Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Уклонение от уплаты налогов и оптимизация налогообложения

     

Уклонение от уплаты налогов и оптимизация налогообложения

     

И.Н. Соловьев,
ФСНП России, к.ю.н.

    

1. Понятие “оптимизация налогообложения”

     
     В специальной литературе приводятся весьма схожие определения понятия “оптимизация налогообложения”. Так, например: “Уменьшение налогов (налоговая оптимизация) в общем смысле слова - это те или иные целенаправленные действия налогоплательщика, которые позволяют последнему избежать или в определенной степени уменьшить его обязательные выплаты в бюджет, производимые им в виде налогов, сборов, пошлин и других платежей”*1.
     _____
     *1. Брызгалин А.В., Берник В.Р., Головкин А.Н., Брызгалин В.В. Методы налоговой оптимизации/Под ред. А.В.  Брызгалина. - М.: Аналитика-Пресс, 2001. - С. 9.
     
     Авторы данной работы выделяют также моральные, политические, экономические и технико-юридические причины налоговой минимизации. Не будем вдаваться в анализ данных причин, которые, по нашему мнению, являются отчасти схожими с причинами уклонения от уплаты налогов. В указанной работе они описаны достаточно подробно.
     
     И.И. Кучеров считает, что налоговой оптимизацией принято именовать “... уменьшение размера налоговых обязанностей посредством целенаправленных действий налогоплательщика, включающих в себя полное использование всех предоставленных законодательством льгот, налоговых освобождений и других законных приемов и способов”*1.
     _____
     *1. И.И. Кучеров. Налоговое право России. - М.: ЮрИнфор, 2001. - С. 117.
     
     С нашей точки зрения, оптимизация налогообложения - это реализация закрепленного в п. 7 ст. 3 части первой Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) положения о том, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика, осуществляемая посредством специфических форм планирования деятельности, найма рабочей силы и размещения финансовых средств налогоплательщика с целью максимального снижения возникающих при этом налоговых обязательств.
     

2. Грань между уклонением от уплаты налогов и оптимизацией налогообложения

     
     При проведении операций по оптимизации налогообложения грань между внешне законными действиями и налоговыми правонарушениями и преступлениями является весьма зыбкой. Возникает вполне естественный вопрос: как различать законные и незаконные действия? Ведь некоторые схемы являются вполне легитимными, в то время как другие - нет.
     
     Ответ заключается в следующем. В случае наличия в действиях налогоплательщиков признаков, указывающих на составы налоговых правонарушений (раздел IV, глава 16 части первой НК РФ) или преступлений (ст. 198 и 199 УК РФ), используемая схема оптимизации является нелегитимной. Иными словами, главным отличием уклонения от уплаты налогов от оптимизации налогообложения является противоправность первого явления и правомерность второго. Отметим, что одна и та же схема может содержать в себе элементы легальности и незаконности. О наличии в действиях налогоплательщика признаков налоговых правонарушений или преступлений могут свидетельствовать следующие факты:
     

     - фальсификация документации, преднамеренное увеличение количества работников или лиц, имеющих право на льготы;
     
     - обналичивание денежных средств;
     
     - замена заработной платы различными “коэффициентами трудового участия” и т.д.
     
     В книге “Методы налоговой оптимизации”, изданной под редакцией А.В. Брызгалина, отмечается следующее: “...Налоговая оптимизация - это уменьшение размера налоговых обязательств посредством целенаправленных правомерных действий налогоплательщика, включающих в себя полное использование всех предоставляемых законодательством льгот, налоговых освобождений и других законных приемов и способов.
     
