Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Судебная практика: некоторые аспекты возмещения вреда, причиненного в результате действий (бездействия) налоговых органов и органов налоговой полиции

     

Судебная практика: некоторые аспекты возмещения вреда, причиненного в результате действий (бездействия) налоговых органов и органов налоговой полиции*1

     

Л.А. Короткова,
советник налоговой службы II ранга
Д.Е. Ковалевская,
советник налоговой службы II ранга

     _____
     *1. Окончание. Начало см.: Налоговый вестник. - N 8. - С. 189.
          
     Арбитражными судами был рассмотрен ряд дел, по которым истцы, заявляя требования о возмещении убытков, в обоснование указанных требований ссылались на то, что убытки возникли у них из-за несвоевременного возмещения НДС из бюджета.
     
     По данной категории дел арбитражные суды указывали на отсутствие доказательств наличия у истцов убытков в связи с несвоевременным возмещением НДС из бюджета и причинно-следственной связи между заявленными истцами суммами убытков и бездействием налоговых органов по возврату из бюджета сумм НДС.
     
     Пример 1.
     
     ООО “М” обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании из федерального бюджета убытков, причиненных истцу в результате несвоевременного возмещения НДС налоговым органом.
     
     По заявлению истца, в результате несвоевременного возврата из бюджета сумм НДС он допустил просрочку оплаты товара, приобретенного по договору купли-продажи, и был вынужден уплатить неустойку в размере 0, 5 % за каждый день просрочки.
     
     Решением арбитражного суда в удовлетворении требований ООО “М” было отказано.
     
     Постановлением арбитражного суда кассационной инстанции решение арбитражного суда первой инстанции было оставлено без изменения.
     
     Арбитражный суд кассационной инстанции, отказывая ООО “М” в иске, сослался на то, что согласно ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.
     
     По обстоятельствам дела неустойка, начисленная истцу в связи с несвоевременным исполнением им обязанностей по оплате товара, не является расходами истца, связанными с восстановлением нарушенного права, с утратой или повреждением его имущества, а также не полученными истцом доходами.
     
     Таким образом, начисленные за несвоевременное исполнение истцом обязательств пени не являются в смысле ст. 15 ГК РФ убытками, подлежащими возмещению истцу.
     
     Кроме того, как было установлено арбитражным судом первой инстанции, задолженность у истца по договору возникла не в связи с несвоевременным возвратом денег из бюджета, а в связи с несвоевременной оплатой продукции по другому договору. Истцом не было также представлено доказательство, что он сделал все возможное для своевременного возвращения задолженности продавцу товаров.
     

     Пример 2.
     
     ООО “К” обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с МНС России убытков, причиненных истцу в результате несвоевременного возмещения НДС налоговым органом.
     
     Решением арбитражного суда в удовлетворении исковых требований было отказано.
     
     При этом арбитражный суд указал, что сумма, заявленная истцом в качестве убытков, была уплачена им контрагенту в связи с несвоевременным возвратом денежных средств по договору займа и не является убытками, то есть расходами, которые лицо произвело для восстановления своего нарушенного права.
     
     Истец представляет собой лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, которая согласно ст. 2 ГК РФ является самостоятельной, осуществляемой на свой риск, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.
     
     Таким образом, истец должен заключать хозяйственные договоры с учетом своего финансового положения и возможности его исполнить.
     
     Обязанность возврата из бюджета уплаченного НДС, установленная п. 3 ст. 7 Закона РФ от 06.12.1991 N 1992-1 “О налоге на добавленную стоимость”, не является договорным условием, в результате неисполнения которой возникли убытки.
     
     С учетом изложенного, арбитражный суд пришел к выводу, что между затратами истца по договору займа, которые были произведены истцом, и бездействием налогового органа по возврату НДС причинно-следственной связи не имеется и заявленная истцом сумма не является убытками истца, возникшими по вине налогового органа.
     
     Пример 3.
     
     ООО “Е” обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании из федерального бюджета убытков, причиненных истцу в результате несвоевременного возмещения НДС налоговым органом.
     
     Истец указывал, что в результате несвоевременного возврата из бюджета сумм налога он допустил из-за отсутствия денег просрочку оплаты товара, приобретенного у контрагента по договору купли-продажи, и был вынужден уплатить неустойку в размере 0,5 % за каждый день просрочки.
     
     Решением арбитражного суда в удовлетворении исковых требований было отказано.
     

     При этом арбитражный суд первой инстанции указал следующее.
     
     Согласно ст. 35 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) налоговые органы несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействия.
     
     Причиненные налогоплательщикам убытки возмещаются за счет федерального бюджета в порядке, преду-смотренном НК РФ и иными федеральными законами.
     
     Как следует из смысла ст. 15, 16 ГК РФ, с учетом ст. 35 НК РФ и правил об обязанностях доказывания (ст. 53 АПК РФ) истец должен доказать незаконность действий (бездействия) налогового органа, факт наличия убытков в виде реального ущерба или упущенной выгоды, размер причиненных убытков (с приведением доказательств, что налогоплательщик сделал все зависящие от него действия для предотвращения убытков), а также причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) налоговых органов и убытками налогоплательщика.
     
