Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Практика привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации


Практика привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации

          
          И.Н. Соловьев,
Управление ФСНП России по г. Москве, к.ю.н.

     
     Одним из важнейших аспектов профилактики налоговых преступлений является информирование граждан (потенциальных налогоплательщиков) о развитии правоприменительной и судебной практики по налоговым преступлениям. Ведь если гражданин осведомлен о существовании уголовно-правового запрета, но не имеет информации и конкретных примеров о применении санкций за его нарушение, то данный уголовно-правовой запрет воспринимается как рекомендация.
     
     Как показывает практика, одним из довольно распространенных нарушений законодательства являются нарушения, допускаемые руководителями организаций при внесении страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, особенно в Пенсионный фонд.
     
     Конституция Российской Федерации, исходя из целей социального государства, закрепленных в части 1 ст. 7, гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (часть 1 ст. 39). Государственное страхование - важнейшая организационно-правовая форма социального обеспечения, в рамках которой реализуется право граждан на трудовые пенсии, пособия и иные предусмотренные законом социальные выплаты.
     
     Федеральный закон от 25.06.1998 N 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» предусматривает ответственность за уклонение от уплаты взносов в государственные внебюджетные социальные фонды Российской Федерации, которые формируются за счет особых обязательных платежей - страховых взносов. Плательщиками страховых взносов являются работодатели (юридические и физические лица и работники) либо индивидуальные предприниматели и другие физические лица, занимающиеся творчеством, научной работой и т.д. (так называемые самозанятые граждане).
     
     Проверки юридических лиц по перечислению обязательных платежей в Пенсионный фонд являются одним из направлений в служебной деятельности органов налоговой полиции.
     
     В соответствии с практикой работы органов налоговой полиции можно отметить некоторые признаки уклонения от уплаты страховых взносов с организации:
     
     - наличие крупных сумм просроченной задолженности по уплате страховых взносов в государственные внебюджетные фонды;
     
     - невнесение страховых взносов в государственные внебюджетные фонды в течение длительного времени;
     
     - представление отчетности с минимальными или «нулевыми» размерами исчисленных страховых взносов при осуществлении активной финансово-хозяйственной деятельности;
     
     - уклонение от представления отчетной документации в контролирующие органы;
     
     - осуществление расчетов с контрагентами при наличии крупной задолженности по внесению в бюджет страховых взносов.
     
     В результате проведенных самостоятельных исследований документов сотрудниками налоговой полиции, как правило, выявляется уклонение от уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд, осуществляемое следующим образом: руководство государственных предприятий производит расчеты с контрагентами и несет иные расходы помимо исполнения просроченных обязательств по уплате обязательных страховых взносов во внебюджетный фонд. Подчас это называется «уклонение от уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд путем осуществления платежей, имеющих более позднюю очередность».
     
     Согласно п. 43 инструкции «О порядке уплаты страховых взносов работодателями и гражданами в Пенсионный фонд Российской Федерации», утвержденной постановлением Правления Пенсионного фонда от 11.11.1994 N 258, сроком уплаты страховых взносов считается день получения в учреждениях банка денежных средств на выдачу заработной платы за истекший месяц, но не позднее 15-го числа месяца, следующего за месяцем, за который начислены взносы.
     
     В соответствии со ст. 45 НК РФ обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика, а при уплате налогов наличными денежными средствами - с момента внесения денежной суммы в счет уплаты налога.
     
     Рассматриваемое уголовное дело - пример привлечения к уголовной ответственности руководителя и главного бухгалтера предприятия за уклонение от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.
     
     В начале 2000 года один из районных судов г. Москвы рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению Губова А.В., работающего генеральным директором Государственной унитарной оптово-розничной плодоовощной фирмы «П», и Бондаревой В.И., работающей главным бухгалтером этого же предприятия, в совершении преступления, предусмотренного подпунктами «а», «в», «г» части 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций в особо крупном размере, неоднократно, группой лиц по предварительному сговору).
     
