Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Об ответственности за уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды

 

Об ответственности за уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды

     

И.Н. Соловьев,
Управление ФСНП России по г. Москве

     
     Анализ правоприменительной практики показывает, что актуальным      продолжает оставаться вопрос принятия правильных решений о квалификации действий лица как соучастника или соисполнителя преступления. Ведь ранее часто складывалась ситуация, когда лица, реально организовывавшие сокрытие объектов налогообложения и отдававшие распоряжение о внесении искаженных данных в бухгалтерскую отчетность, не привлекались к уголовной ответственности ввиду того, что по документам не являлись ни директорами, ни бухгалтерами, однако подчас руководили финансово-хозяйственной деятельностью юридического лица, так как вкладывали денежные средства в данное предприятие или представляли структуры, обеспечивавшие безопасность, и т.д.
     
     В одном из комментариев Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту - УК РФ) авторы отмечают, что субъектами ответственности могут быть руководители, главные бухгалтеры коммерческих и некоммерческих организаций, обязанные уплачивать налоги*1.
     
     -----
     *1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ. “Бизнес-школа ЗАО”Интел-Синтез”. Москва, 1997. С. 287

     
     По смыслу данного комментария к уголовной ответственности могут быть привлечены указанные должностные лица организаций двух видов - коммерческих и некоммерческих (в соответствии с Законом РФ от 12.01.96 N 7-ФЗ “О некоммерческих организациях” таковой является организация, основной целью деятельности которой не является извлечение прибыли). Получается, что должностные лица ВУЗов или иных государственных организаций и учреждений, сдающие, например, помещения в аренду и не в полном объеме проводящие полученные денежные средства через бухгалтерскую документацию или занимающиеся обналичиванием денежных средств, не могут являться субъектами уголовной ответственности согласно ст. 199 УК РФ. С нашей точки зрения, в данном случае понятие “субъект преступления” несколько сужено.
     
     В публикации “Нужна система уголовного преследования за соучастие”*1 было высказано мнение о том, что умысел (то есть целенаправленная деятельность по уклонению от уплаты налогов) может инкриминироваться только руководителю частного предприятия.
     
     -----
     *1  “Налоговая полиция”. 1997, № 12

     
     Налоговый кодекс Российской Федерации (далее по тексту - НК РФ) устанавливает, что плательщиками налогов являются юридические лица, другие категории плательщиков, на которых в соответствии с НК РФ возложена обязанность уплачивать налоги и (или) сборы (ст. 19). Постановление Пленума Верховного Суда РФ определяет, что к организациям, о которых говорится в ст. 199 УК РФ, относятся все указанные в налоговом законодательстве плательщики налогов, за исключением физических лиц. Несомненно, круг плательщиков того или иного налога определяется его спецификой и особенностями.
     

     Федеральные законы, определяющие порядок внесения в бюджет налогов (НДС, акцизы, налог на рекламу и др.), устанавливают, что плательщиками являются предприятия и организации независимо от форм собственности и ведомственной принадлежности, имеющие согласно законодательству Российской Федерации статус юридического лица.
     
     Криминогенная ситуация, сложившаяся в сфере налогообложения юридических лиц, свидетельствует о том, что субъектами налоговых преступлений чаще всего становятся руководители коммерческих структур с частной формой собственности, но наряду с ними все больше уголовных дел возбуждается в отношении руководителей предприятий различных отраслей ВПК, предприятий с долей государственной собственности, некоммерческих организаций.
     
     В качестве примера можно привести результаты проверки соблюдения налогового законодательства во Всероссийском общественном фонде “З” (далее по тексту - Фонд).
     
     Согласно учредительным документам организационно-правовая форма Фонда - общественная организация; форма собственности - социально-общественная; вид деятельности - благотворительность. Целью Фонда было оказание помощи в получении новых специальностей и рабочих мест для работников угольной промышленности.
     
     Предприятие не имело уставного фонда, так как специфика финансово-хозяйственной деятельности учреждения подразумевала целевое поступление не облагаемых налогом на прибыль средств, то есть их целевое использование на социально-благотворительные нужды.
     
     Сотрудникам правоохранительных органов удалось установить, что руководители Фонда подписывали договоры на осуществление научно-исследовательских работ, выступая в качестве подрядчика. Однако ввиду отсутствия собственных специалистов и научной базы к выполнению научно-исследовательских работ привлекались субподрядчики. Таким образом, Фонд получал денежные средства из государственного бюджета на осуществление научно-исследовательских работ и в соответствии с действующим законодательством имел льготы по налогообложению. Однако на практике оказалось, что налогов в бюджет государства он не платил.
     
