Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Постановление Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"


Постановление Пленума ВАС РФ

от 15.12.2004 N 29

"О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"

     _____
     *1 Для удобства пользования текст постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 и комментарий к нему объединены; при этом текст документа выделен полужирным шрифтом, текст комментария - светлым курсивом.
     

Извлечения


Комментарий

     
     А.С. Ермоленко,
ведущий юрисконсульт компании "ФБК", к.ю.н.
     

     Мнение ВАС РФ, касающееся применения Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон N 127-ФЗ), ожидалось специалистами давно. С самого момента выхода Закона N 127-ФЗ и его вступления в силу большая часть разговоров о его недостатках (надо сказать, многочисленных) заканчивалась словами о том, что единственный способ как-то поправить создавшееся положение - максимально возможно использовать полномочия судебной ветви власти по формированию правового поля.
     
     Фактически судебная власть высказалась только в настоящее время - по прошествии двух лет. Ясно, что, с одной стороны, формирование позиции ВАС РФ имеет в своей основе судебную практику применения Закона N 127-ФЗ нижестоящими судами, которая не может сложиться за один день. С другой стороны, очевидно, что аккумулировать опыт целых два года в условиях неприменимости весьма важных положений Закона N 127-ФЗ вовсе не обязательно, да и всем, кто интересовался данной проблемой более подробно, известно, что причиной столь долгого молчания высшей судебной инстанции был не только недостаток практики, но и определенные околоправовые моменты, в том числе неспособность или нежелание самих судей ВАС РФ договориться. Проект постановления Пленума ВАС РФ был готов еще летом 2003 года.
     
     Попробуем разобраться, о чем же говорит ВАС РФ, на какие вопросы отвечает рассматриваемое постановление Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 (далее - Постановление N 29).
     
     <...> 1. По смыслу пункта 2 статьи 4 Закона о банкротстве для определения наличия признаков банкротства должника могут учитываться соответствующие суммы, взысканные судом вместо причитавшегося кредитору исполнения обязательства в натуре (стоимость не переданной кредитору оплаченной им вещи, стоимость оплаченных, но не выполненных должником работ или услуг и др.). Такие требования кредиторов подлежат включению в реестр требований кредиторов в качестве требований конкурсных кредиторов и удовлетворяются в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве. Такой же правовой режим распространяется и на суммы, присужденные кредитору в связи с изменением способа или порядка исполнения судебного акта или постановления иного органа (статья 324 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), статья 434 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ)).
     
     В ст. 4 Закона N 127-ФЗ говорится о составе и размере денежных обязательств и обязательных платежей, то есть о суммах, которые подлежат взысканию с должника и являются фактически основой для заявления требования о банкротстве (определения наличия признаков банкротства) и формирования реестра требований кредиторов. Несмотря на то, что п. 2 ст. 4 Закона N 127-ФЗ, казалось бы, исчерпывающе перечисляет разновидности задолженности, наличие которой может стать правовым основанием для начала процесса банкротства, ВАС РФ, внося свои пояснения, по сути, еще больше увеличивает их число. Так, Суд указывает, что основания для банкротства имеются не только в случае, если должник не оплатил товар (услугу), переданный (оказанную) кредитором, то есть если обязательство должника очевидно денежное, но и в прямо противоположной ситуации, если кредитор заплатил деньги, а обязанностью должника является передать или сделать что-либо в пользу кредитора. В этом случае обязанность должника носит неденежный, натуральный характер, но может быть оценена в деньгах. ВАС РФ в этой ситуации посчитал, что на недобросовестных должников по таким обязательствам должны распространяться правила п. 2 ст. 4 Закона N 127-ФЗ, то есть отсутствие формального признака ("денежности" обязательства, применительно к первоначальному обязательству) не должно служить основанием для защиты подобных должников.
     

     Примерно такая же ситуация сложилась с изменением способа или порядка исполнения судебного акта в соответствии со ст. 324 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) и ст. 434 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ). Анализ норм вышеупомянутых статей Кодексов показывает, что суд, применяя эти статьи, не ограничен никакими специальными нормами, кроме общих правил о новации, закрепленных в ст. 414 Гражданского кодекса Российской Федерации. Таким образом, очевидно, что в результате неденежное обязательство также может быть заменено судом на денежное, поэтому ВАС РФ своим толкованием предоставил кредиторам защиту и по таким обязательствам.
     
