Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Судебно-арбитражная практика

     

Судебно-арбитражная практика


Г.Г. Иванова
     

1. Уплата единого социального налога товариществами cобственников жилья

     
     Главой 24 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) регулируется порядок исчисления и уплаты единого социального налога, предназначенного для мобилизации средств для реализации права граждан на государственное пенсионное и социальное обеспечение (страхование) и медицинскую помощь. Объект налогообложения (то есть выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по страховым и гражданско-правовым договорам, а также по авторским договорам) определен ст. 236 НК РФ.
     
     В соответствии со ст. 238 НК РФ не подлежат обложению единым социальным налогом суммы, выплачиваемые за счет членских взносов садоводческих, садово-огородных, гаражно-строительных и жилищно-строительных кооперативов (товариществ) лицам, выполняющим работы (услуги) для указанных организаций.
     
     Вопрос об уплате единого социального налога с сумм, выплачиваемых за счет вышеуказанных членских взносов, был предметом рассмотрения в суде, поскольку товарищество домовладельцев обратилось в арбитражный суд с иском к налоговому органу о возврате сумм единого социального налога.
     
     Суть спора состояла в следующем. На основе материалов дела установлено и налоговым органом не оспаривался факт, что сбор членских взносов по решению общего собрания членов товарищества производился в целях обеспечения деятельности истца (товарищества) по содержанию дома, а также факт расходования данных средств на оплату труда председателя товарищества, бухгалтера и уборщиков лестничных клеток.
     
     Как уже отмечалось, согласно подпункту 8 п. 1 ст. 238 НК РФ не подлежат обложению единым социальным налогом суммы, выплачиваемые за счет членских взносов лицам, выполняющим работы (услуги) для указанных организаций. В силу ст. 4 Федерального закона от 15.06.1996 N 72-ФЗ «О товариществах собственников жилья» действие вышеназванного Федерального закона распространяется на все товарищества, товарищества домовладельцев, жилищные кооперативы, жилищно-строительные кооперативы с полностью выплаченным паевым взносом хотя бы одним членом, иные объединения собственников недвижимости в жилищной сфере, создаваемые для обеспечения эксплуатации многоквартирного дома, пользования квартирами и общим имуществом жилого дома. Было также определено, что не основывается на законе и довод налогового органа о том, что для субъектов, перечисленных в подпункте 8 п. 1 ст. 238 НК РФ, законодатель предусмотрел возможность исключения из объекта налогообложения только вознаграждений по договорам гражданско-правового характера, сохранив в качестве объекта налогообложения выплаты по трудовым соглашениям, поскольку в самом законе ограничение также не предусмотрено.
     
     Учитывая вышеизложенное, Президиум ВАС РФ постановлением от 15.04.2003 N 19/03 решения судов предыдущих инстанций об отказе в иске истцу отменил, иск товарищества удовлетворил, а также обязал налоговый орган возвратить из бюджета суммы единого социального налога и государственной пошлины, уплаченные товариществом.
     

2. Уплата земельного налога за земельные участки, занятые жилищным строительством

     
     Лицам, получившим земельные участки под жилищное строительство, следует обратить внимание на Определение Верховного Суда Российской Федерации от 13.02.2003 N 78-ВОЗпр-З. Как следовало из представленных материалов, гражданин являлся собственником земельного участка, который относится к категории «земли населенных пунктов» и имеет целевое назначение «под индивидуальный жилой дом». Участок, на который имеется свидетельство о праве собственности на землю, выделен в мае 1999 года, и с этого момента гражданин-налогоплательщик платил земельный налог в размере 3 % от ставки земельного налога, однако в 2001 году он получил уведомление налогового органа о необходимости уплаты налога в размере 100 % ставки, что и побудило его обратиться в суд.
     
     При рассмотрении материалов Верховный Суд Российской Федерации исходил из следующего. В силу ст. 15 Закона РФ от 11.10.1991 N 1738-1 «О плате за землю» основанием для установления обязанности по уплате налога на землю является документ, удостоверяющий право собственности, владения или пользования земельным участком. Согласно ст. 8 вышеназванного Закона налог на земли, занятые жилищным фондом (государственным, муниципальным, общественным, кооперативным, индивидуальным), а также личным подсобным хозяйством, дачными участками, взимается со всей площади земельного участка в размере 3 % от ставок земельного налога, установленных в городах и поселках городского типа. Часть пятая ст. 8 Закона РФ «О плате за землю» предусматривает взимание налога в размере 3 % от ставок земельного налога исходя из целевого назначения земли и прямо не связывает право на нее со сроками сдачи дома в эксплуатацию и регистрацией его в качестве жилого фонда.
     