     Истец не представил суду доказательства наличия причинно-следственной связи между несвоевременным возмещением НДС из бюджета и уплатой ООО “Е” неустойки контрагенту по договору купли-продажи за нарушение сроков исполнения гражданско-правового обязательства.
     
     Кроме того, как стало известно суду, ООО “Е” постоянно допускало просрочку оплаты поставленного контрагентом товара.
     
     Так, из акта сверки между ООО “Е” и его контрагентом следует, что за ООО числилась задолженность по оплате поставленного товара.
     
     Истец не представил также доказательства, что он сделал все возможное для своевременного возврата задолженности продавцу товаров.
     
     Постановлением арбитражного суда кассационной инстанции решение арбитражного суда первой инстанции было оставлено без изменения.
     
     При этом арбитражный суд кассационной инстанции указал на то, что по обстоятельствам дела неустойка, начисленная истцу в связи с несвоевременным исполнением обязанностей по оплате товара, не представляет собой расходы истца, связанные с восстановлением нарушенного права, с утратой или повреждением его имущества, а также не полученные истцом доходы, то есть не является убытками в смысле ст. 15 ГК РФ. Задолженность у истца по договору возникла не по причине несвоевременного возврата денег из бюджета, а в связи с несвоевременной оплатой продукции по договору с контрагентом.
     
     Необходимо также обратить внимание на достаточно распространенную ситуацию, когда юридическими лицами и предпринимателями без образования юридического лица в числе требований о возмещении убытков, причиненных неправомерным взысканием сумм налогов и налоговых санкций в бюджет в результате действий налоговых органов, органов налоговой полиции, а также должностных лиц указанных органов, предъявляются требования о начислении процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, взысканные налоговыми органами и органами налоговой полиции (ст. 395 ГК РФ).
     

     Незаконность удовлетворения подобных требований разъяснена в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, где указано, что поскольку гражданское законодательство может быть применено к указанным правонарушениям, если только это предусмотрено законодательством (ст. 2 ГК РФ), а ни гражданским, ни налоговым, ни иным административным законодательством не предусмотрено начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, необоснованно взысканные с юридических и физических лиц в виде экономических (финансовых) санкций налоговыми органами, то при удовлетворении требований названных лиц о возврате из соответствующего бюджета этих сумм не подлежат применению нормы (ст. 395 ГК РФ), регулирующие ответственность за неисполнение денежного обязательства.
     
     Пример 4.
     
     ТОО “О” обратилось в арбитражный суд с иском к Инспекции МНС России и МНС России о взыскании убытков.
     
     В обоснование своего требования истец указал, что неправомерное списание с его расчетного счета денежных средств повлекло возникновение у него убытков. Основанием для списания в бесспорном порядке денежных средств послужил акт документальной проверки и принятое на основании его решение, которым с истца была взыскана недоимка по налогу на прибыль и НДС, специальному налогу и т.д., соответствующие пени и штрафы. Данное решение истцом не оспаривалось.
     
     Решением арбитражного суда в иске ТОО было отказано.
     
     Постановлением апелляционной инстанции арбитражного суда решение оставлено без изменения.
     
     Арбитражный суд апелляционной инстанции указал на то, что оснований для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ не имеется, поскольку ни налоговым, ни гражданским законодательством не предусмотрено начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, взысканные налоговыми органами с юридических или физических лиц в виде санкций.
     
     Суд апелляционной инстанции, исследовав вышеуказанный акт и решение налогового органа, решил, что истец не доказал вину налогового органа, наличие причинно-следственной связи между неправомерными действиями (бездействием) со стороны налогового органа и причиненными убытками, а также размер понесенных убытков.
     

     В настоящее время достаточно часто физические и юридические лица обращаются в суды общей юрисдикции и арбитражные суды с исками о возмещении произведенных ими расходов на оплату услуг адвокатов, определяя данные расходы как убытки, причиненные в результате действий налоговых органов (органов налоговой полиции).
     
     Сложившаяся практика рассмотрения судами данной категории дел показывает, что при принятии решений суды исходят из того, что расходы, произведенные налогоплательщиками по оплате квалифицированной юридической помощи при разрешении споров с налоговыми органами не являются убытками, а следовательно, возмещению не подлежат.
     
     Указанная точка зрения нашла свое отражение в практике рассмотрения споров ВАС РФ.
     
     Индивидуальный предприниматель К. обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Минфину России о взыскании 6801 руб. 11 коп. убытков, вызванных расходами, которые он произвел и должен будет произвести в связи с оплатой юридических услуг.
     
     Как следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Московской области от 01.03.1999 были частично удовлетворены исковые требования индивидуального предпринимателя К. о признании недействительными решения ГНИ о привлечении истца к ответственности за нарушение налогового законодательства и постановления по делу об административном правонарушении. Интересы К. по данному делу представлял предприниматель Т., с которым был заключен договор на оказание юридических услуг, связанных с иском предпринимателя К. к налоговому органу. В связи с участием представителя истца по настоящему делу между этими же лицами был заключен аналогичный договор. Понесенные К. расходы в связи с оплатой по названным договорам заявлены им ко взысканию.
     
     Решением Арбитражного суда г. Москвы от 16.08.1999 в удовлетворении исковых требований индивидуального предпринимателя было отказано.
     
