Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Налоговое планирование: общие принципы и проблемы

    

Налоговое планирование: общие принципы и проблемы


С.М. Рюмин,
финансовый директор ООО КАФ "ИНВЕСТАУДИТТРАСТ     


1. Правовая основа налогового планирования

     
     Целью налогового планирования является уплата налогоплательщиком минимально возможной суммы налогов в максимально возможный срок при абсолютном соблюдении закона.
     
     Налоговое планирование основывается на стремлении собственника защитить свое имущество. Согласно ст. 8 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований.
     
     Конституция Российской Федерации закрепляет право частной собственности и его охрану законом. Согласно ст. 35 Конституции Российской Федерации каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. В соответствии с п. 2 ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.
     
     Согласно ст. 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
     
     Таким образом, законодательство Российской Федерации признает права налогоплательщика и предоставляет ему возможность для реализации мер защиты его собственности, в том числе направленных на уменьшение налоговых обязательств, но только при условии, что эти действия не приводят к нарушению законодательства.
     
     Правомерность этого утверждения подтверждена высшей судебной инстанцией Российской Федерации - Конституционным Судом Российской Федерации. В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 27.05.2003 N 9-П "По делу о проверке конституционности положения статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан П.Н. Белецкого, Г.А. Никовой,  Р.В. Рукавишникова, В.Л. Соколовского и  Н.И. Таланова" дано системное толкование принципа всеобщности и обязательности налогообложения. В соответствии с вышеуказанным постановлением Конституционного Суда Российской Федерации правовое регулирование налоговых правоотношений должно осуществляться с учетом общеправовых принципов. Это означает, что определение обязанности налогоплательщика основывается не только на ст. 57 Конституции Российской Федерации, но учитывает совокупность всех предоставляемых гражданам прав. Тем самым подтвержден принцип, согласно которому право государства на изъятие части собственности гражданина или организации в виде налога или сбора не беспредельно, а ограничено конституционными правами и свободами человека и гражданина.
     
     В п. 3 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27.05.2003 N 9-П подтверждена также правомерность налогового планирования и приведена связь налогового планирования с налоговой обязанностью: если законом предусматриваются те или иные льготы, освобождающие от уплаты налогов или позволяющие уменьшить сумму налоговых платежей, то применительно к соответствующим категориям налогоплательщиков обязанность платить законно установленные налоги предполагает необходимость их уплаты только в той части, на которую льготы не распространяются, и именно в этой части на таких налогоплательщиков возлагается ответственность за неуплату законно установленных налогов.
     
     Следовательно, по мнению Конституционного Суда Российской Федерации, недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных форм предпринимательской деятельности и, соответственно, оптимального вида платежа.
     

2. Понятие налогового планирования, его этапы и методы

     
     Налоговое планирование - это совокупность законных целенаправленных действий налогоплательщика, связанных с использованием им определенных приемов и способов, а также всех предоставляемых законом льгот и освобождений с целью максимальной минимизации налоговых обязательств.
     
     Как правило, налоговое планирование представляет собой именно комплекс мер, направленных на уменьшение налогового бремени. Однако при всем многообразии данные меры могут быть подразделены на долгосрочные (перспективные) и текущие.
     
     Долгосрочное (перспективное) налоговое планирование - это использование налогоплательщиком таких приемов и методов, которые уменьшают его налоговые обязательства в течение длительного времени или в процессе всей деятельности налогоплательщика. Элементы данного вида планирования:
     
     - выбор наиболее выгодного, с точки зрения налогообложения, места расположения организации, ее структурных подразделений и руководящих органов;
     
     - выбор организационно-правовой формы организации и ее организационно-хозяйственной структуры (деление производственных и хозяйственных процессов вплоть до создания для этих целей группы взаимосвязанных самостоятельных организаций), позволяющий минимизировать налоговые платежи.
     
     Под текущим налоговым планированием понимается совокупность методов, позволяющих налогоплательщику уменьшать налоговое бремя в течение ограниченного периода времени и/или в каждой конкретной хозяйственной ситуации. При этом отметим, что элементы текущего налогового планирования носят не только инициативный, но и императивный (обязательный) характер. К числу последних можно, например, отнести:
     
     - принятие организацией учетной политики;
     
     - выбор варианта налогового учета.
     