     Отсюда вытекает главное отличие налоговой оптимизации от уклонения от уплаты налогов. В данном случае налогоплательщик использует разрешенные или не запрещенные законодательством способы уменьшения налоговых платежей, то есть не нарушает законодательство. В связи с этим такие действия налогоплательщика не составляют состав налогового преступления или правонарушения, и, следовательно, не влекут неблагоприятных последствий для налогоплательщиков, таких как доначисление налогов, а также взыскания пени и налоговых санкций”*1.
     _____
     *1. Брызгалин А.В. и др.  Указ. соч. - С. 23
     
     Рассматривается в вышеприведенном издании и вопрос незаконного уменьшения налогов или уклонения от уплаты налогов. Авторы считают, что “уклонение от уплаты налогов представляет собой форму уменьшения налоговых и других платежей, при которой налогоплательщик умышленно или неосторожно избегает уплаты налога или уменьшает размер своих налоговых обязательств с нарушением действующего законодательства”*1.
     _____
     *1. Брызгалин А.В. и др.  Указ. соч. - С. 17
     
     Говоря о различии налоговой оптимизации и уклонения от уплаты налогов, авторы отмечают, что “при непосредственном уклонении от уплаты налогов снижение размеров налоговых обязательств достигается путем нарушения налогового законодательства”.
     
     Исходя из тяжести содеянного авторы книги “Методы налоговой оптимизации” выделяют “некриминальное уклонение от уплаты налогов - то есть совершение налогоплательщиком действий, направленных на избежание или снижение налоговых выплат в бюджет посредством нарушения законодательства о налогах и сборах, влекущих применение к нарушителю мер налоговой ответственности (налоговых санкций) и криминальное уклонение от уплаты налогов. Криминальное уклонение от уплаты налогов совершается путем совершения налогоплательщиком противозаконных действий, направленных на избежание налога или снижение его размера, нарушающих не только нормы налогового, но и уголовного законодательства”*1.
     _____
     *1. Брызгалин А.В. и др.  Указ. соч. - С. 19-20.
     

     С нашей точки зрения, термин “уклонение” присущ именно уголовному законодательству. Составы же налоговых правонарушений четко определены в НК РФ. Там термина “уклонение” нет. Термин “уклонение” используется в НК РФ в трех случаях: в ст. 117 “Уклонение от постановки на учет в налоговом органе”, в ч. 2 ст. 126 “Непредставление налоговому органу сведений, необходимых для осуществления налогового контроля”, где говорится об ответственности за непредставление налоговому органу сведений о налогоплательщике, выразившееся в отказе организации представить имеющиеся у нее документы со сведениями о налогоплательщике по запросу налогового органа, а равно иное уклонение от представления таких документов либо представление документов с заведомо недостоверными сведениями, а также в ст. 128 “Ответственность свидетеля”, устанавливающей ответственность за неявку либо уклонение от явки без уважительных причин лица, вызываемого по делу о налоговом правонарушении в качестве свидетеля. Поэтому сделаем вывод, что уклонение от уплаты налогов может быть только криминальным.
     

     Можно провести четкую грань между налоговым правонарушением и преступлением. Для физических лиц это сумма неуплаченных налогов в размере 200 и 500 МРОТ, а для субъектов ст. 199 УК РФ - 1000 и 5000 МРОТ. Таким образом, нанесенный государству ущерб является одним из основных критериев наступления уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов и сборов.
     
     С нашей точки зрения, не стоит упрощать критерии привлечения налогоплательщиков к тому или иному виду ответственности, однозначно делая вывод, что в случае совершения ошибки (то есть неумышленного, неосторожного причинения крупного ущерба государству) налогоплательщик может быть привлечен только к налоговой ответственности. В каждом конкретном случае необходимо выяснить, какие действия привели в неуплате налога или сбора, при каких обстоятельствах было совершено данное деяние, осознавало ли лицо противоправность своих действий и т.д. Практика показывает, что большинство лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за налоговые преступления, ссылаются на низкую компетентность в области налогообложения и на непреднамеренность ошибки, повлекшей неуплату налога, и отрицают наличие умысла на уклонение от налогообложения.
     
     Поэтому требуется проведение большого количества процессуальных действий, а также тщательного подбора доказательств вины лица в совершении преступления. Безусловно, в случае отсутствия умысла на уклонение от уплаты налогов и сборов речи об уголовной ответственности идти не может.
     
