Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 17.11.2004 N 85 "Обзор практики разрешения споров по договору комиссии"


Приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ

от 17.11.2004 N 85

"Обзор практики разрешения споров по договору комиссии"*1

     _____
     *1 Для удобства пользования текст официального документа и комментарий к нему объединены; при этом текст Обзора выделен полужирным шрифтом, текст комментария - светлым курсивом.
     

Комментарий*1

     _____
     *1 Окончание. Начало см.: НВ: комментарии… - 2005. - N 6. - С. 66.


В.Р. Захарьин,
к.э.н.

     
     13. Выплаты, произведенные комиссионером третьим лицам вследствие обнаружения недостатков в проданном товаре, относятся на счет комитента и в том случае, если к моменту обнаружения недостатков комиссионные отношения прекратились.
     
     Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу о возмещении убытков в связи с неисполнением им своих обязательств по договору комиссии.
     
     Между сторонами на неопределенный срок заключен договор, по которому закрытое акционерное общество (комиссионер) обязалось от своего имени реализовывать потребителям товары, принадлежащие открытому акционерному обществу (комитенту) и переданные на склад комиссионера.
     
     Предупредив комиссионера за 30 дней, комитент отказался от его услуг. По сделкам, совершенным комиссионером до прекращения договора комиссии, комиссионер удержал из выручки согласованные с комитентом суммы вознаграждения и понесенных им расходов, перечислив остаток комитенту.
     
     После окончания действия договора комиссии закрытое акционерное общество осуществило возврат потребителям денежных средств, уплаченных ими в период действия договора комиссии за несколько единиц бытовой техники, в которых впоследствии были обнаружены существенные недостатки, и предложило открытому акционерному обществу забрать некачественный товар и возместить комиссионеру понесенные убытки в сумме, возвращенной потребителям. Открытое акционерное общество отказалось исполнить данное требование.
     
     Суд первой инстанции отказал в иске, сославшись на пункт 2 статьи 453 ГК РФ, согласно которому при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Кроме того, суд указал, что в силу пунктов 1 и 2 статьи 1003 ГК РФ возмещение комиссионеру убытков возможно лишь в том случае, когда договор комиссии заключен на определенный срок.
     
     Суд кассационной инстанции отменил решение и удовлетворил иск, взыскав с открытого акционерного общества денежные средства в том размере, в каком состоялся их возврат потребителям. Суд указал, что согласно абзацу четвертому статьи 1000 ГК РФ комитент обязан освободить комиссионера от обязательств, принятых комиссионером на себя перед третьими лицами. В данной ситуации это правило означало, что комитент обязан передать комиссионеру бытовую технику, свободную от недостатков. Поскольку эта обязанность комитента не была исполнена, а правило пункта 2 статьи 453 ГК РФ распространяется лишь на основные обязанности сторон по договору комиссии (такие, как уплата вознаграждения и совершение сделок за чужой счет), но не на ответственность за ненадлежащее исполнение сторонами своих обязательств, комиссионер вправе требовать возмещения убытков.
     
     Суд кассационной инстанции указал также, что правила пункта 1 статьи 1003 ГК РФ устанавливают специальное основание для взыскания убытков при отказе комитента от договора, заключенного на определенный срок, и в совокупности с правилами пункта 2 указанной статьи не исключают применения к комитенту ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств.
     

     По существу, п. 13 Обзора практики разрешения споров по договору комиссии - приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 17.11.2004 N 85 (далее - Обзор) разъяснено, что общие правила, установленные ст. 453 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), в соответствии с которой при расторжении договора обязательства сторон прекращаются и считаются прекращенными с момента заключения соглашения сторон о расторжении договора, на договоры комиссии распространяются с некоторыми изъятиями.
     
     Согласно п. 1 и 2 ст. 1003 ГК РФ комиссионер вправе требовать возмещения убытков, вызванных отменой поручения. Если договор комиссии заключен без указания срока его действия, комитент должен уведомить комиссионера о прекращении договора не позднее чем за тридцать дней, если более продолжительный срок уведомления не предусмотрен договором. В этом случае комитент обязан выплатить комиссионеру вознаграждение за сделки, совершенные им до прекращения договора, а также возместить комиссионеру понесенные им до прекращения договора расходы.
     