     Формирование оптимальной для конкретной организации налоговой учетной политики является одним из основных элементов текущего налогового планирования и оказывает непосредственное влияние на финансовое положение организации. Например, организации должны выбрать метод уплаты налога на прибыль, принять решения об использовании или неиспользовании налоговых льгот и т.д. К инициативным методам текущего налогового планирования можно отнести анализ всех предоставляемых законодательством льгот по каждому налогу и рассмотрение возможности их использования, анализ всех возможных форм сделок в конкретных хозяйственных ситуациях, выбор наиболее рациональных форм размещения активов, использования (распределения) прибыли организации и т.п.
     
     Таким образом, текущее налоговое планирование носит более оперативный характер. Во многих случаях оно строится на использовании пробелов в законодательстве при решении спорных вопросов, в том числе с помощью различных судебных прецедентов.
     
     Хорошие перспективы для использования налогоплательщиками имеет и такой тактический ход текущего налогового планирования, как оспаривание незаконных или расширительно толкующих законодательство нормативных и ненормативных актов налоговых органов. Это позволяет выяснить позиции судебных органов (вплоть до высших) по актуальным, но недостаточно ясным вопросам налогообложения. Долгое время арбитражные и гражданские суды не признавали за налогоплательщиком право обжаловать мнение налоговых органов заранее, то есть до нанесения какого-либо ущерба интересам истца.
     
     Однако в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 05.11.2002 N 319-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы некоммерческой организации - учреждения по управлению персоналом “Персона” на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 2 статьи 4 Налогового кодекса Российской Федерации" установлено, что налогоплательщики могут и не дожидаться, когда их накажут рублем, - они вправе оспаривать действия налоговиков заранее. В соответствии с вышеуказанным определением Конституционного Суда Российской Федерации, если налогоплательщик считает, что какой-либо ведомственный документ противоречит закону, он может обращаться с жалобой в суд. При рассмотрении подобных дел суды, как следует из правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в ряде более ранних своих постановлений, не вправе ограничиваться формальным установлением того, кому адресован обжалуемый акт, а обязаны выяснить, затрагивает ли он права налогоплательщиков. Но при этом неважно, оштрафован уже истец или нет, важно другое: могут ли его оштрафовать при невыполнении им оспариваемых положений. Именно это и должны определять судьи, отказы же в судебной защите налогоплательщикам по другим основаниям противоречат ст. 46 Конституции Российской Федерации.
     
     Однако в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 05.11.2002 N 319-О речь шла о нормативном правовом акте (приказ, зарегистрированный в Минюсте России), на практике же многие негативные для налогоплательщиков разъяснения, носящие в том числе системный характер, оформляются в виде писем.
     
     Право налогоплательщиков обжаловать в вышестоящих налоговых органах или в суде любые ненормативные акты налоговых органов было подтверждено в постановлении Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации". Однако в п. 48 этого постановления ВАС РФ был сделан акцент на двух компонентах ненормативного акта налогового органа, который можно обжаловать в суде: требование адресности и наличие на нем подписи руководителя инспекции или его заместителя. В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.2003 N 418-О "По жалобе гражданина Егорова Андрея Дмитриевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 137 и 138 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 1995 года, статей 29 и 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года" был сделан вывод, что ст. 137 и 138 НК РФ предоставляют налогоплательщику право обжаловать в суде решения любых должностных лиц налоговых органов и суды не имеют права отказывать в рассмотрении таких жалоб.
     
     И вот совсем недавно ВАС РФ принял решение от 20.05.2004 N 4719/04 о признании частично недействующим абзаца четвертого п. 5 письма МНС России от 11.06.2003 N СА-6-22/657 "О разъяснении отдельных вопросов применения глав 26.2 и 26.3 Налогового кодекса Российской Федерации", то есть документа, который формально не может быть признан нормативным правовым актом, но в то же время адресован неограниченному кругу лиц.
     