     В практике налогообложения зарубежных стран отношение государства к оптимизации налоговых платежей в общем виде выразилось в форме концепций уклонения от уплаты налога (“tax evasion”) и обхода (избежания) налога (“tax avoidance”). Принципиальное различие между ними заключается в том, что в первом случае налогоплательщик прямо (непосредственно) нарушает налоговый закон и не может воспользоваться результатами налоговой оптимизации, а иногда становится субъектом различных видов ответственности, во втором же случае он хотя и косвенно нарушает налоговый закон, но при этом поступает правомерно и получает право на благоприятные налоговые последствия.
     
     К обходу налога обычно относят:
     

     а) воздержание от совершения тех сделок, исполнение по которым ведет к необходимости платить налоги;
     
     б) получение дохода в тех формах, по которым установлены льготы;
     
     в) выезд налогоплательщика из страны для изменения налогового резидентства;
     
     г) при возможности выбирать заключение таких сделок, которые влекут меньшие налоговые последствия*1.
     _____
     *1. Мачехин В.А. Налоговый кодекс и налоговое планирование//Законодательство. - 1999. - N 10.
     
     Говоря о пределах налоговой оптимизации, специалисты отмечают, что под ними “...следует понимать границы дозволенного (не запрещенного) законодательством поведения или действий налогоплательщиков, направленных на снижение налоговых платежей.
     
     Законодательство Российской Федерации признает право плательщика налогов (собственника денежных средств, полученных от осуществления определенной хозяйственной деятельности) на реализацию мер защиты права собственности, в том числе и на действия, направленные на уменьшение налоговых обязательств”*1.
     _____
     *1. Брызгалин А.В. и др. Указ. соч. - С. 42.
     
     Не совсем понятна позиция авторов данного издания: почему налоговая оптимизация рассматривается как мера защиты частной собственности? Собственность обычно защищают от чьего-либо противоправного посягательства, попыток незаконного завладения. Как защита права собственности могут рассматриваться меры, направленные на противодействие попыткам завладения собственностью со стороны конкурентов или иных юридических и физических лиц, претендующих на собственность в судебном порядке.
     
     Государство же не пытается противоправно завладеть собственностью налогоплательщика, а изымает часть дохода гражданина и юридического лица на абсолютно законных основаниях, закрепленных в Конституции страны. При изъятии налоговых платежей в бюджет право собственности налогоплательщика не нарушается, поэтому и защищать в данном случае нечего. Часть прибыли в размере, определенном в налоговом законодательстве, как бы априори не принадлежит налогоплательщику.
     
     Как же привести различие между умыслом при уклонении от уплаты налогов и при налоговой оптимизации? В обоих случаях:
     
     целью налогоплательщика является максимальное уменьшение налоговых платежей;
     
     эти действия являются целенаправленными;
     

     бюджет теряет деньги.
     
     Однако в случае уклонения от уплаты налогов лицо должно осознавать противоправный характер своих действий.
     
     Пример.
     
     В апреле 2001 года в отношении руководителей одного крупного банка по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199 УК РФ, было возбуждено уголовное дело. Основанием для возбуждения уголовного дела послужили материалы выездной налоговой проверки по вопросу правильности исчисления и своевременности уплаты налога на пользователей автодорог за 1998-2000 годы.
     
     В ходе проверки было установлено, что в нарушение п. 2 ст. 5 Закона РФ от 18.10.1991 N 1759-1 “О дорожных фондах в Российской Федерации”, начиная со II квартала 1998 года налог на пользователей автомобильных дорог исчислялся по ставке 0,5 % в Федеральный дорожный фонд и 1,25 % в территориальный дорожный фонд. При этом в соответствии с указанным Законом ставка налога, подлежащего уплате в территориальный дорожный фонд, составила 2 %.
     