     Суд отметил, что Губов А.В., как генеральный директор ОАО «П», и Бондарева В.И., как главный бухгалтер этого же предприятия, согласно п. 2 Порядка уплаты страховых взносов работодателями и гражданами в Пенсионный фонд Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 2122-1, с изменениями от 11.02.1993 и от 05.05.1997, внесенными Федеральным законом от 05.05.1997 N 77-ФЗ, п. 2, 39, 43, 49, 69, 70 Инструкции о порядке уплаты страховых взносов работодателями и гражданами в Пенсионный фонд Российской Федерации, с изменениями от 6 и 9 марта и 28 августа 1996 года, части 3 ст. 23 НК РФ отвечали за выполнение следующих обязанностей плательщика страховых взносов в Пенсионный фонд:
     
     - своевременно уплачивать законно установленные страховые взносы в Пенсионный фонд;
     
     - вести учет и отчетность по средствам Пенсионного фонда;
     
     - утверждать и представлять в Пенсионный фонд ежеквартально расчетные ведомости по средствам Пенсионного фонда;
     
     - отражать в бухгалтерском учете организации начисления и расчеты с Пенсионным фондом;
     
     - а также нести иные обязанности, установленные законодательством о страховых взносах в Пенсионный фонд.
     
     Однако в целях умышленного уклонения от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды вопреки вышеуказанным обязанностям за I, II, III кварталы 1999 года они, как генеральный директор и главный бухгалтер ОАО «П», никаких мер по организации и контролю за уплатой страховых взносов в Пенсионный фонд на предприятии не предпринимали.
     
     Преступные действия Губова А.В. и Бондаревой В.И. выразились в следующем. Они в не установленное следствием время, вступив в предварительный сговор, в I, II, III кварталах 1999 года и в ситуации, когда на расчетные счета ОАО «П» в банках были выставлены инкассовые поручения Пенсионным фондом, неоднократно уклонились в особо крупном размере от уплаты страховых взносов в данный фонд.
     
     При этом Губов А.В. совместно с Бондаревой В.И. согласно достигнутой ранее преступной договоренности в этот же период времени, игнорируя обязанность по своевременной и полной уплате страховых взносов в Пенсионный фонд, в нарушение п. 9 Указа Президента Российской Федерации от 18.08.1996 N 1212 «О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения», производили расчеты с поставщиками и подрядчиками за выполненные работы, оказанные услуги и поставленные товары, с дебиторами и кредиторами через кассу предприятия, минуя расчетный счет, а именно:
     
     - в I квартале 1999 года произвели расчеты на общую сумму 3 066 127 руб., или 36 724 МРОТ, что было достаточно для уплаты текущих страховых взносов в Пенсионный фонд в I квартале 1999 года, которые составили 512 504 руб., или 6138 МРОТ.
     
     - во II квартале 1999 года произвели расчеты на общую сумму 2 262 436 руб., или 27 097 МРОТ, что было достаточно для уплаты текущих страховых взносов в Пенсионный фонд во II квартале 1999 года, которые составили 542 474 руб., или 6497 МРОТ.
     
     - в III квартале 1999 года произвели расчеты на общую сумму 1 297 462 руб., или 15 540 МРОТ, что было достаточно для уплаты текущих страховых взносов в Пенсионный фонд в III квартале 1999 года, которые составили 522 283 руб., или 6254 МРОТ.
     