3. Отличия налогового планирования от уклонения от уплаты налогов

     
     Налоговое планирование основывается исключительно на легитимной основе, в то время как уклонение от уплаты налогов осуществляется посредством совершения налогоплательщиком налоговых правонарушений или налоговых преступлений, то есть посредством нарушения норм налогового или уголовного законодательства. Уклонение от уплаты налогов чаще всего реализуется в виде уклонения от постановки на налоговый учет, сокрытия объектов налогообложения, непредставления или несвоевременного представления налоговых документов, а также в виде неуплаты налогов, незаконного использования налоговых льгот и т.д.
     
     При уклонении от уплаты налогов действия налогоплательщика всегда носят противоправный характер, и за их совершение законодательством предусмотрены различные виды ответственности: гражданско-правовая, административная, финансовая и уголовная. В зависимости от характера действий, совершаемых при уклонении от налогообложения, и тяжести последствий таких действий они могут быть условно подразделены на две категории:
     
     1) некриминальное уклонение от уплаты налогов. Действия, совершаемые налогоплательщиком, нарушают налоговое законодательство, но не образуют состава налогового преступления, что делает невозможным применение к такому налогоплательщику мер уголовной ответственности;
     
     2) криминальное уклонение от уплаты налогов. Действия, совершаемые налогоплательщиком, не только нарушают налоговое законодательство, но и приводят к образованию состава налогового преступления, что влечет применение мер уголовной ответственности.
     
     Однако следует отметить, что не всегда граница между налоговым планированием и уклонением от уплаты налогов бывает так ясна и очевидна. В этом и скрывается одна из опасностей, подстерегающих налогоплательщиков, которые используют методы налогового планирования для снижения налоговых платежей самостоятельно, не имея должного опыта и квалификации в этой области.
     

4. Опасности налогового планирования

     
     Во-первых, при выборе способа минимизации налогового бремени не в полной мере учитывается тот факт, что законными должны быть не только формальная сторона операции и ее документальное (договорное) оформление, но и ее содержание, мотивы, цели и т.д. Часто действия налогоплательщика, которые он относит к методам налогового планирования, квалифицируются именно как уклонение от уплаты налогов. К их числу относятся не соответствующее законодательству оформление реальных хозяйственных операций, придающее им иную суть, переоформление договоров и изменение их содержания после фактического исполнения, выплата санкций за несуществующие договорные отношения, неправильное отражение хозяйственных операций в бухгалтерском и налоговом учете, основанное не на сути самой операции. Например, договор аренды оформляется как договор о совместной деятельности, трудовой договор - как договор подряда, договор на оказание рекламных услуг - как договор на оказание информационных услуг или спонсорской помощи и т.д. Определенные процессуальные трудности в доказывании факта таких действий, истинных целей сторон, а следовательно, притворного или фиктивного характера таких сделок не дают оснований для их признания законными.
     
     Во-вторых, часто наибольший экономический эффект дают методы налогового планирования, основанные на наличии пробелов в законодательстве, которые налогоплательщики пытаются использовать при исчислении того или иного налога. При этом такой подход к налоговому планированию основывается даже на законодательной базе. Так, в соответствии с п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов). Однако, как показывает практика, налоговые органы обычно занимают противоположную позицию и заполняют такие пробелы в законодательстве различными ведомственными документами. При этом такие разъяснения, конкретизирующие или даже дополняющие отдельные положения нормативных актов, выпускаются через весьма продолжительное время после вступления в силу новых законодательных норм, но распространяются на период времени с момента вступления в силу самих законодательных актов. Поэтому если позиция налогоплательщика расходится с официально выраженным мнением налоговых органов, вне зависимости от того, были такие действия налогоплательщика совершены до или после выработки и опубликования соответствующих разъяснений или пунктов инструкций, то налогоплательщик может защитить свои интересы только в судебном порядке.
     
