Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

О порядке введения моратория на удовлетворение требований кредиторов в кредитных организациях


О порядке введения моратория на удовлетворение требований кредиторов в кредитных организациях


Е.В. Бурмак,

советник налоговой службы I ранга     

        
     Согласно подпункту 3 п. 2 ст. 13 Федерального закона от 08.07.1999 N 144-ФЗ "О реструктуризации кредитных организаций" с момента перехода кредитной организации под управление Государственной корпорации "Агентство по реструктуризации кредитных организаций" (далее - Агентство) до окончания срока осуществления плана ее реструктуризации вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов по обязательствам кредитной организации в соответствии со ст. 26 Федерального закона от 25.02.1999 N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".
     
     Действие моратория распространяется на денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие до момента принятия Агентством решения о переходе кредитной организации под его управление.
     
     Обязательства кредитной организации, возникшие после ее перехода под управление Агентства, подлежат исполнению в полном объеме.
     
     При этом указанный Федеральный закон не уполномачивает какой-либо орган своим решением вводить мораторий, и он начинает применяться в силу свершившегося юридического факта перехода кредитной организации под управление Агентства.
     
     Мораторий на удовлетворение требований кредиторов действует до 12 месяцев и может быть продлен Агентством, но не более чем на 6 месяцев, или отменен Агентством до истечения срока его действия.
     
     Решение об отмене или продлении моратория принимается правлением Агентства как органом управления Агентства, который в соответствии со ст. 37 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" принимает решение о формах и об условиях осуществления мероприятий по реструктуризации кредитных организаций, находящихся под управлением Агентства.
     
     При этом согласно разъяснениям Банка России от 26.07.2000 N 1-ОР "Об отдельных вопросах, связанных с применением Федерального закона “О реструктуризации кредитных организаций”", с учетом положений п. 2 ст. 106 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью; во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, в том числе по контракту, и по выплате вознаграждений по авторским договорам; эти требования подлежат удовлетворению кредитной организацией при реструктуризации обязательств кредитных организаций до момента заключения мирового соглашения. Основанием для такого заключения является то, что с момента перехода кредитной организации под управление Агентства вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов, действие которого в соответствии с п. 3 ст. 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" не распространяется "на требования граждан, перед которыми кредитная организация несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью; на требования граждан по выплате выходных пособий и оплате труда граждан, работающих по трудовому договору (контракту), и по выплате вознаграждений по авторским договорам".
     
     Несмотря на достаточно четкую формулировку указанных положений Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", их реализация на практике выявила ряд проблем.
     

     Так, налоговыми органами было установлено, что отдельные реструктурируемые банки, несмотря на введение моратория на удовлетворение требований кредиторов, продолжали принимать к исполнению платежные поручения клиентов на перечисление налоговых платежей в бюджет за счет остатков денежных средств на счетах, образовавшихся до введения моратория.
     
     При такой ситуации суммы денежных средств по поручению списывались с расчетного счета клиента и помещались в картотеку банка без оплаты с его корреспондентского счета.
     
     Подобные действия реструктурируемых банков приводят к нарушению положений ст. 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", в соответствии с которыми действие моратория на удовлетворение требований кредиторов кредитной организации распространяется на денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие до момента принятия решения о переходе кредитной организации под управление Агентства.
     
     Кроме того, это приводит к постоянно увеличивающемуся объему картотеки, а следовательно, к изменению размера требований, предъявляемых кредиторами к банку, что нарушает положения ст. 23, 24, 26 и 27 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", определяющих порядок реструктуризации обязательств кредитной организации.
     
     Позиция же Банка России по данному вопросу такова, что кредитная организация не вправе по причине моратория на удовлетворение требований кредиторов отказать клиенту в принятии платежного поручения.
     
     Однако, разъясняя отдельные вопросы банковского санирования (например письмо Банка России от 13.09.1999 N 275-Т), Банк России отмечает, что при решении вопроса о введении моратория учитывается необходимость обеспечения сохранности имущества кредитной организации, недопущение случаев удовлетворения требований отдельных кредиторов кредитной организации в ущерб другим кредиторам, а также возможность осуществления кредитной организацией мер по предупреждению банкротства.
     
