Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

К вопросу о налоговых взаимоотношениях государства и нефтяных компаний (На примере Ханты-Мансийского автономного округа)


К вопросу о налоговых взаимоотношениях государства и нефтяных компаний
(На примере Ханты-Мансийского автономного округа)

     

А.В. Ефимов,
государственный советник
налоговой службы II ранга

Л.П. Берсенева,
советник налоговой службы I ранга

     
     По своему экономическому потенциалу Ханты-Мансийский автономный округ, на территории которого разрабатывается более пятисот месторождений нефти и газа, числится в первой десятке субъектов Российской Федерации. До 1998 года в пятерке регионов - ”доноров” федерального бюджета округ занимал второе место и отчислял около 60 % собранных налогов.
     
     Однако социально-экономическая ситуация в регионе резко ухудшилась после падение цен на энергетическое сырье на мировом рынке. С одной стороны, нефтяные компании перестали получать за свою продукцию в прежних объемах деньги в твердой валюте, вкладывать их в развитие производства, регулярно выплачивать заработную плату; с другой стороны, несовершенство налогового законодательства лишило нефтегазодобывающие предприятия последней возможности преодолеть негативные последствия мирового кризиса и выйти на режим стабильного развития.
     
     Негативно сказалось и то обстоятельство, что в России до сих пор не создано свободного рынка нефти и нефтепродуктов. Страна поделена на “уделы” по сбыту продукции. Запредельная (до 70-75 %) налоговая нагрузка в стоимости конечного продукта вынуждает нефтяные компании адекватно реагировать на фискальные меры государства.
     
     В последнее время такие крупнейшие нефтяные холдинги, как ОАО НК “Юкос”, НК “ЛУКойл”, основные производственные мощности по добыче сырья которых расположены на территории округа, особенно интенсивно занимаются реорганизацией сложившихся структур и активов добывающих и перерабатывающих компаний.
     
     Основной целью реорганизации вертикально - интегрированных компаний является минимизация затрат, в том числе налоговых платежей нефтегазодобывающих предприятий, а также снижение стоимости конечной продукции нефтеперерабатывающих и сбытовых предприятий, которые в основном находятся за пределами Ханты-Мансийского автономного округа. В настоящее время идет процесс перераспределения налогооблагаемой базы нефтяных холдингов из региона добычи сырья в регионы, где расположены перерабатывающие, сбытовые и финансовые структуры этих компаний.
     
     Поступления налогов по Ханты-Мансийскому автономному округу во все уровни бюджетов в прошлом году сократились против 1997 года на 35,6 %. Причем в абсолютных цифрах поступило в федеральный бюджет на 12,9 млрд руб. и региональный бюджет на 3,8 млрд руб. меньше, чем за аналогичный период 1997 года.
     

     Невыполнение прогнозных назначений обусловлено несколькими причинами:
     
     - снижение цен на экспортируемую нефть и уменьшение размера выручки;
     
     - снижение цен за отгруженную нефть аффинированным структурам;
     
     - возврат экспортного НДС нефтяным компаниям.
     
     В результате вступления в силу постановления Конституционного суда Российской Федерации от 12.10.98 N 24-П о прекращении обязанности юридического лица по уплате налога со дня списания кредитным учреждением платежа с расчетного счета плательщика независимо от времени зачисления сумм на соответствующей бюджетный или внебюджетный счет в банках “зависло” около 5,5 млрд руб.
     
     Совместная деятельность силовых и административных структур местных органов власти Ханты-Мансийского автономного округа направлена на обеспечение полного и своевременного поступления в бюджет налогов и других обязательных платежей, а также на выявление, предупреждение и пресечение налоговых, финансовых и экономических правонарушений.
     
     В 1998 году налоговые органы округа провели 6714 документальных проверок юридических лиц, по итогам которых доначислено налогов в сумме 2,1 млрд руб., из них взыскано 97,8 млн руб., или 33,8 %.
     
     При проведении документальных проверок крупнейших налогоплательщиков налоговые органы сталкиваются с множеством сложных вопросов, связанных с тем, что налогоплательщики - предприятия топливно-энергетического комплекса, обеспечивающие основной объем поступлений (свыше 65 %), имеют весьма разветвленную организационно-хозяйственную структуру.     
     
