Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Обзор арбитражной практики по возмещению НДС при экспорте товаров


Обзор арбитражной практики с участием налоговых органов по возмещению НДС при экспорте товаров (работ, услуг)

     
     Н.В. Елина,     
советник налоговой службы I ранга
     
     Согласно п. 3 ст. 7 Закона РФ от 06.12.1991 N 1992-1 "О налоге на добавленную стоимость" (далее - Закон N 1992-1) в случае превышения суммы налога по товарно-материальным ценностям, стоимость которых фактически была отнесена на издержки производства и обращения, над суммами налога, исчисленными по реализации товаров (работ, услуг), возникавшая разница засчитывалась в счет предстоявших платежей или возмещалась за счет общих платежей налогов. При этом вышеуказанный порядок зачета или возмещения сумм налога, уплаченных поставщикам, применялся при реализации товаров (работ, услуг), освобожденных от НДС в соответствии с подпунктом "а" п. 1 ст. 5 Закона N 1992-1.
     
     Аналогичная норма содержится в ст. 176 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ, Кодекс), в соответствии с которой возмещение НДС по суммам, уплаченным поставщикам при реализации экспортируемых товаров, производится при представлении документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ, на основании отдельной декларации в течение трех месяцев.
     
     Между тем данные правовые нормы нередко используются для совершения налогового преступления в виде лжеэкспорта.
     
     Возникновение проблемы незаконного возмещения НДС обусловлено рядом факторов, среди которых можно назвать следующие:
     
     - установлен недостаточный срок для проведения мероприятий по налоговому контролю обоснованности возмещения экспортного НДС (с 1 января 2001 года согласно ст. 176 НК РФ срок проведения проверки обоснованности применения налоговой ставки 0 % и, соответственно, возмещения НДС составляет три месяца с момента обращения налогоплательщика);
     
     - отсутствуют общие методы борьбы налоговых органов с лжеэкспортом.
     
     Однако несмотря на злоупотребление некоторыми налогоплательщиками правом, предоставленным ст. 176 НК РФ, при предъявлении НДС к возмещению из бюджета судебно-арбитражная практика складывалась в большинстве случаев не в пользу налоговых органов. При этом, по мнению многих арбитражных судов, представлявшийся предприятием-экспортером в налоговый орган полный пакет необходимых для возмещения налога документов являлся основанием для такого возмещения.
     
     Между тем приводимые налоговыми органами доказательства отсутствия у предприятий-экспортеров фактов реального экспорта товаров во многих случаях арбитражными судами в расчет не принимались или надлежащим образом не оценивались.
     

     Неисследование арбитражными судами при рассмотрении данной категории дел представленных налоговыми органами доказательств, как показывает практика, является основанием для отмены вышестоящими судебными органами принятых решений.
     
     В статье предлагаются к рассмотрению на примерах конкретных арбитражных дел наиболее распространенные случаи, по которым арбитражные суды не признают право налогоплательщика на возмещение НДС по экспортным сделкам.
     
     Арбитражные суды делают выводы о наличии в действиях налогоплательщиков недобросовестности при использовании схем лжеэкспорта на основании сообщений пограничных таможенных органов об отсутствии факта пересечения грузом, указанным в грузовых таможенных декларациях (ГТД), границы Российской Федерации; доказательств наличия на таможенных документах поддельных средств таможенной идентификации; доказательств отсутствия у предприятия-экспортера реального российского поставщика (российского предприятия - изготовителя товаров).
     
     1. ООО "К" обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к ИМНС России о возмещении из бюджета НДС в размере 2 969 555 руб. за III квартал 2000 года по экспортным сделкам.
     
     Решением суда исковые требования были удовлетворены.
     
     Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было отменено, в исковых требованиях было отказано. Федеральный арбитражный суд (ФАС) Волго-Вятского округа оставил постановление в силе.
     
     Отказывая в удовлетворении исковых требований, апелляционная и кассационная инстанции исходили из следующего.
     