     Вывод арбитражного суда представляется очевидным, если учитывать требования бухгалтерского и налогового законодательства. Комитент имеет право создавать гарантийный резерв (как в бухгалтерском, так и в налоговом учете), а также включать затраты, связанные с удовлетворением претензий покупателей, в состав расходов, уменьшающих балансовую и налогооблагаемую прибыль. Комиссионер такой возможности не имеет, так как продаваемый им товар не является его собственностью, и, следовательно, формировать себестоимость продаж (в виде издержек обращения) он не вправе. Иными словами, в описанной ситуации обращение покупателем сумм финансовых санкций на комитента означает, что последний будет вынужден возмещать их за счет собственной чистой прибыли (прибыли, остающейся в распоряжении организации после уплаты налогов), в том числе и полученной от других видов деятельности.
     
     14. При отказе комиссионера предоставить комитенту данные о сделках, заключенных во исполнение комиссионного поручения по продаже товаров, комитент вправе требовать возмещения ему полной рыночной стоимости всех переданных комиссионеру товаров без уплаты комиссионного вознаграждения.
     
     Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании стоимости переданного на реализацию товара.
     

     Между сторонами заключен договор комиссии, по которому комиссионер (ответчик по делу) обязался совершить от своего имени за счет комитента (истца) сделки по реализации имущества, принадлежащего последнему. По истечении одного месяца после заключения договора комиссии комиссионер представил комитенту отчет, в котором указывалось, что товар продан, приводилась цена продажи за единицу товара, общая сумма выручки и сумма удержанного комиссионером вознаграждения. Комитент представил возражения по отчету, потребовав приложить к нему документы, подтверждающие факты заключения и исполнения сделок, свидетельствующие об их условиях. Комиссионер отказался представить указанные сведения и документы, полагая, что в результате получения сведений о его контрагентах комитент получит доступ к его конфиденциальной информации. Кроме того, в статье 999 ГК РФ нет требований о представлении наряду с отчетом документов, подтверждающих включенные в отчет данные.
     
     Поскольку ответчик не представил доказательств исполнения им договора комиссии и отчет комиссионера таким доказательством суд не признал, заявленный иск удовлетворен в полном объеме. Ответчик не представил доказательств наличия у него нереализованных остатков товара истца, поэтому при данных обстоятельствах комиссионный товар признан утраченным и на основании пункта 1 статьи 998 ГК РФ с ответчика взыскана полная рыночная стоимость всех находившихся у него товаров.
     
     Ситуация, описанная в п. 14 Обзора, на первый взгляд, представляется, с одной стороны, несколько странной: не ясно, чем обусловлены требования комитента о представлении им всех данных о сделках, заключенных комиссионером, если товар фактически продан, а комиссионер от уплаты полученных сумм не отказывается. С другой стороны, не вполне понятно, почему комиссионер отказался от представления истребуемой информации даже под угрозой неуплаты комитентом комиссионного вознаграждения.
     
     На практике может иметь место одна из двух ситуаций:
     
     1) комиссионер получил товар для самостоятельной перепродажи. При этом выгода заключалась в возможности получения комиссионного вознаграждения (дополнительно к прибыли от продаж). Данное отступление от условий договора комиссии доказывается достаточно просто, если пользоваться данными бухгалтерского учета. Товар, полученный на комиссию, в системном учете не учитывается, а отражается за балансом. Провести же самостоятельную реализацию товара и отразить результаты продаж в учете невозможно без оприходования полученного имущества по счету 41 "Товары";
     
     2) более вероятной представляется попытка комитента уклониться от уплаты комиссионного вознаграждения по формальному поводу. Уверенность в положительном исходе дела может основываться на информации об определенных нарушениях в деятельности комиссионера (например, о неполном отражении выручки в регистрах бухгалтерского учета). Впрочем, весьма вероятной представляется и версия комиссионера: его контрагенты, например, могли возражать против передачи информации о себе третьим лицам.
     

     Так как прецедент создан, то во избежание подобных проблем целесообразно на стадии за-ключения договора комиссии оговаривать исчерпывающий перечень информации, которая долж-на быть представлена вместе с отчетом комиссионера.
     
     15. Непринятие комиссионером мер по защите интересов комитента при неисполнении сделки третьим лицом не может служить основанием для привлечения комиссионера к ответственности на основании пункта 1 статьи 993 ГК РФ. В зависимости от условий договора комиссии подобное бездействие комиссионера может порождать его обязанность по возмещению убытков, вызванных ненадлежащим исполнением принятых на себя обязательств.
     
     Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании части выручки по договору комиссии, не поступившей от третьего лица (покупателя).
     