     Допрошенный в судебном заседании подсудимый Губов А.В. виновным себя по предъявленному обвинению фактически не признал и сообщил суду, что не считает, что в I, II, III кварталах 1999 года он уклонялся от уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд. Несвоевременность выплат со стороны ОАО »П» объяснял тяжелым финансовым положением на предприятии. Об имеющейся задолженности в Пенсионный фонд он знал. Также ему было известно, что эти платежи являются первоочередными. Предварительного сговора с Бондаревой В.И. у него не было, конкретных указаний не платить в Пенсионный фонд он ей не давал, все вопросы о первоочередности платежей решались с главным бухгалтером совместно. Задолженность за указанный период времени стала гаситься в сентябре 1999 года, однако окончательно рассчитаться с Пенсионным фондом удалось только в ноябре 1999 года. Деньги для этого появились в связи с тем, что в ноябре у предприятия был в финансовом плане удачный месяц. ОАО «П» получило много продукции на реализацию и сразу с поставщиками можно было не расплачиваться. Ранее за получением кредита в банке и за помощью в вышестоящую организацию для погашения долга предприятие не обращалось, так как, по его мнению, за имеющуюся задолженность перед Пенсионным фондом к предприятию должны были применяться только финансовые санкции, с которыми в дальнейшем можно было рассчитаться. Он не считает, что совершил преступление неоднократно, так как на момент предъявления обвинения задолженность предприятия перед Пенсионным фондом была погашена. По утверждению Губова А.В. то, что предприятие несвоевременно погасило задолженность перед Пенсионным фондом, объясняется тем обстоятельством, что необходимо было закупать продукцию и расплачиваться с поставщиками, а также оплачивать счета «Мосэнерго» и «Водоканала». В случае неуплаты вышеупомянутые организации могли отключить воду и свет, и последствия этого были бы более тяжкие, так как погибла бы продукция, заложенная на хранение. Подсудимый Губов А.В. дополнительно пояснил суду, что первоначально не знал о возбуждении в отношении него уголовного дела. Показания, данные им на предварительном следствии, не соответствуют действительности, и он их не подтверждает. Он был введен в заблуждение следователем, так как последний сообщил, что в случае признания им своей вины уголовное дело будет прекращено по амнистии.
     
     Подсудимая Бондарева В.И., допрошенная в судебном заседании, также фактически не признала себя виновной по предъявленному обвинению и сообщила в судебном заседании, что не считает, что совершила уклонение от уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд. По утверждению подсудимой, она только несвоевременно оплатила задолженность перед Пенсионным фондом, но это было вызвано объективными причинами. Так, Бондарева В.И. пояснила суду, что осенью идет закладка овощей на хранение и, покупая продукцию, необходимо рассчитываться с ее поставщиками. Подсудимая считает, что в случае если бы предприятие рассчиталось с Пенсионным фондом, то оно не смогло бы работать, так как предприятие хозрасчетное. Все задолженности перед Пенсионным фондом за предыдущие годы были погашены своевременно, а именно: за 1997 год погашено в 1997 году, за 1998 год в 1998 году. Тяжелое финансовое положение предприятия и, как следствие этого, несвоевременность оплаты задолженности по ее сведениям были также вызваны тем, что ОАО «П» не могло получить свои деньги в сумме 875 000 руб. со счета в «Б-банке» и в сумме 593 000 руб. с предприятий социальной сферы. Кроме того, подсудимая Бондарева В.И. в судебном заседании пояснила, что предприятие частично гасило задолженность перед Пенсионным фондом и подтверждением этого служит имеющееся в материалах дела платежное поручение. Вместе с тем Бондарева В.И. не согласилась с тем, что ОАО «П» все денежные средства поставщикам и подрядчикам перечисляло наличными, минуя расчетные счета в банках. Так, в «Б-банке» у предприятия имелись некоторые денежные средства на уплату задолженности перед Пенсионным фондом, однако сам Пенсионный фонд в октябре 1999 года выставил инкассовое поручение на расчетный счет банка только на просроченные взносы и тем самым лишил предприятие возможности гасить саму кредиторскую задолженность перед ним. В части, касающейся признания своей вины на предварительном следствии, Бондарева В.И. пояснила, что также была введена в заблуждение следователем, который оказывал на нее психологическое давление. Дополнительно Бондарева В.И. пояснила суду, что вся задолженность перед Пенсионным фондом была погашена до 12 ноября 1999 года, в связи с тем что предприятие взяло на реализацию у поставщиков товар, но так как в настоящее время не может с ними расплатиться, то поставщики уже обратились в арбитражный суд. Предварительного сговора на уклонение от уплаты страховых взносов не было, директор предприятия Губов А.В. ей прямых указаний о том, чтобы не платить задолженность в Пенсионный фонд, не давал, все финансовые вопросы она решала с генеральным директором сообща. Ссуды рабочим в 1999 году на суммы 10 000 руб. и более действительно выдавались предприятием на срок в один год в связи с тяжелым материальным положением последних.
     
