки зрения, все зависит от корыстной заинтересованности конкретного руководителя. Если деньги, подлежащие внесению в бюджет, направляются на приобретение дорогостоящей мебели, автотранспорта, оплату командировок, то, конечно, такие руководители должны подвергаться уголовной ответственности.
     
     Но если деньги идут на покупку комплектующих изделий или оплату коммунальных платежей? В этом случае, если деньги расходуются для целей производства, должно соблюдаться следующее правило: сначала налоги, а потом уже комплектующие изделия. Однако если погашается задолженность по электроэнергии, в результате чего создаются условия для дальнейшего функционирования организации, то здесь к применению уголовных санкций необходимо относиться более внимательно. Рассмотрим за-тронутую проблему, используя судебную практику и уже состоявшиеся приговоры.
     

3. Наиболее часто встречающиеся  в ходе судебных процессов обстоятельства, которые принимаются во внимание судами  в ходе определения правомерности расходования денежных средств

     
     1. Неперечисление денежных средств в счет погашения недоимки по причине необходимости сохранения рабочих мест - исключительное обстоятельство, существенно уменьшающее степень общественной опасности преступления.
     
     Как показывает судебная практика, существенное значение для суда имеет мотивация неперечисления денежных средств в бюджет.  В принципе, в данном случае суд рассматривает это как исключительное обстоятельство, смягчающее наказание.
     
     Так, при рассмотрении дела N 1-363/2001 по обвинению Беликова М.В., генерального директора ЗАО "Энергомонтаж", и Костыря И.Ф., главного бухгалтера ЗАО "Энергомонтаж", Эжвинский федеральный районный суд г. Сыктывкара Республики Коми отметил следующее.
     
     Подсудимые, заведомо зная, что у ЗАО "Энергомонтаж" имелась прогрессирующая налоговая задолженность в фонды, выставившие ЗАО инкассовые поручения на сумму задолженности, которые в соответствии со ст. 855 ГК РФ относятся к платежам третьей очереди, часть поступивших на предприятие денежных средств направляли не на погашение задолженности, а на производственные нужды (на оплату производственных и транспортных расходов, для расчетов с поставщиками), которые относятся к платежам пятой очереди.
     
     В ходе судебного заседания подсудимый Беликов М.В. вину признал полностью и пояснил, что одной из основных причин образования задолженности явилось то, что с ЗАО не производились расчеты за выполненную работу, в результате чего общество было на картотеке, долгов было больше, чем ЗАО имело средств на их погашение. В результате ЗАО не могло использовать на производственные нужды, необходимые для функционирования предприятия, денежные средства, поступавшие на расчетный счет.
     
     В итоге суд посчитал вину подсудимых доказанной. Обстоятельствами, смягчавшими наказание, суд признал мотивы совершения преступления - с целью сохранения платежеспособности ЗАО и рабочих мест. Суд признал вышеуказанные мотивы исключительными обстоятельствами, существенно уменьшающими степень общественной опасности совершенного преступления, что позволяло назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено законом за данное преступление.
     
     Беликов М.В. и Костыря И.Ф. были приговорены к двум годам и трем месяцам и двум годам лишения свободы условно без применения к ним дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с осуществлением контроля и распоряжения денежными средствами предприятия.
     
     2. Производственная необходимость не отождествляется с крайней необходимостью.
     
     Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что в большинстве случаев суды принимают во внимание ссылки обвиняемых на то, что денежные средства не перечислялись в бюджет в связи с необходимостью оплаты коммунальных услуг, сохранения платежеспособности, приобретения комплектующих, сохранения коллектива и т.д. При этом вышеуказанные объяснения расцениваются как обстоятельства, смягчающие ответственность.
     
     Так, Прилузский федеральный районный суд Республики Коми при рассмотрении дела N 1-44/2001 по обвинению Нефедова И.А., конкурсного управляющего ЗАО "Летский леспромхоз", отметил следующее.
     