     Как следует из материалов дела, ООО "К" в подтверждение своего права на льготу, установленную подпунктом "а" п. 1 ст. 5 Закона N 1992-1, представило пакет документов, предусмотренных п. 22 инструкции Госналогслужбы России от 11.10.1995 N 39 "О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость" (далее - Инструкция N 39). Налоговый орган отказал в зачете названной суммы, считая, что НДС в этом размере фактически в бюджет не поступил.
     
     На основании подпункта "а" п. 1 ст. 5 и п. 2 ст. 7 Закона N 1992-1 сумма НДС, подлежавшая внесению в бюджет, определялась как разница между суммами налога, полученными от покупателей за реализованные товары (работы, услуги), и суммами налога, фактически уплаченными поставщикам за поступившие (принятые к учету) материальные ресурсы (работы, услуги), стоимость которых относилась на издержки производства и обращения. При использовании в расчетах за поставленные товары (выполненные работы, оказанные услуги) векселей суммы НДС подлежали возмещению (зачету) после оплаты векселей денежными средствами.
     
     Налоговый орган представил в апелляционную инстанцию доказательства того, что участники системы сделок, направленных на осуществление экспортной поставки железнодорожных колес, - ООО "Г" (г. Москва), ООО "Р" (г. Санкт-Петербург), ООО "М" (г. Санкт-Петербург), ООО "К" (г. Новгород), ЗАО "Р" (г. Санкт-Петербург) и инофирма-поку-патель "S" (США), имея расчетные счета в одном коммерческом банке (в Латвийской Республике), произвели расчеты между собой в один день - 26 апреля 2000 года. Однако на счетах российских партнеров на указанную дату не было достаточных денежных средств для оплаты стоимости железнодорожных колес.
     
     Оценивая сложившиеся обстоятельства, суд апелляционной инстанции установил, что изначально продавцом и покупателем была иностранная фирма "S" (США), которая также оплатила 26 апреля 2000 года данный товар и одновременно получила обратно уплаченные денежные средства от ООО "Г" (г. Москва). При этом товаросопроводительные документы не оформлялись, исходя из чего суд сделал вывод о том, что товар из владения и распоряжения не выбывал.
     
     Судом было также установлено, что в результате вышеприведенной системы платежей в бюджет поступило 13 200 руб. НДС, а не заявленные к возмещению 2 950 250 руб.
     
     При таких обстоятельствах суд сделал вывод о правомерности действий налогового органа, выразившихся в отказе возместить из бюджета спорную сумму налога, указав, что ООО "К" злоупотребило правом, предоставленным подпунктом "а" п. 1 ст. 5 Закона N 1992-1.
     
     2. ОАО "В" обратилось в Арбитражный суд г. Моск-вы с иском о признании недействительным решения ИМНС России от 22.12.1997 о взыскании с ОАО "В" сумм НДС, акцизов, а также пени за несвоевременную уплату названных налогов.
     
     Решением Арбитражного суда г. Москвы от 27.02.2001 в удовлетворении исковых требований было отказано. Постановлениями апелляционной инстанции от 27.04.2001 и кассационной инстанции от 06.07.2001 данное решение было оставлено без изменения.
     
     Отказывая в удовлетворении исковых требований ОАО "В", арбитражные суды, исследовав и оценив в совокупности все материалы дела, пришли к однозначному выводу об отсутствии у ОАО "В" реального экспорта товара по следующим основаниям.
     
     Из материалов дела следовало, что налоговый орган провел проверку ОАО "В" по вопросу правильности исчисления и уплаты в бюджет НДС и акцизов по экспортным поставкам ликероводочной продукции за период 1996 года и восемь месяцев 1997 года, по результатам которой составил акт и принял оспариваемое решение.
     
     Содержавшиеся в акте проверки и решении выводы налогового органа об отсутствии реального экс-порта ликероводочной продукции за пределы таможенной территории Российской Федерации были подтверждены представленными ответчиком доказательствами.
     