     Было установлено, что субподрядные организации фактически не выполняли научно-исследовательских работ. Благодаря обширным связям руководства в научных кругах Фонду предоставлялся уже наработанный научный материал. Таким образом, все необходимые документальные формальности оказались соблюдены, акты и отчеты имелись в наличии. В свою очередь, субподрядные организации обналичивали поступавшие по договорам денежные средства и делили между заинтересованными лицами.
     

     В одном из учебников дается определение субъекта преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ. По мнению коллектива авторов, к ответственности могут быть привлечены руководители, главный (старший) бухгалтер, иные бухгалтерские организации, обязанные уплачивать налоги и представлять сведения о доходах или расходах в органы Госналогслужбы России*1.
     
     -----
     *1  “Уголовное право”: Учебник для вузов, - М.: “Инфра М”, 1997. С. 343.

     
     Вызывает некоторое недоумение, какие иные бухгалтерские организации могут быть привлечены за уклонение от уплаты налога конкретного юридического лица? В соответствии с основополагающими принципами российского уголовного права субъектами уголовной ответственности могут быть только вменяемые физические лица, достигшие установленного возраста (ст. 19 УК РФ). Таким образом, ответственность бухгалтерской организации по российскому УК РФ наступить не может. Остается предположить, что авторы имели в виду должностных лиц каких-то иных бухгалтерских организаций, которые, вероятно, могли быть привлечены на договорной основе к ведению бухгалтерского учета или осуществлению аудита и допустили внесение заведомо искаженных данных.
     
     Однако следует отметить, что подобные организации, как правило, работают с документацией, которую им предоставляет клиент, то есть составляют бухгалтерскую отчетность на основе первичной финансовой отчетности. Таким образом, если искажены первичные документы (справки, договоры, счета, накладные, инвойсы и т.д.), то и бухгалтерская отчетность не будет отражать действительность.
     
     К тому же сотрудникам “иных бухгалтерских организаций” прекрасно известно, что п. 1 ст. 6 Федерального закона от 21.11.96 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете” (далее по тексту - Закон РФ “О бухгалтерском учете”) устанавливает, что ответственность за организацию бухгалтерского учета, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несут руководители.
     
     Бесспорно, в данном случае имеет место необоснованное расширение круга лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за уклонение от уплаты налогов с организаций.
     
     В качестве субъектов привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов могут выступать лица, совершившие данное деяние неоднократно или ранее судимые за налоговые преступления.
     
     Говоря об одном из квалифицирующих видов уклонения от уплаты налогов с организаций (ч. 2 ст. 199 УК РФ) - неоднократности, следует иметь в виду, что при установлении признака неоднократности не имеет значения наличие или отсутствие у лица судимости за ранее совершенное преступление. Если лицо не было ранее судимо по ст. 199 УК РФ, то для привлечения к ответственности по ч. 2 ст. 199 УК РФ с данным квалифицирующим признаком необходимо, чтобы каждое вменяемое ему в вину деяние являлось самостоятельным преступлением - уклонением от уплаты налогов с организаций. Неоднократностью преступлений законодатель признает совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК РФ. В случае если неоднократность преступления предусмотрена в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи УК РФ, предусматривающей ответственность за неоднократность преступлений. Основанием для квалификации содеянного согласно ч. 2 ст. 199 УК РФ является также совершение ранее виновным деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 162-2 УК РСФСР, по признаку “сокрытие полученных доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения в особо крупных размерах”.
     

     Следует отметить, что уклонение от уплаты налогов с организаций не может квалифицироваться как неоднократное, если судимость за ранее совершенное лицом преступление была погашена или снята, а также если за ранее совершенное преступление лицо было освобождено от уголовной ответственности в установленном законом порядке.
     
     Ранее судимым за уклонение от уплаты налога (ч. 2 ст.198 УК РФ) следует считать лицо, которое в прошлом было осуждено по ст. 198 УК РФ или по ст. 199 УК РФ, либо по ч. 1 ст. 162-2 УК РСФСР, если приговором по этому делу было установлено сокрытие полученных доходов, подоходный налог с которых превышает 200 минимальных размеров оплаты труда (ранее законодатель не устанавливал размер сокрытого налога как одно из условий наступления уголовной ответственности), либо по ч. 2 ст. 162-2 УК РСФСР по признаку “сокрытие полученных доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения в особо крупных размерах” при условии, что прошлая судимость не снята или не погашена в установленном законом порядке.
     