     В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.
     
     Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 24.11.1999 решение Арбитражного суда г. Москвы отменил и взыскал из федерального бюджета в пользу истца 6801 руб. 11 коп.
     
     Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд кассационной инстанции исходил из положений ст. 35 НК РФ об ответственности налоговых органов за убытки, причиненные налогоплательщикам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействия, а также ст. 15 и 16 ГК РФ.
     

     Президиум ВАС РФ, рассмотрев протест Генеральной прокуратуры Российской Федерации по данному делу, постановлением от 19.09.2000 N 4144/00 отменил постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24.11.1999 по делу, решение Арбитражного суда г. Москвы от 16.08.1999 по тому же делу оставил в силе, указав следующее.
     
     Расходы, связанные с ведением представителем истца дел в суде, не являются убытками, возмещаемыми по правилам, установленным ГК РФ.
     
     Отношения истца и его представителя складываются в сфере процессуальных отношений. Указанные расходы являются судебными издержками и возмещаются в особом порядке, установленном процессуальным законодательством.
     
     Возмещение расходов по ведению дел представителями в суде и оказанию юридических услуг АПК РФ не предусмотрено. Возмещение таких расходов не предусмотрено и частью первой НК РФ.
     
     Помимо доводов, изложенных в указанном постановлении ВАС РФ, арбитражные суды, отказывая в удовлетворении требований налогоплательщиков о возмещении расходов по ведению дел представителями в суде и оказанию юридических услуг, приводят и иные доводы.
     
     Пример 1.
     
     Арбитражным судом было рассмотрено дело по иску индивидуального предпринимателя Т. о возмещении убытков, вызванных привлечением для участия в судебных заседаниях работников юридической фирмы.
     
     Арбитражный суд, отказывая истцу в удовлетворении исковых требований, указал, что оплата оказанных юридической фирмой услуг относится к нормальной хозяйственной деятельности истца, а поэтому понесенные истцом расходы, связанные с исполнением договоров на оказание юридических услуг, в контексте ст. 15 ГК РФ не могут считаться убытками.
     
     Пример 2.
     
     Арбитражным судом было рассмотрено дело по иску ООО “И” о возмещении убытков, составляющих затраты истца на оплату юридических услуг.
     
     Арбитражный суд, отказывая истцу в удовлетворении исковых требований, указал на то, что заключение истцом договора на оказание юридических услуг является выражением его свободного волеизъявления, равно как и определение стоимости услуг.
     
     Затраты на оплату юридических услуг не входят в состав судебных расходов, перечисленных в ст. 89 АПК РФ, и подлежат включению в себестоимость продукции (работ, услуг) истца в соответствии с Положением о составе затрат.
     

     Пример 3.
     
     Арбитражным судом было рассмотрено дело по иску индивидуального предпринимателя Г. о возмещении убытков, составляющих расходы истца, связанные с оплатой услуг адвоката.
     
     Арбитражный суд указал на то, что требование о взыскании расходов, связанных с оплатой услуг адвоката, не подлежит удовлетворению в связи с тем, что договор на оказание юридических услуг заключен между ист-цом и частной юридической консультацией добровольно, те же действия (ведение дела в арбитражном суде) истец мог осуществить самостоятельно. Расходы предпринимателя, затраченные за правовое обслуживание, являются издержками предпринимателя и не относятся к общегражданским убыткам, подлежащим возмещению. Статья 89 АПК РФ содержит исчерпывающий перечень издержек, возмещаемых в составе арбитражных расходов. Издержки в виде выплаты вознаграждений или оплаты услуг юристов (представителей) за ведение арбитражных дел в этот перечень не включены.
     
     Пример 4.
     
     ТОО “П” обратилось в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, состоящих из выплаты вознаграждения специалисту за оказание юридических услуг по представлению интересов ТОО “П” в суде.
     
     Решением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований ТОО “П” было отказано.
     
     Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции решение арбитражного суда было оставлено без изменения.
     
     Отказывая истцу в удовлетворении исковых требований, арбитражные суды исходили из того, что из ст. 89 АПК РФ следует, что расходы по оплате услуг адвоката не входят в состав судебных расходов.
     
     Кроме того, арбитражные суды в постановленных по делу судебных актах указали на то, что оплата услуг адвоката входит в нормальный хозяйственный риск предпринимательской деятельности и не подлежит взысканию за счет федерального бюджета.
     
     Пример 5.
     
     ОАО “А” обратилось в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, состоящих из выплаты вознаграждения за оказание юридических услуг фирме, осуществившей представление интересов истца в суде по ранее рассмотренному делу.
     
     Решением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований ОАО “А” было отказано.
     

     Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции решение арбитражного суда оставлено без изменения.
     
     Постановлением арбитражного суда кассационной инстанции решение первой инстанции и постановление апелляционной инстанции арбитражного суда оставлены без изменения.
     
     Арбитражные суды, принимая решение по данному делу, исходили из того, что ст. 89 АПК РФ предусматривает исчерпывающий перечень судебных расходов, которые взымаются со сторон, участвующих в деле. В этом перечне отсутствуют такие расходы, как расходы, связанные с оплатой юридических услуг.
     