     При проведении контрольной работы у таких налогоплательщиков приходится прослеживать сложные внутрихолдинговые товарно-материальные и финансовые потоки, а также состояние сотен банковских счетов у множества структурных подразделений, являющихся в отдельных случаях самостоятельными субъектами налогообложения.
     
     Территориальная разбросанность вышеназванных налогоплательщиков объективно затрудняет и удорожает проведение налоговых проверок. Например, при проведении документальной проверки НК “ЮКОС”, исполнительный орган которой находится в г. Москве, затраты на командировки составили свыше 120 тыс. руб.
     
     Налоговые органы должны учитывать в своей деятельности все тенденции, которые складываются в развитии предприятий ТЭКа, объединенных в вертикально - интегрированные компании. Преимущества холдингов, по нашему мнению, состоят не столько в централизации управления, сколько в способности эффективно перераспределять финансовые, производственные и трудовые ресурсы, а также налогооблагаемую базу между регионами Российской Федерации, различающимися между собой как по степени налоговой нагрузки на предприятия, так и по восприимчивости местных органов власти к взаимовыгодному экономическому сотрудничеству.
     

     Перед налоговыми органами стоит задача выявлять действительную систему сложных межрегиональных финансово-хозяйственных связей налогоплательщиков не по завершении документальных проверок, а уже на этапе их планирования принимать более результативные меры по принудительному взысканию недоимки, учитывая территориальное рассредоточение имущественного комплекса предприятия, а также его дебиторов и кредиторов.
     
     Практика показывает, что налоговые органы, если речь заходит о работе с нефтяными компаниями, должны взаимодействовать не от случая к случаю, а на регулярной основе с тем, чтобы знать экономическую ситуацию в ТЭК и полагаться в своей работе на объективную информацию и четкую программу действий.
     
     Для решения поставленных перед ГНИ задач необходимо, по нашему мнению, создать постоянно действующие рабочие группы из представителей МНС Россиии и налоговых инспекций нефтеориентированных субъектов Российской Федерации для подготовки и проведения тематических и комплексных проверок трансрегиональных компаний, их дочерних (зависимых) обществ, а также управляющих компаний, выполняющих функции исполнительных органов.
     
     Хочется надеяться, что верное восприятие сложных управленческих процессов приведет нас к осознанию необходимости образования специализированной нефтяной налоговой инспекции, способной эффективно работать с нефтяными компаниями по всему спектру вопросов.
     
     По-прежнему остро стоит вопрос о методических рекомендациях, необходимых для проведения документальных проверок компаний, имеющих вертикально - интегрированную структуру.
     
     Нефтедобывающие предприятия округа, входящие в состав нефтяных компаний, а также предприятия газовой отрасли (ДП “Тюменьтрансгаз” “Сургутгазпром”) из РАО “Газпром”, ОАО “Тюменьэнерго” в составе РАО “ЕЭС России” перешли на режим взаимного товарного кредитования и практически обходятся без денежного оборота. В то же время их денежные средства “прокручиваются” через счета крупнейших банков, входящих, как правило, в состав холдингов и финансово-промышленных групп, которые зачастую не хотят обеспечивать прозрачность финансовых операций своих клиентов.
     
     Если несколько лет назад существовала проблема возврата денежных средств добывающим предприятиям от перерабатывающих заводов и сбытовых структур и на этом фоне происходил рост недоимки во все уровни бюджетов и вымывание оборотных средств, то в настоящее время - это вложение средств “в короткие деньги”: депозиты, контрольные пакеты акций других компаний, которые зачастую прямо не связаны с нефтяными операциями. В результате, при обвале фондовых и финансового рынков, снижении мировых цен на нефть, происходит все тот же рост недоимки во все уровни бюджетов (с 6,5 млрд руб. на 1 января 1998 года до 10,6 млрд руб. на 1 января 1999 года) и отмечается катастрофический недостаток оборотных средств.
     

     На протяжении текущего года большинство “материнских” компаний рассчитывались за отгруженную им нефть векселями со сроком погашения от года до трех лет.
     