     За период работы подсудимого в должности в кассу ЗАО поступали денежные средства и имелась реальная возможность перечислять поступающие денежные средства на расчетный счет общества и погашать задолженность по налогам. Однако поступающие в кассу денежные средства на расчетный счет ЗАО не поступали, налоги не уплачивались.
     
     Подсудимый распоряжался наличными денежными средствами ЗАО "Летский леспромхоз", которые поступили в кассу общества за вышеуказанный период, и, зная о том, что общество не имело разрешения банка на расходование выручки из кассы, не перечислял поступавшие денежные средства на расчетный счет ЗАО, так как осознавал, что расчетный счет общества находился на картотеке и в случае перечисления денежных средств на расчетный счет они были бы перечислены на погашение задолженности по уплате налогов.
     
     При этом Нефедов И.А., зная о существовании налоговой задолженности, осознавая свою обязанность по ее уплате, имея реальную возможность направить часть денежных средств ЗАО на уплату налогов, израсходовал из кассы общества денежные средства в сумме 5,4 млн. руб. на хозяйственные нужды ЗАО (приобретение ГСМ, запасных частей) и на расчеты с кредиторами.
     
     Подсудимый не признал вину в предъявленном обвинении, а по существу обвинения пояснил, что действовал в точном соответствии с законом о банкротстве. Он не перечислял на расчетный счет и специальный счет наличные деньги, которые использовались им на заработную плату работников, приобретение ГСМ, а на выплату налогов и других обязательных платежей средств не оставалось. При этом подсудимый, по его мнению, действовал в интересах ЗАО. Как внешний управляющий только он мог распоряжаться денежными средствами.
     
     Однако суд, исследовав обстоятельства дела, пришел к выводу, что вина подсудимого в совершении преступления была доказана. В частности, в приговоре отмечено, что производственная необходимость, на которую ссылался подсудимый, не могла являться основанием для прекращения уголовного дела и не отождествлялась с крайней необходимостью. Доводы о том, что полученные денежные средства расходовались на погашение задолженности первой и второй очереди, не могли быть приняты во внимание, так как было установлено, что при поступлении денежных средств в ЗАО частично гасилась задолженность второй очереди, а часть денежных средств уходила на производственные нужды, что не относилось к платежам ни первой, ни второй очереди. Задолженность по налогам за период внешнего управления превысила 7 млн. руб.
     
     Учитывая смягчающие обстоятельства (первую судимость, наличие на иждивении двух несовершеннолетних детей), а также то, что Нефедов И.А. вину не признал и не раскаялся, суд приговорил его признать виновным и назначить наказание - два года шесть месяцев лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с выполнением управленческих функций в коммерческой или иной организации, на два года условно.
     
     3. Перечисление денежных средств по договорам гражданско-правового характера при наличии налоговой недоимки образует состав преступления, так как характер этих договоров не дает оснований считать их исполнение первоочередной задачей по сравнению с уплатой налогов.
     
     Существенное значение имеет то, на что идут скрываемые суммы, каков характер договоров, обязательств и т.д. Так, в марте 2003 года за совершение преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, был осужден Кузьмичев А.О., который,  являясь генеральным директором ООО "Юнитрэлл" и будучи осведомленным об имеющейся у ООО задолженности по НДС, по своему усмотрению принимал решения о перечислении денежных средств с расчетного счета общества, помимо исполнения обязанностей по уплате НДС на общую сумму 2,15 млн. руб., во исполнение гражданско-правовых обязательств по договорам, а также расходовал денежные средства на иные цели.
     
     Допрошенный в судебном заседании подсудимый Кузьмичев А.О. вину свою не признал и показал, что в тот период времени у ООО сложилось тяжелое финансовое положение. Общество было на грани банкротства, а потому он, не отказываясь от исполнения обязанности по уплате налогов в бюджеты разных уровней, в первую очередь стремился стабилизировать финансово-экономическое положение ООО. Поэтому он давал распоряжения и подписывал платежные поручения на перечисление с расчетного счета общества различных денежных сумм во исполнение заключенных договоров, в том числе связанных с рекламой предоставляемых ООО "Юнитрэлл" услуг, поскольку привлечение новых клиентов было необходимо для того, чтобы общество не прекратило своего существования.
     