     Между обществом и предпринимателем заключен договор комиссии, согласно которому комиссионер (ответчик по делу) реализовал товар, принадлежащий комитенту (истцу). Комиссионер обязался обеспечить своевременное получение платежей, предъявлять счета заказчику на основании полученных от комитента отгрузочных документов и отстаивать интересы последнего в случае возникновения разногласий и споров. Поскольку оплата за отгруженный товар поступила не в полном объеме, комитент считал, что указанные обязанности комиссионера являются неисполненными и он обязан возместить недостающие суммы на основании пункта 1 статьи 993 ГК РФ.
     
     Комиссионер возражал против предъявленных требований, указав, что он заявил соответствующее требование покупателю и готов передать комитенту права по сделке с покупателем в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 993 ГК РФ.
     
     Суд принял обоснованное решение от отказе в иске, сославшись на то, что в силу закона (пункт 1 статьи 993 ГК РФ) комиссионер отвечает за неисполнение покупателем товара (третьим лицом) обязанностей по договору только в двух случаях - при принятии на себя ручательства за исполнение сделки третьим лицом и при непроявлении должной осмотрительности при выборе третьего лица. При этом непроявление необходимой осмотрительности при выборе контрагента относится к моменту заключения с ним сделки и не может толковаться расширительно. По данному делу наличия какого-либо из указанных двух оснований не было доказано.
     
     Вместе с тем комитент не лишен возможности потребовать возмещения комиссионером убытков, возникших у комитента вследствие ненадлежащего исполнения комиссионером иных обязательств по договору комиссии.
     

     Пунктом 1 ст. 993 ГК РФ установлено, что комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение третьим лицом сделки, заключенной с ним за счет комитента, кроме случая, если комиссионер не проявил необходимой осмотрительности в выборе этого лица либо принял на себя ручательство за исполнение сделки (делькредере).
     
     Таким образом, комитент может требовать от комиссионера проведения действий по взысканию задолженности с покупателя только в случае, если в договоре комиссии оговорено, что комиссионер подобное ручательство на себя принял, а комитент обязался выплатить дополнительные суммы в связи с этим ручательством. В противном случае все действия (включая взыскание задолженности и сумм финансовых санкций по суду) должен осуществлять сам комитент.
     
     Следует подчеркнуть, что в соответствии с п. 2 ст. 993 ГК РФ в случае неисполнения  третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером, комиссионер обязан немедленно сообщить об этом комитенту, собрать необходимые доказательства, а также по требованию комитента передать ему права по такой сделке с соблюдением правил об уступке требования (ст. 382-386, 388, 389 ГК РФ). Но и при нарушении этого требования на комиссионера не может быть возложена обязанность по взысканию сумм задолженности с покупателя: к комиссионеру могут быть применены финансовые санкции только за конкретное нарушение независимо от нарушений, допущенных третьими лицами.
     
     Заметим, что осуществление дополнительных действий по взысканию сумм задолженности с покупателя никаких дополнительных выгод комиссионеру принести не может. Право на получение финансовых санкций принадлежит исключительно комитенту, а деятельность по истребованию просроченной задолженности никак не может быть оценена как деятельность по заключению договора на более выгодных условиях, нежели те, которые содержались в указаниях комитента (часть 2 ст. 992 ГК РФ).
     
     16. Ручательство комиссионера за исполнение сделки третьим лицом не является разновидностью поручительства; к ручательству не могут применяться сроки, установленные пунктом 4 статьи 367 ГК РФ.
     
     Индивидуальный предприниматель (комитент) обратился в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу (комиссионеру) и обществу с ограниченной ответственностью (покупателю) о взыскании долга за поставленный товар солидарно с обоих ответчиков.
     

     В договоре комиссии закреплено условие о ручательстве комиссионера за исполнение сделки третьим лицом, с которым комиссионер заключит сделку.
     
     Во исполнение договора комиссии состоялся договор купли-продажи нефтепродуктов, принадлежащих комитенту, по условиям которого комиссионер поставил покупателю нефтепродукты, а покупатель обязался их оплатить по истечении 30 дней с момента отгрузки. Неоплата товара в согласованный срок послужила основанием для предъявления иска.
     
     Комиссионер возражал против иска, ссылаясь на пункт 4 статьи 367 ГК РФ, поскольку срок действия делькредере в договоре не установлен, а настоящий иск заявлен по истечении года со дня наступления срока исполнения обязательства, обеспеченного ручательством комиссионера. По мнению комиссионера, ручательство за исполнение сделки третьим лицом является разновидностью поручительства, что означает необходимость руководствоваться правилами, предусмотренными ГК РФ для данного способа обеспечения исполнения обязательств.
     