     Согласно подпункту "а" п. 1 ст. 5 Закона N 1992-1 и п. 1 ст. 5 Федерального закона от 06.12.1991 N 1993-1 "Об акцизах" предприятия, реализовавшие товары на экспорт, освобождались от уплаты акцизов и НДС.
     
     Статьей 97 Таможенного кодекса Российской Федерации экспорт товара определен как его вывоз за пределы таможенной территории Российской Федерации без обязательств обратного ввоза на эту территорию. Следовательно, обязательным признаком экспорта товара, дающим право на налоговые льготы, является пересечение грузом границы Российской Федерации.
     
     В представленных ОАО "В" в обоснование заявленных налоговых льгот грузовых таможенных декларациях отсутствовали личные номерные печати работников таможенных органов и штампы таможни о пересечении грузом границы.
     
     Из материалов дела усматривалось, что ОАО "В" заключило контракт с иностранной фирмой "С" на поставку 30 000 бутылок ликероводочной продукции. Отгрузка на экспорт производилась с 12 октября 1995 года по 2 февраля 1996 года.
     
     Письмом Минфина ФРГ было сообщено, что иностранная фирма "С" торговых связей с ОАО "В" не имела. Об этом также свидетельствовал ответ таможни о том, что вышеуказанный груз границу Российской Федерации не пересекал.
     
     Следовательно, отметки на ГТД не могли служить доказательством экспорта груза по контракту.
     
     Проверка обстоятельств поставки водочной продукции по контракту с иностранной фирмой "S" (Эстонская Республика) позволяла сделать вывод, что такой фирмы не существовало, что подтверждалось сообщением Международного центрального бюро Интерпола.
     
     На ГТД отсутствовали личные номерные печати таможенников и отметки о вывозе груза.
     
     На остальных ГТД, представленных налогоплательщиком в подтверждение факта экспорта, имелись штампы таможни. Однако на основании поступившего от таможни сообщения следовало, что груз за пределы границы Российской Федерации не вывозился.
     
     Отсутствие экспорта подтверждалось также и исследованными судом и приобщенными к материалам дела в качестве письменных доказательств материалами уголовного дела, возбужденного УВД России. Проведенной в ходе расследования уголовного дела экспертизой установлено, что в ГТД и СМР оттиски печатей и штампов таможни были поддельными.
     
     Кроме того, во всех перечисленных случаях валютная выручка поступала не от тех фирм, с которыми были заключены контракты, а от иных лиц.
     
     Оценив все представленные доказательства в их совокупности, суд убедился в отсутствии поставок ликероводочной продукции на экспорт ОАО "В" по всем перечисленным контрактам.
     
     3. ФАС Уральского округа рассмотрел дело по иску ОАО "М" к ИМНС России о признании недействительным решения ИМНС России об отказе в возмещении НДС в сумме 7 200 000 руб. и об обязании проведения зачета НДС в указанной сумме.
     
     Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан исковые требования ОАО "М" были удовлетворены.
     
     ИМНС России, не согласившись с вышеуказанным судебным актом, обратилась в ФАС Уральского округа с кассационной жалобой, в которой просила в иске ОАО "М" отказать. В кассационной жалобе налоговый орган ссылался на неправильное применение арбитражным судом Закона N 1992-1, полагая, что основания для возмещения НДС отсутствовали, поскольку реальное происхождение товаров, реализованных на экспорт, не было установлено.
     
     Проверив законность принятого судебного акта, ФАС Уральского округа пришел к следующему выводу.
     
     Как следовало из материалов дела, спор между сторонами возник по поводу правомерности предъявления истцом к возмещению (зачету) из бюджета НДС в сумме 7 200 000 руб., уплаченного им в апреле - мае 2000 года при приобретении товаров, реализованных на экспорт.
     