     Принципиально важно также отметить, что Федеральный закон "О реструктуризации кредитных организаций" не содержит ограничительных норм по взысканию образовывающейся текущей задолженности у кредитных организаций, находящихся под управлением Агентства. Применение же установленных Налоговым кодексом Российской Федерации (НК РФ) мер воздействия, то есть предъявление ко взысканию имеющейся у банков задолженности по налоговым платежам, может привести к срыву исполнения мировых соглашений, утвержденных арбитражными судами, и банкротству банков.
     
     Вместе с тем вопрос о невозможности проведения банком, находящимся под управлением Агентства, обычного банковского обслуживания законодательно не урегулирован, что создает предпосылки для легализации уклонения от фактической уплаты налоговых платежей.
     

     Как следует из положений совместного заявления Правительства РФ и Банка России об экономической политике в 1999 году, а также позиции Минфина России, изложенной в письме от 05.01.2000 N 01-02-01/22-22, в период реструктуризации производятся операции с активами и пассивами кредитной организации. При этом реструктурируемый банк не проводит обычного банковского обслуживания и, таким образом, не конкурирует с нормально работающими кредитными организациями.
     
     После завершения процесса реструктуризации кредитная организация осуществляет банковские операции на общих основаниях, в связи с чем не нарушается принцип свободной конкуренции и не существует угрозы стабильности банковской системы.
     
     Следующая проблема связана с тем, что ряд банков, а именно: ОАО ПК "АвтоВАЗбанк", АБ "Инвестбанк", ОАО МБ "Петр Первый", АКБ "Кузбассугольбанк", АБ "Евразия" и АКБ "Вятка-банк" - относятся к числу банков, перешедших под управление Агент-ства до вступления в силу Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций".
     
     В разъяснениях Банка России от 24.09.1999 N 281-Т "По вопросам применения Федерального закона “О реструктуризации кредитных организаций”" указывалось, что к кредитным организациям, находящимся под управлением Агентства, но не отвечающим его требованиям, а именно к таковым и относятся вышеуказанные банки, Федеральный закон "О реструктуризации кредитных организаций" применяется со дня приобретения Агентством прав на акции (доли в уставном капитале), за исключением положений подпункта 3 п. 2 и п. 5 ст. 13, ст. 16, п. 4 ст. 23 вышеуказанного Федерального закона.
     
     Таким образом, положение о введении моратория на удовлетворение требований кредиторов кредитной организации по ее обязательствам, возникшим до момента перехода кредитной организации под управление Агентства, в соответствии со ст. 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" не применялось к названным выше банкам, что и было подтверждено соответствующими телеграммами Банка России от 11.02.2000 N 40-Т и от 18.04.2000 N 86-Т.
     
     Однако это разъяснение Банка России было признано Верховным Судом Российской Федерации недействующим с момента его издания (решение от 03.03.2000 N ГКПИ 99-1176).
     

     Основанием к вынесению такого решения Верховным Судом Российской Федерации стало обращение граждан-вкладчиков о противоречии указанного разъяснения федеральному законодательству и нарушении их прав как вкладчиков банка, который подвергается реструктуризации, поскольку указанным разъяснением предусматривается возможность заключения мирового соглашения до удовлетворения требований кредиторов первой и второй очереди.
     
     Вместе с тем исходя из положений ст. 13 вышеуказанного Федерального закона мораторий на удовлетворение требований кредиторов вводится с момента перехода кредитной организации под управление Агентства, и его введение не связано с какими-либо ограничениями и условиями.
     
     Указанные обстоятельства могут стать причиной оспаривания действий налоговых органов по периоду начисления пеней на сумму имеющейся у банков задолженности по налоговым платежам, а также по ее взысканию.
     
     Это может также негативно повлиять на отражение процесса реструктуризации задолженности кредитных организаций перед Российской Федерацией в соответствующей отчетности (прежде всего в лицевых счетах налогоплательщиков).
     
     В такой ситуации МНС России посчитало необходимым уточнить вопрос о порядке введения моратория на удовлетворение требований кредиторов по кредитным организациям, перешедшим под управление Агентства.
     
     С этой целью, а также основываясь на положениях п. 3 ст. 46 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", наделяющих Банк России исключительным правом давать официальные разъяснения по вопросам применения настоящего Закона, в Банк России были направлены письма от 09.01.2001 N 05-1-13/25 и от 13.06.2001 N 05-1-13/367 о необходимости официальных разъяснений по вопросу введения моратория на удовлетворение требований кредиторов.
     
