Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 17.11.2004 N 85 "Обзор практики разрешения споров по договору комиссии"


Приложение к
информационному письму Президиума ВАС РФ

от 17.11.2004 N 85

"Обзор практики разрешения споров по договору комиссии"*1

     _____
     *1 Для удобства пользования текст настоящего Федерального закона и комментарий к нему объединены; при этом текст Закона выделен полужирным шрифтом, текст комментария - светлым курсивом.
     

Комментарий

     

В.Р. Захарьин,
к.э.н
     

     В соответствии со ст. 990 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. По сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.
     
     Реализация товаров на условиях договора комиссии в последние годы приобрела весьма большое распространение. Причем на подобных условиях продаются не только потребительские товары, но и объекты основных средств (недвижимости), права требования и иные виды активов организаций. В связи с расширением сферы действия применения договоров комиссии возникают вопросы, обусловленные спорными ситуациями, имеющими место как в отношениях между сторонами договора, так и в их взаимоотношениях с третьими лицами.
     
     В Обзоре практики разрешения споров по договору комиссии - приложении к информационному письму Президиума ВАС РФ от 17.11.2004 N 85 (далее - Обзор) обобщена арбитражная практика по делам, связанным с договорами комиссии, за несколько последних лет.
     
     1. Правовая природа договора, по которому товар передается на реализацию, определяется судом исходя из толкования условий данного договора и фактических отношений сторон, сложившихся при его заключении и исполнении.
     
     Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании долга по договору реализации товара, заключенному между ними.
     
     Истец полагал, что состоявшаяся сделка является договором купли-продажи, в котором определен срок оплаты. По истечении указанного срока переданный ответчику товар подлежал оплате по согласованной сторонами цене даже в том случае, если товар еще не был реализован. Договорное условие о том, что товар подлежит оплате по мере реализации, но не позднее определенного срока, по мнению истца, служило обоснованием той отсрочки оплаты, которая была предоставлена покупателю.
     
     Ответчик возражал против заявленных требований, полагая, что заключенная сделка отвечает признакам договора комиссии, а не договора купли-продажи, в связи с чем согласно пункту 1 статьи 990 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) обязанность ответчика по оплате принятого на реализацию товара не возникает до момента его фактической реализации. Поскольку ответчик представил доказательства того, что товар реализован лишь частично и в оставшейся части может быть возвращен истцу, он считал требования истца не подлежащими удовлетворению.
     

     Суд удовлетворил иск в полном объеме, указав на следующие обстоятельства. Совокупность условий рассматриваемой сделки свидетельствует о том, что между сторонами заключен договор купли-продажи. При наличии в данном договоре условия об оплате не позднее определенного срока в нем отсутствуют условия, свойственные комиссионным отношениям. Приняв на себя обязанность оплатить товар не позднее определенной даты, ответчик согласился нести риск невозможности дальнейшей продажи товара, что соответствует договорным отношениям купли-продажи.
     
     В другом деле закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью оплаты за переданный на реализацию товар и процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами в результате просрочки уплаты.
     
     Между истцом и ответчиком заключен договор, в силу которого ответчик обязался по поручению истца за вознаграждение совершить от своего имени за счет последнего сделки по продаже имущества (строительной техники). Истец обратился в суд, поскольку полагал, что ответчик ненадлежащим образом исполнил свои обязательства по договору, в котором предусматривалось, что товар должен быть реализован до истечения согласованного сторонами срока.
     
     Суд установил, что спорный договор по своей правовой природе является договором комиссии. По этой причине определенный сторонами график платежей должен исполняться комиссионером (ответчиком) только при условии реализации оборудования на соответствующую сумму.
     
     Согласно пункту 1 статьи 990 ГК РФ договор комиссии исполняется за счет комитента.
     
     В силу статьи 999 ГК РФ в обязанность комиссионера входит передача комитенту всего полученного для последнего по сделке данного вида. Таким образом, при отсутствии соглашения сторон об авансировании комиссионером комитента перечисление первым последнему денежных средств до реализации переданного на комиссию имущества противоречит правовой природе комиссионных отношений, так как свидетельствует об исполнении договора за счет комиссионера, который в этом случае передает не то, что им было получено по сделке.
     
     Как установлено в ходе разбирательства по делу и не оспаривается истцом, ответчик на момент рассмотрения дела не реализовал имущество на сумму, соответствующую размеру истребуемого долга. Поэтому обязанность ответчика перечислять платежи по договору в адрес истца не наступила. Следовательно, судом правомерно признано, что требования о взыскании задолженности, пеней и процентов заявлены безосновательно. По самостоятельному иску комитента суд может обязать комиссионера возместить убытки, если будет установлено, что обязательства исполнялись комиссионером ненадлежащим образом.
     

     Из разъяснений, приведенных в п. 1 Обзора, в частности, следует, что при правовой оценке последствий исполнения (или неисполнения) соответствующего договора в расчет должно приниматься только то, как в нем отражены обязательные элементы. При этом не уточнено, присутствовало ли в заголовочной части конкретных договоров указание на их принадлежность (например, договор комиссии). Исходя из практики заключения хозяйственных договоров с большой вероятностью можно предположить, что такое указание имелось. Тем не менее, при рассмотрении исковых требований арбитражные суды посчитали возможным квалифицировать принадлежность договора исходя из его содержания.
     
     Причиной разногласий между участниками договора в первом из приведенных в п. 1 Обзора случаев, по-видимому, стало неточное применение норм п. 2 ст. 990 ГК РФ, в соответствии с которым договор комиссии может быть заключен на определенный срок или без указания срока его действия. В данном случае в договоре был приведен не только срок действия договора, но и предельный срок для осуществления расчетов. Последнее условие не является обязательным элементом договора комиссии, но полностью подпадает под действие ст. 488 ГК РФ: если договором купли-продажи предусмотрена оплата товара через определенное время после его передачи покупателю (продажа товара в кредит), покупатель должен произвести оплату в срок, предусмотренный договором. Следует подчеркнуть, что ст. 488 ГК РФ допускает заключение договора купли-продажи с оплатой через определенное время, но без указания конкретного срока. Иными словами, заключенный договор может быть признан договором купли-продажи в случае, если в нем просто содержится условие об оплате переданного товара его получателем.
     