     Прогнозировать же направление судебной практики в каждом конкретном случае, даже с учетом введения в налоговое законодательство презумпции невиновности налогоплательщика, практически невозможно. Кроме того, налогоплательщику следует учитывать, что в условиях отсутствия в Российской Федерации института прецедентного права до внесения соответствующих изменений или дополнений в само налоговое законодательство судебные разбирательства по однотипным налоговым спорам будут вестись практически по каждому отдельному случаю. Вследствие этого для получения действительно окончательного решения спорной ситуации налогоплательщики вынуждены проходить все судебные инстанции даже при наличии судебного прецедента, апробированного в порядке надзора высшими судебными органами. Так, показательным примером в этом отношении может служить спор в отношении необходимости восстановления ранее правомерно принятых к вычету сумм НДС по основным средствам при их дальнейшей передаче в качестве вклада в уставный капитал другой организации. Постановлением Президиума ВАС РФ от 11.11.2003 N 7473/03 требование налоговых органов о восстановлении НДС при передаче основных средств в уставный капитал с их остаточной стоимости было признано незаконным. Суть выводов суда сводилась к следующему: восстанавливать НДС не надо, если передаваемые основные средства покупались не специально для взноса в уставный капитал, а какое-то время использовались, то есть восстановление НДС зависит от цели приобретения основных средств.
     
     Более того, приказом МНС России от 11.03.2004 N БГ-3-03/190@ из Методических рекомендаций по применению главы 21 "Налог на добавленную стоимость" Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденных приказом МНС России от 20.12.2000 N БГ-3-03/447, был исключен абзац пятый п. 3.3.3, который как раз и предписывал восстанавливать суммы НДС по недоамортизированному имуществу при его внесении в уставный капитал другой организации. Однако не прошло и 20 дней, как в ответе МНС России от 31.03.2004 N 03-1-08/876/15 на один из запросов налогоплательщика было прямо указано, что если выбытие имущества, ранее приобретенного для производственной деятельности, связано с осуществлением операций, не подлежащих обложению НДС, то суммы налога, ранее правомерно принятые к вычету, подлежат восстановлению в части, приходящейся на остаточную стоимость передаваемого имущества. Аналогичная по смыслу формулировка продолжала оставаться и в Инструкции по заполнению декларации по налогу на добавленную стоимость и декларации по налогу на добавленную стоимость по операциям, облагаемым по налоговой ставке 0 процентов, утвержденной приказом МНС России от 21.01.2002 N БГ-3-03/25 (далее - Инструкция), - абзацы 23 и 26 Порядка заполнения раздела 2.1 "Расчет общей суммы налога" Инструкции. Поэтому налогоплательщикам пришлось в отдельном порядке через ВАС РФ добиваться признания не соответствующими закону вышеуказанных абзацев Инструкции. ВАС РФ в решении от 15.06.2004 по делу N 4052/04 еще раз подтвердил неправомерность точки зрения налоговиков по данному вопросу и признал абзац 23 и абзац 26 Порядка заполнения раздела 2.1 "Расчет общей суммы налога" Инструкции недействующими, как не соответствующие ст. 6, 170, 171 и 172 НК РФ. Исполняя данное судебное решение, МНС России приказом от 29.07.2004 N САЭ-3-03/449@ исключило спорные абзацы из текста Инструкции.
     
     Данный пример подтверждает вышеприведенный тезис о том, что даже наличие совершенно очевидной позиции судебных органов, в том числе и высшей судебной инстанции Российской Федерации, по тому или иному спорному налоговому вопросу не исключает возможности противоположной точки зрения налоговых органов в споре с конкретным налогоплательщиком. Такому налогоплательщику в случае неисполнения указаний налоговиков необходимо разрешать свои разногласия в судебном порядке.
     
     Вместе с тем отметим, что несмотря на то что прецедентные решения вышестоящих судебных органов не носят нормативного характера и не являются обязательными для исполнения всеми судьями, на практике суды нижестоящих инстанций в большинстве случаев руководствуются данными документами при принятии решений в аналогичных ситуациях.
     
     Стоит отметить и тот факт, что практика работы ВАС РФ показывает, что во многих случаях выражение им своего мнения по тому или иному спорному налоговому вопросу происходит с большим опозданием. Практика же нижестоящих судебных инстанций хотя и является более оперативной, но часто весьма противоречива, причем даже в рамках одного федерального округа. Таким образом, можно сделать вывод, что даже при использовании налогоплательщиком самых опытных и высококвалифицированных сторонних специалистов в области налогового планирования до вступления в законную силу принятого судебного решения или же вынесения судебного вердикта последней судебной инстанцией нельзя заранее точно знать, будут действия налогоплательщика, направленные на минимизацию налогового бремени, признаны правомерными (элементом налогового планирования) или признаны налоговым нарушением, приведшим к уклонению от уплаты налогов.
     