     Суд отметил, что об умысле подсудимого свидетельствовал тот факт, что, зная об имевшейся задолженности перед бюджетом, Кузьмичев А.О. принимал решение о расходовании денежных средств ООО "Юнитрэлл" на иные нужды, притом что сам характер договоров, во исполнение которых расходовались средства (получение организацией рекламных, консультативных и информационных услуг, предоставление займа и т.д.), не давал оснований считать исполнение договоров первоочередной задачей по сравнению с уплатой налогов.
     
     Суд не согласился с доводами подсудимого о том, что неуплата налогов обществом в инкриминируемый ему период времени произошла вследствие тяжелого финансового положения ООО "Юнитрэлл", когда организация находилась на грани банкротства.
     
     Как было указано выше, исследованные в судебном заседании платежные поручения, согласно которым ООО "Юнитрэлл" расходовало денежные средства во исполнение договоров, свидетельствовали о том, что Кузьмичев А.О. имел реальную возможность погасить имевшуюся у общества задолженность по НДС. Кроме того, из представленных защитой ксерокопий писем ООО "Юнитрэлл" в различные инстанции с просьбой предоставить отсрочку по уплате налогов или произвести реструктуризацию задолженности следовало, что эти письма направлялись начиная с апреля 2002 года, то есть после начала налоговой проверки деятельности ООО "Юнитрэлл", которая проводилась согласно материалам дела с 03.03.2002 по 17.04.2002. Таким образом, суд пришел к выводу о том, что данные письма являлись попыткой оправдать преступное уклонение от уплаты налогов.
     
     4. Производственная необходимость не является ни смягчающим обстоятельством, ни основанием для прекращения уголовного дела, а состав преступления образуется с момента фактической неуплаты задолженности по истечении сроков уплаты независимо от того, были ли в дальнейшем погашены задолженности.
     
     Как показывает практика, суды часто четко разделяют производственную необходимость и ситуацию крайней необходимости. При этом производственная необходимость с точки зрения суда, не может рассматриваться ни как смягчающее обстоятельство, ни как основание для прекращения уголовного дела.
     
     Так, Останкинский районный суд СВАО г. Москвы, рассматривая уголовное дело по обвинению Губова А.В., работающего генеральным директором Государственного унитарного оптово-розничного плодоовощного ОАО "Оптторг", и Бондаревой В.И., работающей главным бухгалтером этого ОАО, в резолютивной части постановления суда отметил, что судом проверены и не приняты доводы защиты и подсудимых о том, что все действия последних были вызваны крайней необходимостью и не были умышленными. Показания подсудимых в этой части проверены судом, признаны явно надуманными, направленными на уклонение от ответственности за содеянное и полностью опровергались показаниями свидетелей, материалами дела, а также показаниями самих подсудимых, данными ими на стадии предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства. Суд пришел к выводу, что Губов А.В. как генеральный директор ОАО "Оптторг" и Бондарева В.И. как главный бухгалтер предприятия, имея возможность погасить налоговую задолженность, производили расчеты с поставщиками и подрядчиками за выполненные работы, оказанные услуги и поставленные товары, с дебиторами и кредиторами через кассу предприятия, минуя расчетный счет. Кроме того, имея задолженность перед бюджетом, руководство ОАО "Оптторг" считало возможным выдавать ссуды своим рабочим на суммы 30 000 руб. и более на срок в один год. При этом суд отметил, что денежных средств общества, имевшихся в кассе в вышеуказанный период времени, хватило бы на погашение задолженности, но подсудимые умышленно игнорировали данное обстоятельство, полагая, что, так же как и в предыдущие налоговые периоды, рассчитаются с бюджетом в конце года. Каких-либо кардинальных мер (взять кредит и т.п.) для исправления сложившейся ситуации ни Губов А.В., ни Бондарева В.И. не предпринимали. Производственная необходимость, которую суд усматривал в данном случае, не могла служить основанием для прекращения уголовного дела по данному делу и ее нельзя было отождествлять с крайней необходимостью.
     