     ОАО "М" на основании договоров купли-продажи от 11.04.2000 и от 21.04.2000 приобрело у ООО "С" (г. Москва) фильтры для очистки жидкостей ТЗМК-10 в количестве 710 000 шт. на общую сумму 43 200 000 руб. Согласно копиям счетов-фактур, платежных поручений, выписок со счета истца в коммерческом банке (г. Москва) названный товар был полностью оплачен, в том числе был уплачен НДС в сумме 7 200 000 руб.
     
     Одновременно истец заключил с коммандитным товариществом "Т" агентские договора от 10.04.2000 и от 21.04.2000, предметом которых являлось совершение коммандитным товариществом "Т" по поручению истца всех необходимых действий для поставки на экспорт вышеназванного товара. Во исполнение агентских договоров коммандитное товарищество "Т" заключило в апреле 2000 года контракты с фирмой "Э" г. Шарджа (ОАЭ) на поставку фильтров ТЗМК-10 в количестве 710 000 шт. Указанный товар, принадлежавший истцу, был отгружен по данным контрактам с соблюдением требований таможенного режима "экспорт", что подтверждалось таможенными декларациями с отметкой таможенного органа о фактическом вывозе товара и авианакладными. Из представленной ответчиком копии акта выездной налоговой проверки коммандитного товарищества "Т" от 03.08.2000, проведенной ИМНС России, следовало, что экспортная выручка по вышеуказанным контрактам в полном объеме поступила на счета агента и после обязательной и свободной продажи валюты в соответствии с агентскими договорами была перечислена на счета истца, что подтверждалось копиями выписок коммерческого банка (г. Москва) со счетов коммандитного товарищества "Т" и Общества.
     
     Решением ответчика истцу по представленным налоговым декларациям за апрель 2000 года в возмещении НДС при экспорте товара было отказано.
     
     Удовлетворяя исковые требования, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что истцом были представлены все необходимые документы в обоснование правомерности использования льготы, предусмотренной подпунктом "а" п. 1 ст. 5 Закона N 1992-1.
     
     Между тем судом не было учтено следующее.
     
     В соответствии с подпунктом "а" п. 1 ст. 5 Закона N 1992-1 от НДС освобождались экспортируемые товары как собственного производства, так и приобретенные.
     
     При этом возмещению (зачету) из бюджета в порядке ст. 7 Закона N 1992-1 подлежали суммы НДС, уплаченные поставщикам экспортированной продукции.
     
     В силу ст. 506 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) поставщиком-продавцом является лицо, передававшее производимые или закупаемые им товары покупателю.
     
     Из материалов дела можно было сделать вывод, что экспортированная продукция (фильтры ТЗМК-10 для очистки жидкости) была приобретена истцом у ООО "С" (г. Москва). Данный товар не являлся продукцией собственного производства ООО "С", а был приобретен у ООО "Э" (Республика Дагестан) для перепродажи по договорам поставки. Однако фактическое совершение операций купли-продажи фильтров ООО "С" у ООО "Э" опровергалось материалами дела (актом камеральной проверки, приложением к акту проверки, письмами), согласно которым ООО "Э" (как было указано в бухгалтерских документах) на налоговом учете не состояло, а состояло на учете только ОАО "С", которое данную продукцию не выпускало и не покупало, договорных отношений с ООО "Э" не имело.
     
     При таких обстоятельствах ООО "С" по смыслу ст. 506 ГК РФ не могло быть признано поставщиком указанной продукции, а уплаченный истцом ООО "С" НДС возмещению не подлежал.
     
     С учетом вышеизложенного, судебные акты подлежали отмене, оснований для удовлетворения исковых требований не имелось.
     
     4. ООО "З" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ИМНС России о возмещении НДС в размере 79 221 344 руб. по экспортируемым товарам.
     
     Решением Арбитражного суда г. Москвы от 25.09.2000 исковые требования были удовлетворены.
     
     Постановлениями апелляционной инстанции и кассационной инстанции вышеуказанное решение было оставлено без изменения.
     