     Кроме того, как показывает практика, нередки случаи, когда даже ВАС РФ в течение непродолжительного периода времени выносит по одному и тому же вопросу решения, противоречащие друг другу. Так, например, это произошло в отношении порядка применения налогоплательщиками льготы, предусмотренной подпунктом 1 п. 1 ст. 239 НК РФ, - освобождение от обложения единым социальным налогом выплат в пределах 100 тыс. руб., которые организации производят в пользу работников-инвалидов. Однако порядок применения этой льготы в НК РФ четко не прописан, что вызывает постоянные споры между налогоплательщиками и налоговиками. В решении ВАС РФ от 08.10.2003 N 7307/03 предложено использовать один алгоритм расчета, а в постановлении Президиума ВАС РФ от 20.01.2004 N 11420/03, рассматривающем конкретный налоговый спор, - прямо противоположный. В более позднем своем решении от 28.05 2004 N 4091/04 ВАС РФ снова подтвердил правомерность первоначально установленного им самим алгоритма расчета рассматриваемой льготы.
     
     В ряде случаев сложившаяся практика налоговых решений по конкретным спорным вопросам, выработанная ВАС РФ и Верховным Судом Российской Федерации, пересматривалась после анализа этих вопросов Конституционным Судом Российской Федерации (см., например, постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19.06.2003 N 11-П "По делу о проверке конституционности положений федерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации, регулирующего налогообложение субъектов малого предпринимательства - индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, в связи с жалобами ряда граждан"). В свою очередь, в настоящее время не ясно, как отразится на арбитражной практике довольно спорное определение Конституционного Суда Российской Федерации от 08.04.2004 N 169-О, касающееся налогообложения заемных (кредитных) средств.
     
     Возможность получения налогоплательщиком информации о том, как налоговые органы расценят те или иные его легитимные действия, направленные на уменьшение налоговых обязательств, имела бы чрезвычайно важное значение при принятии решения по вопросам налогового планирования. Подобная возможность может быть реализована посредством введения в законодательство института "предварительного решения". Практика так называемого фискального рескрипта ("rescript fiscal") в той или иной мере существует в большинстве западных стран. Суть его заключается в том, что, высказав свое мнение в отношении налоговых последствий определенной сделки, налоговая администрация в дальнейшем является "связанной" данной своей позицией.
     
     Положения подпункта 2 п. 1 ст. 21 и ст. 111 НК РФ можно признать лишь слабыми подобиями действенного механизма предварительного налогового решения. Напомним, что налогоплательщики имеют право получать от налоговых органов и других уполномоченных государственных органов письменные разъяснения по вопросам применения законодательства о налогах и сборах. Статья же 111 НК РФ указывает на то, что выполнение налогоплательщиком либо налоговым агентом письменных разъяснений по вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных налоговым органом или другим уполномоченным государственным органом либо их должностными лицами в пределах их компетенции, является обстоятельством, исключающим вину лица в совершении налогового правонарушения. При наличии таких обстоятельств лицо не подлежит ответственности за совершение налогового правонарушения.
     
     Однако НК РФ не запрещает налоговым органам менять свою уже однажды высказанную позицию. Таким образом, если действия налогоплательщика в рамках полученных от налоговых органов первоначальных разъяснений будут противоречить разъяснениям налоговых органов, выпущенным позднее, и суд признает соответствующим действительному смыслу закона именно второе толкование, действия налогоплательщика в соответствии с первыми полученными разъяснениями снимают с него вину за допущенное налоговое правонарушение.  И следовательно, на налогоплательщика не будут наложены штрафные санкции. Однако данное обстоятельство не освобождает налогоплательщика от уплаты как сумм налогов, дополнительно начисленных в такой ситуации, так и сумм пеней за их несвоевременную уплату. Дело в том, что налоговое законодательство рассматривает пени не как один из видов штрафных санкций, а как компенсационную меру, направленную на восполнение потерь бюджета из-за несвоевременной уплаты налога.
     