     Читателям журнала следует обратить внимание на то, что в Постановлении N 29 говорится только о суммах, взысканных судом, то есть о денежных обязательствах (пусть и основанных на неденежных, о которых шла речь выше), закрепленных в судебном акте и соответствующем исполнительном документе, как того требует, например, п. 2 ст. 7 Закона N 127-ФЗ. Иными словами, защита не должна предоставляться в отношении неденежных требований к должнику, которые не подтверждены судом и, следовательно, не переведены в денежные, не имеют закрепленного судебным актом стоимостного выражения.
     
     2. В соответствии с пунктом 5 статьи 4 Закона о банкротстве требования кредиторов по обязательствам, не являющимся денежными, могут быть предъявлены в суд и рассматриваются судом, арбитражным судом в порядке, установленном процессуальным законодательством. При рассмотрении указанных споров обеспечительные меры, предусмотренные процессуальным законодательством в части ограничения распоряжения ответчиком принадлежащим ему имуществом, не применяются, если в отношении должника (ответчика в исковом производстве) введены процедуры финансового оздоровления (пункт 1 статьи 81 Закона), внешнего управления (пункт 1 статьи 94 Закона), конкурсного производства (пункт 1 статьи 126 Закона).
     
     Арест имущества должника, а также иные ограничения должника в части распоряжения принадлежащим ему имуществом могут быть применены лишь по определению арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве должника.
     
     Под обеспечительными мерами действующее процессуальное законодательство понимает срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя (часть 1 ст. 90 АПК РФ), непринятие которых может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда (ст. 139 ГПК РФ). В частности, часть 1 ст. 91 АПК РФ указывает, что обеспечительными мерами могут быть:
     
     1) наложение ареста на денежные средства или иное имущество, принадлежащие ответчику и находящиеся у него или других лиц;
     
     2) запрещение ответчику и другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора;
     
     3) возложение на ответчика обязанности совершить определенные действия в целях предотвращения порчи, ухудшения состояния спорного имущества;
     
     4) передача спорного имущества на хранение истцу или другому лицу;
     
     5) приостановление взыскания по оспариваемому истцом исполнительному или иному документу, взыскание по которому производится в бесспорном (безакцептном) порядке;
     
     6) приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста.
     
     Важно обратить внимание на то, что перечень таких мер, применимых в арбитражном процессе, является открытым, поскольку там же, в части 1 ст. 91 АПК РФ, указано, что арбитражным судом могут быть приняты иные обеспечительные меры, а также одновременно может быть принято несколько обеспечительных мер. Та же норма содержится в ст. 140 ГПК РФ, которая приводит сходный перечень мер по обеспечению иска.
     
     Позиция ВАС РФ основывается, видимо, на том, что поименованные процедуры банкротства сами по себе позволяют установить достаточный контроль за активами должника; в то же время применение иных ограничений, и притом другим судом, нежели суд, рассматривающий дело о банкротстве, в связи с требованиями, не внесенными в реестр требований кредиторов (в том числе и в результате недобросовестности кредиторов), может существенно затруднить управление предприятием в кризисной ситуации.
     
     Следует отметить тот факт, что ВАС РФ не воспользовался случаем устранить сомнения касательно возможности и порядка удовлетворения неденежных требований кредиторов к должнику, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве. Закон N 127-ФЗ прямо на эти вопросы не отвечает, а какое-либо уменьшение имущественной массы должника, не предусмотренное этим Законом, очевидно, противоречит его смыслу. Проблема таких кредиторов, вероятно, может быть решена через использование уже упоминавшегося процессуального порядка изменения способа исполнения обязательства (ст. 324 АПК РФ, ст. 434 ГПК РФ).
     В случае замены неденежного обязательства денежным последнее, по смыслу
Закона N 127-ФЗ, должно быть отнесено к текущим платежам в соответствии со ст. 5 этого Закона, которые удовлетворяются вне очереди по мере наступления срока исполнения. Основанием же изменения способа исполнения может служить для соответствующего суда очевидная проблематичность натурального исполнения обязательства в рамках дела о банкротстве, в основе которой лежит отсутствие необходимых норм в Законе N 127-ФЗ.
     