     Заявленное адвокатом требование о прекращении данного уголовного дела за отсутствием в действиях подсудимых состава преступления было также проверено судом и не подлежало удовлетворению по следующим основаниям.  В ходе судебного следствия было установлено, что данное уголовное дело было возбуждено законно и обоснованно по результатам проведенной проверки финансово-хозяйственной деятельности общества. Акт исследования документов ОАО "Оптторг", составленный на основании Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", послужил основанием для возбуждения уголовного дела и в данном случае не являлся актом налоговой проверки. В действиях подсудимых на момент возбуждения дела имелись признаки состава преступления и основания, подтверждавшие их значение для такого решения. Ссылка защиты на тот факт, что на момент составления акта проверки ОАО "Оптторг" и предъявления подсудимым обвинения задолженность вышеуказанного общества перед бюджетом была полностью погашена, также не могла быть принята судом в обоснование отсутствия состава преступления. Суд в этой части согласился с представителем государственного обвинения и посчитал, что состав налогового преступления образовался с момента фактической неуплаты задолженности по истечении сроков уплаты независимо от того, была ли в дальнейшем задолженность погашена.
     
     5. Сложившаяся социально-экономическая обстановка в ряде регионов поставила большинство предприятий на грань выживания, поэтому направление средств на заработную плату, оплату электроэнергии и поддержание систем безопасности предприятия можно признать действиями, совершенными в состоянии крайней необходимости.
     
     Все же встречаются ситуации, при которых лицо идет на заведомые нарушения законодательства о налогообложении, скрывает полученные денежные средства при наличии недоимки, хотя имеет соответствующую возможность уплатить хотя бы часть налогов, и тем не менее его действия могут быть расценены не как преступные.
     
     Крайняя необходимость является одним из обстоятельств, исключающих преступность деяния. В соответствии со ст. 39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением же пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда вышеуказанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.
     
     Так, генеральный директор ОАО "Ремстанок" Давыдов А.А. в нарушение очередности списания денежных средств с банковского счета налогоплательщика направлял получаемую от выполнения работ и реализации продукции предприятия выручку не на погашение имевшейся недоимки, а на иные цели производственной деятельности - выплату заработной платы, погашение долгов по электроэнергии, поддержание систем безопасности предприятия в исправном состоянии.
     
     В рассматриваемом случае позиция областной прокуратуры заключалась в том, что, хотя долги перед бюджетом были первоочередными по сравнению с долгами по зарплате, неуплата налога причинила меньший вред, чем повлекла бы невыплата заработной платы из имевшихся у ОАО средств. Была также учтена социально-экономическая обстановка в регионе, в котором большинство предприятий находилось на грани банкротства, а также необходимость для области бесперебойной работы ОАО, важность сохранения рабочих мест.
     
     В итоге действия Давыдова А.А. были признаны совершенными в состоянии крайней необходимости.
     
     Однако следует отметить, что в настоящее время ситуация в экономике страны выравнивается. Кризиса неплатежей уже давно нет. Транспорт выполняет свои функции в полном объеме.  В этих условиях говорить о какой-то сложной социально-экономической обстановке в отдельно взятом регионе уже достаточно сложно. Да и производственная необходимость - это не более чем самооправдание нежелания платить вовремя причитающиеся государству налоги.  У хорошего хозяина и зарплата платится вовремя, и комплектующие всегда есть, и налоги уплачены в полном объеме и в срок.
     
     Наряду с вышеизложенным следует отметить, что суд не всегда занимает взвешенную позицию. В приведенном ниже примере показано, как суд принял в качестве обстоятельств, исключавших уголовную ответственность:
     
     - решение общего собрания акционеров, изменившее по своему усмотрению установленную очередность списания денежных средств;
     
     - отсутствие у предприятия реальной финансовой возможности уплачивать налоги;
     
     - складывающуюся неблагоприятную социально-экономическую ситуацию в регионе.
     