     Суд удовлетворил требования комитента и взыскал сумму долга с комиссионера, указав, что правила о поручительстве не применяются в случае ручательства комиссионера за своего контрагента (покупателя) ввиду отсутствия прямого указания закона на это, а также по причине различия в природе отношений, возникающих при поручительстве и делькредере. В последнем случае комиссионер является единственным должником комитента, обязанным произвести исполнение договора в полном объеме, что вытекает из пункта 1 статьи 993 ГК РФ.
     
     В соответствии со ст. 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.
     
     Согласно п. 1 ст. 993 ГК РФ комиссионер отвечает перед комитентом за неисполнение третьим лицом сделки, заключенной с ним за счет комитента, если комиссионер принял на себя ручательство за исполнение сделки (делькредере).
     
     Разница между понятиями поручительства и ручательства состоит в том, что поручительство представляет собой отдельный вид хозяйственного договора, для которого установлены форма и обязательные элементы и который должен заключаться отдельно от других договоров.
     
     Исходя из этого разъяснение, приведенное в п. 16 Обзора, представляется очевидным.
     

     В соответствии с п. 4 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Если срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства. Для договора комиссии возникновение подобных условий вряд ли возможно. Поэтому должен применяться общий срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК РФ, - три года.
     
     17. На основании пункта 1 статьи 993 ГК РФ бремя доказывания непроявления комиссионером необходимой осмотрительности при выборе контрагента возлагается на комитента.
     
     Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю, требуя в неуплаченной части цену за товар, поставленный третьему лицу (покупателю).
     
     Согласно заключенному между обществом и предпринимателем договору комиссии комиссионер (ответчик по делу) обязался реализовать от своего имени за счет комитента (истца) товар, принадлежащий комитенту. По сделке, заключенной комиссионером с покупателем, последний осуществил ряд частичных платежей непосредственно на расчетный счет комитента, сообщенный покупателю комиссионером. Впоследствии покупатель приостановил платежи, что явилось основанием для обращения комитента в суд с иском к комиссионеру на основании пункта 1 статьи 993 ГК РФ, поскольку комитент полагал, что комиссионер не проявил необходимой осмотрительности в выборе покупателя.
     
     Суд отказал в удовлетворении иска, указав, что по общему правилу комиссионер не несет ответственности за неисполнение сделки третьим лицом. Из формулировки пункта 1 статьи 993 ГК РФ следует, что бремя доказывания наличия одного из обстоятельств, указанных в данной норме в качестве исключений, возлагается на заинтересованное лицо, то есть на комитента. Обосновать свое требование в данном деле комитент не смог.
     
     В другом деле со ссылкой на пункт 1 статьи 993 ГК РФ комитент доказывал непроявление комиссионером необходимой осмотрительности в выборе иностранного покупателя, что выражалось в ненадлежащей проверке комиссионером финансового состояния данной фирмы, при этом доказательства обратного комиссионер не представил. Кроме того, комиссионер не обеспечил исполнения контракта покупателем путем согласования условия о 100-процентной предоплате либо при помощи других мер: залога, поручительства, банковской гарантии, страхования.
     

     Комиссионер возражал против иска, указав, что с данным покупателем уже неоднократно заключались сделки во исполнение комиссионного поручения, исполнявшиеся своевременно. Условия каждой из этих сделок, включая ту, по которой предъявлен настоящий иск, согласовывались с комитентом.
     
     В части отсутствия специального способа обеспечения исполнения покупателем своих обязательств ответчик полагал, что использование любого из способов не являлось обычным в практике исполнения поручений комитента и могло привести как к снижению продажной цены, так и к затягиванию процесса заключения сделки, что также не соответствовало интересам последнего.
     
     Суд отказал в иске, согласившись с доводами ответчика и справедливо указав на следующее. Знание комитентом лица, с которым предполагается заключить договор во исполнение комиссионного поручения, и одобрение им этого лица снимает с комиссионера ответственность за его ненадлежащий выбор. Из обстоятельств данного дела (с учетом прежних отношений сторон) следовало, что комитент молчаливо одобрил выбор контрагента, сделанный комиссионером. Доказательств того, что комиссионеру были известны дополнительные обстоятельства, на основании которых следовало воздержаться от сделки с соответствующим контрагентом, комитент не представил.
     