     В соответствии с Законом РФ от 27.06.1998 N 93-ФЗ “О внесении изменений в статью 5 Закона Российской Федерации “О дорожных фондах в Российской Федерации”“, принятым во исполнение Федерального закона от 26.03.1998 N 42-ФЗ “О федеральном бюджете на 1998 год”, ставка налога, подлежащего уплате в территориальный фонд г. Москвы, установлена начиная со II квартала 1998 года в размере 2 %. При этом субъекты федерации уполномочены повышать (понижать) ставку налога в пределах 50 % от ставки, установленной федеральным законом. При использовании субъектом своего права на повышение (понижение) ставки налога можно считать, что такая ставка установлена субъектом Российской Федерации. Законом г. Москвы от 03.02.1999  “О ставках налогов, взимаемых в дорожные фонды” ставка не повышена и не понижена, а установлена в соответствии с Федеральным законом.
     
     Банк же в целях налоговой оптимизации налогообложения посчитал, что он может уплачивать налог по прежней ставке - 1,25 % в период, когда Федеральным законом была установлена ставка 2 %. В результате неправильно примененной ставки налога банк не исчислил и не уплатил налог в территориальный дорожный фонд за 1998-2000 годы в сумме около 10 млн руб.
     
     О наличии в действиях руководства банка умысла на уклонение от уплаты налогов свидетельствует письмо ГНИ, адресованное генеральному директору банка, в котором разъясняется, что при определении ставки налога, исчисляемого в дорожный фонд г. Москвы, применяется ставка федерального налога. Однако перерасчет банком не делался, а налог платился по старой ставке, что и выявила документальная проверка, проведенная в январе-марте 2001 года. Таким образом, у банка имелось более полутора месяцев для исправления создавшейся ситуации и подготовки уточненных расчетов налога и внесения недоплаченных сумм в бюджет.
     

     Состоявшиеся два заседания арбитражного суда полностью подтвердили позицию налогового органа.
     
     Рассуждая о пределах налоговой оптимизации, авторы книги под редакцией А.В. Брызгалина отмечают, что “... при квалификации действий налогоплательщика по уменьшению налогов путем неоприходования выручки или имущества важным является также и такой факультативный признак субъективной стороны данных деяний, как цель сокрытия выручки или имущества (объекта налогообложения). Если неотражение данного имущества преследовало иную цель (не сокрытие объекта и уклонение от уплаты налогов), то действия налогоплательщика образуют состав налогового правонарушения”*1.
     _____
     *1. Брызгалин А.В. и др. Указ. соч.  - С. 45.
     
     Хочется спросить авторов, а какую же иную цель, кроме уклонения от уплаты налогов, может преследовать предприниматель, сокрывший выручку или имущество? Может быть, спрятать от жены или докучливых родственников или от кредиторов? Или он, может быть, просто “забыл” оприходовать денежные средства или имущество? Конечно, налогоплательщик может найти объяснения своим действиям с помощью аргументов о трудном положении предприятия, необходимости платить заработную плату работникам и т.д. Однако от этого налоговое преступление в случае наличия крупного ущерба от таких действий не станет правонарушением.
     
     Неоприходование денежной выручки в кассу предприятия в большинстве случаев приводит к фальсификации бухгалтерских документов и, как следствие, к внесению в бухгалтерскую отчетность искаженных данных и свидетельствует о наличии умысла ответственного за это лица на использование данной выручки в теневом (то есть находящемся вне налогообложения) обороте. Выручка может быть также не оприходована и в целях хищения данных средств, но это уже находится в компетенции органов внутренних дел.
     
     Вообще факты сокрытия выручки выявляются достаточно сложно, ведь лица, совершившие данные деяния, тщательно продумывают, как скрыть следы своих теневых финансово-хозяйственных операций. Для того чтобы это документально подтвердить, необходим высокий профессиональный уровень лиц, осуществляющих оперативные мероприятия, проведение встречных проверок, а также выявление документов, которые лица, скрывающие выручку, предпочитают не оставлять.
     

3. Способы и методы оптимизации налогообложения

     

     Рассмотрим некоторые схемы, используемые налогоплательщиками для оптимизации налоговых платежей и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.
     