     Так, Курганский городской суд привлек по делу N 1-4108-01 к уголовной ответственности Сиднева А.П., генерального директора ОАО "ПАТП-1", которое имело существенную недоимку по  налогам, однако в нарушение очередности списания денежных средств со счетов направляло поступавшую выручку на иные цели, помимо уплаты налогов.
     
     В ходе судебного заседания судом было отмечено, что, поскольку ОАО находилось на грани банкротства, с целью сохранения трудового коллектива и производственного потенциала на заседании совета директоров было единогласно принято решение об очередности платежей. За данное решение в том числе проголосовал и представитель владельца государственного пакета акций Найданов О.Н. В первую очередь было решено направить денежные средства на зарплату рабочим, во вторую очередь - на производственные нужды, в третью очередь - на уплату налогов в местный бюджет и фонды, в последнюю очередь - на уплату федеральных налогов. Вышеуказанное решение было поддержано общим собранием акционеров, что согласуется со ст. 48 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ  "Об акционерных обществах", согласно которой к компетенции общего собрания акционеров относится распределение прибылей и убытков общества. Сиднев А.П. был обвинен в том, что ОАО не уплачивало суммы налогов, несмотря на то что оно имело денежные средства. Не ясно, по каким критериям орган предварительного следствия пришел к выводу о наличии у ОАО реальной финансовой возможности для уплаты налогов в полном объеме. Если орган предварительного следствия делал такой вывод на основании актов проверки финансово-хозяйственной деятельности ОАО исходя из движения денежных средств на счете организации и по кассе, то с этим нельзя согласиться. Движение денежных средств на расчетном счете и в кассе еще не свидетельствует о благоприятном экономическом развитии организации. Суд посчитал, что вопрос о наличии у ОАО реальной возможности уплаты налогов в полном объеме необходимо было решать с учетом социально-экономической ситуации в Курганской области. Акты документальных проверок также не свидетельствовали о виновности Сиднева А.П.  В актах проверок всего лишь были отражены суммы задолженностей по налогам, суммы, поступившие на расчетный счет и в кассу предприятия, и использование денежных средств. Сам факт неуплаты налогов в полном объеме по причине отсутствия реальной финансовой возможности и при предоставлении налоговой инспекцией отсрочек платежей не являлся, по мнению суда, преступлением.
     
     Все же следует признать, что подобное судебное решение носит пока единичный характер и не отражает общую тенденцию складывающейся судебной практики. Однако мы привели его для того, чтобы показать, что при формировании доказательственной базы по ст. 199.2 УК РФ необходимо искать и иные доказательства, указывающие на наличие умысла, кроме простой констатации факта недоимки и расходования средств на иные нужды.
     
     Таким образом, нельзя установить достаточно определенные критерии для всех случаев, когда неуплата налогов происходит в ситуации крайней необходимости, поскольку многие обстоятельства, исключающие преступность деяния, имеют оценочный характер.
     
     Отметим, что суды крайне редко признают факты сокрытия денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов, действиями, совершенными в условиях крайней необходимости. Чаще всего суды находят смягчающие или исключительные обстоятельства, на основании которых назначают более мягкие наказания, однако не считают вышеуказанные обстоятельства основаниями для прекращения уголовного преследования. Следует особо отметить, что к ситуации крайней необходимости нельзя "привязать" перечисление денежных средств, например, на социально полезные цели (нужды детского сада или детского дома). Можно найти много учреждений социальной защиты, нуждающихся в спонсорской помощи. Однако государство не должно давать налогоплательщику свободу выбора направлять денежные средства, подлежащие внесению в бюджет в качестве налогов, на какие-либо иные цели.
     
     В противном случае это, к сожалению, может перерасти в очередной вид бизнеса.