     Понятие "неосмотрительность" в гражданском законодательстве не раскрыто, поэтому разрешение споров, связанных с привлечением одной из сторон договора к ответственности посредством ее обвинения в неосмотрительности, представляется наиболее сложным.
     
     По нашему мнению, разъяснения, приведенные в п. 17 Обзора, относятся только к рассмотренным ситуациям и не могут быть использованы в качестве прецедента при рассмотрении аналогичных споров.
     
     Дело в том, что выводы п. 17 Обзора в некоторой мере противоречат нормам ст. 401 ГК РФ, в соответствии с которой отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
     
     Таким образом, комитенту может быть отказано в иске, если ему было известно о выборе контрагента, выбор контрагента был согласован с комитентом, а также если между контрагентом комиссионера и комитентом существовали деловые отношения.
     

     В любом случае комиссионеру целесообразно предпринять меры с целью обезопасить себя от подобных обвинений, например подготовить и оформить справку с обобщением основных данных о покупателе. При возможности целесообразно известить комитента о сделанном выборе или представить комитенту на согласование возможные варианты выбора.
     
     18. Если комиссионер отвечает за третье лицо и на этом основании исполнит в пользу комитента сделку, заключенную с третьим лицом, комитент не может отказаться от уплаты комиссионного вознаграждения.
     
     Индивидуальный предприниматель (комиссионер) обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (комитенту) о взыскании комиссионного вознаграждения.
     
     Во исполнение договора комиссии комиссионером заключен договор купли-продажи с покупателем, который, однако, нарушил обязательства по оплате. Поскольку комиссионер нарушил свою обязанность надлежащим образом осуществить выбор контрагента, установленную в пункте 1 статьи 993 ГК РФ, по иску комитента решением суда по другому делу комиссионер (ответчик по указанному делу) привлечен к ответственности за исполнение заключенного договора купли-продажи путем взыскания с него не поступившей от покупателя суммы оплаты.
     
     Исполняя данное решение суда, комиссионер перечислил комитенту необходимую сумму и счел, что ему причитается вознаграждение по заключенной им сделке.
     
     Возражая против иска, ответчик полагал, что комиссионер исполнил свои обязательства ненадлежащим образом и комиссионное вознаграждение выплате не подлежит.
     
     Суд удовлетворил иск, указав, что комиссионер понес ответственность за третье лицо и тем самым устранил последствия допущенных им нарушений при выборе данного лица. Поскольку сделка во исполнение комиссионного поручения заключена, комиссионное поручение признается исполненным и комиссионеру причитается установленное договором вознаграждение.
     
     Пунктом 18 Обзора разъяснено, что условия договора о ручательстве за исполнение сделки исключают возможность не только отказа комитента от уплаты комиссионного вознаграждения, но и применения к комиссионеру каких-либо финансовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора комиссии.
     
     Документами системы нормативного регулирования бухгалтерского учета вопросы отражения в учете операций, связанных с исполнением комиссионером обязанностей в соответствии с принятым на себя ручательством, не детализированы. По нашему мнению, суммы, перечисленные комитенту, должны учитываться как прочие (но не внереализационные) расходы в бухгалтерском и налоговом учете, а суммы, взысканные с покупателя, - в составе прочих доходов. Учитывать результаты операций в составе расходов по основной деятельности оснований не имеется, так как принятие к учету осуществленных расходов не может быть оформлено как расходы по приобретению товаров, предназначенных для перепродажи. Отнесение же понесенных расходов и полученных доходов в состав внереализационных расходов и доходов неправомерно потому, что по своему экономическому содержанию они (и доходы, и расходы) не являются финансовыми санкциями за нарушение условий хозяйственных договоров, а обусловлены движением конкретной стоимости - продаваемых товаров и встречным движением денежных средств.
     

     19. Обращение взыскания по собственным долгам комиссионера на требование, которое принадлежит комиссионеру по сделке, заключенной во исполнение договора комиссии, дает комитенту право требовать возмещения причиненных ему убытков.
     
     Общество с ограниченной ответственностью (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском к унитарному предприятию (комиссионеру) о возмещении убытков, связанных с обращением по собственным долгам комиссионера взыскания на требование к покупателю принадлежащего комитенту товара.
     
     Действуя на основании договора комиссии с истцом, ответчик получил право требования по сделке с покупателем товара, в которой последнему была предоставлена отсрочка платежа. Еще до наступления срока платежа по указанной сделке на право требования комиссионера (ответчика) к покупателю было обращено взыскание по долгу ответчика перед банком по возврату кредита.
     
