Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Некоторые аспекты возмещения убытков, причиненных налогоплательщикам в результате незаконных действий (бездействия) налоговых органов и органов налоговой полиции

     

Некоторые аспекты возмещения убытков, причиненных налогоплательщикам в результате незаконных действий (бездействия) налоговых органов и органов налоговой полиции

     

Д.Е. Ковалевская,
юрист

     
     В последние годы существенно увеличилось количество обращений в арбитражные суды Российской Федерации с исками о возмещении убытков, причиненных неправомерными действиями (бездействием) государственных органов. Одной из составляющих указанной категории дел являются дела о возмещении убытков, причиненных налогоплательщикам в результате неправомерных действий (бездействия) налоговых органов и органов налоговой полиции.
     
     Конституционной основой права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами, в том числе неправомерными действиями (бездействием) налоговых органов и органов налоговой полиции, является ст. 53 Конституции Российской Федерации.
     
     Положения указанной статьи детализированы Гражданским кодексом Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ).
     
     Так, согласно ст. 16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.
     
     Статьями 35, 37 Налогового кодекса Российской Федерации (далее по тексту - НК РФ) закреплено право налогоплательщиков на возмещение убытков и условия ответственности налоговых органов, органов налоговой полиции за убытки, причиненные налогоплательщикам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействия, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей.
     
     Исходя из положений ст. 16 ГК РФ, ст. 35, 37 НК РФ (до вступления в силу НК РФ - ст. 16 Закона РФ от 27.12.91 N 2118-1 “Об основах налоговой системы в Российской Федерации”, ст. 20 Закона РФ от 24.06.93 N 5238-1 “О Федеральных органах налоговой полиции”), необходимыми условиями, при которых производится возмещение убытков, причиненных налогоплательщикам в результате неправомерных действий (решений) или бездействия, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей, являются:
     

     1) наличие убытков;
     
     2) неправомерные действия налоговых органов и органов налоговой полиции, причинившие убытки;
     
     3) причинно-следственная связь между причиненными убытками и неправомерными действиями налоговых органов и органов налоговой полиции.
     
     Кроме того, в теории выделяют еще такое, присущее деликтной ответственности, условие, как вина государственного органа, результатом неправомерных действий (бездействия) сотрудников которого явилось причинение убытков.
     
     Однако на практике понятие виновности государственного органа трактуется достаточно широко. При рассмотрении судами дел о возмещении убытков под виновностью государственного органа понимается установленная в предусмотренном законодательством порядке неправомерность действий сотрудников государственного органа.
     
     Кроме названных обстоятельств, являющихся условиями возмещения убытков, при разрешении вопроса о возмещении убытков в каждом конкретном случае установлению подлежит ряд иных, имеющих значение для определения размера возмещаемых убытков, обстоятельств, таких как размер причиненного ущерба, предпринимавшиеся истцом действия, направленные на извлечение выгоды, степень вероятности извлечения дохода, размер неполученного дохода и т.д.
     
     Обязанность доказывания факта причинения убытков, причинения убытков налоговыми органами или органами налоговой полиции, неправомерность действий налоговых органов и органов налоговой полиции, в результате которых были причинены убытки, наличие причинно-следственной связи и иных обстоятельств, входящих в предмет доказывания по конкретному делу, лежит на истце (п. 1 ст. 53, п. 1 ст. 54 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
     
     Рассмотрим более подробно наиболее существенные обстоятельства, подлежащие доказыванию при рассмотрении судом требований о возмещении убытков, причиненных налоговыми органами и органами налоговой полиции, на примере конкретных дел.
     
     Как уже отмечалось выше, одним из необходимых условий возмещения убытков является наличие самих убытков.
     
     Понятие убытков дано в п. 2 ст. 15 ГК РФ, согласно которому под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
     

     Таким образом, в случае предъявления иска о возмещении убытков в виде реального ущерба налогоплательщику надлежит прежде всего доказать, что произведенные им расходы или те расходы, которые он планирует произвести для восстановления своего нарушенного права, являются убытками в смысле ст. 15 ГК РФ.
     
