Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Налоговое бремя в России: кто должен платить налоги?


Налоговое бремя в России: кто должен платить налоги?

     
     К.И. Оганян,
советник налоговой службы I ранга

     
     В последние годы российскую налоговую систему не критикует только ленивый, и, следует отметить, вполне справедливо. Непомерное налоговое бремя, нерациональность его распределения, сложность и запутанность налогового законодательства, в ряде случаев двойное налогообложение - все эти недостатки известны специалистам, и необходимость их устранения давно назрела.
     
     Вряд ли кто-нибудь будет оспаривать, что налоговое бремя следует снижать, но вопрос состоит в том, за счет какой категории налогоплательщиков? Ведь снижение налогов повлечет за собой дефицит бюджета и недофинансирование бюджетной сферы. Выпадающие доходы должны быть чем-то компенсированы, а у государства не так уж много возможностей для маневра. Возросший дефицит может быть покрыт за счет нескольких источников, в числе которых:
     
     1) неналоговые источники:
     
     - более интенсивная реализация государственной собственности;
     
     - заимствования на внутреннем и внешнем финансовых рынках;
     
     - сокращение бюджетных расходов (как правило, в этом случае урезаются социальные программы, расходы на культуру и науку, другие незащищенные статьи);
     
     2) налоговые источники:
     
     - увеличение собираемости налогов за счет более эффективной работы налоговых органов;
     
     - увеличение налогообложения других категорий налогоплательщиков (например, юридических лиц при уменьшении налогообложения физических лиц). Причем в разрезе данной категории налогоплательщиков возможно увеличение налоговой нагрузки на конкретный сегмент, в зависимости от приоритетов экономической политики страны. Например, можно увеличить налоговое бремя для организаций, занимающихся игорным бизнесом, торговых организаций, банков и др., доходы от которых в федеральном бюджете не столь велики;
     
     3) рост налоговых доходов за счет варьирования налоговыми ставками. В России, например, уменьшение ставки НДС на 1 пункт (1 %) равносильно снижению ставки налога на прибыль примерно на 12 пунктов ("7 %). В то же время снижение ставки налога на прибыль на 6 % даст психологически настолько сильный эффект, что увеличение ставки НДС на 1 % не станет столь заметным.
     
     Если принять за основу тот факт, что налоговая реформа необходима и общее налоговое бремя должно быть снижено, то следует искать источники покрытия возникающего в связи с этим бюджетного дефицита. Что касается неналоговых источников, то, на наш взгляд, возможностей не очень много. Во-первых, как показывает практика, реализовать госсобственность по ценам, устраивающим государство, достаточно проблематично. В случае если у государства назреет настоятельная потребность в финансовых ресурсах для покрытия кассового разрыва бюджета, вряд ли придется раздумывать о выгодности или невыгодности продажи, что позволит покупателям диктовать свои условия, в результате чего бюджет понесет большие потери. Во-вторых, активизация деятельности государства на финансовых рынках может привести к вытеснению инвестиций из страны, а также к увеличению дефицита бюджета в будущем (при выплатах по долгу), что также нежелательно. В-третьих, сокращение бюджетных расходов за счет социальных программ приведет к росту социальной напряженности, снижению платежеспособного спроса населения и в перспективе - к экономическому спаду.
     
     Не хотелось бы, чтобы у читателей журнала сложилось мнение, что мы выступаем против неналоговых источников пополнения доходной части бюджета. В определенные периоды неналоговые доходы имеют значительный удельный вес в совокупных бюджетных доходах при возможном одновременном сокращении налоговых доходов в период проведения налоговой реформы. В неналоговых источниках можно найти огромные резервы пополнения бюджета. Тем не менее, на наш взгляд, неналоговые источники не могут использоваться достаточно долго, поскольку носят невозмещаемый характер. Поэтому при проведении налоговой реформы, сопряженной со снижением налогового бремени, основное внимание следует обратить, на наш взгляд, на изыскание налоговых источников пополнения бюджета, что пока и делается при формировании доходной части федерального бюджета. Крайне важно в данном случае проанализировать рациональность распределения налогового бремени.
     