     В свою очередь, Банк России, рассмотрев обращения МНС России, ответил письмом от 10.07.2001 N 09-33-1/2525. Далее приводим текст письма за подписью Заместителя Председателя Банка России О.В. Можайскова:
     
     "Банк России рассмотрел Ваше обращение от 13.06.2001 N 05-1-13/367-Р004 с просьбой ускорить решение вопроса о разработке официальных разъяснений Банка России по вопросу введения моратория на удовлетворение требований кредиторов по кредитным организациям, перешедшим под управление Государственной корпорации “Агентство по реструктуризации кредитных организаций“ (далее - Агентство) до вступления в силу Федерального закона “О реструктуризации кредитных организаций”, и сообщает следующее.
     
     Конституционный Суд Российской Федерации 3 июля 2001 года постановил признать “не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 35 (части 1, 2 и 3), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), положения 3 пункта 2 статьи 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" и находящиеся в системной связи с ними положения пунктов 1 и 2 статьи 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" в той мере, в какой ими не предусматриваются субъект, управомоченный на введение моратория на удовлетворение требований граждан к кредитной организации, находящейся в процессе реструктуризации, основания продления такого моратория, а также чрезмерно ограничиваются права граждан вкладчиков и ущемляется право на судебную защиту”.
     

     В связи с этим подготовка каких-либо официальных разъяснений Банка России до истолкования Конституционным Судом Российской Федерации своего решения в части распространения его на возникшие до его принятия юридические факты представляется юридически некорректной".
     
     Поводом для рассмотрения дела в Конституционном Суде Российской Федерации стали жалобы граждан, являющихся вкладчиками АКБ "СбС-АГРО" и ОАО "Банк Российский кредит".
     
     Основанием к рассмотрению дела явилось неисполнение указанными банками судебных решений по искам вкладчиков, удовлетворенных судами общей юрисдикции, о взыскании сумм вкладов и процентов по ним по договорам банковского вклада, обязательства по которым не были выполнены банками в связи с введением моратория на удовлетворение требований кредиторов при переходе данных банков под управление Агентства.
     
     В связи с наличием определенных трудностей правового решения этого сложного вопроса представляет интерес непосредственно логика рассуждения и выводов Конституционного Суда Российской Федерации.
     
     Так, по мнению Конституционного Суда Российской Федерации, конституционный принцип правового государства, возлагающий на Российскую Федерацию обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность, предполагает установление такого правопорядка, который должен гарантировать каждому государственную защиту его прав и свобод (ч. 1 ст. 1; ст. 2; ч. 1 ст. 45 Конституции Российской Федерации).
     
     Реализуя предоставленные Конституцией Российской Федерации возможности в этой сфере, гражданин посредством, в частности, договора банковского вклада осуществляет иную не запрещенную законом экономическую деятельность, которая находится под защитой Конституции Российской Федерации.
     
     При этом конституционная свобода договора, провозглашаемая и в числе основных начал гражданского законодательства (п. 1 ст. 1 ГК РФ), и лежащее в ее основе юридическое равенство сторон не исключают предоставление определенных гарантий экономически слабой стороне, каковой в договоре банковского вклада обычно является гражданин-вкладчик, с тем чтобы реально обеспечивалось соблюдение принципа равенства сторон в договоре в соответствии со ст. 19 и 34 Конституции Российской Федерации.
     
     Следовательно, содержащееся в п. 1 и 2 ст. 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" и в подпункте 3 п. 2 ст. 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" положение о введении моратория на удовлетворение требований граждан-вкладчиков по обязательствам банков, находящихся в процессе реструктуризации, затрагивает их конституционные права, закрепленные ст. 35 Конституции Российской Федерации.
     

     Мораторий, то есть приостановление исполнения должником денежных обязательств и уплаты обязательных платежей [ст. 2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"], ограниченное по действию во времени определенным сроком и направленное на восстановление платежеспособности банка, служит одним из способов обеспечения экономических и юридических интересов его кредиторов, включая граждан-вкладчиков, защита прав и законных интересов которых в сфере кредитных отношений требует дополнительных гарантий.
     
     В этой части закрепление в подпункте 3 п. 2 ст. 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" и находящейся в системной связи с ним ст. 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" такой меры, как мораторий на удовлетворение требований кредиторов кредитной организации по ее обязательствам, возникшим до момента перехода кредитной организации под управление Агентства по реструктуризации кредитных организаций, не противоречит Конституции Российской Федерации.
     