     Говоря об опасностях, подстерегающих налогоплательщиков при планировании налоговых платежей, следует отметить, что стремление к их минимизации может привести к существенному снижению уровня правовой защищенности налогоплательщика как субъекта предпринимательской деятельности в его отношениях с контрагентами и/или работниками. В частности, использование тех или иных форм гражданско-правовых договоров, дающих налогоплательщику максимальные налоговые выгоды, может привести к потере им ряда гарантий в области частного права, например лишить его права в законном порядке приостанавливать определенные отношения с контрагентами, взыскивать убытки или каким-то иным способом защищать свои права и т.д.
     

5. Пределы налогового планирования

     
     В правоприменительной практике большинства государств, в том числе и Российской Федерации, сложились специальные методы, позволяющие предотвращать уклонение от уплаты налогов, а также существенно ограничивать сферу применения налогового планирования. Как правило, эти методы взаимосвязаны, однако можно выделить:
     
     1) законодательные ограничения;
     
     2) меры административного и финансового воздействия, применяемые при нарушении налогоплательщиком налогового законодательства;
     
     3) специальные судебные доктрины.
     
     Законодательные ограничения устанавливаются налоговым законодательством и представляют собой, по сути, совокупность обязанностей налогоплательщика, составляющих наряду с его правами и гарантиями их осуществления налоговый кодекс поведения налогоплательщика. К таким ограничениям можно отнести меры, направленные на предотвращение уклонения от уплаты налогов, в том числе обязанность субъекта зарегистрироваться в налоговом органе в качестве налогоплательщика, представлять сведения и документы, необходимые для исчисления и уплаты налогов, удерживать налоги у источника отдельных категорий доходов (например, при выплате дивидендов, заработной платы, доходов иностранным юридическим лицам), а также установление мер ответственности за нарушения налогового законодательства [в числе которых следует отметить наиболее распространенные составы правонарушений, а именно: сокрытие и занижение дохода (прибыли), полученного плательщиком, занижение и просрочка уплаты налогов, уклонение от представления документов, предназначенных для исчисления и уплаты налогов].
     
     К мерам административного и финансового воздействия, применяемым при нарушении налогоплательщиком налогового законодательства, можно отнести право налогового органа на переквалификацию сделки в судебном порядке, которое является одним из основных способов борьбы с недобросовестными налогоплательщиками, уклоняющимися от уплаты налогов. В общем случае, согласно ст. 45 НК РФ взыскание налога с организаций производится налоговыми органами в бесспорном порядке. Взыскание же налога с физического лица производится только в судебном порядке.
     
     В частности, согласно ст. 170 ГК РФ могут быть признаны судом недействительными мнимые и притворные сделки.
     

     Мнимая сделка - это сделка, заключенная только для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.
     
     Притворной называется сделка, заключаемая сторонами для вида с целью прикрыть другую сделку, которую стороны в действительности желали заключить. Притворная сделка, так же как и мнимая сделка, во всех случаях признается недействительной. При этом если сделка совершена с целью прикрыть другую сделку, применяются правила, относящиеся к той сделке, которую стороны действительно имели в виду.
     
     Для признания какой-либо сделки притворной требуется доказать действительную цель, которую преследовали стороны при заключении сделки, или, другими словами, наличие тех отношений между сторонами, которые они пытались скрыть или замаскировать в определенных целях (часто определяющей целью для заключения таких сделок является уклонение от уплаты налогов). В случае с мнимыми сделками надо доказать, что при заключении сделки стороны не имели намерения действительно создать реальные юридические последствия, а лишь рассчитывали воспользоваться определенными (главным образом, налоговыми) преимуществами, которые данная сделка им предоставляет. И в том, и в другом случае к организациям будут применены правила именно того налогового режима, которого они пытались избежать, вдобавок налогоплательщики должны будут внести в бюджет пени за несвоевременную уплату налогов и понести налоговые санкции за занижение сумм налогов.
     