     В мировой практике существуют четыре базисных модели налоговых систем, в зависимости от распределения налогового бремени: англосаксонская, евроконтинентальная, латиноамериканская, смешанная. Рассмотрим особенности каждой из них.
     
     1. Особенностью англосаксонской модели является ориентированность на обложение прямыми налогами, причем основное бремя несут налогоплательщики - физические лица. Доля косвенных налогов, таких как НДС (налог с продаж) и акцизов, незначительна. Одной из стран, использующих англосаксонскую модель налоговой системы, является Австралия, где доля прямых налогов в доходной части бюджета составляет свыше 60 %. При этом доля физических лиц в доходах бюджета в три раза больше, чем предприятий. В США, Германии, Италии, Великобритании подоходный налог с физических лиц составляет соответственно 44, 38, 36 и 26,7 % доходов бюджета. Аналогичная налоговая модель используется Канадой, Новой Зеландией и др.
     
     2. Характерной чертой евроконтинентальной модели является высокая доля отчислений на социальное страхование, которые можно отнести к налоговым платежам, поскольку они имеют все признаки налога. Значительна также доля косвенных налогов, в частности НДС. Высокий удельный вес поступлений от взносов на социальное страхование объясняется социально ориентированной политикой, проводимой западноевропейскими странами. Что касается НДС, то это традиционно европейский налог, изобретенный во Франции. Прямые налоги также являются важной статьей доходов бюджета, однако поступления от них в несколько раз меньше поступлений от косвенных налогов. Например, в Германии поступления от отчислений на социальное страхование составляют свыше 45 % от общей величины доходов бюджета, причем этот показатель практически не менялся с 1988 года. Поступления от косвенных налогов на товары и услуги составляют 22 %. При этом доля прямых налогов не превышает 17 % от общих бюджетных поступлений. Схожая картина наблюдается в Нидерландах, Франции, Австрии, Бельгии и др.
     
     3. Инфляционность экономики предопределяет в большей степени специфические черты латиноамериканской налоговой модели. Ввиду того, что косвенные налоги гораздо лучше приспособлены к условиям высокой инфляции, чем прямые, налоговые системы многих латиноамериканских стран ориентированы на обложение именно этим видом налогов с целью защиты бюджетных поступлений от инфляции. Так, доля косвенных налогов в доходной части бюджета составила в Чили, Боливии и Перу соответственно 46, 42 и 49 %.
     
     4. Существование смешанной модели налоговой системы определяет тот факт, что многие страны, не желая ставить бюджетные поступления страны в зависимость от конкретного вида налога или группы плательщиков, диверсифицировали структуру доходов бюджета. Например, в Италии при значительном удельном весе косвенных налогов высока доля прямых налогов, составившая порядка 36 %. По аналогичному пути пошли Аргентина и США.
     
     Россия также использует смешанную налоговую модель. При составлении федерального бюджета на 1999 год доля прямых налогов в налоговых доходах консолидированного бюджета составила 42 %, причем вклад физических лиц - 14 %. Доля косвенных налогов равна 42 %, в том числе НДС - 30 %, акцизов - 12 %.
     
     Возникает вопрос: рационален ли наш выбор модели налоговой системы или назрели условия для перехода к другой модели, предусматривающей постепенный перенос налогового бремени на физических лиц? Кардинальное изменение модели налоговой системы (то есть перенос значительной части налогового бремени с предприятий на физических лиц) в настоящее время нежелательно, но, по нашему мнению, налоговая реформа России должна пойти по двум направлениям:
     
     1. Ослабление налоговой нагрузки на предприятия производственной сферы и одновременное усиление налогового контроля за предприятиями, занятыми в отраслях со значительным теневым оборотом. В качестве примера можно привести введение в 1998 году единого налога на игорный бизнес, установление порядка, в соответствии с которым обязательным условием получения лицензии на осуществление определенных видов деятельности (например, торговля бензином, алкогольной продукцией и др.) станет внесение налогового депозита в установленном размере, служащего обеспечением исполнения налоговых обязательств перед бюджетом, национализация лотерей, увеличение ответственности за неприменение контрольно-кассовых машин для ресторанов, баров, кафе, других предприятий со значительным оборотом денежной наличности, установление особого контроля за предприятиями, осуществляющими операции в оффшорных зонах, принятие законов, перекрывающих возможность ухода от налогообложения посредством применения трансфертных цен при операциях между зависимыми организациями, предоставление банковской гарантии на возврат валютной выручки предприятиями, осуществляющими экспортные операции и т.д.
     
