Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

О судебной практике по делам о взыскании НДС и применении финансовых санкций


О судебной практике по делам о взыскании НДС и применении финансовых санкций


Е.В. Сергеева,

юрист


     В практике арбитражных судов возник вопрос о возврате российскому налогоплательщику из бюджета сумм НДС, возмещенных им в составе цены товара находящейся за пределами Российской Федерации иностранной фирме, которая уплатила их в составе таможенных платежей на территории Российской Федерации.


     Арбитражные суды, рассмотрев исковые требования российского налогоплательщика о признании недействительным решения ГНИ о взыскании сумм НДС, уплаченных истцом в составе цены товара иностранной фирме, находящейся за пределами Российской Федерации, и возмещенных впоследствии из российского бюджета, и финансовых санк-ций, признали данное возмещение из бюджета сумм НДС правомерным, указав, что истец действовал в рамках внешнеэкономической деятельности в соответствии с таможенным и налоговым законодательствами.


     С данным утверждением арбитражных судов нельзя согласиться по следующим основаниям.


     В соответствии с п. 2 ст. 7 Закона РФ от 06.12.91 N 1992-1 “О налоге на добавленную стоимость” сумма НДС, подлежащая внесению в бюджет снабженческо-сбытовыми, оптовыми и другими организациями, занимающимися продажей и перепродажей товаров, определяется как разница между суммами налога, полученными от покупателей за реализованные им товары (работы, услуги), и суммами налога, уплаченными поставщикам этих товаров и материальных ресурсов (работ, услуг), стоимость которых относится на издержки производства и обращения.


     Аналогичная норма содержится в п. 19 инструкции Госналогслужбы России от 11.10.95 N 39 “О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость”.


     Таким образом, сумма НДС, подлежащая внесению в бюджет, может быть уменьшена на суммы НДС, уплаченные поставщику товаров.


     Однако при этом должны быть соблюдены все требования налогового законодательства.


     Так, если товары поставляет (реализует) иностранная организация, российская организация, покупающая у нее данные товары, должна уплачивать суммы НДС в соответствии с п. 5 ст. 7 Закона РФ “О налоге на добавленную стоимость”, согласно которому в случае реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации иностранными предприятиями, не состоящими на учете в налоговом органе, НДС уплачивается в бюджет в полном размере российскими предприятиями за счет средств, перечисляемых иностранным предприятиям или другим лицам, указанным этими иностранными предприятиями.


     В данном случае поставщиком товаров, приобретенных российским налогоплательщиком, являлось иностранное предприятие, не состоящее на учете в налоговом органе.


     В связи с изложенным российский налогоплательщик при оплате товара иностранной фирме по цене, увеличенной на сумму НДС, не имел права перечислять налог на добавленную стоимость в составе цены товара иностранной фирме за пределы Российской Федерации, поскольку согласно п. 5 ст. 7 Закона РФ “О налоге на добавленную стоимость” данный налог в полном размере подлежал уплате в российский бюджет и уплатить его должен был российский налогоплательщик.


     Однако российский налогоплательщик нарушил п. 5 ст. 7 Закона РФ “О налоге на добавленную стоимость” и перечислил суммы НДС на счета иностранной фирмы, находящиеся за пределами Российской Федерации, в результате чего указанные суммы НДС в российский бюджет не поступили.


     Довод российского налогоплательщика о том, что он в данном случае возмещал иностранной фирме суммы НДС, уплаченные иностранной фирмой в составе таможенных платежей при ввозе товаров на территорию Российской Федерации, является несостоятельным.


     Согласно п. 5 ст. 7 Закона РФ “О налоге на добавленную стоимость” право на возмещение сумм НДС, фактически уплаченных в бюджет при ввозе товаров на территорию Российской Федерации, после уплаты налога российскими предприятиями имеют только иностранные предприятия в порядке, установленном Госналогслужбой России по согласованию с Минфином России в инструкции от 11.10.95 N 39 “О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость” (далее по тексту - Инструкция N 39).