     Проверив материалы дела, исследовав доказательства, полученные в судебном заседании, суд нашел, что вина подсудимых вопреки их показаниям установлена и подтверждается следующими доказательствами:
     
     - показаниями свидетелей Локтева А.Н. и Лукариной Е.В., сотрудников налоговой полиции, проводивших исследование документов по вопросу исполнения порядка уплаты страховых взносов ОАО «П» в Пенсионный фонд. Так, свидетель Локтева А.Н. сообщила суду, что проверка данного предприятия проводилась в связи с тем, что в органы налоговой полиции поступило письмо Пенсионного фонда, где были указаны неплательщики страховых взносов, имеющие крупные задолженности перед Пенсионным фондом (в том числе и ОАО «П»), а также подтвердила факты осуществления расчетов с контрагентами при наличии задолженности перед Пенсионным фондом.
     
     Свидетель Лукарина Е.В. пояснила, что в ходе проведения проверки первичных документов ею были установлены факты удовлетворения денежных требований (в нарушение действующего законодательства перечислены денежные средства поставщикам и подрядчикам за выполненные работы, оказанные услуги и поставленные товары и произведены расчеты с дебиторами и кредиторами через кассу минуя расчетные счета предприятия) в размере 3 559 898 руб. за период с 1 апреля 1999 года по 1 октября 1999 года, что было достаточно для погашения задолженности;
     
     - показаниями свидетеля Жилина В.В., который положительно охарактеризовал подсудимых, а также пояснил суду, что ничего о задолженности в Пенсионный фонд не знал, а в случае необходимости мог бы дать Губову А.В. кредит;
     
     - пояснениями приглашенной в судебное заседание в качестве специалиста Федоровой С.В., которая, используя свои специальные знания и навыки, после осмотра вещественных доказательств, имеющихся в материалах дела, сообщила суду, что предприятие ОАО «П» погасило имеющуюся перед Пенсионным фондом задолженность за 1998 год в январе 1999 года.
     
     На вопросы суда специалист пояснила, что Пенсионный фонд располагает сведениями о наличии у предприятия расчетных счетов, однако не знает, сколько на них находится денежных средств, а инкассовое поручение будет находиться в банке до тех пор, пока не будет исполнено. Для взыскания задолженности с предприятия Пенсионный фонд вправе обратиться в арбитражный суд (но это не является обязанностью фонда). Пенсионный фонд не пошел по этому пути, так как инкассовые поручения частично исполнялись, вследствие чего не было необходимости обращать ко взысканию имущество должника. Дополнительно на вопросы суда специалист показала, что согласно сведениям, имеющимся в материалах дела плательщика страховых взносов - ОАО »П», у указанного предприятия перед Пенсионным фондом имелись значительные просроченные задолженности в каждом квартале начиная с 1997 года по 1998 год включительно. За указанный период времени на предприятии - ОАО «П» Пенсионным фондом дважды проводились документальные проверки, по результатам которых начислялись пени и в 1998 году было выставлено инкассовое поручение. В I-III кварталах 1999 года Пенсионным фондом составлено 3 акта камеральных проверок, по каждому из которых начислялись просроченные страховые взносы и пени.
     
     Кроме того, вина подсудимых в совершении инкриминируемого им деяния была подтверждена письменными материалами дела:
     
     рапортом сотрудника налоговой полиции о выявленном преступлении;
     
     актом исследования документов;
     
     копиями расчетных ведомостей по страховым взносам в Пенсионный фонд за период IV квартал 1998 года - III квартал 1999 года;
     
     копиями инкассовых поручений Пенсионного фонда:
     
     справкой о погашении задолженности перед Пенсионным фондом;
     
     протоколом выемки и осмотра первичных кассовых документов, приходных и расходных кассовых ордеров ОАО «П»;
     
     актом проверки документов ОАО «П»;
     
     копией списка платежных документов ОАО «П»;
     
     копиями платежных поручений;
     
     копиями платежных ордеров;
     
     собранными и приобщенными к делу вещественными доказательствами - кассовыми документами, кассовыми книгами, авансовыми отчетами, расчетными ведомостями.
     