     В результате ужесточения в июне 1998 года санкций за совершение налоговых преступлений квалифицированные виды уклонения от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации стали относиться к категории тяжких преступлений, что в силу ст. 96 УПК РСФСР может повлечь в качестве меры пресечения заключение под стражу лиц, обвиняемых в совершении тяжких преступлений (по мотивам одной лишь опасности этих преступлений).
     
     Отметим, что за последние несколько лет применения уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за совершение налоговых преступлений, сложилась, с нашей точки зрения, не совсем правильная практика. Она заключается в том, что сотрудники правоохранительных органов при наличии всех признаков налогового преступления в случае внесения налогоплательщиком суммы недоплаченных налогов и штрафных санкций не ставят вопрос о возбуждении уголовных дел. В данном случае, бесспорно, нанесенный государству материальный ущерб восполняется сполна, однако не соблюдается принцип неотвратимости наступления уголовной ответственности за совершение общественно-опасных деяний, запрещенных под угрозой наказания.
     
     На начальном этапе формирования судебной практики по налоговым преступлениям к осужденным за налоговые преступления очень редко применялся такой вид наказания, как лишение свободы. Так, в 1998 году в г. Москве было осуждено к реальному, а не условному лишению свободы 3 человека (один - на 8 месяцев и двое - на 6 месяцев). Согласно статистическим данным за 1995 год из 432 осужденных за налоговые преступления лишь двум было назначено наказание в виде лишения свободы, в отношении 2-х человек была применена отсрочка, 9 человек осуждены условно, к 164 лицам применен штраф или они переданы на поруки.
     

     С нашей точки зрения, добровольное внесение в бюджеты всех неуплаченных налогов, страховых взносов и штрафных санкций может служить основанием для освобождения от уголовной ответственности, но в рамках заведенного уголовного дела, когда собраны и изучены необходимые процессуальные документы и доказательства, выяснены пособники, соучастники, организаторы, механизмы и способы совершения налогового преступления.
     
     После анализа уголовных дел, возбужденных по признакам уклонения от уплаты налогов с организаций, автор данной статьи пришел к выводу, что в 76 % случаев к ответственности привлекался руководитель организации, в 16 % - бухгалтер (которым в 95 % случаев являлась женщина) и в 8 % - руководитель и бухгалтер. Средний возраст руководителя составил 41 год, а бухгалтера - 43 года. Высшее образование имели 85 % руководителей и 94 % бухгалтеров, к уголовной ответственности ранее привлекались лишь 4 % (причем практически все за общеуголовные преступления).
     
     Из общего количества привлекаемых к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов руководителей: 78 % являлись руководителями негосударственных коммерческих предприятий, 14 % - общественных некоммерческих организаций, 6 % - организаций, где доля государства составляет более 50 процентов и 2 % - государственных бюджетных организаций.
     
     В свою очередь отметим также и тот факт, что, как следует из изученных 117 уголовных дел, из общего количества привлекаемых к уголовной ответственности за налоговые преступления 5 % ранее подвергались насилию (покушению или нападению) в связи со своей профессиональной деятельностью.
     
     Некоторые специалисты, занимающиеся проблематикой налоговых преступлений, считают, что главный (старший) бухгалтер может привлекаться лишь за соучастие в совершении преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ: уклонение от уплаты налогов с организаций, - и то при условии, что “он не способствует предупреждению или пресечению налогового преступления”*1. Подкрепляется данная позиция следующими аргументами:
     
     -----
     *1  “Нужна система уголовного преследования за соучастие”. “Налоговая полиция”. 1997, № 12    

     
     - бухгалтер - наемный работник, он только составляет бухгалтерскую отчетность, но не распоряжается собственностью (уплата налогов - сфера распределения собственности между государством и предпринимателем, и к этим отношениям бухгалтер как наемное лицо не допущен);
     

     - бухгалтер никем не уполномочен контролировать законность распоряжений первого лица. “С этой точки зрения умысел, то есть целенаправленная деятельность, направленная на уклонение от налогов, может инкриминироваться только руководителю частного предприятия”;
     
     - “если в первичные документы внесены ложные сведения, то это - волеизъявление первого лица”;
     
     - “недокументирование бухгалтерских записей - вина в форме небрежности, но только не в форме прямого умысла”.
     
     Следует отметить, что у данной позиции есть немало сторонников. Так, например, в своей диссертационной работе А.А. Витвицкий отмечает, что к уголовной ответственности стоит привлекать в качестве исполнителя преступления только руководителя предприятия. Бухгалтер, при наличии умысла на совершение преступления, может отвечать как соучастник. А при отсутствии соучастия ответственность бухгалтера может быть административной или финансовой*1.
     