     Напомним еще раз, что в соответствии с подпунктом 3 п. 2 ст. 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" мораторий на удовлетворение требований ее кредиторов вводится с момента перехода кредитной организации под управление Агентства по реструктуризации кредитных организаций по обязательствам, возникшим до момента перехода кредитной организации под управление Агентства, в соответствии со статьей 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".
     
     При этом предельный срок действия моратория 12 месяцев, но может быть продлен Агентством не более чем на 6 месяцев или отменен Агентством до истечения срока его действия.
     
     Уместно заметить, что Агентством было принято решение о продлении моратория на удовлетворение требований кредиторов практически по всем кредитным организациям, находящимся под управлением Агентства, и по которым был введен мораторий на предельный срок, то есть на 6 месяцев.
     
     Приведем следующие данные:
          

№ п/п

Наименование кредитной организации

Дата введения моратория

Дата продления моратория

1

ОАО «Банк Российский кредит»

19.10.1999 (телеграмма Банка России от 21.10.1999 № 299-Т)

19.10.2000 продлен на 6 месяцев (телеграмма Банка России от 20.10.2000 № 152-Т)

2

ОАО «СбС-АГРО»

16.11.1999 (телеграмма Банка России от 18.11.1999 № 316-Т)

17.11.2000 продлен на 6 месяцев (телеграмма Банка России от 04.11.2000 № 169-Т)

3

ОАО «Дальрыббанк»

21.12.1999 (телеграмма Банка России от 11.02.2000 № 41-Т)

21.12.2000 продлен на 6 месяцев (телеграмма Банка России от 14.12.2000 № 188-Т)

4

ОАО КБ «Воронеж»

28.01.2000 (телеграмма Банка России от 24.02.2000 № 51-Т)

27.01.2000 продлен на 6 месяцев (телеграмма Банка России от 02.02.2001 № 17-Т)

5

ОАО КБ «Кузбасспромбанк»

01.02.2000 (телеграмма Банка России от 04.2000 № 80-Т)

Отозвана лицензия (приказ Банка России от 18.10.2000 № ОД-423)

6

ЗАО «Амурпромстройбанк»

30.03.2000 (телеграмма Банка России от 25.04.2000 № 92-Т)

30.03.2001 продлен на 6 месяцев (телеграмма Банка России от 26.04.2001 № 59-Т)

7

Башпромбанк

24.07.2000 (телеграмма Банка России от 24.07.2000 № 165-Т)

не продлевался

     

     Продление срока действия моратория на удовлетворение требований кредиторов по приведенным кредитным организациям было связано со сроками рассмотрения и утверждения в арбитражных судах мировых соглашений, заключенных между банками и их кредиторами.
     
     Исходя из правовой основы порядка введения моратория в рамках реализации положений Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" можно сделать вывод, что надлежащий субъект, наделенный правом принимать решение о введении моратория на удовлетворение требований кредиторов, в том числе и требования граждан-вкладчиков, равно как и конкретный срок его действия в зависимости от финансового состояния конкретного банка, законодателем не установлен, как не установлен и круг оснований, необходимых для принятия решения о продлении моратория.
     
     Основываясь на данных фактах, Конституционный Суд Российской Федерации делает обоснованный вывод, что данные обстоятельства ведут к неопределенности правового положения участников соответствующих правоотношений, чем в конечном счете ограничиваются права граждан-вкладчиков, закрепленные ст. 35 Конституции Российской Федерации.
     
     Введение моратория на удовлетворение требований кредиторов только на основании предписаний закона, без указания управомоченного субъекта, решение которого о введении (продлении) и сроках действия моратория могло бы быть обжаловано в судебном порядке, лишает граждан возможности обратиться в суд за защитой своих прав. В результате конституционное право на судебную защиту оказывается ущемленным, и при таких обстоятельствах его использование не может считаться эффективным средством правовой защиты.
     
     Законодатель, установив исчерпывающий перечень требований, на которые действие моратория не распространяется, не учел должным образом баланс интересов граждан-вкладчиков и банков, не предусмотрел надлежащий механизм компенсации ущерба, причиненного гражданам-вкладчикам, чем - вопреки предписаниям ст. 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации - чрезмерно ограничил их права, закрепленные ст. 35 Конституции Российской Федерации.
     