     Все вышеприведенные факты говорят о том, что назрела острая необходимость проведения сплошной инвентаризации счетов налогоплательщиков и создания единого банка данных. Бесспорно, что это сверхсложная и дорогостоящая задача, но без такой информации бессмысленно говорить об истинных размерах налогооблагаемой базы, невозможно определить число субъектов, занимающихся хозяйственной деятельностью.
     
     Согласно действующему законодательству эффективно работающие холдинги (нефтяные компании, РАО “Газпром”, РАО “ЕЭС России”) не отвечают по долгам предприятий, входящих в их состав. Это также обуславливает малую эффективность работы налоговых органов по принудительному взысканию задолженности в бюджет и государственные внебюджетные фонды.
     
     Недостаточно результативной является работа по обращению взыскания на имущество крупнейших налогоплательщиков-должников. Так, за 1998 год налоговые органы округа приняли постановления об обращении взыскания на имущество этих предприятий на сумму 19,8 млрд руб., органы налоговой полиции наложили арест на имущество на сумму 12,4 млрд руб., а в бюджет и государственные внебюджетные фонды, контролируемые налоговыми органами, поступило всего лишь 254,8 млн руб., или 2 % от арестованного имущества.
     
     Данная ситуация объясняется следующим:
     
     1. Основные средства, не участвующие в производственной деятельности (объекты соцкультбыта и т.п.), были в основном переданы на баланс администраций городов и районов округа.
     
     2. Основные средства, участвующие в производстве, могут быть реализованы только при продаже предприятия в целом, так как в основном они не могут использоваться по отдельности из-за специфики производства (например, нефтедобыча, транспортировка нефти и газа и т.п.).
     
     3. Большая часть нематериальных активов, в частности лицензии на право нефтедобычи и разведки полезных ископаемых, не могут быть арестованы для погашения долга, так как согласно п. 5 постановления Правительства РФ от 24.12.94 N 1418 “О лицензировании отдельных видов деятельности” их передача другим физическим и юридическим лицам запрещается.
     
     В настоящее время оказались малоэффективными арест и реализация дебиторской задолженности, так как согласно ст. 825 ГК РФ приобретать денежные требования вправе только банки, кредитные организации, а также организации, имеющие лицензию на осуществление такого вида деятельности.
     

     До сих пор порядок выдачи таких лицензий не разработан, поэтому приобретать на торгах дебиторскую задолженность предприятий-должников могут только банки и кредитные учреждения, которые в условиях кризиса банковской системы не имеют такой возможности.
     
     Наиболее ликвидным имуществом нефтедобывающих предприятий - основных должников в бюджет и государственные фонды является нефть, подготовленная для транспортировки потребителю. Однако из-за специфичности этого вида продукции, связанной с условиями ее производства (добычи) и транспортировки, арест и реализация нефти производятся в ограниченных количествах. Например, в отдельных случаях арест нефти затрудняется тем, что она, еще не будучи добытой, уже находится в залоге нефтяных компаний, которые, в свою очередь, получили кредиты под нее в коммерческих банках, в том числе зарубежных. Кроме того, транспортировка нефти требует согласования с Минтопэнерго, АК “Транснефть” и т.д. Назрела необходимость разработки на федеральном уровне Порядка ареста и реализации готовой продукции нефтедобывающих предприятий. Проекты этого документа неоднократно направлялись ГНИ по Ханты-Мансийскому автономному округу, в Госналогслужбу России и ФСНП России.
     
     Одной из основных причин недопоступления налоговых платежей явилось то, что Госналогслужба России летом 1998 года заключила соглашения с нефтяными компаниями о своевременной и полной уплате текущих платежей в федеральный бюджет и о погашении просроченной задолженности равными частями в течение 3-х месяцев. Согласно одному из обязательств этих соглашений меры по принудительному взысканию задолженности могут применяться только после расторжения соглашений при невыполнении условий. Соглашения до настоящего времени действуют, а условия отдельными нефтяными компаниями не выполняются.
     
     Кроме того, в соответствии с заключенными соглашениями нефтяные компании вносят платежи в федеральный бюджет “напрямую”, на счет федерального казначейства. Подтверждения об их поступлении приходят в ГНИ, контролирующие нефтедобывающие предприятия, со значительными задержками.
     