     Судебные инстанции основывались на том, что размер ставки должен зависеть от наличия либо отсутствия на земельном участке жилого дома и ссылки на ст. 4 Жилищного кодекса РСФСР ошибочны, так как вступают в противоречие со ст. 1 НК РФ, согласно которой законодательство о налогах и сборах состоит исключительно из НК РФ и принятых на его основе федеральных законов.
     
     Кроме того, суд первой инстанции при рассмотрении спора применил письмо МНС России от 27.04.2001 N ВТ-6-04/351, в государственной регистрации которого было отказано.
     
     Учитывая вышеизложенное, а также в силу п. 7 ст. 3 НК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила произвести перерасчет суммы земельного налога в размере 3 % от установленной ставки за земельный участок истца.
     

3. Замена иных налоговых платежей уплатой годовой стоимости патента

     
     Как известно, в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2002 N 104-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах» с 1 января 2003 года вступил в действие специальный налоговый режим «Упрощенная система налогообложения»; в связи с этим был признан утратившим силу с 1 января 2003 года Федеральный закон от 29.12.1995 N 222-ФЗ «Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства» (далее - Закон N 222-ФЗ).
     
     Однако ряд положений законодательных актов, регулирующих налогообложение субъектов малого предпринимательства, стали предметом рассмотрения в Конституционном Суде Российской Федерации. Основанием к рассмотрению явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли установленное оспариваемыми законоположениями регулирование налогообложения индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, Конституции Российской Федерации. Предметом рассмотрения стал в том числе и п. 3 ст. 1 Закона N 222-ФЗ, в соответствии с которым применение индивидуальными предпринимателями упрощенной системы налогообложения, учета и отчетности предусматривает замену уплаты установленного законодательством Российской Федерации подоходного налога на доход, полученный от осуществляемой предпринимательской деятельности, уплатой стоимости патента на занятие данной деятельностью.
     
     Граждане, обратившиеся в суд, утверждали, что последующее правовое регулирование и сложившаяся правоприменительная практика возлагали на индивидуальных предпринимателей не вытекающие из Закона N 222-ФЗ дополнительные обязанности по уплате, помимо стоимости патента, ряда других налогов (в частности, в соответствии со ст. 143 НК РФ с 1 января 2001 года индивидуальные предприниматели, перешедшие на упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, стали плательщиками НДС, а постановлением Президиума ВАС РФ от 09.10.2001 N 1321/01 было разъяснено, что вышеуказанные предприниматели являются также плательщиками налога с продаж), и тем самым для них как субъектов малого предпринимательства были созданы менее благоприятные условия деятельности по сравнению с организациями - субъектами малого предпринимательства.
     
     Как отмечается в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, к началу рассмотрения вопроса Закон N 222-ФЗ был отменен, однако п. 3 ст. 1 этого Закона подлежит применению в рамках длящихся на его основе правоотношений с участием заявителей, и, следовательно, производство по данному делу не может быть прекращено.
     
     Согласно п. 3 ст. 1 Закона N 222-ФЗ применение индивидуальным предпринимателем упрощенной системы налогообложения, учета и отчетности, предусматривает замену уплаты установленного законодательством Российской Федерации подоходного налога на доход, полученный от осуществляемой предпринимательской деятельности, уплатой стоимости патента на занятие данной деятельностью. Буквальное толкование вышеназванной нормы Закона N 222-ФЗ стало причиной возникновения неопределенности относительно того, заменяет ли уплата годовой стоимости патента иные налоговые платежи, которые могут быть возложены на индивидуальных предпринимателей последующим налоговым регулированием и которые связаны с осуществлением ими предпринимательской деятельности.
     
     Пункт 3 ст. 1 Закона N 222-ФЗ во взаимосвязи с положениями других федеральных законов в том смысле, который был придан ему правоприменительной практикой, возлагает на индивидуальных предпринимателей обязанность уплачивать НДС и налог с продаж, тогда как организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, от уплаты данных налогов освобождены (п. 2 ст. 1 Закона N 222-ФЗ).
     
     Эти различия в налогообложении, приводящие к дисбалансу в обязанностях и правах субъектов малого предпринимательства - индивидуальных предпринимателей и организаций, противоречат конституционному принципу добросовестной конкуренции и препятствуют свободной реализации конституционного права на осуществление предпринимательской деятельности, использование своих способностей и имущества.
     
     Таким образом, в постановлении от 19.06.2003 N 11-П Конституционный Суд Российской Федерации постановил признать не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2) и 57 норму п. 3 ст. 1 Закона N 222-ФЗ, поскольку по смыслу, придаваемому данной норме последующим правовым регулированием и сложившейся на его основе правоприменительной практикой, она не освобождает индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, от уплаты НДС и налога с продаж.