     Поскольку арбитражные суды в соответствии со ст. 22 АПК РФ рассматривают споры, возникающие между юридическими лицами, предполагается, что последние должны иметь в штате юридическую службу. При наличии такой службы выплаченная ее работникам заработная плата не может рассматриваться как убытки предприятия при любом исходе дела.
     
     Однако при отсутствии такой службы в штате организации у истца не возникает право на возмещение стоимости юридических услуг, поскольку расходы, затраченные на оплату оказанных юридических услуг, не могут рассматриваться как убытки.
     
     Заключение договора на оказание юридических услуг - это право истца, а не обязанность. Представителем ист-ца могло быть и лицо, не обязательно являющееся юристом данной организации, в связи с чем судом не приняты во внимание доводы истца об отсутствии в штате предприятия юриста.
     
     Таким образом, расходы, понесенные организацией (индивидуальным предпринимателем) на оплату услуг адвокатов по договорам, не относятся к общегражданским убыткам, подлежащим возмещению на основании ст. 15 ГК РФ, согласно которой под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
     
     Согласно абзацу первому п. 2 ст. 1 ГК РФ юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
     

     В соответствии с абзацем третьим п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.
     
     Таким образом, заключение организацией (индивидуальным предпринимателем) договоров на представительство интересов в суде является выражением его свободного волеизъявления, оплата услуг адвоката входит в нормальный хозяйственный риск предпринимательской деятельности, равно как определение стоимости данных услуг.
     
     Кроме того, в соответствии с абзацем шестым подпункта “и” п. 2 Положения о составе затрат организация вправе включить затраты по оплате юридических услуг, оказанных адвокатами, в себестоимость продукции (работ, услуг), если в штате данной организации отсутствовала должность юриста (юридический отдел).
     
     Поскольку вопрос о возмещении убытков должен быть разрешен в зависимости от правовой оценки действий (бездействия) налоговых органов и органов налоговой полиции, в результате которых налогоплательщику были причинены убытки, следующим подлежащим доказыванию при рассмотрении в суде дела о возмещении убытков обстоятельством (элементом доказывания) является неправомерность действий указанных органов.
     
     Пример.
     
     АОЗТ “Н” обратилось в арбитражный суд с иском к ГНИ о возмещении убытков в виде упущенной выгоды в размере 57 202 000 руб. в связи с неправомерным списанием с расчетного счета 58 253 700 руб. доначисленного налога на перепродажу автомобилей на основании решения ГНИ от 09.01.1995.
     
     Решением арбитражного суда от 25.01.1996 иск был удовлетворен.
     
     Постановлением апелляционной инстанции арбитражного суда от 21.02.1996 и постановлением Федерального арбитражного суда от 17.04.1996 решение суда было оставлено без изменения, а в удовлетворении апелляционной и кассационной жалоб было отказано.
     
     Президиум ВАС РФ в постановлении по данному делу указал, что спор о возмещении упущенной выгоды должен быть разрешен в зависимости от наличия или отсутствия противоправности в действиях ГНИ.
     
     По мнению истца, убытки в виде упущенной выгоды возникли в результате того, что ГНИ на основании решения от 09.01.1995 с расчетного счета АОЗТ “Н” в безакцептном порядке было списано 58 253 700 руб., составляющих сумму доначисленного налога на перепродажу автомобилей. Решение ГНИ в части доначисления в указанной сумме налога на перепродажу автомобилей решением арбитражного суда от 27.04.1995 было признано недействительным, поскольку арбитражный суд пришел к выводу о том, что данный налог установлен местным органом власти незаконно с превышением предоставленных ему полномочий. Кроме того, арбитражный суд дополнительным решением от 23.05.1995 обязал ГНИ возвратить из бюджета истцу 58 253 700 руб.
     

     Однако, учитывая то обстоятельство, что постановлением Президиума ВАС РФ от 21.01.1997 N 5757/95 названные судебные акты были отменены как незаконные и в иске о признании недействительным решения ГНИ от 09.01.1995 в упомянутой части АОЗТ “Н” было отказано, действия ГНИ по списанию с расчетного счета истца средств Президиумом ВАС РФ были признаны правомерными.
     
     На основании изложенного Президиум ВАС РФ пришел к выводу о том, что при указанных обстоятельствах у налогоплательщика отсутствуют основания требовать возмещения убытков.
     
     Постановлением Президиума ВАС РФ от 21.01.1997 N 2360/96 АОЗТ “Н” в удовлетворении исковых требований о возмещении убытков было отказано.
     
     Наравне с вышеперечисленными элементами, подлежащими доказыванию по данной категории дел, имеется такой элемент, как причинно-следственная связь между причиненными налогоплательщику убытками и неправомерными действиями (бездействием) налоговых органов или органов налоговой полиции, а также должностных лиц указанных органов. Так, Президиум ВАС РФ в постановлении от 30.07.1996 N 5059/94 среди иных оснований к отмене судебных актов по делу и направлению дела на новое рассмотрение указал на отсутствие исследования надлежащим образом вопроса о наличии причинной связи между действиями налоговой инспекции и возникновением убытков.
     
     Пример.
     
     ООО “К” обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании убытков. При этом истец указал, что по вине налогового органа, допустившего задержку возмещения НДС, он несвоевременно рассчитался с поставщиком продукции. За задержку расчетов истец уплатил контрагентам пени в сумме, составляющей цену настоящего иска, то есть понес убытки.
     