     Суды, признавая за истцом право на возмещение НДС, исходили из того, что в материалах дела имелись доказательства реального экспорта оборудования, а также документальное подтверждение факта уплаты суммы НДС поставщику данного оборудования.
     
     При этом, по мнению судов, неполнота расчетов по договору поставки и экспортному контракту не лишала истца права на возмещение суммы НДС, фактически уплаченной поставщику.
     
     В настоящее время ВАС РФ принес протест на судебные акты по данному делу, поскольку суды не дали оценку доказательствам, содержавшим существенные противоречия, и не учли следующее.
     
     Согласно п. 3 ст. 7 Закона N 1992-1 в случае превышения суммы НДС по товарно-материальным ценностям, стоимость которых фактически отнесена на издержки производства и обращения, над суммами налога, исчисленными по реализации товаров (работ, услуг), возникавшая разница засчитывалась в счет предстоящих платежей или возмещалась за счет общих платежей налогов. Аналогичный порядок зачета или возмещения сумм НДС, уплаченных поставщикам, применялся при реализации товаров (работ, услуг), освобожденных от НДС в соответствии с подпунктом "а" п. 1 ст. 5 Закона N 1992-1.
     
     Из названной статьи Закона следовало, что право на возмещение возникало у налогоплательщика в случае фактической уплаты суммы НДС поставщику и реального экспорта товара (работ, услуг), приобретенного у этого поставщика.
     
     Как следовало из материалов дела, ООО "З" обратилось к ИМНС России с иском о возмещении из бюджета НДС на сумму 79 221 344 руб., обосновывая исковые требования тем, что указанная сумма налога была уплачена ООО "Р" по договору от 16.06.1999 за поставленное оборудование, которое затем было реализовано истцом на экспорт иностранной фирме "А" (США) в соответствии с контрактом от 25.09.1999.
     
     По результатам проведенной проверки налоговый орган отказал в возмещении суммы налога.
     
     По мнению налогового органа, ООО "З" не подтвердило факт экспорта продукции, приобретенной на основании договора от 16.06.1999, поскольку в представленных им документах имелись существенные расхождения по данным, характеризовавшим товар. Согласно счету-фактуре, ГТД и коносаменту общий вес экспортируемого товара составлял 133 700 кг, тогда как в товарно-транспортных накладных общий вес продукции, приобретенной у ООО "Р", равнялся 84 000 кг.
     
     Причина возникновения расхождений и, следовательно, обстоятельства экспорта товара, по весу значительно отличавшегося от товара, приобретенного у ООО "Р", судами не были исследованы.
     
     Кроме того, по мнению налогового органа, истцом не был подтвержден фактический вывоз реализованного товара за пределы территории Российской Федерации и государств-участников СНГ: на ГТД отсутствовали подпись и оттиск личной номерной печати должностного лица пограничной таможни, в связи с чем не было основания для применения подпункта "а" п. 1 ст. 5 Закона N 1992-1, предусматривавшего освобождение от НДС при реализации товаров.
     
     Вышеуказанные обстоятельства имели значение для настоящего дела, однако судом они были исследованы неполно, надлежавшая оценка имевшимся в деле доказательствам не была дана.
     
     Учитывая вышеизложенное, судебные акты подлежали отмене, а дело - передаче на новое рассмотрение.
     
     5. ИМНС России обратилась с кассационной жалобой в ФАС Уральского округа на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан о признании недействительным решения ИМНС России об отказе в возмещении НДС и обязании проведения зачета налога. В жалобе инспекции было указано на неправильное применение судом норм права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а именно: на недобросовестность истца и отсутствие фактического экспорта товара.
     
     Проверив законность решения суда первой инстанции, суд кассационной инстанции установил следующее.
     
     Налогоплательщик предъявил к возмещению из бюджета НДС, уплаченный им ранее при приобретении в 2001 году товаров, которые были реализованы на экспорт.
     
     Возмещение НДС по суммам, уплаченным поставщикам при реализации экспортируемых товаров (п. 4 ст. 176 НК РФ), производится при представлении документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ, на основании отдельной декларации в течение трех месяцев.
     