     Заметим, что при наличии условий, указанных в п. 1 Обзора, договор может быть признан договором купли-продажи только на условиях, установленных ст. 488 ГК РФ. Из этого следует, что получатель товара должен иметь право на получение процентов за пользование кредитом, а поставщик товара обязан уплатить их.
     
     Во втором случае, рассмотренном в п. 1 Обзора, в договор комиссии было включено дополнительное условие, которое не только не указано в главе 51 ГК РФ, но и прямо противоречит экономическому содержанию данного вида договора. Фактически разъяснено, что условие, в соответствии с которым комиссионер обязан уплачивать комитенту суммы, превышающие суммы оплаты, полученной от покупателей товара, переданного на комиссию, по существу, возлагает на комиссионера дополнительный риск - риск непродажи товара. Подобное условие характерно для договора купли-продажи (оптовой), но не для договора комиссии.
     

     Фактический запрет на включение в договор комиссии подобных условий не означает, что комиссионер освобождается от ответственности, если непродажа товара стала причиной его неправомерных действий или бездействия. Нормы главы 51 ГК РФ допускают возможность взыскания сумм убытков, понесенных в данном случае комитентом, в том числе и во внесудебном порядке.
     
     2. У контрагента в сделке, заключенной с ним комиссионером по поручению комитента, не возникает права требования по отношению к комитенту, за исключением случаев, когда обязанности комиссионера перешли к комитенту путем соглашения о переводе долга или на основании закона.
     
     Закрытое акционерное общество (продавец) обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю (первому ответчику) и обществу с ограниченной ответственностью (второму ответчику) о взыскании солидарно задолженности за поставленный товар.
     
     Исковые требования к первому ответчику основаны на заключенной между ним и истцом сделке купли-продажи. Требование ко второму ответчику выдвигалось ввиду заключенного между ответчиками договора комиссии, в котором комитент (второй ответчик) обязан на основании абзаца четвертого статьи 1000 ГК РФ освободить комиссионера (первого ответчика) от обязательств по оплате товара, принятых первым ответчиком по сделке купли-продажи с истцом.
     
     Суд удовлетворил иск к первому ответчику и отказал в иске ко второму ответчику, указав, что правило абзаца четвертого статьи 1000 ГК РФ регулирует внутренние отношения между комитентом и комиссионером и устанавливает обязанность комитента, которая может быть исполнена разными способами, в том числе путем перевода на комитента долга комиссионера перед истцом или непосредственного погашения комитентом этого долга.
     
     Поскольку комиссионер заключает сделку от своего имени, права и обязанности по этой сделке возникают у него во всех без исключения случаях (абзац второй пункта 1 статьи 990 ГК РФ). Эти права и обязанности могут перейти к комитенту на основании части 2 статьи 1002 ГК РФ в случае банкротства комиссионера. В настоящем деле такого основания для перехода обязанностей первого ответчика ко второму не имелось.
     
     Напомним, что в соответствии с абзацем четвертым ст. 1000 ГК РФ комитент обязан освободить комиссионера от обязательств, принятых им на себя перед третьим лицом по исполнению комиссионного поручения.
     

     Пунктом 2 Обзора разъяснено, что данная норма расширительному толкованию не подлежит. Комитент обязан освободить комиссионера только от тех обязательств, которые тот принял на себя в пользу третьих лиц, но не должен отвечать по обязательствам третьих лиц перед комиссионером. Используя терминологию бухгалтерского учета, можно сказать, что комитент обязан погасить кредиторскую задолженность комиссионера по отношению к покупателям (которая может возникнуть, например, в связи с нарушением качества, количества или комплектности товара), но дебиторскую задолженность должен погасить дебитор.
     
     Еще одним следствием разъяснения п. 2 Обзора является то, что норма ст. 1000 ГК РФ
     не обязывает комитента уплатить комиссионное вознаграждение, если в соответствии с договором комиссии его уплата увязана с оплатой товара, переданного на комиссию.

     
     Заметим, что удовлетворение двух исков одновременно вряд ли было возможно, так как при этом комитент, сохранив право на взыскание дебиторской задолженности с покупателя товара, освобождался от передачи полученных сумм комиссионеру. Иными словами, один участник договора комиссии понес бы убытки в размере полной стоимости переданного товара, а другой - получил бы доход в размере рыночной цены этого товара, фактически не понеся никаких расходов по его приобретению.
     
     Нормы гражданского законодательства допускают перевод долга с одного участника договорных отношений на другого (в данном случае - с комиссионера на комитента). Кроме того, комиссионер мог бы просто перепродать образовавшуюся дебиторскую задолженность комитенту. Однако при этом неизбежно встал бы вопрос о полноте исполнения комиссионером своих обязательств по договору комиссии.
     
     3. Право требования уплаты комиссионного вознаграждения не зависит от исполнения сделки, заключенной между комиссионером и третьим лицом, если иное не вытекает из существа обязательства или соглашения сторон.
     
     Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании комиссионного вознаграждения.
     
     Между предпринимателем и обществом заключен договор комиссии, согласно которому комиссионер (истец по делу) обязывался совершить сделки продажи имущества, принадлежащего комитенту (ответчику). Истец исполнил данное ему поручение, заключил сделку с покупателем и в соответствии с комиссионным поручением первым исполнил свои обязанности продавца по отношению к покупателю посредством передачи проданного товара. В нарушение условий заключенного договора купли-продажи покупатель допустил просрочку оплаты товара. По заключении указанной сделки комиссионер направил комитенту отчет с приложением оправдательных документов и потребовал уплатить ему комиссионное вознаграждение, а получив отказ, обратился в суд.
     