     Достаточно распространенной ошибкой является подмена понятия убытков, причиненных неправомерными действиями налоговых органов и органов налоговой полиции, иными убытками, которое юридическое лицо, предприниматель без образования юридического лица несет в результате ведения хозяйственной деятельности.
     
     Так, Акционерное общество открытого типа (далее по тексту - АОО) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к ГНИ по Иловлинскому району Волгоградской области о взыскании 1 492 000 000 рублей, включая проценты за пользование чужими денежными средствами, убытки в виде неполученных доходов и убытки в виде произведенных истцом расходов.
     
     Истец основывал свои требования на следующих обстоятельствах: ГНИ по Иловлинскому району по результатам проверки соблюдения АОО налогового законодательства приняла решение от 24.10.94 о взыскании с АОО доначисленных налогов, штрафов в размере 100, 200, 10 процентов и пени на общую сумму 1 357 302 300 рублей.
     
     На основании указанного решения  ГНИ списала 16 января 1995 года с АОО 1 300 000 000 рублей.
     
     В рассматриваемый период на счет АОО в качестве предварительной оплаты за подлежащее поставке зерно от контрагента (далее по тексту - Покупатель) поступили 3 374 070 000 рублей.
     
     Поставка зерна истцом была произведена в феврале - июле 1995 года, но не в полном объеме, в связи с чем Покупатель потребовал возврата денежных средств и уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами. Истцом сумма долга добровольно Покупателю возвращена не была, в связи с чем Покупатель обратился в арбитражный суд с иском. Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 22.09.95 по делу N 31/11 по иску Покупателя к АОО исковые требования Покупателя были удовлетворены и с АОО было взыскано 606 917 038 рублей основного долга, 203 525 056 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами и 7 695 535 рублей государственной пошлины.
     
     Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 27.07.95 по делу N 307/8 решение ГНИ по Иловлинскому району от 24.10.94 о применении к АОО финансовых санкций признано недействительным в части взыскания штрафа в размере 200 процентов, что составило 408 686 600 рублей.
     

     Исследовав материалы дел о возмещении убытков, Арбитражный суд Волгоградской области решением от 29.03-02.04.96 исковые требования АОО удовлетворил частично: с ГНИ по Иловлинскому району было взыскано 818 137 629 рублей убытков в виде произведенных истцом расходов. В остальной части иска было отказано.
     
     Принимая указанное решение об удовлетворении исковых требований, арбитражный суд первой инстанции исходил из того, что налоговым органом были незаконно изъяты денежные средства истца в размере 408 686 600 рублей, в связи с чем АОО не выполнило свои обязательства перед Покупателем. Судом было также признано, что между действиями ГНИ и взысканием с истца денежных средств в пользу Покупателя зерна имеется причинная связь, и на этом основании истцу был возмещен ущерб в объеме изъятых средств (408 686 600 рублей) и финансовых санкций (137 049 972 рубля).
     
     Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Волгоградской области от 24.06.96 решение арбитражного суда было изменено в части взысканной суммы убытков: взыскано 545 736 572 рубля.
     
     Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 27.08.96 оставил принятые по делу судебные акты без изменения, а кассационную жалобу ГНИ -  без удовлетворения.
     
     Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее по тексту - ВАС), рассмотрев протест Председателя ВАС, постановлением от 04.03.97 N 4520/96  судебные акты по делу отменил, в иске АОО отказал, указав следующее.
     
     В соответствии со ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.
     
     Сумма основного долга убытком для истца не является, поскольку не относится к произведенным им расходам в связи с незаконными действиями налогового органа.
     
     Обязанность по возврату чужих денежных средств лежит на истце независимо от причины невыполнения обязательств по поставке и действий налогового органа и не может быть возложена на налоговый орган под видом убытков.
     
     Кроме того, Президиум ВАС указал, что суд не учел и то обстоятельство, что списанные ГНИ 408 686 600 рублей истцу были возвращены и зачтены в счет числящейся за ним задолженности по платежам в бюджет.
     