     Согласно п. 21 Инструкции N 39 возмещение уплаченных сумм налога иностранному предприятию производится налоговым органом, в котором произведена фактическая уплата российской организацией (предприятием), за счет общих поступлений налогов в течение трех месяцев со дня получения следующих документов:


     - письменного заявления иностранной организации;


     - контракта (копии контракта), заключенного с российской организацией (предприятием), или приравненных к нему документов;


     - платежных документов, подтверждающих фактическую уплату НДС иностранной организацией (предприятием).


     При этом п. 21 вышеуказанной Инструкции предусмотрено, что после уплаты налога российскими организациями (предприятиями) иностранные организации имеют право на возмещение сумм НДС, фактически уплаченных в бюджет при ввозе товаров на территорию Российской Федерации при условии постановки на учет в качестве налогоплательщика.


     Таким образом, при перечислении средств иностранной фирме за поставленный ею товар российский налогоплательщик должен был из перечисляемых средств уплатить в российский бюджет НДС, а иностранная организация в случае уплаты ею налога на добавленную стоимость при ввозе товаров и постановки на учет в налоговом органе долж-на была впоследствии обратиться в налоговый орган для возмещения фактически уплаченного НДС в порядке, изложенном в п. 21 Инструкции N 39.


     Учитывая, что иностранная фирма не встала на налоговый учет, она не имела права на возмещение сумм налогов, уплаченных при ввозе товара на территорию Российской Федерации.


     В связи с изложенным российский налогоплательщик, взяв на себя обязанность по возмещению иностранной фирме сумм НДС, уплаченных ею при ввозе товаров на территорию Российской Федерации, возложенную исключительно на налоговые органы, нарушил п. 5 ст. 7 Закона РФ “О налоге на добавленную стоимость” и п. 21 Инструкции N 39.


     В случае если суммы НДС за приобретенный товар не были уплачены в бюджет Российской Федерации, ни российской, ни иностранной организациям право на возмещение сумм НДС из российского бюджета действующим налоговым законодательством не предоставлено, поскольку в этом случае отсутствует источник (поступившие в бюджет суммы налогов) для возмещения налогов.


     Таким образом, российский налогоплательщик, перечислив в нарушение п. 5 ст. 7 Закона РФ “О налоге на добавленную стоимость” поставщику за пределы Российской Федерации суммы НДС, подлежащие перечислению в российский бюджет, лишил себя возможности уменьшить впоследствии на указанные суммы суммы НДС, подлежащие уплате в бюджет после реализации товаров.


     На основании изложенного вывод арбитражных судов о правомерности возмещения российскому налогоплательщику сумм НДС, не поступивших в российский бюджет, является неправомерным.


     Также необоснованным является довод арбитражных судов о том, что российский налогоплательщик действовал в рамках внешнеэкономической сделки.


     Согласно письмам таможенных органов, имевшимся в материалах дела, товары от иностранной фирмы по контрактам, заключенным с российским налогоплательщиком, в Российскую Федерацию не ввозились, платежи за таможенное оформление товаров по вышеуказанным контрактам не поступали, а российский налогоплательщик в перечне участников внешнеэкономической деятельности не значился.


     Наличие контрактов на поставку товаров иностранной фирмой и акт приемки товаров российским налогоплательщиком при отсутствии факта ввоза товаров по указанным контрактам на территорию Российской Федерации доказательством внешнеэкономической деятельности российского предприятия не являются.


     Российский налогоплательщик в опровержение указанных фактов доказательства, подтверждающие, что товар по контрактам, заключенным с иностранной фирмой, был получен им в рамках внешнеэкономической деятельности, не представил.


     Между тем в материалах дела имелись документы, объясняющие каким образом товар, приобретенный российским налогоплательщиком у иностранной фирмы, был ввезен на территорию Российской Федерации.