     Истец требовал возмещения убытков в размере не полученной от покупателя выручки за вычетом комиссионного вознаграждения ответчика. Ответчик возражал против требования в таком объеме, указывая, что до наступления срока платежа по обязательству покупателя последний стал фактически несостоятельным и произвел платеж приобретателю права на торгах лишь в размере 25 процентов от номинальной стоимости права.
     
     Суд удовлетворил иск частично, взыскав на основании пункта 1 статьи 393 ГК РФ с ответчика убытки в размере выручки, полученной от реализации права требования на торгах. Суд признал, что комиссионер нарушил свои договорные обязательства, поскольку допустил обращение взыскания по собственным долгам на право требования, которое подлежало передаче комитенту на основании пункта 2 статьи 993 ГК РФ.
     
     В данном случае могла идти речь о неосмотрительности в выборе третьего лица (контрагента). Однако комитент не возражал против выбора покупателя, но был против обращения задолженности покупателя (которая фактически являлась начисленным доходом комитента) на погашение долгов комиссионера. Нарушение, по нашему мнению, представляется очевидным и, вероятно, было обусловлено ошибками в бухгалтерском учете или оформлении документов.
     
     20. При применении реституции обязанность по возврату всего полученного по сделке возникает у стороны в сделке.
     

     Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о применении последствий недействительности заключенного между ними договора купли-продажи, в котором предприниматель выступал продавцом.
     
     Ответчик возражал против требований истца, указывая, что является комиссионером и, исполняя свои обязанности по договору комиссии, все полученное по недействительной сделке передал закрытому акционерному обществу (комитенту).
     
     Суд первой инстанции привлек с согласия истца закрытое акционерное общество в качестве второго ответчика и вынес решение об удовлетворении иска за счет последнего.
     
     По жалобе истца, не согласного с принятым решением, суд апелляционной инстанции отменил решение и удовлетворил иск в полном объеме за счет первого ответчика - общества с ограниченной ответственностью. Поскольку имущество в натуре передать данный ответчик не мог, с него взыскана полная стоимость переданного имущества. Суд апелляционной инстанции установил, что судом первой инстанции неправильно применена норма пункта 2 статьи 167 ГК РФ, согласно которой обязанность по возврату полученного несет только сторона сделки, но не иное лицо, даже если ему передается экономический результат данной сделки. Поскольку комиссионер согласно пункту 1 статьи 990 ГК РФ совершает сделки с третьими лицами от своего имени, стороной по таким сделкам является лишь комиссионер и у контрагента не возникает требований к комитенту, связанных с применением последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции.
     
     Вместе с тем защита прав лица, из обладания которого имущество выбыло по недействительной сделке, может осуществляться также иными способами, предусмотренными гражданским законодательством, в том числе путем предъявления иска к третьему по отношению к сторонам сделки лицу, получившему выгоду или имущество в натуре.
     
     В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. По договору комиссии сторонами являются комитент и комиссионер, по договору купли-продажи - комиссионер и покупатель (который по отношению к участникам договора комиссии является третьим лицом). Следовательно, претензии к покупателю должны быть обращены к комиссионеру, и последний не имеет права отказывать в их удовлетворении. В то же время комиссионер имеет право обратиться к комитенту с требованием возмещения убытков, нанесенных вследствие неправомерных действий последнего (в том числе и не связанных с конкретным договором комиссии).
     
     Из описанной в п. 20 Обзора ситуации не вполне ясно, какие убытки мог понести комиссионер в связи с признанием договора купли-продажи недействительным. Если покупатель произвел предварительную оплату в полном объеме, то взыскание вышеуказанных сумм на практике означает только их возврат. Если же предварительная оплата не производилась, нанесение ущерба покупателю вряд ли можно доказать и, следовательно, взыскание полной стоимости товара (не поставленного покупателю) представляется необоснованным. Скорее всего, проблема связана с необходимостью уплаты финансовых санкций в связи с признанием договора недействительным.
     

     В выводах арбитражных судов не содержится ссылки на нормы ст. 401 ГК РФ, хотя, по нашему мнению, решение основано именно на этих нормах: неправомерные действия третьей стороны (в данном случае - комитента) не могут считаться обстоятельствами, освобождающими сторону договора (в данном случае - комиссионера) от возмещения убытков.
     