     Существенный эффект может дать реальное применение механизма контроля за уровнем применяемых плательщиками цен, предусмотренного ст. 40 Налогового кодекса Российской Федерации. Напомним, что согласно указанной статье налоговым органам предоставлено право при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов проверять правильность применения цен по сделкам в следующих случаях:
     
     1) между взаимозависимыми лицами;
     
     2) по товарообменным (бартерным) операциям;
     
     3) при совершении внешнеторговых сделок;
     
     4) при отклонении более чем на 20 % в сторону повышения или понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.
     
     При этом в случае если цены товаров (работ, услуг), примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или понижения более чем на 20 % от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ, услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары (работы, услуги).
     
     Данная норма существенно повышает возможности налоговых органов не только в фискальной сфере, но и является эффективным рычагом воздействия на нелегальных производителей, в частности, аудиовизуальной продукции. Не является секретом сверхприбыльность теневого производства указанной продукции. В то же время до введения указанной нормы складывалась ситуация, когда налоговый орган не имел законодательно закрепленных полномочий по взысканию понесенных бюджетом потерь в связи с демпинговыми ценами, применявшимися торговцами пиратской продукцией, в связи с тем, что цена нелегальной аудиовизуальной продукции могла в несколько раз быть меньше официальной цены. В результате бюджет нес значительные потери. В условиях действия приведенных выше положений возникает реальный шанс экономического вытеснения с рынка аудиовизуальных пиратов, поскольку в сложившихся условиях нелегальная деятельность становится невыгодной и снижение нормы прибыли делает неадекватными уровень риска и выгоду от указанного вида деятельности. Следует также отметить, что применение данного механизма позволит пресекать уход от налогообложения аффилированных лиц посредством применения трансфертного ценообразования. Следует отметить, что таможенные органы уже достаточно давно успешно применяют данную методику при исчислении таможенных платежей, когда есть основания полагать, что контрактная цена товара существенно занижена. В этом случае применяется цена на аналогичную или идентичную продукцию, указанная в специализированных справочных изданиях.
     
     2. Переложение налогового бремени с физических лиц с низкими и средними доходами на граждан, получающих сверхвысокие доходы, причем не только увеличивая их налогообложение, но и более полно охватывая их налогооблагаемую базу и совершенствуя действующее законодательство. Хотелось бы сразу отметить, что мы не сторонники увеличения налоговой нагрузки посредством повышения ставок. Наоборот, в нынешних условиях это не даст желаемого результата даже несмотря на то, что максимальная ставка подоходного налога с физических лиц в России значительно ниже применяемых в некоторых развитых странах, хотя это вовсе не значит, что для отдельных категорий граждан налоговые оклады не должны повышаться. Речь, например, идет о частнопрактикующих нотариусах, которые могли бы часть получаемого дохода вносить в виде госпошлины в бюджет, или о так называемых "челноках", с которых следовало бы, по нашему мнению, взимать фиксированный сбор с каждого торгового места. Остается пока нерешенной проблема четкого определения налогооблагаемого дохода деятелей шоу-бизнеса, работников торговых предприятий, осуществляющих прямые продажи товаров населению за наличный расчет и т.д.
     
     Таким образом, одной из важнейших задач реформирования налоговой системы является рациональное распределение налогового бремени, что позволит не только увеличить собираемость налогов, но и сформировать у российских граждан психологию добросовестных налогоплательщиков, повысить налоговую культуру в стране.