     Суд первой инстанции отказал предпринимателю в иске, посчитав, что право на комиссионное вознаграждение возникает лишь при исполнении третьим лицом той сделки, которая была с ним заключена комиссионером. Суд истолковал положение пункта 2 статьи 991 ГК РФ в совокупности с правилами статьи 999 ГК РФ, полагая, что наличие обязанности комиссионера передать комитенту все полученное по сделке с третьим лицом свидетельствует о том, что до исполнения сделки третьим лицом договор комиссии не признается исполненным. Несмотря на то что названный договор не исполнен по причинам, не зависящим от комитента, право на вознаграждение у комиссионера не возникло.
     
     Суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск в полном объеме, указав, что в силу пункта 1 статьи 990 ГК РФ основной обязанностью комиссионера, с исполнением которой связано возникновение права комиссионера на вознаграждение, является обязанность совершить сделку, а принятие исполнения по этой сделке может входить или не входить в предмет комиссионного поручения в зависимости от соглашения между комиссионером и комитентом. Кроме того, постановка уплаты вознаграждения по договору комиссии в зависимость от воли третьего лица, а следовательно, под условие не отвечает признакам возмездных договоров, к числу которых относится договор комиссии.
     
     Разъяснение, приведенное в п. 3 Обзора, свидетельствует о некоторой размытости формулировок норм отдельных статей главы 51 ГК РФ, что обуславливает возможность их различного толкования судами разных инстанций. С одной стороны, в соответствии со ст. 999 ГК РФ комиссионер обязан представить комитенту отчет и передать ему все полученное по договору комиссии по исполнении поручения. Иными словами, предполагается, что отчет может быть представлен только одновременно с перечислением сумм, вырученных от продажи товара, переданного на комиссию. С другой стороны, ст. 991 ГК РФ не оговаривает возникновение права на получение комиссионного вознаграждения какими-либо дополнительными условиями. В то же время заслуживает внимание ссылка на п. 1 ст. 990 ГК РФ, приведенная в тексте п. 3 Обзора.
     
     Таким образом, для того чтобы комитент имел законное право отказать в выплате вознаграждения до полного исполнения комиссионером обязательств по договору (или в частичной выплате - при частичном исполнении обязательств), в договоре комиссии должно быть оговорено соответствующее условие. Право на включение такого условия в договор возникает в силу норм п. 1 ст. 990 ГК РФ.
     

     Необходимо также отметить, что применение разъяснения п. 3 Обзора ко всем аналогичным спорным ситуациям может поставить комиссионеров в более выгодные условия по сравнению с комитентами, так как даже заключение притворной сделки не лишает комиссионера права на получение комиссионного вознаграждения, в то время как притворность сделки еще надо будет доказать. Поэтому наиболее рациональным представляется установление в договоре комиссии соответствующего условия (по передаче комитенту сумм, полученных по сделке), при котором производится выплата комиссионного вознаграждения.
     
     4. Если покупатель производит оплату товара частичными платежами, то при отсутствии соглашения об ином комиссионер вправе удержать комиссионное вознаграждение полностью из первой поступившей ему суммы.
     
     Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании неправомерно удержанных ответчиком сумм по договору комиссии.
     
     Между обществом и предпринимателем заключен договор комиссии, в соответствии с которым комиссионер (ответчик по делу) обязался совершать сделки купли-продажи имущества, принадлежащего комитенту (истцу), от своего имени за счет последнего. Согласно условиям договора, заключенного ответчиком с покупателем товара, оплата должна поступить тремя взносами равными долями с перерывом в три месяца. Получив первый платеж, комиссионер удержал причитающееся ему вознаграждение не пропорционально размеру данного взноса, а в полном объеме. Оставшиеся выплаты покупатель не произвел и был объявлен банкротом. Комитент, полагая, что комиссионер нарушил его интересы, поскольку комиссионное вознаграждение причитается последнему в зависимости от объема, в котором будет исполнена сделка с покупателем, обратился в суд с требованием о взыскании с комиссионера неправомерно удержанных сумм.
     
     Суд отказал в иске, указав, что при отсутствии соглашения об ином с заключением комиссионером сделки право на комиссионное вознаграждение возникло у него в полном объеме. Нарушений, допущенных комиссионером при исполнении своих обязательств, не установлено. Таким образом, на основании статьи 997 ГК РФ право на вознаграждение могло быть осуществлено комиссионером путем удержания (зачета) причитающихся ему сумм из любых сумм, поступивших ему от третьего лица в качестве исполнения сделки.
     
     Из текста п. 4 Обзора следует, что наиболее рациональным и безопасным (с точки зрения минимизации предпринимательских рисков) является установление в договоре комиссии условия, в соответствии с которым размер выплаты и право на ее получение комиссионером зависят от размера денежных сумм, перечисленных комиссионером комитенту (в оплату переданного на комиссию товара). Вместе с тем следует учитывать, что размер вознаграждения, как правило, включает не только прибыль комиссионера, но и суммы, направленные на погашение расходов, которые были произведены комиссионером при исполнении обязательств по договору. Большая часть вышеуказанных расходов осуществляется комиссионером на начальной стадии - поиск покупателя, размещение заказа, его доставка, оформление и т.д. В подобных условиях ограничения по уплате вознаграждения в зависимости от сроков и полноты исполнения обязательств третьим лицом (покупателем) являются невыгодными, что, в свою очередь, может побудить комиссионера отказаться от заключения договора. В то же время недобросовестный комиссионер, который в соответствии с договором должен получать вознаграждение пропорционально суммам, перечисленным комитенту, всегда может найти способы уклониться от исполнения обязательств по договору комиссии на любом этапе (например, то же банкротство). При этом убытки комитента от утраты товара скорее всего будут несопоставимы с выигрышем от удержания части вознаграждения.
     

     Из вышеприведенного следует, что практическое применение в арбитражной практике п. 4 Обзора будет иметь место, как правило, в случае, если комиссионер неспособен выполнить свои обязательства. В общем же случае предполагается, что стороны договора являются добросовестными предпринимателями и условия договора должны устанавливаться с учетом интересов обеих сторон.
     