     Согласно письму таможенного органа товар на территорию Российской Федерации ввозился иностранной фирмой в 1995 году по контракту, согласно которому продавцом являлась австрийская фирма, а покупателем - Российский фонд инвалидов войны в Афганистане. В соответствии с данным контрактом иностранная фирма являлась перевозчиком. При этом ни одна организация как декларант, то есть организация, уплачивающая таможенные платежи, по данному контракту зарегистрирована не была.


     Указом Президента Российской Федерации от 22.12.93 N 2254 “О мерах государственной поддержки деятельности общероссийских общественных объединений инвалидов” и Положением о мерах по обеспечению контроля за целевым использованием льгот по уплате таможенных платежей, предоставленных Указом Президента Российской Федерации от 22.12.93 N 2254 “О мерах государственной поддержки деятельности общероссийских общественных объединений инвалидов”, утвержденным Минфином России и ГТК России 10.03.94 N 11-01-17, 14.03.94 N 01-20/3*, по товарам, перемещенным через таможенную границу Российской Федерации по контрактам, заключенным в том числе с Российским фондом инвалидов войны в Афганистане, были предоставлены льготы в виде освобождения от уплаты таможенных пошлин, НДС, специального налога, акцизов и таможенных сборов за таможенное оформление.
     
     -----
     *1. Указанное выше Положение утратило силу в связи с изданием приказа ГТК России от 26.05.98 N 344.


     Таким образом, в 1995 году при ввозе товара на территорию Российской Федерации для Российского фонда инвалидов войны в Афганистане таможенные платежи в бюджет Российской Федерации не уплачивались.


     Доказательством вышеизложенного являлось отсутствие таможенных документов, свидетельствующих об уплате НДС при ввозе указанных товаров.


     Указанные обстоятельства дела свидетельствовали о том, что таможенные платежи, в том числе НДС, на территории Российской Федерации при ввозе указанных выше товаров не уплачивались, и, следовательно, довод арбитражных судов о том, что российским налогоплательщиком был возмещен иностранной фирме НДС, уплаченный в составе таможенных платежей, являлся не-обоснованным.


     Как следовало из материалов дела, после ввоза товара для Российского фонда инвалидов войны в Афганистане часть указанного товара уже на территории Российской Федерации была передана фондом иностранной фирме, которая, заключив контракт с российским налогоплательщиком, реализовала ему данный товар.


     Поскольку согласно материалам дела (письма таможенных органов) товары, поставляемые по контрактам, заключенным российским налогоплательщиком с иностранной фирмой, не являются товарами, ввозимыми на территорию Российской Федерации по внешнеэкономическим контрактам, вывод арбитражных судов о том, что в данном случае подлежало применению таможенное законодательство и п. 5 ст. 8 Закона РФ “О налоге на добавленную стоимость”, предусматривающий уплату НДС по товарам, ввозимым на территорию Российской Федерации, одновременно с уплатой других таможенных платежей, является неправомерным.


     Кроме того, арбитражные суды, принимая решения о правомерности возмещения российским налогоплательщиком сумм НДС, перечисленных иностранной фирме за пределы Российской Федерации сверх контракт-ной цены, не приняли во внимание то обстоятельство, что оплата товаров, поступающих по внешнеэкономическим контрактам, производится по цене, указанной в контракте, без ее увеличения на сумму НДС.


     В случае перечисления денежных сумм сверх контрактной стоимости товара российский налогоплательщик имеет право обратиться к иностранной фирме-поставщику товара с просьбой о возврате излишне перечисленных сумм.


     Таким образом, российский налогоплательщик, перечислив НДС поставщику товаров (иностранной фирме) за пределы Российской Федерации, а впоследствии возместив эти налоги из российского бюджета, нарушил п. 2, 5 ст. 7 Закона РФ “О налоге на добавленную стоимость” и п. 19, 21 Инструкции N 39.


     Судебные акты, принятые по данному делу, явились неправомерными, и Генеральная прокуратура Российской Федерации их опротестовала.