     Решением арбитражного суда первой инстанции истцу в удовлетворении исковых требований было отказано.
     
     Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции решение арбитражного суда первой инстанции было оставлено без изменения.
     
     Арбитражные суды, принимая решения об отказе в удовлетворении исковых требований истцу, указали, что отсутствует причинно-следственная связь между просрочкой исполнения обязательств по оплате товара и уплатой пени истцом и сроками возмещения налоговым органом налога на добавленную стоимость.
     
     При рассмотрении дела арбитражным судом первой инстанции было установлено, что истец обратился с заявлением о возмещении налога на добавленную стоимость в январе 2000 года, в то время как в июне-июле 1999 года уже возникла просрочка исполнения обязательств по оплате продукции. Из бухгалтерских документов, представленных для обозрения арбитражным судам первой и апелляционной инстанций, усматривалось, что на расчетных счетах и в кассе истца имелись денежные средства, достаточные для расчетов с поставщиками.
     

     При предъявлении иска о возмещении убытков, причиненных неправомерными действиями налоговых органов и органов налоговой полиции, необходимо принимать во внимание, что возмещение убытков производится только при реальном подтверждении истцом необходимости произведения расходов и их предполагаемого размера; в качестве обоснования истцом могут быть представлены расчет, смета (калькуляция) затрат и т.п. (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”).
     
     Пример.
     
     Совместное предприятие обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о возмещении убытков, причиненных незаконными действиями налогового органа.
     
     При этом совместное предприятие ссылалось на то, что ему причинены убытки в результате невозможности реализовать концентрат сиропа земляничного для безалкогольных напитков. По мнению истца, указанные убытки были причинены ему в результате выставления ГНИ инкассовых поручений от 21.07.1997 N 753-757 на взыскание в доход бюджета 217 964,40 тыс. руб. (неденоминированных) штрафных санкций по налогу на прибыль, НДС, специальному налогу согласно акту документальной проверки совместного предприятия от 27.05.1997.
     
     В обоснование правомерности предъявленных им требований истец ссылался на то обстоятельство, что решением арбитражного суда от 17.02.1998 указания ГНИ от 15.03.1996 по вышеуказанному акту документальной проверки совместного предприятия в части требования о взыскании с предприятия в бюджет 194 756,2 руб. (деноминированных) были признаны недействительными.
     
     Ответчики против удовлетворения указанных требований истца возражали.
     
     Арбитражный суд решением от 01.07.2000 в удовлетворении требований совместного предприятия отказал, указав следующее.
     
     Согласно абзацу второму ст. 13 Закона РФ от 10.06.1993 N 5151-1 “О сертификации продукции и услуг” продавцы продукции, подлежащей обязательной сертификации и реализуемой на территории Российской Федерации, обязаны реализовывать эту продукцию только при наличии сертификата, выданного или признанного уполномоченным на то органом.
     
     Согласно п. 2 Перечня показателей, подлежащих подтверждению при обязательной сертификации напитков, вин, коньяков, спирта этилового и ликероводочной продукции, утвержденного постановлением Комитета РФ по стандартизации, метрологии и сертификации от 17.04.1996 N 4 “О введении в действие правил проведения сертификации пищевых продуктов и продовольственного сырья” (зарегистрировано в Минюсте России 08.05.1996 N 1082), сиропы должны проверяться при сертификации на соответствие ГОСТ 28499-90.
     

     Кроме того, в соответствии с Перечнем товаров, подлежащих обязательной сертификации, утвержденным постановлением Правительства РФ от 13.08.1997 N 1013 “Об утверждении перечня товаров, подлежащих обязательной сертификации, и перечня работ и услуг, подлежащих обязательной сертификации”, пищевые концентраты подлежат обязательной сертификации.
     
     Таким образом, истец имел право на реализацию концентрата сиропа земляничного для безалкогольных напитков только при наличии у него выданного в установленном законодательством порядке сертификата соответствия на указанный концентрат сиропа.
     
     Из материалов дела следует, что после окончания 1 октября 1996 года срока действия выданного Госстандартом России сертификата соответствия (ГОСТ 28499-90) на концентрат сиропа земляничного для безалкогольных напитков N РОСС ВС АЯ76 А00887 истец не получил новый сертификат соответствия на данный концентрат сиропа в связи с истечением срока годности указанного концентрата сиропа.
     
     Таким образом, возможность реализации концентрата сиропа земляничного для безалкогольных напитков была утрачена совместным предприятием с 1 октября 1996 года в связи с невозможностью получения нового сертификата соответствия на указанный концентрат, то есть независимо от факта наличия у него разрешения на право торговли и до того как 21 июля 1997 года ГНИ выставила инкассовые поручения о взыскании в доход бюджета 217 964 тыс. руб.
     
     Кроме того, представитель совместного предприятия пояснил, что концентрат сиропа до времени рассмотрения данного дела в суде продолжал храниться на складе предприятия, поскольку не был оплачен иностранному партнеру.
     