     С нашей точки зрения, данные схемы можно разделить на две группы.
     
     1. “Простые” схемы, то есть схемы, реализация которых не требует целенаправленных затрат, а также оформления специальных документов или договоров. К данной группе следует отнести и те случаи, когда налогоплательщик вправе выбрать из двух и более вариантов периодичности уплаты налога или размера льготы (проценты или фиксированная сумма) и т.д. Ведь большинство предпринимателей решает вопрос об использовании той или иной схемы оптимизации еще на стадии планирования коммерческого проекта. Примеров применения таких схем много, приведем несколько из них.
     
     Так, многие руководители предприятий используют статус частного предпринимателя без образования юридического лица для существенного сокращения выплачиваемых налогов, получая льготы, предоставленные Федеральным законом от 29.12.1995 N 222-ФЗ “Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства”, фактически заменяющим подоходный налог, который должен выплатить предприниматель, стоимостью патента, извлекая при этом высокие не облагаемые налогом доходы при использовании оборотных средств руководимого ими предприятия. Еще пример: туристическая компания для обеспечения своей основной деятельности покупает несколько транспортных средств (автобусов), однако оформляет их в частную собственность родственников учредителей фирмы, которые, в свою очередь, выписывают доверенность на управление автобусами нанятым водителям и при этом с туристической фирмой заключают договоры о сдаче в аренду данных транспортных средств. В итоге транспортные средства на баланс фирмы не ставятся, налоги не уплачиваются.
     
     Следует отметить, что больше всего нарушений и “узких” мест приходится не на сами схемы оптимизации (как правило, юридически они построены грамотно), а на сопроводительные условия данной схемы, например использование льгот, предоставляемых малым предприятиям, довольно часто сопровождается фальсификацией количества работников организации. Наличие такой фальсификации автоматически делает такую схему нелегитимной.
     
     2. “Сложные” схемы, требующие для их реализации материальных затрат, например по их обслуживанию, составлению специальных документов, договоров, с помощью которых реально имеющиеся правоотношения заменяются другими, что влечет за собой частичное или полное избежание уплаты налогов и сборов (замена заработной платы страхованием жизни работников и т.д.). К данной группе относятся также схемы по изменению налоговой юрисдикции, проще говоря, использование оффшорных зон.
     

     “Минимизация налогов”, “оптимизация налогообложения”, “налоговое планирование”, “низконалоговые и безналоговые схемы”, “0 % налогообложения”, “налоговая экономия”, “нулевое налогообложение”, “100 % свобода от налогов”, “налоговое убежище” - какие только определения и рекламные названия не используются для привлечения клиентов в ЗАТО и оффшоры! Использование данного способа оптимизации является одним из наиболее популярных, в результате чего из страны по налаженным каналам и схемам уходят огромные средства.
     
     Вопросы оптимизации страховых взносов в государственные внебюджетные фонды [а сейчас единого социального налога (взноса)] являются для налогоплательщиков не менее актуальными, чем минимизация налоговых платежей. Проблема отчислений платежей во внебюджетные социальные фонды тесно связана с проблемами правильности исчисления и уплаты налогов с доходов физических лиц, как работающих по найму, так и являющихся предпринимателями.
     
     Можно предположить, что и способы минимизации единого социального налога (взноса) не будут особенно сильно отличаться от прежних способов оптимизации страховых взносов в государственные внебюджетные фонды. Однако, как показывает практика, на новый порядок уплаты налога почти сразу находится несколько способов минимизации и уклонения от уплаты.
     
     Объясняется это тем, что над разработкой налоговых законов трудятся десятки человек, а над схемами минимизации сотни тысяч, причем не с самой худшей подготовкой и образованием.
     
     Следует отметить, что использование некоторых льгот предполагает возможность создания “серых” схем оптимизации. Законными их не назовешь, так как при их реализации появляются неучтенные наличные денежные средства, которые используются в личных корыстных интересах лиц, участвующих в данной схеме, но и незаконной ее назвать трудно, так как при правильной организации схема выглядит юридически безупречно.
     