     5. Арбитражный суд не вправе по собственной инициативе уменьшать взыскиваемую в пользу комитента сумму на размер комиссионного вознаграждения, причитающегося комиссионеру.
     
     По иску комитента к комиссионеру о взыскании сумм, полученных последним от покупателей принадлежащего первому товара, арбитражный суд вынес решение об удовлетворении иска в части, уменьшив истребуемую сумму на размер комиссионного вознаграждения, которое по условиям договора комиссии согласно статье 997 ГК РФ комиссионер вправе удержать из поступивших ему сумм.
     
     В апелляционной жалобе комитент указал, что до возбуждения производства по данному делу комиссионер уступил свое право требования выплаты комиссионного вознаграждения третьему лицу, о чем комитенту стало известно только после принятия судом решения. Поскольку уступка права требования была действительной, комитенту пришлось бы уплатить сумму комиссионного вознаграждения дважды.
     
     Суд апелляционной инстанции отменил решение и взыскал долг в полном объеме по следующим основаниям. Удержание комиссионером причитающихся ему сумм является правом комиссионера на совершение в одностороннем порядке сделки зачета встречных однородных требований, на что указывает ссылка на статью 410 ГК РФ, приведенная в статье 997 ГК РФ. Таким образом, поскольку комиссионер до обращения комитента в суд заявления о зачете не сделал и о зачете в процессе судебного разбирательства путем предъявления встречного иска не заявил, суд не был вправе при принятии решения о взыскании с комиссионера причитающихся комитенту сумм по собственной инициативе удерживать комиссионное вознаграждение.
     
     Принятие судом решения о снижении размера взыскиваемой суммы могло повлечь за собой нарушение прав третьего лица или комитента в зависимости от того, была ли действительной сделка уступки. Однако указанные обстоятельства не входили в предмет доказывания по данному делу, требование о взыскании комиссионного вознаграждения не заявлялось, третье лицо (цессионарий) в процессе не участвовало.
     

     Несмотря на то, что в п. 5 Обзора рассмотрена конкретная ситуация: к моменту рассмотрения иска комиссионер уже не имел права на получение комиссионного вознаграждения, - вывод, сделанный арбитражным судом, может использоваться весьма широко.
     
     Речь идет о ст. 997 ГК РФ, в соответствии с которой комиссионер вправе (согласно ст. 410 настоящего Кодекса) удержать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента. Статьей 410 ГК РФ установлено, что обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.
     
     Иными словами, проведение зачета невозможно, если отсутствует заявление хотя бы одной из сторон. На этом законодательном требовании и сделан акцент в п. 4 Обзора.
     
     Другим следствием данного разъяснения является то, что комиссионер, не подавший заявления о проведении зачета (если задолженность по договору комиссии с него взыскивается по суду), не имеет права рассчитывать на то, что сумма взыскания будет уменьшена на размер причитающегося ему вознаграждения. Для взыскания вознаграждения комиссионер должен будет сам обратиться в органы арбитража с соответствующим иском.
     
     Следует отметить, что гражданское законодательство (ст. 411 ГК РФ) не исключает возможности установления в договоре комиссии (так же как и в другом договоре) условия о запрете зачета требований.
     
     6. Сделка, совершенная до установления отношений по договору комиссии, не может быть признана заключенной во исполнение поручения комитента.
     
     Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о взыскании комиссионного вознаграждения и процентов за просрочку его уплаты.
     
     Между сторонами 10.03.2000 заключен договор комиссии, в соответствии с которым комиссионер (истец по делу) взял на себя обязательство по поручению комитента (ответчика) за вознаграждение заключить от своего имени за счет комитента контракт с иностранным покупателем на реализацию лесопродукции, принадлежащей комитенту.
     
     В приложении N 1 к договору стороны согласовали ассортимент лесопродукции - пиловочник хвойный еловый, количество - 3000 куб. м, сроки поставки - июнь - июль 2000 г. и цену за кубометр пиловочника, которая разнится в зависимости от способа доставки лесопродукции.
     

     Истец полагал, что выполнил свои обязательства по договору комиссии, заключив с иностранным покупателем контракт от 14.12.1999 на продажу лесопродукции, принадлежащей ответчику; ответчик уклонился от исполнения договора комиссии, отказываясь принимать заключенную сделку на свой счет.
     
     Учитывая характер правоотношений, сложившихся между сторонами спора, истец, претендуя на взыскание в судебном порядке с ответчика комиссионного вознаграждения, должен доказать совершение по поручению комитента от своего имени и за счет комитента сделки по реализации лесопродукции, принадлежащей последнему. Таких доказательств истцом не представлено.
     
     Кроме того, суд установил, что стороны не могли на основании пункта 2 статьи 425 ГК РФ распространить действие договора комиссии на прошлое время, поскольку в тот период никаких отношений между ними не существовало.
     
     При названных обстоятельствах суд обоснованно отказал истцу во взыскании комиссионного вознаграждения, указав, что сделка, отвечающая признакам сделки во исполнение комиссионного поручения, совершенная по времени до заключения договора комиссии, не может быть признана исполнением договора комиссии. На этом основании комитент правомерно отказался принимать эту сделку на свой счет, уплачивать вознаграждение и покрывать расходы по исполнению комиссионного поручения.
     
     Разъяснения, приведенные в п. 6 Обзора, относятся не только к договору комиссии, но имеют более широкое значение. Из разъяснений следует, что участники любого коммерческого договора (комиссии, купли-продажи, поставки и т.д.) могут реализовать право, определенное п. 2 ст. 425 ГК РФ (стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора), только в случае, если между ними ранее существовали договорные отношения (по другим договорам). Это прямо следует из буквального прочтения п. 2 ст. 425 ГК РФ ("их отношениям").
     