     Анализируя письменные документы, суд счел, что они составлены полно, грамотно, в соответствии с требованиями закона, поэтому были приняты судом, как доказательства по делу. Оценивая собранные и исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, суд нашел их достоверными и убедительными и пришел к выводу, что вина каждого из подсудимых доказана.
     
     Судом были проверены и не приняты доводы защиты и подсудимых о том, что все действия последних по уклонению от уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд были вызваны крайней необходимостью и не являлись умышленными. Показания подсудимых в этой части были проверены судом и признаны явно надуманными, направленными на уклонение от ответственности за содеянное и полностью опровергаемыми показаниями свидетелей, материалами дела, а также показаниями самих подсудимых, данными ими на стадии предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства.
     
     Суд пришел к выводу, что Губов А.В., как генеральный директор ОАО «П», и Бондарева В.И., как главный бухгалтер этого предприятия, имея возможность погасить задолженность перед Пенсионным фондом в I-III кварталах 1999 года, производили расчеты с поставщиками и подрядчиками за выполненные работы, оказанные услуги и поставленные товары с дебиторами и кредиторами через кассу предприятия, минуя расчетный счет предприятия. Кроме того, имея задолженность перед Пенсионным фондом, руководство ОАО «П» считало возможным выдавать ссуды своим рабочим в 1999 году на суммы 10 000 руб. и более на срок в один год. При этом суд отметил, что денежных средств предприятия, имевшихся в кассе в указанный период времени, хватило бы на погашение задолженностей, но подсудимые умышленно игнорировали данное обстоятельство, полагая, что, как и в 1997-1998 годах, рассчитаются с фондом в конце 1999 года. Каких-либо кардинальных мер (взять кредит и т.п.) для исправления сложившейся ситуации ни Губов А.В., ни Бондарева В.И. не предпринимали. Производственная необходимость, которую суд усматривает в данном случае, не может являться основанием для прекращения уголовного дела и по данному делу ее нельзя отождествлять с крайней необходимостью.
     
     Заявленное адвокатом Забелиным Л.С. требование о прекращении данного уголовного дела по основаниям п. 2 ст. 5 УПК РСФСР (за отсутствием в действиях подсудимых состава преступления) также проверено судом и не подлежит удовлетворению по следующим основаниям. По мнению защиты, при вынесении постановления сотрудниками налоговой полиции были нарушены требования Положения о Федеральной службе налоговой полиции и НК РФ, действовавшие на период возбуждения и расследования данного уголовного дела. Согласно мнению защиты, в соответствии с НК РФ налоговая полиция могла возбудить дело данной категории на основании материалов проверки налогового органа либо регионального органа Пенсионного фонда, но никак не на основании собственных материалов (акта самостоятельного исследования документов налогоплательщика).
     
     Между тем в ходе судебного следствия было установлено, что данное уголовное дело было возбуждено законно и обоснованно - по результатам проведенной проверки финансово-хозяйственной деятельности предприятия. Пенсионным фондом в I, II и III кварталах 1999 года на основании постановления Правления Пенсионного фонда проводились камеральные проверки в ОАО «П», и по выявленным нарушениям законодательства составлялись акты этих проверок (возражений на указанные акты в Пенсионный фонд направлено не было). Суд установил, что в местный орган налоговой полиции поступило письмо Пенсионного фонда, где были указаны неплательщики страховых взносов, имеющие крупные задолженности перед Пенсионным фондом, и в том числе ОАО «П». Акт исследования документов ОАО »П», составленный на основании Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», послужил поводом и основанием для возбуждения условного дела и в данном случае не является актом налоговой проверки. Суд отметил, что в действиях подсудимых на момент возбуждения дела имелись признаки состава преступления, предусмотренного частью 2 ст. 199 УК РФ, и основания для возбуждения уголовного дела.
     