     3. Согласно пунктам 1 и 2 статьи 5 Закона о банкротстве текущими платежами в деле о банкротстве и в процедурах банкротства являются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства. Требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур банкротства не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве.
     
     После введения следующей процедуры банкротства платежи по исполнению обязательств, возникших до принятия заявления о признании должника банкротом, срок исполнения которых наступил до даты введения следующей процедуры, не являются текущими платежами. При этом платежи по обязательствам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом, независимо от смены процедуры банкротства, относятся к текущим платежам.
     
     Проценты, начисляемые в соответствии с пунктом 2 статьи 81 и пунктом 2 статьи 95 Закона о банкротстве, не являются текущими платежами и в силу прямого указания Закона удовлетворяются согласно пункту 3 статьи 137. <...>
     
     Вопрос об отнесении платежей к текущим является принципиально важным, поскольку, как уже было отмечено, их режим отличается от режима остальной задолженности кредиторов. С учетом того что, по некоторым оценкам, размер долгов, возвращаемых кредиторам в банкротстве, составляет примерно шесть копеек на один рубль задолженности, очевидно, что текущие платежи - это практически те деньги, которые можно реально получить от предприятия, находящегося в процессе банкротства.
     
     При оценке задолженности для ее отнесения к текущим платежам либо для внесения в реестр требований кредиторов имеют значение два основных временных фактора: момент возникновения обязательства и момент наступления срока его исполнения, которые, очевидно, могут не совпадать. ВАС РФ указывает, что в случае наступления первого момента (возникновение обязательства) после начала процесса банкротства (принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом) такое обязательство в любом случае становится текущим независимо от того, когда наступает второй момент (срок исполнения). Если и само обязательство возникает, и момент уплаты наступает раньше, чем суд принимает указанное заявление, такие требования после соблюдения определенной Законом N 127-ФЗ процедуры попадают в реестр кредиторов и фактически образуют задолженность должника в банкротстве. А вот когда обязательство возникло до принятия судом заявления, а срок его исполнения наступил уже после, в конкретной процедуре банкротства (скажем, в наблюдении) такое обязательство относится в соответствии с п. 1 ст. 5 Закона N 127-ФЗ к текущим платежам. Однако ВАС РФ фактически указал, что с переходом к следующей процедуре банкротства (скажем, к внешнему управлению) статус этого обязательства меняется, и после начала новой процедуры оно текущим более не признается. При этом понятно, что обязательство не может быть аннулировано (прекращено) только потому, что началась другая процедура банкротства. Следовательно, не будучи текущим, такое требование после подтверждения его размера судом подлежит включению в реестр, а кредитор по такому обязательству становится конкурсным кредитором. Данная позиция подтверждается и положениями п. 1 ст. 4 Закона N 127-ФЗ, в котором указано, что состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, возникших до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и заявленных после принятия арбитражным судом такого заявления и до принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, определяются на дату введения каждой процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства.
     
     Что же касается процентов, начисляемых на сумму задолженности в процедурах финансового оздоровления и внешнего управления (п. 2 ст. 81 и п. 2 ст. 95 Закона N 127-ФЗ), то указание п. 3 ст. 137 этого Закона в отношении их вряд ли можно признать прямым, поскольку в Законе N 127-ФЗ существует некоторая нечеткость формулировки и при определенном подходе такие проценты можно было бы рассматривать как текущие платежи. Однако ВАС РФ внес в этот вопрос ясность, указав, что к таким обязательствам следует применять именно режим штрафных санкций, упоминаемых в п. 3 ст. 137 Закона N 127-ФЗ, и взыскивать их после удовлетворения требований всех кредиторов третьей очереди по основным обязательствам и соответствующим процентам.
     

(Продолжение следует)