     В соответствии со ст. 165 НК РФ для подтверждения права на получение возмещения НДС налогоплательщик должен представить следующие документы: договор комиссии; контракт комиссионера с иностранным лицом; выписку банка, подтверждающую фактическое поступление выручки от иностранного лица - покупателя товара на счет налогоплательщика или комиссионера в российском банке; ГТД; копии транспортных, товаросопроводительных и (или) иных документов с отметкой таможенного органа, подтверждающих вывоз товаров за пределы Российской Федерации. При этом в случае вывоза товаров за пределы таможенной территории Российской Федерации налогоплательщик должен представить в налоговые органы копию поручения на отгрузку экспортируемых грузов с указанием порта разгрузки с отметкой "Погрузка разрешена" пограничной таможни Российской Федерации; копию коносамента на перевозку экспортируемого товара, в котором в графе "Порт разгрузки" указан порт, находящийся за пределами таможенной территории Российской Федерации.
     
     В нарушение ст. 165 НК РФ истец не представил копию коносамента на перевозку экспортируемого товара, в котором в графе "Порт разгрузки" был указан порт, находившийся за пределами таможенной территории Российской Федерации. С учетом того, что груз перевозился российским перевозчиком, документов, отвечавших требованиям ст. 142 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации, в материалах дела не имелось.
     
     Кроме того, в материалах дела отсутствовали доказательства, подтверждавшие фактическое поступление валютной выручки от иностранного лица - покупателя на счет истца или комиссионера в российском банке, равно как и документы, свидетельствовавшие о расчетах покупателя с комиссионером либо истцом (платежные поручения, выписка банка), в порядке, предусмотренном самим контрактом.
     
     В соответствии со ст. 164 НК РФ налогообложение производится по ставке 0 % при реализации товаров, помещенных под таможенный режим экспорта, при условии их фактического вывоза за пределы таможенной территории Российской Федерации и представления в налоговый орган документов, предусмотренных ст. 165 Кодекса.
     
     Поскольку истец не представил соответствующие документы, он не имел оснований для применения налоговой ставки 0 % по данной операции и права на возмещение НДС.
     
     Вместе с тем из материалов дела можно было сделать вывод, что операция по поставке товара на экспорт была экономически невыгодна для истца. Так, стоимость поставленного на экспорт товара составила 24 833 770 руб. при произведенных затратах на его приобретение в сумме 29 502 506 руб. 40 коп. Товар был приобретен иностранным представительством на территории Российской Федерации, расчеты между сторонами производились в рублях с использованием счета типа "Т" практически в один день - 26 и 27 апреля 2001 года.
     
     Вышеуказанные обстоятельства свидетельствовали о том, что в действиях налогоплательщика при предъявлении к возмещению из бюджета НДС в сумме 4 917 084 руб. за апрель 2001 года усматривалось злоупотребление правом, предоставленным ст. 176 НК РФ.
     
     С учетом вышеизложенного, судебные акты подлежали отмене, оснований для удовлетворения исковых требований не имелось.
     
     При таких обстоятельствах решение Арбитражного суда Республики Башкортостан было отменено, в исковых требованиях налогоплательщику было отказано.
     
     6. Решением Арбитражного суда Нижегородской области было отказано в удовлетворении исковых требований ООО "Ф".
     
     Отказывая в удовлетворении исковых требований, Арбитражный суд указал на следующее.
     
     Из материалов дела следовало, что ООО "Ф" обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к ИМНС России о признании недействительным решения налогового органа. При этом истец в обоснование своих требований ссылался на то, что им согласно п. 1 ст. 5 Закона N 1992-1 была правомерно заявлена льгота по НДС в связи с экспортом продукции.
     
     В подтверждение факта экспорта предприятие представило в налоговый орган документы в соответствии с перечнем, приведенным в п. 22 Инструкции N 39: контракт, выписку банка о зачислении денежных средств в счет поставленной продукции, грузовые таможенные декларации с отметками таможни.
     