     Учитывая изложенное, Президиум ВАС пришел к выводу, что оснований для возмещения государственной налоговой инспекцией убытков, причиненных взысканием процентов за пользование чужими денежными средствами, у суда также не имелось, поскольку истец не доказал, что в период с 16 июля 1995 года по день вынесения решения у него отсутствовали денежные средства и им принимались меры для своевременного возврата суммы задолженности Покупателю.
     
     Кроме того, при предъявлении иска о возмещении убытков, причиненных неправомерными действиями налоговых органов и органов налоговой полиции необходимо принимать во внимание, что возмещение убытков производится только при реальном подтверждении истцом необходимости произведения расходов и их предполагаемого размера. В качестве обоснования таких расходов истцом могут быть представлены расчет, смета (калькуляция) затрат и т.п. (п. 10 совместного постановления Пленума  Верховного Суда Российской Федерации  и  Пленума ВАС от 01.07.96 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением  части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”).
     
     Так, Международный фонд обратился в Арбитражный суд г. Санкт-Петербург и Ленинградской области с иском к ГНИ по Выборгскому району г. Санкт-Петербург о взыскании 60 489 520 рублей убытков, возникших по вине налогового органа в связи с утратой имущества, переданного в счет погашения задолженности по договору купли-продажи с Товариществом с ограниченной ответственностью (далее по тексту - ТОО).
     
     Требования о возмещении убытков истец основывал на следующих обстоятельствах.
     
     Международный фонд заключил с ТОО договор от 07.12.93 N 2/7 на поставку компьютерного оборудования по оптово-отпускной цене 2 000 долларов США, за которое в срок до 20 апреля 1994 года фонд должен был произвести предварительную оплату в рублях. На момент заключения договора стоимость оборудования составляла 22 000 000 рублей.
     
     Из протокола от 10.05.94 N 1 к указанному договору следует, что по состоянию на 20.04.94 истец за оборудование уплатил 14 000 000 рублей, остальные 8 000 000 рублей истец обязывался перечислить поставщику до 10 августа 1994 года.
     
     Из-за отсутствия у покупателя денежных средств срок окончательной оплаты оборудования был перенесен на 15 декабря 1994 года, что было зафиксировано сторонами протоколом от 15.09.94 N 2. Согласно условиям указанного протокола ТОО согласилось передать Международному фонду оборудование до окончательного расчета за него под залог этого же оборудования. В случае неисполнения фондом своих обязательств до 15 января 1995 года компьютерная техника подлежала возвращению поставщику полностью.
     

     В связи с неисполнением обязанности по уплате задолженности в установленный срок Международный фонд по накладной от 18.12.94 N 1/18 добровольно передал ТОО весь комплект оборудования.
     
     На основании изложенного Международный фонд посчитал, что не оплатил оборудование в обусловленный договором срок вследствие незаконного списания ГНИ финансовых санкций по инкассовым распоряжениям от 06.04.94 N 1075 и 1076, от 11.04.94 N 1228 и от 14.04.94 N 1286, признанным впоследствии в судебном порядке недействительными, и обратился в арбитражный суд с иском о взыскании убытков в виде утраченного имущества. Оборудование истцом было оценено в сумме 60 489 520 рублей исходя из первоначальной его стоимости и соотношения курса доллара США по отношению к рублю.
     
     Решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербург и Ленинградской области от 16.04.96 ТОО в иске было отказано, постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Санкт-Петербург и Ленинградской области от 17.06.96 решение было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба истца без удовлетворения.
     
     Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 09.09.96 указанные судебные акты отменил, исковые требования удовлетворил.
     
     Президиум ВАС, исследовав материалы дела, указал следующее.
     
     В соответствии с требованиями действующего гражданского законодательства возмещение убытков возможно только при подтверждении реальных убытков.
     
     Из материалов дела следует, что истцом 8 000 000 рублей поставщику уплачено не было, а 14 000 000 рублей он вправе получить от поставщика в связи с возвратом ему всего комплекта оборудования.
     