     Метод специальных судебных доктрин пока еще не получил в Российской Федерации законодательного признания. В мировой практике налоговые органы имеют большие возможности при использовании судебного механизма борьбы с уклонением от уплаты налогов в случае, если налогоплательщик совершает сделки или действия исключительно в целях приобретения прав на налоговые льготы или для структурирования каких-либо отношений между различными предприятиями с целью получения преимуществ, связанных только с налоговыми аспектами таких отношений.
     
     Доктрина "существо над формой" ("equity above the form") состоит в том, что юридические последствия, вытекающие из сделки, определяются в большей степени ее существом, нежели формой. Иными словами, если форма сделки не соответствует отношениям, которые фактически реализуются между сторонами сделки, возникают юридические последствия, соответствующие существу сделки или реально возникшим отношениям. Так, заинтересованное лицо может воспользоваться данной доктриной, чтобы доказать, что существо действий должно превалировать над упущениями в форме сделки, допущенными при ее заключении.
     
     Доктрина "деловой цели" ("business purpo-se") заключается в том, что сделка, создающая определенные налоговые преимущества для ее сторон, может быть признана недействительной, если она не достигает деловой цели. При этом налоговая экономия сама по себе не признается в качестве деловой цели сделки в целях предупреждения уклонения от уплаты налогов. При этом тот факт, что действия, осуществляемые сторонами в рамках данной доктрины, не обусловлены разумными коммерческими соображениями ("valid commercial reasons"), такими как, например, рационализация коммерческой деятельности, приближение производства к рынку сырья или рабочей силы и т.д., приводит к выводу о том, что данная сделка имела своей принципиальной целью уклонение от уплаты налогов или избежание налогообложения.
     

     Доктрина "сделки по этапам" ("step trans-actions") сводится к тому, что суд при рассмотрении конкретной сделки "устраняет" промежуточные операции, осуществленные сторонами, и рассматривает реально совершенные действия исходя из существа такой сделки. Налогоплательщики нередко дробят сделку, осуществление которой связано с существенными налоговыми последствиями, на ряд промежуточных сделок, позволяющих достигнуть требуемого результата с гораздо меньшими налоговыми последствиями. Результатами применения этой доктрины могут быть отказ от предоставления налоговых льгот, на которые стороны могли рассчитывать при дроблении сделки на этапы, установление обязанности уплачивать налоги, соответствующие основной сделке, и в ряде случаев применение мер ответственности за уклонение от уплаты налогов.
     
     Возможность применения основных принципов вышеуказанных судебных доктрин в Российской Федерации обусловлена тем, что в ряде случаев налогоплательщики заключают сделки исключительно с целью уклонения от уплаты налогов без намерения реально создать соответствующие правовые последствия. В качестве наиболее типичных примеров можно привести следующие случаи:
     
     - заключение трудовых (или близких к ним гражданско-правовых) договоров с инвалидами и некоторыми другими категориями граждан, чье трудоустройство предоставляет организации существенные налоговые льготы;
     
     - заключение вместо договоров купли-продажи объектов недвижимости инвестиционных договоров или договоров уступки прав требования;
     
     - заключение договоров о совместной деятельности вместо договоров аренды и т.д.
     
     В большинстве вышеуказанных случаев заключаются мнимые или притворные сделки в целях ухода от уплаты тех или иных налогов.
     
     По нашему мнению, российская налоговая практика пошла по пути объединения всех вышеназванных судебных доктрин, используемых в других странах, в одну комплексную - доктрину добросовестности налогоплательщика. Для разрешения вопроса о добросовестности налогоплательщика суды, как правило, исследуют вопросы соответствия формы и содержания, а также цели действий налогоплательщика. Однако комплексного определения понятию "добросовестность налогоплательщика" до сих пор не дано.
     
     В настоящее время Минфин России внес предложение уже с 2005 года прописать в законодательстве критерии, которые позволили бы различать налоговую оптимизацию (планирование) и уклонение от уплаты налога. В основу, видимо, будет положен тезис о том, что единственной экономической целью сделки не должно быть исключительно уменьшение налогового бремени.