     Из материалов дела также следует, что до момента предъявления инспекцией инкассовых поручений от 21.07.1999 N 753-757 истец ни на расчетном, ни на валютном счетах не имел средств, инкассовые поручения были помещены банком в картотеку N 2, истец не представил доказательства списания каких-либо сумм по указанным инкассовым поручениям, указанные поручения находились в картотеке до их отзыва ГНИ.
     
     Таким образом, перечисление в бюджеты денежных средств с расчетного счета совместного предприятия на основании инкассовых распоряжений ГНИ не производилось.
     

     В связи с изложенным арбитражный суд пришел к выводу, что причинно-следственная связь между наличием у истца убытков, понесенных в связи с невозможностью реализовать концентрат сиропа земляничного для безалкогольных напитков, и действиями ГНИ по выставлению инкассовых поручений от 21.07.1997 N 753-757 отсутствует.
     
     На практике нередко встречаются случаи, когда юридические и физические лица, которым причинены убытки, обращаются в арбитражные суды, суды общей юрисдикции с исками о возмещении убытков к лицу, действия которого не находятся в причинно-следственной связи с причинением убытков, то есть к лицу, не несущему ответственность за причинение указанных убытков.
     
     Пример 1.
     
     Предприниматель без образования юридического лица Ю. обратился в арбитражный суд с иском к МНС России, ГНИ, ФСНП России, УФСНП России по области о возмещении убытков. По мнению истца, указанные убытки были причинены ему в результате незаконных действий сотрудников УФСНП по области, выразившихся в его незаконном привлечении к административной ответственности, и незаконных действий сотрудников ГНИ, выразившихся в незаконном уничтожении указанного товара (сигарет).
     
     МНС России, ГНИ иск не признали, поскольку посчитали, что действия сотрудников ГНИ соответствовали требованиям действующего законодательства, в частности подпункту “к” п. 18 Положения о Госналогслужбе России, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 31.12.1991 N 340 “О Государственной налоговой службе Российской Федерации”, инструкции Минфина СССР от 19.12.1984 N 185 “О порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов”, согласно которым на налоговые органы возложена функция по осуществлению работы по учету, оценке и реализации конфискованного имущества.
     
     Арбитражный суд установил в ходе судебного разбирательства, что представители УФСНП по области провели проверку склада оптовой торговли, где хранился товар, принадлежавший предпринимателю Ю.
     
     По результатам проверки был составлен акт от 29.05.1999, согласно которому 6380 пачек реализуемых истцом сигарет, произведенных на территории Российской Федерации (получены истцом от ЗАО “С”), промаркированы акцизными марками, которые и вызывали сомнение в легальности происхождения табачных изделий.
     

     Эксперт УФСНП по области фактически провел исследование акцизных марок, наклеенных на предоставленных пачках сигарет, сравнив их с образцами Гознака акцизных марок на табачные изделия, производимые на территории Российской Федерации. На основании данного исследования эксперт сделал вывод о том, что акцизные марки на пачках сигарет, изъятых у предпринимателя Ю., не соответствуют образцам акцизных марок Гознака на табачные изделия, производимым на территории Российской Федерации, так как имеют различия по цвету бумаги и шрифту текста. Указанный факт был отражен в справке эксперта от 31.05.1999 N 28.
     
     Однако указанные выводы эксперта нельзя признать правомерными, поскольку, по мнению арбитражного суда, исследование осуществлялось экспертом без учета изменений, внесенных в Технические условия на акцизные марки и табачные изделия для российских производителей. В частности, был изменен цвет бумаги (согласовано с Госналогслужбой России). Переход печати акцизных марок на белый цвет происходил с июня по сентябрь 1998 года.
     
     Технические условия на акцизные марки на табачные изделия предусматривают сменные цифровые реквизиты, в связи с чем производится перемена печатных форм, вследствие которой возможны изменения расстояний в текстовой части марок.
     
     На основании вышеуказанных акта торговой проверки торгового предприятия от 29.05.1999, справки эксперта от 31.05.1999 N 28 специалисты УФСНП по области составили протокол об административном правонарушении от 31.05.1999. В отношении предпринимателя Ю. было возбуждено производство по делу об административном правонарушении по основаниям, предусмотренным частью первой ст. 146-7 КоАП РСФСР.
     
     Указанный протокол об административном правонарушении был направлен УФСНП по области в городской суд.
     
     Постановлением городского суда от 01.06.1999 по делу N 6/2-202 на предпринимателя Ю. был наложен штраф в размере 834 руб. 90 коп. и применена конфискация немаркированного товара, находящегося на складе налоговой полиции.
     
     Указанное постановление городского народного суда вступило в законную силу.
     
     15 июня 1999 года истец обратился с жалобой на постановление городского народного суда от 01.06.1999.
     

     16 июня 1999 года представитель УФСНП по области изъял у предпринимателя Ю. вышеуказанную партию табачных изделий.
     
     17 июня 1999 года комиссия в составе специалистов УФСНП по области и ГНИ уничтожила путем сжигания конфискованные у предпринимателя Ю. пачки сигарет. Указанный факт был отражен в акте от 17.06.1999 N 13.
     
     Между тем определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 13.07.1999 постановление городского народного суда от 01.06.1999 было отменено.
     
     Постановлением городского народного суда от 01.10.1999 производство по делу об административном правонарушении в отношении предпринимателя Ю. было прекращено за отсутствием в его действиях состава правонарушения, взыскание в виде конфискации товара было отменено.
     