     Поскольку мораторий означает публично-правовое вмешательство в частноправовые отношения, правовое регулирование отношений, затрагиваемых введением моратория на удовлетворение требований кредиторов кредитных организаций, должно основываться на общеправовом принципе соразмерности и пропорциональности вводимых ограничений, с тем чтобы исключалось произвольное ухудшение условий для гражданина-вкладчика, являющегося, как правило, экономически слабой стороной в договоре банковского вклада. В связи с этим действующее законодательство в части механизма компенсации ущерба, причиняемого кредиторам введением моратория на удовлетворение их требований, нуждается в совершенствовании.
     
     Основываясь на данных выводах, Конституционный Суд Российской Федерации постановил признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее ст. 35 (части 1, 2 и 3), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), положения подпункта 3 п. 2 ст. 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" и находящиеся в системной связи с ними положения п. 1 и 2 ст. 26 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" в той мере, в какой им не предусматриваются субъект, управомоченный на введение моратория на удовлетворение требований граждан-вкладчиков к кредитной организации, находящейся в процессе реструктуризации, основания продления такого моратория, а также чрезмерно ограничиваются права граждан-вкладчиков и ущемляется право на судебную защиту.
     
     Признан также не соответствующим ст. 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации подпункт 3 п. 2 ст. 13 Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций" в части, предоставляющей Агентству по реструктуризации кредитных организаций право продления моратория на удовлетворение требований граждан-вкладчиков по обязательствам банка, возникшим до момента его перехода под управление Агентства, на срок до 6 месяцев.
     
     На этом основании и в соответствии с частью 3 ст. 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.
     
     Принимая во внимание указанное решение Конституционного Суда Российской Федерации, нельзя не сделать вывод о том, что количество так называемых "белых пятен" в порядке введения моратория не уменьшилось.
     
     В заключение, хотелось бы обратить внимание на еще одну проблему, отраженную в рассматриваемом постановлении Конституционного Суда Российской Федерации и активно обсуждаемую в обществе, а именно: проблему гарантирования вкладов населения в кредитных организациях.
     
     Из Конституции Российской Федерации, гарантирующей охрану прав граждан, закрепленных в том числе ее ст. 35 (часть 1), вытекает обязанность государства обеспечить охрану прав конкретного собственника, каковым является гражданин-вкладчик, который, размещая принадлежащие ему денежные средства во вкладах, несет определенный риск.
     
     Как указывается в рассматриваемом постановлении Конституционного суда Российской Федерации, этим целям призвано служить создание системы гарантирования вкладов физических лиц, которое в своей основе направлено на формирование механизмов их защиты при размещении собственных сбережений в кредитных организациях и отвечает потребностям самой банковской системы, так как приведет к восстановлению доверия к банковской системе и привлечению дополнительных вкладов населения, что должно обеспечиваться посредством специального правового регулирования.
     
     Действительно, в настоящее время решение проблемы гарантирования вкладов населения в кредитных организациях является одной из наиболее важных задач, стоящих сегодня перед органами государственной власти и управления Российской Федерации.
     
     Однако ее полное решение может быть достигнуто только за счет осуществления комплексных мер по реформированию и реструктуризации финансово-кредитной системы.
     
     Следует заметить, что на протяжении ряда лет рассматриваются различные подходы и, как следствие, законопроекты, направленные на создание определенных предпосылок для восстановления доверия к банкам со стороны частных вкладчиков и кредиторов, а также нормального функционирования системы банковских институтов.
     
     В настоящее время законодателем выработаны определенные направления в решении этой проблемы.
     
     Как следует из положений ст. 38 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", для обеспечения гарантий возврата привлекаемых банками средств граждан и компенсации потери дохода по вложенным средствам должен быть создан Федеральный фонд обязательного страхования вкладов.
     
     При этом определяется, что участниками Федерального фонда обязательного страхования вкладов являются Банк России и банки, привлекающие граждан. Порядок создания, формирования и использования средств названного фонда определяется федеральным законом.
     
     Минэкономразвития России разработало Концепцию гарантирования вкладов физических лиц в кредитных организациях, построенную на следующих основных принципах: обязательность участия в системе гарантирования вкладов для кредитных организаций, привлекающих вклады населения; накопительный характер формирования резерва системы гарантирования вкладов, его создание за счет регулярных взносов банков, привлекающих вклады населения; дифференцированность взносов банков в систему гарантирования вкладов; приоритетная защита интересов мелких вкладчиков и установление "потолка" гарантированных выплат для крупных вкладов, прозрачность и открытость деятельности для общества.
     
     Вместе с тем, несмотря на предпринимаемые меры, проблема создания эффективной системы защиты вкладов населения еще ждет своего решения.