     Такой схемой является возможность пользования льготой по налогу на прибыль, предоставляемой некоторыми субъектами Российской Федерации, лицами при перечислении средств на благотворительные цели.
     
     Суть льготы заключается в уменьшении суммы налога на прибыль, зачисляемого в бюджет субъекта Российской Федерации, на величину фактически произведенных затрат в случае перечисления этой суммы, например, на поддержку детских спортивных сооружений, лечение инвалидов, подвергшихся радиационному воздействию, и т.д.
     

     После перечисления спонсорских средств, засчитываемых как часть налога на прибыль, часть средств (от 15 до 70 %) возвращается инвестору в виде наличных денежных средств. Для этого организация, которой перечисляются средства, завышает затраты, произведенные на благотворительную целевую деятельность.
     
     Практика показывает, что организации, пользующиеся данной схемой, можно условно разделить на две группы. Первая - это организации, которые специально создают различные фонды и благотворительные структуры “под себя” и параллельно предлагают подобные услуги другим юридическим лицам. Отметим, что непосредственно благотворительной деятельностью многие такие организации занимаются только на бумаге, реальной пользы (кроме, естественно, своих создателей) никому не приносят и должны рассматриваться правоохранительными органами как часть схемы по уклонению от уплаты налогов. Сумма “отката” в данных организациях достаточно велика (40-70 % от перечисленной суммы).
     
     Ко второй группе можно отнести реально работающие организации, оказывающие помощь социально не защищенным категориям населения, но в силу специфики состояния нашей экономики и морально-нравственного климата в обществе не способные иным образом (кроме как за возврат части перечисленного) привлечь инвесторов для осуществления своей деятельности. Такие организации, как правило, весьма законопослушны, регулярно отчитываются перед налоговыми органами и инвесторами о целевом расходовании полученных средств. Естественно, что для того, чтобы отдать часть перечисленных средств, такие организации вынуждены завышать произведенные расходы. Сумма возврата в данном случае колеблется в размере от 15 до 35 %.
     
     Приведем также пример нелегитимной схемы, то есть схемы, использование которой может быть квалифицировано по ст. 199 УК РФ как уклонение от уплаты налогов с организации. Это использование счетов в так называемых проблемных банках. Суть данной схемы всем хорошо знакома.
     
     С появлением такой возможности налогоплательщиками гораздо реже стали применяться различные легальные и “серые” схемы оптимизации налогообложения. Действительно, зачем использовать различные громоздкие схемы с участием общественных организаций чернобыльцев, детских спортивных учреждений, организаций кинематографистов, требующих большого объема отчетных и иных документов, когда можно просто отправить платежку в проблемный банк?
     
     Конечно, проанализированные способы оптимизации налогообложения являются далеко не исчерпывающими. Многие налогоплательщики используют иные способы. Некоторые изобретают свое ноу-хау в этой области.
     

     Завершая обсуждение данного вопроса, отметим, что одним из методов налоговой оптимизации И.И. Кучеров называет “уменьшение объекта налогообложения”, то есть “снижение размера объекта, подлежащего налогообложению. Например, налогоплательщик может снизить свою активность в получении доходов, стремясь избежать обложения подоходным налогом по наивысшей ставке налогообложения”*1.
     _____
     *1. Кучеров И.И.  Налоговое право России. - М.: ЮрИнфор,  2001. - С. 117.
     
     С нашей точки зрения, уменьшение предпринимательской активности не является методом налоговой оптимизации. Приведенный И.И. Кучеровым пример показывает, что высокая ставка налога может побудить лицо отказаться от какого-либо вида коммерческой деятельности вследствие чрезмерного уровня налогообложения данной деятельности.
     