     На практике же в отношении договоров комиссии это означает, что последовательность действий комиссионера должна быть следующей: сначала заключается договор комиссии, затем - договор купли-продажи (или договор поставки). Это не исключает возможности достижения предварительных договоренностей с потенциальным покупателем до заключения договора комиссии. Ситуация же, описанная в п. 6 Обзора, свидетельствует о том, что комиссионер поступил наоборот: сначала заключил договор поставки, а затем озаботился поиском поставщика продукции по данному договору. В этих условиях заключенный позднее договор комиссии фактически не может считаться таковым, что позволило комитенту уклониться от исполнения своих обязательств в части уплаты комиссионного вознаграждения.
     
     7. В случае выдачи комиссионером аванса комитенту в счет будущих поступлений от реализации товара, принадлежащего комитенту, применяются правила ГК РФ о коммерческом кредите.
     

     Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с открытого акционерного общества платы за предоставленный коммерческий кредит в виде процентов, начисленных по правилам статьи 395 ГК РФ.
     
     Между предпринимателем и обществом заключен договор комиссии, согласно которому комиссионер (истец по делу) обязался заключить от своего имени за счет комитента (ответчика) сделки по реализации леса-пиловочника, принадлежащего последнему. По условиям договора комиссионер предоставил комитенту аванс в сумме, которую тот должен был получить в результате всех операций по реализации его продукции. Комиссионеру удалось реализовать товар комитента лишь через месяц после перечисления ему денег, а платежи третьих лиц за реализованный товар поступили на расчетный счет комиссионера спустя еще два месяца. Поскольку в силу существа договора комиссии денежное обязательство комиссионера перед комитентом возникает не ранее чем будут получены денежные средства от покупателей товара, принадлежащего комитенту, комиссионер рассматривал перечисленные комитенту суммы в виде коммерческого кредита, за который комитент обязан уплачивать плату в соответствии со статьей 823 и пунктом 1 статьи 809 ГК РФ. Встречные денежные обязательства комитента в части возврата предоставленного ему кредита и комиссионера в части передачи всей выручки, полученной от покупателей, были прекращены в соответствующем объеме в результате заявления комиссионера о зачете, которое содержалось в тексте его отчета.
     
     Ответчик, возражая против исковых требований, указал, что в пункте 1 статьи 823 такая форма коммерческого кредитования, как перечисление комиссионером комитенту сумм в счет сделок с товаром комитента, подлежащих заключению в будущем, не определена. Таким образом, по мнению ответчика, обязанность по уплате процентов на него не возлагалась.
     
     Суд удовлетворил иск предпринимателя, взыскав проценты за три месяца, признав, что при авансировании комитента в счет будущих поступлений средств от покупателей товара комиссионер предоставил комитенту коммерческий кредит по правилам пункта 1 статьи 823 ГК РФ и ввиду отсутствия в договоре комиссии соглашения об ином вправе начислять проценты на сумму кредита в соответствии с пунктом 1 статьи 809 ГК РФ.
     
     В данном случае комиссионер, исполнивший обязательства надлежащим образом, не несет риска неисполнения своих обязанностей покупателями товара и в рамках договора комиссии имеет право получить плату за пользование кредитом, который предоставил комитенту.
     

     Читателям журнала следует обратить внимание на то, что при принятии решения о взыскании процентов за коммерческий кредит арбитражный суд сослался на ст. 809 ГК РФ, а не на ст. 395 ГК РФ (ссылка на которую содержалась в иске).
     
     Для сравнения:
     
     - в соответствии со ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, - в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором;
     
     - в соответствии со ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, - в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. При отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.
     
     Иными словами, разница состоит не только в терминологии (арбитражный суд квалифицировал отношения между комиссионером и комитентом как отношения, характерные для договора коммерческого кредита, а не ограничился констатацией факта пользования комитентом чужими денежными средствами), но и в определении размера процентов. По договору коммерческого кредита ставка процента на сумму займа определяется на конкретную дату и только по месту нахождения заемщика (истца) - юридического лица.
     
     Таким образом, фактически у комиссионера право на получение процентов возникает в случае, если суммы, перечисленные комитенту, учтены в бухгалтерском учете в составе авансов выданных (разумеется, при отсутствии соответствующей кредиторской задолженности перед комитентом по данному договору).
     

     Заметим, что комитент не имеет права предъявить аналогичное требование (о взыскании процентов) по стоимости переданных комиссионеру товаров, если это прямо не указано в договоре комиссии (что маловероятно). В соответствии с п. 3 ст. 809 ГК РФ договор займа предполагается беспроцентным (если в нем прямо не предусмотрено иное), когда по договору заемщику передаются не деньги, а другие вещи, определенные родовыми признаками.
     
     8. Право определить, в чьих интересах комиссионером была заключена сделка покупки товара, предоставлено комиссионеру, если из обстоятельств дела не следует, что имущество было приобретено за счет определенного комитента, в частности с использованием принадлежащих ему денежных средств.
     
     Общество с ограниченной ответственностью (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу (комиссионеру) о признании права собственности на закупленный комиссионером товар, определенный родовыми признаками, и обязании последнего передать этот товар комитенту.
     
     В обоснование своих требований истец ссылался на следующее: несмотря на отсутствие упоминания в тексте заключенной комиссионером сделки о том, что она совершается в интересах комитента, эта сделка полностью соответствует указаниям, которые были даны комитентом при заключении договора комиссии относительно характеристик товара и его закупочной цены. Комиссионер в нарушение своих обязанностей по договору комиссии не представил отчета об исполнении договора и не передал комитенту все полученное по сделке.
     
     Ответчик возражал против заявленных требований, ссылаясь на правила статьи 999 ГК РФ, по смыслу которой факт заключения сделки во исполнение комиссионного поручения подтверждается, как правило, отчетом комиссионера. При отсутствии воли комиссионера на то, чтобы заключенная им сделка была признана совершенной в чужих интересах, эта сделка таковой не является.
     