     Учитывая вышеизложенные обстоятельства, а также положения ст. 16, 1069 ГК РФ, арбитражный суд области пришел к выводу об обоснованности требований предпринимателя Ю. о возмещении ему материального вреда, причиненного в результате уничтожения конфискованного имущества.
     
     При этом арбитражный суд принял во внимание то, что на основании положений подпункта “к” п. 18 Положения о Госналогслужбе России, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 31.12.1991 N 340 “О Государственной налоговой службе Российской Федерации”, положений п. 21, 22 инструкции Минфина СССР от 19.12.1984 N 185 “О порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов” на налоговые органы возложена функция по осуществлению работы по учету, оценке и реализации конфискованного имущества.
     
     Кроме того, арбитражным судом было учтено, что письмо областного суда за N 4а-19 о том, что административный материал N 6/2-202 в отношении предпринимателя Ю. о правонарушении, предусмотренном ст. 146-7 КоАП РСФСР, находится в областном суде в связи с проверкой в порядке надзора, и было направлено в ГНИ 18 июня 1999 года, то есть уже после уничтожения 17 июня 1999 года (акт от 17.06.1999 N 13) товара (сигарет), конфискованного у предпринимателя Ю.
     
     На основании изложенного арбитражный суд пришел к выводу о том, что указанный материальный вред был причинен предпринимателю Ю. в результате неправомерных действий сотрудников УФСНП по области.
     

     Решением Арбитражного суда от 11.07.2000 исковые требования предпринимателя Ю. о взыскании убытков были удовлетворены, убытки были взысканы с ФСНП России за счет средств казны Российской Федерации.
     
     Пример 2.
     
     ОАО “Р” обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с Минфина России и Управления федерального казначейства солидарно убытков в виде неполученных доходов.
     
     Решением арбитражного суда в иске ОАО “Р” было отказано.
     
     При рассмотрении дела в апелляционной инстанции судом в качестве ответчика по делу было привлечено МНС России.
     
     Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции решение арбитражного суда было оставлено без изменения.
     
     Постановлением арбитражного суда кассационной инстанции решение арбитражного суда первой инстанции и постановление арбитражного суда были оставлены без изменения.
     
     При этом арбитражный суд кассационной инстанции указал, что ОАО “Р” заявило иск о взыскании убытков в виде упущенной выгоды - арендной платы с площади, занимаемой налоговым органом, по договору, заключенному с комитетом по управлению имуществом, который признан решением арбитражного суда недействительным, как не соответствующий закону.
     
     Договор аренды был заключен между комитетом по управлению имуществом и налоговым органом, в соответствии с которым налоговый орган занимал нежилое помещение. Данный договор был признан незаконным с момента его заключения решением арбитражного суда в связи с признанием недействительным решения комитета по управлению имуществом об изменении величины капитала ОАО “Р” и передаче с баланса ОАО “Р” на баланс комитета по управлению имуществом спорного помещения.
     
     Из вышеприведенного следует, что права собственника - ОАО “Р” по распоряжению своим имуществом были нарушены комитетом по управлению имуществом.
     
     С учетом изложенного арбитражный суд кассационной инстанции пришел к выводу, что в силу требований положений ГК РФ оснований для взыскания убытков не имеется.
     
     Наряду с требованиями о возмещении материального вреда физические лица нередко заявляют требования о возмещении морального вреда.
     
     При рассмотрении данной категории дел необходимо учитывать следующее.
     

     Действующим законодательством не предусмотрено возмещение налоговым органом физическим лицам морального вреда в случае незаконных (неправомерных) действий (бездействий) налоговых органов и их должностных лиц.
     
     Согласно ст. 12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав является компенсация морального вреда.
     
     Однако в соответствии с п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.
     
     В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” разъяснено, что в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений.
     
     Законодательством о налогах и сборах возмещение налогоплательщику морального вреда, причиненного незаконными (неправомерными) действиями (бездействиями) налоговых органов и их должностных лиц, не предусмотрено.
     
     В соответствии с подпунктом 14 п. 1 ст. 21 части первой НК РФ налогоплательщики имеют право требовать в установленном порядке возмещения в полном объеме убытков, причиненных незаконными решениями налоговых органов или незаконными действиями (бездействием) их должностных лиц.
     
     Согласно ст. 35, 103 части первой НК РФ и ст. 13 Закона РФ от 21.03.1991 N 943-1 “О налоговых органах Российской Федерации” (в ред. Федерального закона от 08.07.1999 N 151-ФЗ) налоговые органы несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействия, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей.
     
     Таким образом, действующим законодательством о налогах и сборах предусмотрено возмещение налоговым органом в случае незаконных (неправомерных) действий (бездействий) налоговых органов и их должностных лиц физическим лицам убытков (материального вреда) и не предусмотрено возмещение морального вреда.
     

     Необходимо также учитывать, что из положений действующего гражданского законодательства, регламентирующих возмещение вреда, следует, что при рассмотрении дел по искам налогоплательщиков о возмещении морального вреда подлежат доказыванию элементы, аналогичные элементам, подлежащим доказыванию по делам по искам о возмещении материального вреда с учетом некоторых особенностей, присущих данной категории дел.
     