     Президиум ВАС указал также, что доводы суда кассационной инстанции о том, что утрата имущества наступила вследствие передачи его как обремененного залогом в обеспечение обязательства по договору от 07.12.93 N 7, являются несостоятельными по следующим основаниям.
                                                                                  
     Согласно п. 1 ст. 19 Закона РФ от 29.05.92 N 2872-1 “О залоге” залогодателем может быть лицо, которому предмет залога принадлежит на праве собственности или полного хозяйственного ведения.
     

     Условие о залоге было внесено в протокол от 15.12.94 N 2 к договору поставки, оборудование же было передано истцу только 20 декабря 1994 года, то есть на момент совершения сделки по залогу истец не являлся собственником залогового имущества.
     
     В нарушение положений п. 1 ст. 10 указанного Закона в протоколе от 15.12.94 N 2 не указан состав и стоимость заложенного имущества.
     
     Из материалов дела следует, что истец возвратил поставщику компьютерное оборудование, которое на тот момент оценивалось в 43 532 580 рублей,  его же задолженность перед поставщиком составляла 8 000 000 рублей, то есть стоимость возвращенного оборудования была явно не соразмерна сумме задолженности.
     
     Анализ состоявшейся между сторонами сделки от 07.12.93 N 2/7 позволяет сделать вывод о том, что между сторонами фактически существовали отношения по поставке, когда покупатель, не выполнив своих обязательств по оплате, возвратил продукцию поставщику.
     
     При таких обстоятельствах у суда не было основания для выводов об утрате имущества как обремененного залогом.
     
     Постановлением Президиума ВАС от 22.04.97 N 4459/96 постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 09.09.96 по делу N 1540/96 отменено, решение от 16.04.96 и постановление апелляционной инстанции от 17.06.96 Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области по тому же делу были оставлены без изменения.
     
     При предъявлении исковых требований о возмещении убытков в виде упущенной выгоды истцу надлежит доказать реальность получения им заявленных к возмещению сумм в случае, если бы его право не было бы нарушено.
     
     Причем под наличием реальной возможности получения выгоды в данном случае следует понимать не только саму потенциальную возможность в создавшихся условиях гражданского оборота (обычных условиях гражданского оборота!) извлечь выгоду, но и фактическое создание истцом условий для ее извлечения, проведение определенных приготовлений с целью извлечь выгоду.
                                                        
     На истце лежит также обязанность по обоснованию размера заявленной к возмещению упущенной выгоды (неполученного дохода).
     
     При определении размера подлежащих возмещению убытков необходимо учитывать положения п. 11 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации  и Пленума ВАС от 01.07.96 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, которым было разъяснено, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.
     
     Так, Президиум ВАС, рассмотрев материалы дела о возмещении убытков в виде упущенной выгоды, в постановлении от 21.11.95 N 5235/95 указал, что в связи с тем, что истец не представил документы, свидетельствующие о том, что он принимал необходимые меры для извлечения доходов, не доказал отсутствие задолженности перед кредиторами и возможность реального получения доходов, а также размер этих доходов, оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.     
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               
     Достаточно часто в практике рассмотрения арбитражными судами Российской Федерации дел о возмещении убытков встречается такая ошибка, как предъявление юридическими лицами и предпринимателями без образования юридического лица наряду с требованиями о возмещении убытков, причиненных налоговыми органами неправомерным взысканием сумм налогов и  налоговых санкций в бюджет, требований о начислении процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, необоснованно взысканные налоговыми органами (ст. 395 ГК РФ).
     
     Незаконность удовлетворения подобных требований была разъяснена п. 2 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС от 01.07.96 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, в котором указано, что в случаях, когда разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, следует учитывать, что гражданское законодательство может быть применено к указанным правонарушениям только при условии, что это предусмотрено законодательством (ст. 2 ГК РФ).
    