     Кроме того, ответчик указал, что заключил несколько договоров комиссии на закупку однородного товара с разными комитентами и выбор комитента, в чьих интересах была заключена спорная сделка, может принадлежать только ему. Комиссионер также не лишен возможности оставить соответствующий товар за собой, признав тем самым, что сделка заключена им за свой собственный счет.
     
     Поскольку комиссионер прямо заявил комитенту о том, что оговоренный товар им для комитента не был закуплен и это заявление не опровергалось иными обстоятельствами дела, суд в иске отказал.
     

     Из разъяснений, приведенных в п. 8 Обзора, следует, что если по условиям договора комиссии комиссионер обязан приобрести какой-либо товар, который впоследствии должен быть передан комитенту, у последнего фактически отсутствует возможность истребования (в судебном порядке) товара, который приобретен комиссионером. Если у комиссионера отсутствуют аналогичные договоры с другими комитентами, он всегда имеет право сослаться на то, что товар приобретен им для собственного потребления (или самостоятельной перепродажи).
     
     Впрочем, если учитывать данные регистров бухгалтерского учета, то ситуация не представляется столь очевидной. Товар, приобретенный для комитента (или комитентов) за его (их) счет, не принадлежит комиссионеру на праве собственности, пользования или распоряжения и, следовательно, для целей бухгалтерского учета должен отражаться за балансом - на счете 002 "Товарно-материальные ценности, принятые на ответственное хранение". Поэтому ссылка на то, что товар приобретен для собственного потребления или самостоятельной перепродажи, может быть признана состоятельной только в случае, если стоимость приобретенного имущества отражается в системном учете - на счете 41 "Товары", 10 "Материалы" и т.д. Что же касается товаров, приобретенных для других комитентов, то общеметодологические принципы, заложенные в План счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкцию по его применению, утвержденные приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н, обязывают организовывать раздельный (аналитический) учет не только по каждому контрагенту, но и по каждому договору.
     
     9. Обязанность по перечислению комитенту сумм, полученных от третьих лиц, возникает у комиссионера непосредственно в момент получения указанных сумм и подлежит исполнению в разумный срок, если иное не установлено договором комиссии.
     
     Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью процентов за пользование чужими денежными средствами.
     
     Между предпринимателем (комитентом) и обществом (комиссионером) заключен договор комиссии от 28.01.1998, в соответствии с которым предприниматель передал обществу для продажи товар на общую сумму 36272 руб. Суммы, причитающиеся комитенту, перечислялись комиссионером частями до 24.03.2000.
     

     Истец полагал, что расчеты производились несвоевременно и со стороны ответчика имело место пользование чужими денежными средствами, поэтому тот обязан уплатить проценты в соответствии со статьей 395 ГК РФ.
     
     Суд первой инстанции отказал в иске, руководствуясь следующим. Поскольку в главе 51 ГК РФ ("Комиссия") и в договоре комиссии от 28.01.1998 не предусмотрено иное, в силу абзаца второго пункта 2 статьи 314 ГК РФ комиссионер обязан исполнить обязательство по перечислению выручки в семидневный срок со дня предъявления комитентом требования о его исполнении. Доказательств предъявления ответчику требований об исполнении обязательства истцом не представлено. При таких обстоятельствах суд сделал вывод об отсутствии факта неправомерного пользования ответчиком чужими денежными средствами.
     
     Суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск по таким основаниями. Правила статьи 999 ГК РФ являются специальными по отношению к общим правилам определения срока исполнения обязательства, установленным в статье 314 ГК РФ. Поэтому исходя из смысла статьи 999 ГК РФ от комитента не требовалось заявлять комиссионеру о необходимости перечисления ему соответствующих средств для того, чтобы можно было определить точную дату, когда комиссионер обязан исполнить свои обязательства.
     
     В материалах дела имелись сведения о сроках поступления от третьих лиц оплаты на счет комиссионера, а также о том, в какие сроки обслуживающим банком передавались комиссионеру сведения о зачислении средств на его расчетный счет. На основании этих данных суд апелляционной инстанции указал, что обязательство по перечислению выручки комитенту комиссионер должен был исполнить на следующий день после того, как он узнал или должен был узнать о поступлении выручки.
     
     По смыслу статьи 999 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон об ином комиссионер обязан перечислять комитенту суммы, вырученные от продажи товара, принадлежащего последнему, по мере их поступления, а не по результатам исполнения поручения комитента в полном объеме. В постановлении суда апелляционной инстанции определен момент, с которого начиналась просрочка перечисления комиссионером сумм выручки применительно к каждому отдельному платежу, и рассчитаны проценты за пользование чужими денежными средствами.
     
     Таким образом, для того чтобы получить право на истребование задолженности по договору комиссии, комитент не обязан оформлять дополнительные требования и направлять их комиссионеру. Данные о датах и размерах сумм, поступивших комиссионеру от покупателя, могут быть подтверждены данными выписки кредитной организации. Кстати, подобное подтверждение может быть получено и по данным бухгалтерского учета комиссионера: в соответствии с общими требованиями законодательства о бухгалтерском учете операции должны отражаться в учете непосредственно после их совершения. Иными словами, данные учета должны соответствовать данным первичных документов, в качестве которых в данном случае выступает выписка кредитной организации. Так как вышеуказанные выписки оформляются кредитными организациями ежедневно, возможность (правомерного) отражения в учете операций по поступлению денежных средств позже даты их фактического поступления практически отсутствует. При оформлении проводок по счету учета денежных средств кредитуется счет учета расчетов с покупателями. Иными словами, данными бухгалтерского учета могут быть подтверждены и факты погашения конкретными покупателями дебиторской задолженности, образовавшейся вследствие передачи им комиссионерами товаров (переданных комитентом на комиссию).
     
     Вместе с тем договором комиссии может быть установлено условие, в соответствии с которым обязанность по перечислению вырученных сумм возникает у комиссионера после выполнения всех обязательств по договору (продажи всей партии товаров, переданных на комиссию). В данном случае, по нашему мнению, необходимо указание в договоре дополнительных условий в пользу комитента, например уплата полученных сумм с учетом процентов за пользование денежными средствами или уплата комиссионного вознаграждения также после выполнения комиссионером всех обязательств по договору.
     