     В качестве примера оптимизации налога на доходы физических лиц (ставка которого установлена в размере 13 %, что устраняет прежнюю практику прогрессивного налогообложения) можно привести возможности, предоставляемые ст. 219 и 220 НК РФ в части льгот, касающихся лечения граждан, а также использования права на получение имущественного налогового вычета.
     

4. Отношение государства к оптимизации налогообложения

     
     “Легальное” или “законное” уклонение от уплаты налогов - весьма сложное явление, в котором находят свое отражение многие проблемы и противоречия современных рыночных экономических систем. Так, по некоторым оценкам, в России от 20 до 40 % и более всех налоговых поступлений “теряется” из-за применения предпринимателями современных методов оптимизации налогов. Консультирование предпринимателей и руководителей достаточно крупных компаний по вопросам легального уклонения от налогов превратилось в последние годы в процветающую самостоятельную отрасль бизнеса, охватывающую сотни мелких юридических фирм и тысячи частнопрактикующих экспертов из числа экономистов или юристов.
     
     Налоговые органы отдельных стран время от времени предпринимают специальные расследования с целью оценить масштабы оптимизации налогообложения в отдельных отраслях экономики и сферах деятельности (по отдельным видам сделок и операций), выявить наиболее распространенные методы и приемы оптимизации, а также определить грани уклонения от налогов и оптимизации. При этом исследуются недостатки и просчеты в законодательстве, которые способствуют или делают возможным такие уклонения, разрабатываются конкретные меры борьбы и новые законодательные акты, пресекающие эту деятельность и развитие самого процесса. Основное внимание при этом уделяется таким трудно контролируемым группам налогоплательщиков, как предприниматели, лица свободных профессий и владельцы предприятий мелкого и среднего бизнеса, среди которых уклонение от уплаты налогов получило наибольшее распространение и продолжает прогрессировать и которые не уделяют достаточного внимания разграничению налоговой оптимизации и уклонения от уплаты налогов.
     
     В Российской Федерации, как и других странах, принимаются меры по предупреждению и упорядочению практики оптимизации налоговых платежей. Однако правовые нормы, содержащиеся в различных отраслях права, не скоординированы, не составляют единой системы, не согласованы между собой и нуждаются в совершенствовании. Необходимо чаще и четче формулировать государственную позицию по некоторым вопросам оптимизации налогообложения (как в случае с “проблемными банками”), доводить ее до налогоплательщиков.
     

     Как мы уже отмечали, налоговая оптимизация - это использование пробелов в действующем законодательстве с целью уменьшения налоговых платежей. С нашей точки зрения, налоговое законодательство должно быть таким, чтобы максимально уравнивать возможности каждого налогоплательщика по использованию схем оптимизации налогообложения.
     
     Небогатые фирмы обычно практически ничего не минимизируют, так как на это у них нет денег. Оптимизировать же на свое усмотрение - занятие довольно опасное. Содержание специалиста в данной области или обращение в фирмы, оказывающие услуги по оптимизации, является достаточно дорогим удовольствием. Оптимизация имеет смысл, когда затраты, произведенные на ее осуществление, меньше, чем сэкономленные налоги и риск того, что налоговые органы не примут позицию налогоплательщика. Поэтому и минимизируют налоговые платежи, как правило, фирмы со средними и большими оборотами.
     
     Следует отметить, что налоговая оптимизация ставит налогоплательщиков, отчасти, в неравные условия в конкурентной борьбе. Ведь небольшая фирма, производящая продукцию и не имеющая больших оборотов и средств для оптимизации, находится в менее выгодных и благоприятных условиях, чем ее более крупный конкурент, производящий аналогичную продукцию и использующий схемы минимизации и, соответственно, платящий меньшие налоги и за счет этого имеющий возможность реализовывать продукцию дешевле.
     
     Поэтому в интересах государства защитить мелкие фирмы, сделать все возможное для устранения возможностей для оптимизации, соответствующим образом прорабатывать налоговые законопроекты. В то же время часть вторая НК РФ дает налогоплательщикам не меньше возможностей для создания схем оптимизации, чем прежнее налоговое законодательство.