     Поскольку ни гражданским, ни налоговым, ни иным административным законодательством не предусмотрено начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, необоснованно взысканные с юридических и физических лиц в виде экономических (финансовых) санкций налоговыми органами, при удовлетворении требований названных лиц о возврате из соответствующего бюджета этих сумм не подлежат применению нормы, регулирующие ответственность за неисполнение денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).
     
     Поскольку вопрос о возмещении убытков должен быть разрешен в зависимости от правовой оценки действий налоговых органов и органов налоговой полиции, в результате которых налогоплательщику были причинены убытки, при рассмотрении в суде дела о возмещении убытков доказыванию также подлежит неправомерность действий названных органов.
     
     В случае если истец в исковом заявлении объединил два взаимосвязанных требования о признании действий (бездействия) налогового органа или органа налоговой полиции незаконными и о возмещении убытков, причиненных указанными действиями (бездействием), и суд принял данное исковое заявление к рассмотрению, не разъединив указанные требования, то вопрос о правомерности  действий названных органов разрешается в рамках одного производства.
     
     Однако в большинстве случаев неправомерность действий (бездействия) налогового органа, органа налоговой полиции устанавливается в рамках отдельного производства, предшествующего предъявлению иска о возмещении убытков. Достаточно распространена ситуация, при которой налогоплательщик сначала обращается в арбитражный суд с иском об отмене решения налогового органа либо органа налоговой полиции, и лишь затем, после вступления в установленном законом порядке в силу решения арбитражного суда об отмене оспоренного решения налогового органа как незаконного, - в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, используя указанное решение арбитражного суда как доказательство незаконности действий налогового органа, органа налоговой полиции.
     
     Однако, в случае если в дальнейшем судебный акт о признании незаконными действий налогового органа, органа налоговой полиции будет отменен, принятое на его основании решение о возмещении убытков подлежит пересмотру.
     

     Так, Акционерное общество закрытого типа (АОЗТ) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с иском к ГНИ по Засвияжскому району г. Ульяновск о возмещении убытков в виде упущенной выгоды в размере 57 202 000 рублей в связи с неправомерным списанием с расчетного счета 58 253 700 рублей доначисленного налога на перепродажу автомобилей на основании решения ГНИ от 09.01.95.
     
     Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 25.01.96 иск был удовлетворен.
     
     Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Ульяновской области от 21.02.96 и постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 17.04.96 решение суда было оставлено без изменения, а в удовлетворении апелляционной и кассационной жалоб было отказано.
     
     Президиум ВАС в постановлении по данному делу указал, что спор о возмещении упущенной выгоды должен быть разрешен в зависимости от наличия или отсутствия противоправности в действиях ГНИ.
     
     По мнению истца, убытки в виде упущенной выгоды возникли в результате того, что ГНИ по Засвияжскому району г. Ульяновск на основании решения от 09.01.95 с расчетного счета АОЗТ в безакцептном порядке списало 58 253 700 рублей, составляющих сумму доначисленного налога на перепродажу автомобилей. Решение ГНИ в части доначисления в указанной сумме налога на перепродажу автомобилей решением Арбитражного суда Ульяновской области от 27.04.95 по делу N Е611-1396/3.1-3.9 было признано недействительным, поскольку арбитражный суд пришел к выводу о том, что данный налог установлен местным органом власти незаконно, с превышением предоставленных ему полномочий. Кроме того, арбитражный суд дополнительным решением от 23.05.95 обязал ГНИ возвратить из бюджета истцу 58 253 700 рублей.
     
     Однако учитывая, что постановлением Президиума ВАС от 21.01.97 N 5757/95 названные судебные акты по делу N Е611-1396/3.1-3.9 были отменены как незаконные и в иске о признании недействительным решения ГНИ от 09.01.95 в упомянутой части АОЗТ было отказано, действия ГНИ по списанию с расчетного счета истца средств Президиумом ВАС были признаны правомерными.
     
     На основании изложенного Президиум ВАС пришел к выводу о том, что при указанных обстоятельствах у налогоплательщика отсутствуют основания требовать возмещения убытков.
     