     Вышеназванный порядок централизованного зачисления платежей в федеральный бюджет приводит к несоблюдению нормативов распределения регулирующих налогов между бюджетами всех уровней, что ущемляет интересы территорий. Из-за нераспределения этих платежей по уровням бюджета органами федерального казначейства только в 1997 году территориальный бюджет Ханты-Мансийского автономного округа недополучил средств по регулирующим налогам на сумму 1,04 млрд руб.
     

     Негативно сказалось на выполнении прогнозных назначений отсутствие “живых” денег и списание задолженности в федеральный бюджет на сумму 1,9 млрд руб. по предприятиям округа, входящим в состав нефтяных компаний-экспортеров, которым федеральный бюджет возмещает НДС.
     
     Налогооблагаемая база нефтедобывающих предприятий округа зачастую искусственно занижается из-за установления нефтяными компаниями внутренних цен на нефть предприятий округа ниже сложившихся на рынке, а зачастую и ниже себестоимости.
     
     По данным ОАО “ЮНГ” в августе прошлого года реализовано нефти по цене предприятия (без НДС и акциза) 145,45 руб./т в количестве 2 171 946 тонн. В то же время средняя цена за одну тонну нефти в округе составляла 222 руб. (без учета НДС и акциза). Следовательно, потери только выручки составили 167,2 млн руб.
     
     Кроме того, сравнительный анализ объемов выручки и начисленных сумм налогов по 10 крупнейшим нефтедобывающим предприятиям округа показал, что объем выручки сократился на 15,1 млрд руб., или на 24,2 %, а сумма начисленных налогов - на 5,3 млрд руб., или на 21,1 %. Эти цифры еще раз подтверждают факт “вымывания” налогооблагаемой базы.
     
     Поэтому, на наш взгляд, целесообразно, по опыту Норвегии, ввести институт “нормальных” цен на нефтяные операции в целях налогообложения при расчетах между взаимозависимыми хозяйствующими субъектами.
     
     Этим институтом может быть цена нефтяных компаний на добытую и реализованную нефть в среднем по России, устанавливаемая Госкомстатом России на основании отчетности за истекший квартал (месяц) с дифференциацией по регионам как на внутреннем, так и на внешнем рынке.
     
     Другим не менее надежным гарантом сохранения налогооблагаемой базы и доходов бюджетов всех уровней явилось бы исчисление платы за пользование недрами в натуральных объемах, то есть не в процентах от стоимости добытого углеводородного сырья, а в процентах от добытого количества.
     
     При всех прочих негативных последствиях “ценовых ножниц” в округе по ряду нефтяных компаний наблюдается также резкое снижение капитальных вложений в производственную сферу: по 10 крупнейшим нефтедобывающим предприятиям округа в истекшем году объем капитальных вложений сократился на 2,9 млрд руб., или на 22,3 %, в том числе в промышленном строительстве - на 16,7 %.
     
     Негативно сказывается на повышении собираемости налоговых платежей поднимающаяся волна инициированных (порой искусственно) банкротств предприятий нефтедобычи, как правило являющихся градообразующими предприятиями.
     

     С 1 марта 1998 года введен в действие Федеральный закон от 08.01.98 N 6-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”. В связи с вводом вышеназванного нормативного акта утратил силу Закон РФ от 19.11.92 N 3929-1 “О несостоятельности (банкротстве) предприятий”. В “старом” и “новом” законах о несостоятельности подход к понятию и признакам несостоятельности различен. По “старому” закону, если должник - юридическое лицо в течение трех месяцев не платил по долгам и не был способен заплатить, то, чтобы признать его несостоятельным, суд должен был проверить состав и стоимость его имущества, оценить структуру баланса с точки зрения степени ликвидности его активов. И только в случае превышения кредиторской задолженности над балансовой стоимостью всех активов такой должник мог быть признан банкротом. Согласно новому законодательству под несостоятельностью должника - юридического лица понимается неспособность удовлетворить требования кредитов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения и в совокупности эти требования составляют не менее пятисот минимальных размеров оплаты труда.
     