     Решением налогового органа в предоставлении льготы было отказано.
     
     В соответствии с подпунктом "а" п. 1 ст. 5 Закона N 1992-1 от НДС освобождались экспортируемые товары.
     
     Механизм реализации права на эту льготу до 1 января 2001 года был определен п. 22 Инструкции N 39.
     
     Пунктом 22 Инструкции N 39 для обоснования льгот по налогообложению экспортировавшихся за пределы государств-участников СНГ товаров в налоговые органы предъявлялись контракт, выписка банка о зачислении денежных средств в счет поставленной продукции, ГТД с отметками таможни, копии транспортных или товаросопроводительных, или таможенных, или любых иных документов с отметками пограничных таможенных органов государств-участников СНГ.
     
     При этом согласно п. 22 Инструкции N 39 вышеперечисленные документы могли не представляться в случае вывоза товаров, экспортировавшихся с таможенной территории Российской Федерации через границы с государствами, не являвшимися государствами-участниками СНГ (странами дальнего зарубежья), кроме товаров, вывозившихся автомобильным транспортом.
     
     В подтверждение факта экспорта ООО "Ф" представило грузовую таможенную декларацию с отметкой таможни, в регионе деятельности которой находился пункт пропуска. В графе 17 ГТД была указана страна назначения - Турция, которая является страной дальнего зарубежья. В графе 21 ГТД "Транспортное средство на границе" было указано, что декларировавшиеся товары были перемещены через границу Российской Федерации автомобильным транспортом.
     
     Таким образом, в соответствии с п. 22 Инструкции N 39 истец для подтверждения факта экспорта в обязательном порядке должен был представить копии транспортных или товаросопроводительных, или таможенных, или любых иных документов с отметками пограничных органов стран, находившихся за пределами территории государств-участников СНГ, в данном случае - Турции.
     
     Согласно распоряжению ГТК России от 24.05.1999 N 01-14/615 обязанность подтверждения факта вывоза экспортной продукции за пределы таможенной территории СНГ с целью получения льготы по НДС возложена на экспортера.
     
     Поскольку истец представил не все необходимые документы для получения льготы по НДС, то налоговый орган правомерно отказал в предоставлении льготы по данному налогу в режиме экспорта.
     
     В силу вышеизложенного правовых оснований для удовлетворения исковых требований ООО "Ф" у суда не имелось.
     
     7. ОАО "Б" обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к ИМНС России о зачете НДС в сумме 1 000 028 руб. 46 коп.
     
     Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 03.05.2001 исковые требования были удовлетворены.
     
     Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ИМНС России - без удовлетворения.
     
     Не согласившись с доводами обеих судебных инстанций, налоговый орган обжаловал решение и постановление в кассационную инстанцию.
     
     Постановлением кассационной инстанции ФАС Уральского округа от 20.09.2001 данные судебные акты были отменены и дело было передано на новое рассмотрение.
     
     При этом кассационная инстанция исходила из следующего.
     
     Основанием для обращения налогоплательщика в суд явились действия налогового органа, выразившиеся в отказе возместить ОАО "Б" из бюджета НДС в сумме 1 000 028 руб. 46 коп., уплаченного поставщику пластин для металлорежущих инструментов (ножей и лезвий) - ООО "Л". Согласно контракту данный товар был экспортирован за пределы территории Российской Федерации и стран-участников СНГ. Факт экспорта налоговым органом не оспаривался.
     
     В соответствии с п. 2 ст. 7 Закона N 1992-1 сумма НДС, подлежавшая внесению в бюджет, определялась как разница между суммами налога, полученными от покупателей за реализованные им товары, и суммами налога, фактически уплаченными поставщиками этих товаров.
     
     Данный порядок возмещения НДС распространялся и на экспортируемые товары.
     
     Удовлетворяя исковые требования, суды обеих инстанций исходили из факта подтверждения истцом экспорта товара.
     