     Ссылка защиты на тот факт, что на момент составления акта проверки ОАО «П» и предъявления подсудимым обвинения задолженность указанным предприятием перед Пенсионным фондом была полностью погашена, также не была принята судом. Суд в этой части согласен с представителем государственного обвинения и считает, что состав преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, образуется с момента фактической неуплаты задолженности (15 число месяца, следующего за месяцем, за который исчислены взносы) независимо от того, были ли в дальнейшем задолженности погашены.
     
     Представителем государственного обвинения в судебном заседании было высказано мнение о возможности освобождения подсудимых от уголовной ответственности в связи с их деятельным раскаянием по основаниям, предусмотренным примечанием к ст. 198 УК РФ. Однако суд не согласился с вышеуказанной позицией, так как в ходе судебного следствия было установлено, что подсудимые не способствовали раскрытию данного преступления, а в судебном заседании виновными себя по существу предъявленного обвинения не признали и в содеянном не раскаялись. Согласно требованиям ст. 75 УК РФ в силу деятельного раскаянья освобождение лиц от уголовной ответственности наступает в случаях, специально предусмотренных статьями Особенной части УК РФ (в данном случае ст. 198 УК РФ). По мнению же государственного обвинения, Губов А.В. и Бондарева В.И. способствовали раскрытию данного преступления и полностью возместили причиненный ущерб. В свою очередь суд счел, что действительно деятельное раскаяние подсудимых должно было проявляться в активных позитивных действиях, выражаться в способствовании раскрытию преступления и в добровольном возмещении причиненного ущерба. Соглашаясь с тем, что по имеющимся в материалах дела сведениям задолженность ОАО «П» перед Пенсионным фондом за III квартал 1999 года была погашена в ноябре полностью, суд между тем обратил внимание на тот факт, что причиненный ущерб был возмещен подсудимыми спустя два месяца после возбуждения в отношении них уголовного дела и в нарушение установленного порядка уплаты страховых взносов по истечении того же 2-месячного срока, за который исчислены взносы. При таких обстоятельствах суд не согласился с позицией государственного обвинения об освобождении подсудимых от уголовной ответственности.
     
     Суд счел, что следственными органами действия Губова А.В. и Бондаревой В.И. правильно квалифицированы по подпунктам «а», «в», «г» части 2 ст. 199 УК РФ как уклонение от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций в особо крупном размере, неоднократно, группой лиц по предварительному сговору. Все квалифицирующие признаки данного преступления, вменяемые в вину подсудимым, в ходе судебного заседания нашли свое полное прямое подтверждение.
     
     При назначении наказания суд учел степень и характер общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимых, характеризующие их первую судимость, возраст, наличие на иждивении несовершеннолетних детей, а также влияние назначенного наказания на исправление каждого из осужденных и условия жизни их семей.
     
     Вместе с тем суд отметил, что преступление, совершенное подсудимыми, законом отнесено к категории тяжких, а Губов А.В. и Бондарева В.И. свою вину не признали, в содеянном не раскаялись. При таких обстоятельствах суд при назначении наказания, не нашел оснований для применения ст. 64 УК РФ и, учитывая изложенное, пришел к выводу о возможности применения к Губову А.В. и Бондаревой В.И. только ст. 73 УК РФ - условное осуждение. На основании вышеизложенного суд приговорил:
     
     Губова А.В., Бондареву В.И. признать виновными в совершении преступления, предусмотренного подпунктами «а», «в», «г» части 2 ст. 199 УК РФ и назначить наказание:
     
     - Губову А.В. в виде трех лет лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления, связанные с распределением, учетом, хранением материальных ценностей и денежных средств, а также их оборотом, сроком на два года. В силу ст. 73 УК РФ осуждение Губова А.В. в отношении основного наказания считать условным с испытательным сроком на два года;
     
     - Бондаревой В.И. в виде двух лет лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления, связанные с распределением, учетом, хранением материальных ценностей и денежных средств, а так же их оборотом, сроком на один год. В силу ст. 73 УК РФ осуждение Бондаревой В.И. в отношении основного наказания считать условным с испытательным сроком на два года.