     Возможно, изменением понятия и признаков несостоятельности юридического лица законодатель преследовал благие намерения. На практике же оказалось, что любой кредитор, имея требования в размере 41 745 руб. более трех месяцев, вправе подать в арбитражный суд заявление о признании своего должника несостоятельным. В наше время хронических неплатежей многие предприятия-должники, зачастую имея кредиторскую задолженность, соизмеримую с дебиторской задолженностью, являются претендентами на признание несостоятельными из-за неполучения дебиторской задолженности.
     
     Однако это не всегда оправданно. Так, например, поводом к рассмотрению дела о несостоятельности (банкротстве) ОАО “Черногорнефть” послужило заявление от ЗАО НПП “Полипластик”, которое не является крупным кредитором должника. Наличие превышения дебиторской задолженности над кредиторской и неплохая экономическая характеристика ОАО “Черногорнефть” ставят под сомнение необходимость подачи такого заявления.
     
     Вторая проблема, которая возникает вследствие признания должника - юридического лица несостоятельным и открытия в отношении его конкурсного производства, просматривается на примере ОАО “Кондпетролеум”, которое также является одним из крупнейших налогоплательщиков округа.
     

     При конкурсном производстве предусматривается продажа имущества должника, но процедура его реализации в силу специфики деятельности в области нефтяной и газовой добычи еще никем не рассмотрена и не оценена в плане возможных потерь.
     
     Если такой процедурой будет являться продажа, то необходимо произвести оценку предприятия (практика по оценке бизнеса в нашей стране практически отсутствует) и найти на российской рынке платежеспособных российских покупателей. Кроме того, в законодательстве предусмотрена лишь продажа предприятия как имущественного комплекса, без учета его перспективы на получение возможной прибыли в будущем, как это происходит в зарубежных странах.
     
     На основании вышеизложенного предлагаем:
     
     1. Ввести мораторий на применение Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” в отношении предприятий топливно-энергетического комплекса.
     
     2. Статью 1 вышеупомянутого Закона дополнить пунктом следующего содержания: “К отношениям, связанным с несостоятельностью (банкротством) предприятий топливно-энергетического комплекса, настоящий Федеральный закон применяется с особенностями, установленными Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве) предприятий топливно-энергетического комплекса”.
     
     В настоящее время налоговые органы практически лишены возможности каким-то образом влиять на ход процедуры банкротства.
     
     В соответствии с Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)” государство в лице налоговых и иных уполномоченных органов может иметь право голоса только на первом собрании кредиторов, которое принимает решение о конкретных процедурах банкротства. Если вводится внешнее управление, то разрабатывается план, предназначенный для восстановления платеже - способности, по которому проводится голосование кредиторов. При этом налоговые и иные уполномоченные государственные органы права голоса не имеют.
     
     Одна из идей Федерального закона заключается в слиянии противоречивых интересов кредиторов с тем, чтобы всему сообществу было выгодно либо продать предприятие как целостный технологический комплекс, либо проголосовать за введение плана внешнего управления, либо принять решение об открытии конкурсного производства.
     
     Но такая схема ставит государство в невыгодное положение, так как во многих случаях существует возможность “с чистого листа” и весьма дешево приобрести действующее производственное предприятие, выпускающее готовую продукцию, с запасами сырья и материалов и со списанными долгами перед государством.
     

     Налоговые органы округа постоянно проводят работу по анализу финансово-хозяйственной деятельности предприятий и, в частности, по определению налоговой нагрузки на нефтедобывающие предприятия.
     
     Так, по инициативе ГНИ округа в адрес Правительства РФ, Минфина России, Госналогслужбы России неоднократно направлялись предложения о необходимости централизованной уплаты нефтяными компаниями, централизующими товарные и финансовые потоки (в том числе нефтедобывающими предприятиями округа), платежей во все уровни бюджетов и государственные внебюджетные фонды. На основании этих предложений было принято постановление Правительства РФ от 04.05.98 N 417 “О дополнительных мерах по обеспечению полноты уплаты налогов нефтедобывающими организациями”, предусматривающее, что необходимым условием доступа нефтедобывающих организаций (нефтяных компаний) к системе магистральных трубопроводов и терминалов в морских портах, используемой для вывоза нефти за пределы таможенной территории Российской Федерации, является принятие и выполнение ими обязательства перечислять в полном объеме валютную выручку от реализации всей нефти на определенные совместно с Госналогслужбой России валютные счета в банках. Этим постановлением установлено также, что уступка права доступа к системе магистральных трубопроводов и терминалов в морских портах производителями нефти, имеющими задолженность по уплате налогов во все уровни бюджетов, не допускается.
     