     -----
     *1 Витвицкий А.А. “Уголовно-правовые аспекты ответственности за уклонение от уплаты налогов”. Дисс. на соиск. уч. ст. к. ю. н. Академия МВД РФ. - М., 1995. С. 102-103.    

     
     Выражая согласие с позицией А.А. Витвицкого, А. Куприянов подчеркивает, что за ошибки бухгалтерии должен отвечать исполнитель (то есть бухгалтер), а не руководитель, но не в уголовном, а в административном порядке. Если же руководитель дает бухгалтеру неправильные, на взгляд последнего, указания по учету, тот должен поправить руководителя (попросив письменно изложить свою позицию), и только после повторного письменного указания он должен выполнять предписанные проводки.
     
     В противном случае можно говорить только о косвенном умысле руководителя, который, очевидно, в силу отсутствия бухгалтерской квалификации не в состоянии детально контролировать действия бухгалтера*1.
     
     -----
     *1 А. Куприянов “Упорядочить уголовную ответственность за налоговые преступления”. Российская юстиция. 1996, № 7.
          
     Несколько иного мнения придерживается И.И. Кучеров, который считает, что обычно число участников совершения преступления не превышает двух человек; ими, как правило, являются руководитель и бухгалтер. Договоренность, достигнутая между руководителем предприятия и бухгалтером, позволяет использовать самые различные способы сокрытия объектов налогообложения и вносить ложную информацию в любые документы бухгалтерского учета и отчетности*1.
     
     -----
     *1 Кучеров И.И  “Расследование налоговых преступлений”. Дисс. на соиск. уч.ст. к. ю. н. НИИ МВД РФ. - М., 1996. С. 79.
          
     Заслуживает внимания также мнение М.Ю. Ботвинкина, подчеркивающего, что, как правило, роли в совершении преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, распределяются следующим образом: руководитель организации - организатор преступления, главный бухгалтер - исполнитель*1.
     
     -----
     *1 Ботвинкин М.Ю.,”Уголовная ответственность за преступления в сфере налогообложения”.  Дисс. на соиск. уч. ст. к. ю. н. Московский юридический институт МВД РФ. - М., 1996. С. 110
     

     Необходимо отметить, что ст. 107 НК РФ устанавливает, что ответственность за налоговые правонарушения несут организации и физические лица. Однако из п. 4 ст. 108 НК РФ следует, что привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при наличии соответствующих оснований от административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами Российской Федерации.
     
     НК РФ устанавливает, что налогоплательщиками и плательщиками сборов признаются организации и физические лица, на которые возложена обязанность уплачивать налоги и (или) сборы. В соответствии со ст. 23 НК РФ основная обязанность налогоплательщиков - уплачивать законно установленные налоги.
     
     Согласно Закону РФ “О бухгалтерском учете” данная обязанность у юридических лиц возлагается на руководителя, который и должен нести всю полноту ответственности за уклонение от нее. Ответственность за организацию бухгалтерского учета в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несут руководители организаций.
     
     Главный бухгалтер подчиняется непосредственно руководителю организации, несет ответственность за формирование учетной политики, ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности. Главный бухгалтер обеспечивает соответствие хозяйственных операций законодательству Российской Федерации, осуществляет контроль за движением имущества и выполнением обязательств.
     
     Статья 18 Закона РФ “О бухгалтерском учете” устанавливает ответственность за нарушения законодательства Российской Федерации о бухгалтерском учете. В ней, в частности, отмечается, что руководители организаций и другие лица, ответственные за организацию и ведение бухгалтерского учета, в случае уклонения от ведения бухгалтерского учета в порядке, установленном законодательством Российской Федерации и нормативными актами органов, осуществляющих регулирование бухгалтерского учета, искажения бухгалтерской отчетности и несоблюдения сроков ее представления и публикации, привлекаются к административной или уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.
     
     Практика работы правоохранительных и контролирующих органов показывает, что уклонение от уплаты налогов производится часто по предварительной договоренности между руководителем и бухгалтером; при этом бухгалтер нередко участвует в распределении оставшейся (неучтенной) прибыли.
     

     Необходимо учитывать и то обстоятельство, что в соответствии с п. 2. ст. 6 Закона РФ “О бухгалтерском учете” руководители организаций могут в зависимости от объема учетной работы вести бухгалтерский учет лично.
     