     Согласно ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и ст. 151 названного Кодекса.
     
     Таким образом, в силу ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР и в соответствии со ст. 151, 1064, 1069 ГК РФ истец для обоснования заявленных требований должен доказать наличие следующих фактов: наличие неправомерных (незаконных) действий (решений) или бездействия государственных органов или их должностных лиц; причинение вреда; причинно-следственную связь между неправомерными действиями (бездействием) и причиненным вредом, а также вину государственного органа.
     
     Согласно п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.
     
     При рассмотрении дел о возмещении морального вреда подлежат выяснению следующие обстоятельства: чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий (п. 1 и 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”).
     
     Действующим законодательством также не предусмотрено возмещение индивидуальным предпринимателям морального вреда в случае незаконных (неправомерных) действий (бездействий) налоговых органов и их должностных лиц.
     

     Кроме вышеизложенного, хотелось бы обратить внимание читателей на такой немаловажный вопрос: какие государственные органы должны привлекаться в качестве ответчиков по делам о возмещении убытков, причиненных налоговыми органами и за счет каких средств должно производиться возмещение материального вреда.
     
     Рассматривая указанный вопрос, необходимо отметить, что МНС России не может являться надлежащим лицом, за счет средств которого должно производиться возмещение вреда по делам по искам налогоплательщиков о возмещении убытков, причиненных действиями (бездействием) налоговых органов и должностных лиц данных органов, по следующим основаниям.
     
     Согласно ст. 1071 ГК РФ в случае, если в соответствии с названным Кодексом причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы при условии, что в соответствии с п. 3 ст. 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.
     
     В соответствии с п. 3 ст. 125 ГК РФ в случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства РФ, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане.
     
     Согласно п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации главный распорядитель средств федерального бюджета выступает в суде от имени казны Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) соответствующих должностных лиц и органов, по ведомственной принадлежности. Выплата средств по исполнительным листам производится за счет казны Российской Федерации из средств федерального бюджета, выделенных федеральным органам исполнительной власти как главным распорядителям средств федерального бюджета.
     
     Рассмотрение в 2000 году судами общей юрисдикции и арбитражными судами исков о возмещении убытков, причиненных в результате неправомерных действий (бездействия) налоговых органов, их должностных лиц, производилось с учетом следующих положений действовавшего на тот момент законодательства.
     
     В приложении N 1 “Ведомственная структура расходов федерального бюджета на 2000 год” к Федеральному закону от 31.12.1999 N 227-ФЗ “О Федеральном бюджете на 2000 год” был установлен перечень расходов МНС России на 2000 год, являющийся исчерпывающим, в котором расходы по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) соответствующих должностных лиц и органов, предусмотрены не были.
     

     В соответствии со ст. 160 Бюджетного кодекса Российской Федерации главный распорядитель и распорядитель бюджетных средств как органы исполнительной власти, а также должностные лица главного распорядителя и распорядителя бюджетных средств отвечают за целевое использование выделенных в их распоряжение бюджетных средств.
     
     Таким образом, МНС России было не вправе использовать средства, выделенные ему из федерального бюджета, на другие цели, не предусмотренные в структуре расходов федерального бюджета на 2000 год.
     
     Учитывая изложенное, несмотря на то, что по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) налоговых органов, от имени казны Российской Федерации в соответствии с п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации было поручено выступать МНС России, бюджетные средства на вышеуказанные расходы данному главному распорядителю выделены не были.
     
     В связи с изложенным МНС России не могло отвечать по требованиям о возмещении вреда за счет средств федерального бюджета, выделенных ему как главному распорядителю средств федерального бюджета.
     
     С учетом изложенного при рассмотрении указанной категории дел к участию в деле в качестве ответчика судами общей юрисдикции и арбитражными судами привлекался Минфин России, на который в соответствии со ст. 165 Бюджетного кодекса Российской Федерации возложены функции по организации исполнения и исполнению федерального бюджета, по осуществлению предварительного и текущего контроля за исполнением федерального бюджета, а также по осуществлению операции со средствами федерального бюджета.
     
     В 2001 году законодатель конкретизировал положения ст. 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации, указав в ст. 110 Федерального закона от 27.12.2000 N 150-ФЗ “О федеральном бюджете на 2001 год”, что исполнительные листы судебных органов по искам к казне Российской Федерации направляются для исполнения в Минфин России и исполняются им в порядке, установленном Правительством РФ. Исполнение судебных решений по искам к казне Российской Федерации осуществляется за счет ассигнований, предусмотренных на эти цели настоящим Федеральным законом.
     
     Таким образом, на настоящее время убытки (вред), причиненные незаконными действиями (решениями) государственных (в том числе налоговых) органов, возмещаются за счет средств федерального бюджета. При этом исполнительные листы судебных органов по делам по искам о возмещении вреда должны направляться для исполнения в Минфин России, который исполняет их в порядке, определенном Правительством РФ.
     

     В связи с изложенным, по мнению авторов данной статьи, при заявлении требований о возмещении убытков, причиненных действиями (бездействием) налоговых органов, должностных лиц указанных органов, необходимо привлекать в качестве ответчика Минфин России.