     Необходимо также отметить, что в связи с принятием постановления Правительства РФ от 15.06.98 N 599 “Об обеспечении полноты уплаты налогов нефтедобывающими организациями” федеральный бюджет поставлен в привилегированное положение перед бюджетами субъектов Российской Федерации и местными бюджетами.     
     
     В адрес Председателя Правительства РФ направлено письмо с просьбой рассмотреть вопрос о разработке Порядка централизованного внесения платежей вертикально - интегрированными структурами (нефтяными компаниями, РАО “Газпром” и “ЕЭС России”) за предприятия, входящие в их состав, предусматривающего уплату в бюджет регулирующих налогов через счета территориальных органов федерального казначейства Российской Федерации по месту нахождения предприятий-налогоплательщиков, что позволит своевременно распределять регулирующие налоги во все уровни бюджетов в соответствии с нормативами, установленными Законом РФ о федеральном бюджете.
     
     Применение одних лишь жестких административных мер, направленных на погашение задолженности нефтедобывающих предприятий перед бюджетом, не дает сколько-нибудь значительных долгосрочных результатов.
     

     Опыт работы налоговых органов показывает, что повышение ставок налогов, а также их многообразие, сложность расчетов, ужесточение финансовых санкций не решают проблему пополнения бюджета, а лишь способствуют росту недоимки по налогам и штрафных санкций, некорректному отношению налогоплательщиков к выполнению своих обязательств перед бюджетом.
     
     В результате нефтегазовый комплекс, не скрывая своих начисленных в соответствии с действующим законодательством платежей, не выплачивает до 40 и более процентов этих сумм.
     
     Зависимость между усилением налогового гнета и суммой поступающих в государственную казну налогов вывел известный экономист Артур Лаффер. Именно он обосновал, что только снижение налоговой нагрузки стимулирует предпринимательскую деятельность, развивает инициативу и предприимчивость. Рост доходов бюджета в этом случае осуществляется за счет увеличения производства и расширения на этой основе налогооблагаемой базы.
     
     В сложившихся условиях требуется сформировать взаимовыгодные условия как для государства, так и для налогоплательщика путем заключения налоговых соглашений о максимально допустимых размерах изъятия доходов от разработки того или иного месторождения, принятия долгосрочного, прогнозируемого и многовариантного законодательства о порядке уплаты налогов, которое стимулировало бы добычу нефти из низкорентабельных на сегодня месторождений.
     
     В этом случае вероятные краткосрочные потери бюджета в текущем периоде были бы компенсированы благодаря увеличению объемов добычи нефти и газа уже в ближайшие 2-3 года.
     
     В связи с необходимостью снижения налогового бремени на предприятия реального сектора экономики, в частности на нефтедобывающие предприятия округа, ГНИ округа разработала предложения о налоговом стимулировании рационального недропользования и о необходимости изменения налогового законодательства в части взимания налоговых платежей за недропользование.
     
     Наиболее важными мерами, на наш взгляд, являются:
     
     - снижение количества налогов, подлежащих уплате недропользователем;
     
     - установление определенных гарантий для налогоплательщика, а именно определение предельных уровней налоговых изъятий;
     

     - снижение ввозных таможенных пошлин для оборудования и товаров, закупаемых под проекты государственного уровня;
     
     - снижение ставки налога на имущество в зависимости от показателя фондоотдачи. Этот механизм повысит заинтересованность предприятий в эффективном использовании основных производственных фондов;
     
     - разработка порядка отражения в бухгалтерском учете налоговых платежей, вносимых в бюджет в натуральной форме.
     