     Постановлением Президиума ВАС от 21.01.97 N 2360/96 АОЗТ в удовлетворении исковых требований о возмещении убытков было отказано.
     
     Наличие причинно-следственной связи между причиненными налогоплательщику убытками и неправомерными действиями налоговых органов, органов налоговой полиции также является одним из обязательных условий возмещения убытков.
     
     Под причинно-следственной связью понимается такая связь явлений, при которой одно из явлений (причина), в данном случае неправомерные действия налоговых органов и органов налоговой полиции, не только предшествует по времени второму (следствию) - причинению убытков, но и порождает его, влечет его наступление.
     
     Вопрос о степени вероятности, необходимой для установления причинно-следственной связи между двумя явлениями, дискуссионен и в теории гражданского права обсуждался уже неоднократно, однако при рассмотрении дела в суде вопрос о наличии или отсутствии причинно-следственной связи между неправомерными действиями налоговых органов и органов налоговой полиции решается арбитражным судом в каждом конкретном случае исходя из фактических обстоятельств дела.
     
     Так, Президиум ВАС в постановлении от 30.07.96 N 5059/94 в качестве одного из оснований для отмены судебных актов по делу и направления дела на новое рассмотрение указал отсутствие исследования надлежащим образом вопроса о наличии причинной связи между действиями налоговой инспекции и возникновением убытков.
     
     Кроме вышеизложенного, хотелось бы также обратить внимание на такой немаловажный вопрос: какой государственный орган должен привлекаться в качестве ответчика по делам о возмещении убытков, причиненных налоговыми органами и органами налоговой полиции?
     
     К сожалению, до настоящего времени вопреки положениям ст. 1071 ГК РФ, разъяснению, данному совместным постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации  и  Пленума ВАС от 01.07.96 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, распространенными ошибками являются предъявление налогоплательщиками исков о возмещении убытков, причиненных неправомерными действиями налоговых органов и органов налоговой полиции, непосредственно к органам, неправомерными действиями которых им был причинен вред, и вышестоящим над этими органами организациям.
     
     Указанные действия неправомерны по следующим основаниям.
     

     В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.
     
     Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с п. 3 ст. 125 Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.
     
     Пунктом 12 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС от 01.07.96 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” было также разъяснено, что  в случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, необходимо иметь в виду, что ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации или муниципальное образование (ст. 16 ГК РФ) в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа.
     
     Однако предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган.
     
     Так, потребительское общество обратилось в Арбитражный суд Тверской области с иском о взыскании с ГНИ по Вышневолоцкому району 12 685 062 рублей убытков в виде упущенной выгоды.
     

     Решением арбитражного суда в связи с невозможностью удовлетворения исковых требований за счет налоговой инспекции, потребительскому обществу в удовлетворении исковых требований было отказано.
     
     Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа решение суда первой инстанции было оставлено без изменения.
     
     Президиум ВАС, рассмотрев протест Председателя ВАС на решение Арбитражного суда Тверской области и постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, постановлением от 27.05.97 N 2703/96 принятые по делу судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение в тот же суд, указав следующее.
     
     Согласно ст. 16 ГК РФ убытки, причиненные юридическому лицу в результате незаконных действий государственных органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.
     
     Предъявление юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В таких случаях суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган.
     
     Из материалов дела следует, что требования истца о взыскании убытков предъявлены к государственному органу, входящему в систему федеральных органов исполнительной власти, поэтому убытки могут быть возмещены за счет бюджета Российской Федерации, и в качестве ответчика судом должен быть привлечен соответствующий финансовый орган.
     
     Поскольку судами обеих инстанций вопрос о привлечении финансового или иного управомоченного органа не обсуждался и возникший спор рассмотрен по существу не был, Президиумом ВАС названные судебные акты были признаны необоснованными, дело было направлено на новое рассмотрение.
     
     Аналогичная указанной позиция изложена в постановлении Президиума ВАС от 21.10.97 N 3624/97.