     Однако факт уплаты НДС поставщику реализованного на экспорт товара судами не исследовался. Поставка пластин для металлорежущих инструментов не была проверена.
     
     При таких обстоятельствах судебные акты подлежали отмене как недостаточно обоснованные (ст. 124 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) с передачей дела на новое рассмотрение.
     
     При новом рассмотрении суду необходимо было устранить вышеуказанные нарушения, при необходимости привлечь в качестве третьих лиц к участию в деле органы валютного контроля, налоговой полиции и ООО "Л".
     
     8. Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 04.04.2001 были удовлетворены исковые требования ОАО "Б" о признании незаконными действий ИМНС России и возмещении из бюджета сумм, уплаченных по НДС.
     
     ИМНС России обратилась в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о пересмотре названного решения по вновь открывшимся обстоятельствам и в заявлении указала, что несмотря на то, что первоначальное решение суда (постановления апелляционной и кассационной инстанций), вступившее в законную в силу, было вынесено по имевшимся в деле доказательствам, полученные сведения давали основания для пересмотра решения арбитражного суда о возмещении налогоплательщику НДС по экспортной сделке.
     
     Изучив материалы дела, суд установил следующее.
     
     ИМНС России представила в суд материалы проверки прохождения платежей по счетам предприятий - участников экспортных сделок по реализации металлорежущих станков и пластин через налогоплательщика иностранной фирме, полученные из МВД Республики Башкортостан.
     
     Установленные проверкой обстоятельства существовали, но не могли быть использованы и учтены, поскольку они не были известны заявителю.
     
     В соответствии с п. 2 ст. 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.
     
     При таких обстоятельствах суд посчитал заявление налогового органа подлежащим удовлетворению и, руководствуясь ст. 196 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, своим определением отменил первоначальное решение арбитражного суда и назначил дело к новому рассмотрению.
     
     При новом рассмотрении суд установил следующее.
     
     Как следует из материалов дела, налогоплательщик обратился в налоговый орган с заявлением о зачете недоимки по НДС за счет предоставления льготы по НДС на экспортируемую продукцию на основании Закона N 1992-1.
     
     В обоснование заявления налогоплательщик представил в ИМНС России документы, предусмотренные п. 22 Инструкции N 39.
     
     Однако согласно ст. 78 НК РФ возврат суммы излишне уплаченного НДС производится за счет средств бюджета, в который произошла переплата.
     
     Как видно из материалов дела, ОАО "Б" излишних сумм налога в бюджет не перечисляло. Согласно п. 3 ст. 7 Закона N 1992-1 в случае превышения сумм налога, уплаченных по основным средствам и материальным активам, над суммами налога, исчисленными по реализации товаров, возникшая разница засчитывалась в счет предстоящих платежей или возмещалась за счет общих платежей.
     
     Аналогичный порядок возмещения сумм НДС, уплаченных поставщикам товаров, применялся и при реализации товаров на экспорт. Таким образом, возмещению из бюджета подлежали суммы налога, фактически уплаченные поставщику.
     
     Проведенными служебными проверками налоговыми органами и органами МВД России было установлено, что продукция, реализованная налогоплательщиком на экспорт, была приобретена через цепочку поставщиков, в которой первый поставщик реально не существовал.
     
     Все сделки были совершены в один день. Расчеты были сделаны в одном коммерческом банке (г. Москва) также за один день. Фактически валютная выручка от иностранного лица - покупателя продукции на счет поставщика не поступала.
     
     На лицевом счете налогоплательщика в коммерческом банке на момент оплаты приобретенных им товаров остаток был нулевой.
     
     Таким образом, истцом не были представлены доказательства уплаты НДС в бюджет или поставщику. В действиях налогоплательщика усматривалось злоупотребление правом, представленным ст. 176 НК РФ, при предъявлении НДС из бюджета.
     
     С учетом вышеизложенного, иск удовлетворению не подлежал.