     Принятый в январе 1996 года Федеральный закон от 30.12.95 N 225-ФЗ “О соглашениях о разделе продукции”, развивающий правовые основы инвестиционной деятельности в недропользовании, до сих пор остается “неработающим”. Не регламентированы организационно-правовые отношения, связанные с контролем государства за исполнением соглашений о разделе продукции, нет соответствия и взаимоувязки с другими нормативными документами (например, с Законом РФ “О недрах”, ПБУ).
     
     Кроме того, Федеральный закон “О соглашениях о разделе продукции” не прошел, на наш взгляд, необходимой государственной экспертизы на предмет его экономической целесообразности и действительной актуальности для России. Ни одна государственная инстанция не дала достаточно всестороннего экономического обоснования этого Закона и его предстоящей практики.
     
     Наращивание масштабов экспорта нефти и газа (вывоз сырья из России), нефтепродуктов и других ресурсов в результате падения мировых цен не сопровождается пропорциональным ростом валютных доходов, а из-за целенаправленного вывоза рядом компаний капитала путем всевозможных некорректных действий не соблюдается пропорциональность возврата денежных средств.
     
     Предлагаемая Федеральным законом “О соглашениях о разделе продукции” политика наращивания объемов производства и экспорта нефти и газа игнорирует фактор инфляции издержек в нефтяной и газовой промышленности и не адаптирована к кризисным условиям России, росту затрат, убыточности нефтедобычи и сдвигам пропорций между ценами внутреннего рынка и мировыми ценами. Каждая последующая добываемая и экспортируемая тонна нефти будет давать все меньше валютной выручки, а стоить все дороже. В условиях действия соглашений о разделе продукции автоматически увеличится доля компенсационной нефти, которая “съест” всю прибыльную нефть и оставит бюджетную систему без доходов.
     
     В Федеральном законе “О соглашениях о разделе продукции” проблема амортизационного фонда тщательно скрыта и как бы не существует. Сами слова “амортизационные отчисления” не упоминаются. Доля же амортизационных отчислений в топливно-энергетическом комплексе в затратах на производство в несколько раз выше, чем в других отраслях. Например, в нефтедобыче она составляет приблизительно 22 % и превышает долю затрат на зарплату в 5 раз. Периодически проводимые переоценки основных фондов, без учета их реальной стоимости из-за непрекращающейся инфляции, способствуют дальнейшему повышению удельного веса амортизационных отчислений в себестоимости продукции ТЭК. Рост амортизационных отчислений - один из существенных факторов снижения рентабельности предприятий.
     

     В нефтедобывающей промышленности амортизационные отчисления, при условии их правильной индексации в условиях инфляции, могли бы вместе с частью прибыли обеспечить необходимые капитальные вложения не только на поддержание уровня нефтедобычи, но и на ее умеренный рост.
     
     Следует отметить, что законодательные органы власти округа ведут значительную работу по стимулированию ускоренного ввода в разработку новых месторождений нефти. Дума Ханты-Мансийского автономного округа приняла ряд законов, регулирующих отношения нефтегазовых предприятий, их инвесторов и подрядчиков с органами государственной власти автономного округа, например “О разработке месторождений углеводородов на территории автономного округа”, “Об инвестиционной деятельности в Ханты-Мансийском автономном округе”, “О недропользовании”, “О льготном налогообложении в Ханты-Мансийском автономном округе” и другие. Все эти нормативные документы предназначены привлечь инвестиции в округ, повысить заинтересованность предприятий, финансово-кредитных учреждений и организаций в увеличении производства товаров и услуг, создать режим инвестиционного благоприятствования для инвесторов и установить особые условия и дополнительные гарантии осуществления инвестиционной деятельности на территории Ханты-Мансийского автономного округа.
     
     Применение на практике принятого, например, Закона “О стимулировании ускоренного ввода в разработку месторождений нефти на территории Ханты-Мансийского автономного округа” реально в ближайшие пять лет позволит увеличить налогооблагаемую базу путем целевого направления сумм, получаемых от предоставления льгот, на капитальные вложения в производство, перелагая фактическую налоговую нагрузку с начального этапа освоения месторождения на период его промышленной эксплуатации.