     21. Иск комитента об исключении из описи отдельных вещей, определенных родовыми признаками, которые были арестованы у комиссионера, не подлежит удовлетворению, если комиссионер не обеспечил их индивидуализацию, в том числе путем хранения отдельно от иных аналогичных вещей самого комиссионера и других лиц, и по этой причине комитент не смог доказать свое право собственности на эти вещи.
     
     Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд к закрытому акционерному обществу и обществу с ограниченной ответственностью с иском об исключении имущества из описи.
     
     Между предпринимателем и закрытым акционерным обществом был заключен договор комиссии, согласно которому последнее приняло на свой склад бытовую технику, принадлежащую первому, и обязалось совершить от своего имени за счет предпринимателя сделки по реализации указанного товара.
     
     По иску общества с ограниченной ответственностью к закрытому акционерному обществу по другому делу судом принято решение о взыскании суммы долга по заключенному между ними договору займа. В процессе исполнения решения судебный пристав-исполнитель наложил арест на все имущество, находящееся на складе закрытого акционерного общества, в том числе на бытовую технику.
     
     В заявленном требовании исключить указанное имущество из описи предприниматель ссылался на положения пункта 1 статьи 996 ГК РФ, согласно которым вещи, поступившие к комиссионеру от комитента либо приобретенные комиссионером за счет комитента, являются собственностью последнего.
     
     В возражении на иск общество с ограниченной ответственностью указало, что предметом комиссии являлись вещи, определенные родовыми признаками. В соответствии с природой права собственности его установление возможно только в отношении вещей, индивидуализированных тем или иным образом. Поскольку на складе комиссионера находилось больше единиц бытовой техники, чем комитент передал своему комиссионеру, и комиссионер не осуществлял хранение имущества комитента таким образом, чтобы была обеспечена индивидуализация соответствующих вещей и существовала возможность установить, на какие единицы бытовой техники сохраняется право собственности комитента, в иске об исключении имущества из описи следовало отказать.
     
     Суд отказал в иске, согласившись с доводами взыскателя и указав, что истцом не доказано право собственности на то имущество, которое он просил исключить из описи. Кроме того, материалами дела не подтверждено возникновение доли истца в праве общей долевой собственности на весь объем бытовой техники, что не позволяет выделить в натуре принадлежащую ему часть товара и освободить ее от взыскания.
     
     На первый взгляд, разъяснение, приведенное в п. 21 Обзора, является абсолютно безысходным для комитента - практически исключается возможность истребования товара, переданного на реализацию. Тем не менее, по нашему мнению, далеко не все возможности индивидуализации в описанной ситуации были использованы. В частности, если речь идет о сложной бытовой технике, имущество может быть индивидуализировано на основе данных о заводских номерах, номерах партий поставки, данных об упаковке (отраженных в спецификации) и тому подобной информации, которой должен располагать комитент. Кроме того, отсутствие раздельного учета может быть признано правомерным только в случае, если все товары относятся к одной группе (марке и модификации) и приобретены по одной цене. В любом случае различий в перечисленных характеристиках складской учет должен обеспечивать раздельное хранение товаров. Во время проведения инвентаризации (которая в условиях примера, описанного в п. 21 Обзора, должна была проводиться обязательно) необходимо было выявить наличие товаров, а по результатам инвентаризации должно быть определено распределение товаров по группам в зависимости от соответствующих признаков.
     
     22. Предметом договора комиссии не может являться получение задолженности, однако заключенный договор с таким предметом не должен автоматически признаваться недействительным.
     
     Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к некоммерческому партнерству о признании недействительным договора комиссии и применении последствий его недействительности.
     
     Между обществом и партнерством заключен договор комиссии, согласно которому последнее (ответчик по делу) обязалось от своего имени предъявить ко взысканию право требования, принадлежащее обществу (истцу) по отношению к третьему лицу по договору энергоснабжения, и передать обществу полученную сумму за вычетом комиссионного вознаграждения.
     
     В обоснование требований истец сослался на то обстоятельство, что договор комиссии является притворной сделкой и фактически между сторонами заключен договор купли-продажи имущественного права, в котором обязанность по оплате данного права поставлена в зависимость от наступления определенного условия (платежа от третьего лица).
     
     Суд первой инстанции удовлетворил иск и, признавая договор комиссии недействительным, сослался на то, что согласно пункту 1 статьи 990 ГК РФ предметом договора комиссии могут быть только сделки, но не иные юридические действия, к числу которых относится получение задолженности. Таким образом, стороны заключили договор, не отвечающий признакам договора комиссии.
     