     При отсутствии такого указания комиссионер обязан перечислить полученные денежные средства в день их зачисления на расчетный счет. За каждый день нарушения срока перечисления к комиссионеру могут быть применены финансовые санкции в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами. Фактически осуществить перечисление поступивших сумм комитенту в тот же день вряд ли возможно. Поэтому на практике взыскание процентов не будет присуждено, если перечисление будет произведено на следующий день после поступления средств на расчетный счет комиссионера (или на следующий день после того, как комиссионеру стало известно о поступлении средств на расчетный счет). Подчеркнем, что речь идет только о ситуации, при которой договором комиссии сроки расчетов не определены.
     
     Семидневный срок перечисления, установленный ст. 314 ГК РФ, о котором упоминается в тексте п. 9 Обзора, применяется в случае, если комитент направляет комиссионеру требование об исполнении обязательства (перечислении полученных сумм).
     
     10. Комиссионер не вправе отказать в передаче комитенту прав по сделкам с третьим лицом в случае, указанном в пункте 2 статьи 993 ГК РФ, даже при условии, что комитентом не исполнены обязанности перед комиссионером.
     
     Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу о передаче в судебном порядке права требования к индивидуальному предпринимателю.
     
     Между сторонами заключен договор комиссии, по которому комиссионер (ответчик по делу) обязался совершить сделки по реализации продукции, принадлежащей комитенту (истцу). Во исполнение комиссионного поручения ответчик заключил договор купли-продажи продукции с индивидуальным предпринимателем. По отгрузочной разнарядке комиссионера комитент отгрузил продукцию покупателю. В установленный договором срок покупатель товар не оплатил, о чем комиссионер проинформировал комитента. Комитент потребовал от комиссионера уступить ему право требования к индивидуальному предпринимателю о взыскании покупной цены на основании пункта 2 статьи 993 ГК РФ. В ответ на это требование комиссионер предложил комитенту возместить понесенные им расходы и выплатить вознаграждение в соответствии с условиями договора комиссии. Комитент отказался выполнить требования комиссионера, поскольку сделка третьим лицом не была исполнена, и обратился в суд с указанным иском.
     
     Возражая против заявленного иска, комиссионер сослался на то, что статьей 997 ГК РФ в интересах комиссионера установлено: комиссионер вправе удержать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента. Однако если комиссионер на основании пункта 2 статьи 993 ГК РФ будет вынужден уступить комитенту право требования к индивидуальному предпринимателю, он утратит возможность защиты собственных интересов в части причитающихся ему сумм. На этом основании ответчик полагал, что поскольку истец отказывается уплачивать ему вознаграждение и возмещать понесенные расходы, право требования не может быть переведено на комитента в судебном порядке, а иск подлежит отклонению.
     
     Суд удовлетворил иск комитента, признав права комиссионера переходящими к комитенту в силу судебного решения, исходя из следующего. В законодательстве не закреплена возможность комиссионера получить в счет причитающихся ему сумм удовлетворение из прав требования к третьему лицу, обратив на них взыскание или реализовав иным образом. В договоре комиссии стороны также не урегулировали свои отношения на случай возникновения ситуации, сложившейся в данном деле. Таким образом, на основании действующего законодательства непогашение комитентом требований комиссионера к нему не может выступать препятствием для перевода на комитента права требования к треть-ему лицу в порядке применения пункта 2 статьи 993 ГК РФ. Комиссионер же вправе защищать свои права путем обращения к комитенту с самостоятельным иском.
     
     Разъяснения, приведенные в п. 10 Обзора, можно трактовать следующим образом: факт перевода задолженности покупателя с комиссионера на комитента сам по себе не означает прекращения договора комиссии вследствие невыполнения его условий одной из сторон (в данном случае комиссионером). Следовательно, комиссионер, в принципе, сохраняет право на получение комиссионного вознаграждения. Правда, для подтверждения этого права он должен будет обратиться в арбитражный суд. Причем, по нашему мнению, вероятность удовлетворения иска не является стопроцентной: комитент может сослаться на невыполнение комиссионером некоторых условий договора комиссии, например в части осуществления расчетов с использованием расчетного счета комиссионера.
     
     11. Суммы санкций, которые третьи лица должны уплатить комиссионеру в связи с допущенными ими нарушениями обязательств, не признаются дополнительной выгодой и в отношениях между комиссионером и комитентом причитаются последнему, за исключением случаев, когда комиссионер несет перед комитентом ответственность за неисполнение сделки третьим лицом.
     
     Закрытое акционерное общество (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (комиссионеру) о взыскании договорной неустойки, которая получена комиссионером по условиям договора между комиссионером и покупателем товара, принадлежащего комитенту, ввиду просрочки его оплаты.
     
     В качестве подтверждения своей позиции истец ссылался на статью 999 ГК РФ, согласно которой комиссионер обязан передать комитенту все полученное по сделке с третьим лицом, а также на правила пункта 2 статьи 993 ГК РФ, на основании которых при неисполнении сделки третьим лицом комитент вправе требовать передачи ему всех прав по данной сделке. По мнению комитента, в число указанных прав включаются и права на взыскание имущественных санкций. Поскольку на основании указанной нормы комитенту причитаются права на имущественные санкции, с учетом существа комиссионного обязательства ему причитаются и санкции, реально уплаченные третьим лицом.
     
     Комиссионер возражал против заявленного требования, полагая, что комитенту должна быть передана только сумма выручки за поставленный товар и именно эта сумма подразумевается в статье 999 ГК РФ. Поскольку комитент не давал комиссионеру указаний включить в договор купли-продажи с третьим лицом условие о неустойке за просрочку оплаты, выгода от согласования данного условия причитается комиссионеру.
     