     Суд кассационной инстанции отменил решение и направил дело на новое рассмотрение, указав, что отсутствие у заключенного сторонами договора признаков договора комиссии не может означать автоматическую недействительность данного договора. При новом рассмотрении спора суду следует определить правовую природу данного договора, в том числе имея в виду возможность заключения не поименованных в гражданском законодательстве договоров.
     
     В данном случае обращает на себя внимание не столько признание заключенного договора не отвечающим признакам договора комиссии, сколько указание на то, что в условиях заключенных договоров могут содержаться признаки, в соответствии с которыми они не могут быть отнесены ни к одному из видов хозяйственных договоров, установленных гражданским законодательством.
     
     Очевидным последствием этого является признание договора комиссии недействительным (что, как минимум, предполагает правомерность отказа комитента от уплаты комиссионного вознаграждения). Интересы же стороны, пострадавшей в результате признания договора недействительным, могут быть защищены только в результате повторного судебного рассмотрения и только после того, как судом будет определено, какой же именно договор (разновидность договора) был заключен сторонами.
     
     23. Сделка продажи недвижимого имущества, заключенная комиссионером во исполнение поручения комитента, не может быть самостоятельно исполнена комиссионером ввиду специфики правового режима недвижимости.
     
     Общество с ограниченной ответственностью (комитент) обратилось в арбитражный суд с иском об оспаривании права собственности закрытого акционерного общества (покупателя) на нежилое помещение.
     
     Между истцом и индивидуальным предпринимателем (комиссионером) заключен договор комиссии, согласно которому комиссионер обязался заключить сделку по реализации нежилого помещения. Во исполнение договора комиссии предприниматель заключил договор купли-продажи с ответчиком, после чего комиссионер и покупатель обратились в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, с заявлениями о государственной регистрации права собственности покупателя на нежилое помещение, приложив к заявлению договоры комиссии и купли-продажи, а также иные необходимые документы. Регистрация перехода права состоялась на основании представленных ими документов в соответствии с пунктом 1 статьи 16 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".
     
     Истец полагал, что комиссионер нарушил его интересы, продав имущество по цене, ниже той, которая сложилась на рынке к моменту совершения сделки купли-продажи. Кроме того, в результате заключения договора комиссии комиссионер не стал правообладателем и, следовательно, не мог от своего имени давать учреждению юстиции по регистрации права распоряжение о перерегистрации права собственности комитента на нового приобретателя.
     
     Суд удовлетворил иск, признав, что право собственности на нежилое помещение к приобретателю не перешло. При этом в результате системного толкования правил пункта 1 статьи 16 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" суд установил, что в качестве стороны договора, обладающей правом обращаться за государственной регистрацией перехода прав, не может рассматриваться комиссионер, не являющийся собственником.
     
     Особенность договора комиссии в отношении недвижимого имущества определяется спецификой правового режима такого имущества. Поскольку на основании пункта 1 статьи 996 ГК РФ право собственности переходит непосредственно от комитента к третьему лицу (покупателю) или от третьего лица (продавца) к комитенту, с заявлениями о государственной регистрации перехода прав могут обращаться лишь указанные лица, но не комиссионер.
     
     Разъяснение, приведенное в п. 23 Обзора, представляется более чем неочевидным. В соответствии с п. 1 ст. 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом. Только в случае, если права возникают на основании акта государственного органа или акта органа местного самоуправления, заявление о государственной регистрации права подается лицом, в отношении которого приняты вышеуказанные акты.
     
     Таким образом, непонятно, в результате какого системного толкования арбитражный суд смог прийти к выводу, что комиссионер не может являться стороной договора. Тем более что при совершении подобных сделок собственник (в данном случае комитент), как правило, оформляет доверенность на осуществление соответствующих действий - в противном случае поиск покупателя становится весьма проблематичным (если у покупателя нет уверенности в том, что продавец имеет право распоряжаться продаваемым имуществом в полном объеме, он вряд ли согласится на заключение договора купли-продажи). Кроме того, как следует из п. 1 ст. 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ, заявление на регистрацию права собственности может быть подано и покупателем (как стороной сделки).
     
     Единственным бесспорным выводом из рекомендации, следующей из текста п. 23 Обзора, является тот, что комиссионная деятельность на рынке недвижимости может стать непредсказуемой для потенциальных комиссионеров, а приобретение объектов недвижимости не у собственников - весьма рискованным для потенциальных покупателей.