     Установив, что неустойка уплачена комиссионеру покупателем товара, суд первой инстанции удовлетворил иск частично, взыскав на основании части второй статьи 992 ГК РФ с комиссионера половину полученной им суммы неустойки, которая расценена судом как дополнительная выгода по сделке, заключенной комиссионером.
     
     Суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск в полном объеме, указав, что неустойка и иные санкции, уплачиваемые третьим лицом, не входят в понятие дополнительной выгоды по сделке с третьим лицом, подлежащей распределению между комиссионером и комитентом при отсутствии соглашения об ином в равных долях. Поскольку комиссионер действует в чужих интересах, указанные санкции должны поступить комитенту, за исключением случаев, когда комиссионер несет перед комитентом ответственность за исполнение сделки третьим лицом и может компенсировать собственные потери только за счет средств, уплачиваемых третьим лицом. Будучи с экономической точки зрения компенсацией имущественных потерь, санкции, выраженные в имущественной форме, не могут входить в понятие "дополнительная выгода", регулирование которой содержится в части второй статьи 992 ГК РФ.
     
     Разъяснение, приведенное в п. 11 Обзора, представляет собой трактовку норм ст. 992 ГК РФ, в соответствии с которой принятое на себя поручение комиссионер обязан исполнить на наиболее выгодных для комитента условиях согласно указаниям комитента, а при отсутствии в договоре комиссии таких указаний - согласно обычаям делового оборота или иным обычно предъявляемым требованиям. Если комиссионер совершил сделку на условиях более выгодных, чем те, которые были указаны комитентом, дополнительная выгода делится между комитентом и комиссионером поровну, если иное не предусмотрено соглашением сторон.
     
     В п. 11 Обзора фактически разъяснено, что условие о неустойке относится к условиям, предусмотренными обычаями делового оборота, не должно оговариваться в указаниях комитента (условиях договора комиссии) и не может считаться более выгодными условиями по сравнению с теми, которые определены комитентом.
     
     Это обстоятельство следует учитывать не только при заключении договоров комиссии и исполнении обязательств по этим договорам, но и при организации бухгалтерского учета. Суммы финансовых санкций, полученных комиссионером в данном случае, не могут учитываться в составе внереализационных доходов и увеличивать бухгалтерскую и налогооблагаемую прибыль. Иными словами, в учете суммы полученных (начисленных) санкций должны отражаться по дебету счета учета расчетов с покупателем и кредиту счета учета расчетов с комитентом.
     
     Если же договор купли-продажи заключен на более выгодных условиях, то сумма полученных (причитающихся к получению) финансовых санкций должна отражаться двумя проводками: половина - вышеуказанным способом, половина - по дебету счета учета расчетов по претензиям и кредиту счета учета прочих доходов.
     
     Пример.
     
     В результате просрочки платежей покупатель должен уплатить комиссионеру 10 тыс. руб. финансовых санкций. В соответствии с разъяснениями, приведенными в п. 11 Обзора, комиссионер не имеет права обращать полученные суммы в свой доход. Следовательно, в бухгалтерском учете должна быть сделана проводка:
     
     Д-т 62 "Расчеты с покупателями и заказчиками" К-т 76 "Расчеты с разными дебиторами и кредиторами" субсчет "Расчеты с комитентами по договору комиссии", - 10 тыс. руб.
     
     Если такая же сумма получена комитентом в результате заключения договора на более выгодных условиях (по сравнению с указаниями комитента и обычаями делового оборота), в бухгалтерском учете должны быть сделаны следующие проводки:
     
     Д-т 62 К-т 76 субсчет "Расчеты с комитентами", - 5 тыс. руб.;
     
     Д-т 76 субсчет "Расчеты по претензиям" К-т 91 "Прочие доходы и расходы" субсчет "Прочие доходы", - 5 тыс. руб.
     
     12. При продаже имущества на торгах организацией, проводящей торги на основании договора комиссии, разница между начальной и итоговой ценами продажи не образует дополнительной выгоды по смыслу части второй статьи 992 ГК РФ.
     
     Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к специализированной организации о передаче выручки от продажи имущества на открытых торгах.
     
     Между обществом и организацией заключен договор, согласно которому организация (ответчик по делу) осуществляла от своего имени продажу имущества, принадлежащего обществу (истцу), на открытых торгах. В договоре установлено вознаграждение комиссионера в размере 1 процента от итоговой цены продажи. Вопрос о распределении дополнительной выгоды стороны не урегулировали. Реализовав имущество по цене, отличающейся от начальной цены торгов, ответчик при перечислении истцу выручки удержал не только сумму своего вознаграждения, но и половину суммы дополнительной выгоды, исчисленной им в виде разницы между начальной и итоговой ценами торгов.
     
     Истец полагал, что такая разновидность комиссионной деятельности, как продажа имущества с торгов, по своей природе всегда предполагает продажу имущества по цене, выше назначенной. При этом интерес комиссионера в достаточной мере удовлетворяется получаемым им комиссионным вознаграждением, исчисляемым в зависимости от итоговой цены продажи. Таким образом, отсутствие в договоре комиссии правил о распределении дополнительной выгоды не могло означать, что следует применять диспозитивные правила части второй статьи 992 ГК РФ.
     
     Суд удовлетворил исковое требование, указав, что правило части второй статьи 992 ГК РФ рассчитано на применение в случаях, когда заключение сделки на условиях, более выгодных по сравнению с названными комитентом, предстает как результат дополнительных усилий комиссионера. При комиссионной продаже имущества на торгах повышение назначенной цены обусловлено выбранным сторонами способом исполнения комиссионного поручения, а не действиями самого комиссионера.
     
     Ситуация, описанная в п. 12 Обзора, и сделанные выводы представляются однозначными и в дополнительных комментариях не нуждаются. Заметим только, что текст последнего абзаца этого пункта Обзора может быть истолкован и более широко: для получения права на половину дополнительной выгоды в рамках договора комиссии комиссионер должен доказать, что для получения этой выгоды им предприняты дополнительные усилия и, возможно, произведены дополнительные расходы.
     

(Окончание следует)