     Встречаются в практике и такие случаи, когда руководители назначают на должности бухгалтеров своих родственников, друзей, знакомых. В данной ситуации они привлекаются к работе с единственной целью: создать видимость наличия человека на этой должности. Такое сотрудничество, как правило, направлено на получение максимальной выгоды, минуя установленные законом отчисления в государственный бюджет, а в случае наличия в их действиях признаков уклонения от уплаты налогов с организаций - руководитель и бухгалтер являются соисполнителями, которые должны отвечать по соответствующей статье УК РФ без ссылки на статью о видах соучастников преступления.
     
     Наглядным примером может служить уголовное дело, возбужденное в отношении генерального директора АОЗТ “Мосремстройтрест-2” Кауфмана А.М. и главного бухгалтера этого предприятия Пустяковой Н.К. По данным предварительного следствия Кауфман А.М. и Пустякова Н.К. в течение нескольких лет вели совместное хозяйство.
     
     В приговоре Таганского межмуниципального народного суда ЦАО г. Москвы от 15.04.96 отмечалось, что Пустякова Н.К. вопреки запрету принимать к исполнению и оформлению документы по операциям, противоречащим законодательству и нарушающим договорную и финансовую дисциплину, вступила в преступный сговор с директором АОЗТ “Мосремстройтрест-2” Кауфманом А.М. с целью сокрытия прибыли АОЗТ от налогообложения. Во исполнение преступной договоренности, согласно распределению ролей, Пустякова Н.К. подписывала платежные поручения на денежные средства, которые затем обналичивались и присваивались Кауфманом А.М. Пустякова Н.К. сознательно игнорировала содержащиеся в нормативных документах требования к порядку ведения бухгалтерского учета и составлению бухгалтерской отчетности. Всю бухгалтерскую документацию вел другой бухгалтер, который о преступных действиях Кауфмана А.М. и Пустяковой Н.К. не знал.
     
     Совершение преступления стало возможным только с согласия подсудимой, которая не только переложила свои функции на рядовых сотрудников бухгалтерии, не только не контролировала учетные данные в ГНИ, но и сама принимала активное участие в запутывании бухгалтерского учета с целью сокрытия прибыли от налогообложения.
     

     Суд признал руководителя и бухгалтера виновными в сокрытии доходов (прибыли) и иных объектов налогообложения в особо крупных размерах и приговорил Кауфмана А.М. к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии строгого режима, а Пустякову Н.К. к штрафу в размере 7 млн (неденоминированных) рублей, а также взыскал в пользу государства сумму сокрытых налогов. Взыскание было обращено на имущество Пустяковой Н.К. - квартиру и автомобиль.
     
     Привлечение главного бухгалтера только за соучастие в совершении налогового преступления (которое еще надо будет доказать) может привести к тому, что при возникновении конфликта или антипатии между руководителем и бухгалтером, последний может внести искаженные данные в бухгалтерскую отчетность или произвести иные действия, влекущие за собой уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.
     
     Таким образом, под ударом и подозрением окажется руководитель. А поскольку в соответствии с изложенной в вышеуказанной работе теорией о том, что внесение в первичные документы ложных сведений - это волеизъявление первого лица, действительно виновное в данном случае лицо (бухгалтер) избежит ответственности, так как доказать умысел руководителя не удастся (ввиду того, что умысла вообще могло и не быть). Значит действия, влекущие уклонение от уплаты налогов могут быть совершены как раз по инициативе бухгалтера, а не руководителя. Таким образом, зная, что за подобные действия никакой другой (кроме административной) ответственности не наступит, бухгалтеры могут из неприязненных, корыстных или иных побуждений искажать бухгалтерскую отчетность без предварительного указания и волеизъявления руководителя с целью дискредитации последнего.
     
     Из практики работы органов налоговой полиции приведем такой пример, когда опытный главный бухгалтер приватизированного швейного ателье, желая скомпрометировать директора, а после занять его место, намеренно не учитывал некоторые документы. Руководителя спасло лишь то, что при внезапном обыске налоговые полицейские обнаружили искомые бумаги на квартире главбуха.
     
     Сотрудникам налоговой полиции запомнился случай, когда, воспользовавшись бесконтрольностью и полным доверием со стороны директора, главный бухгалтер решил кардинально улучшить свое благосостояние (и попутно “подсидеть” руководителя). В бланки-чеки с подписями руководителя он вписывал нужные суммы и снимал их наличными с банковского счета предприятия. А после путем подчисток и подлогов маскировал свои действия в бухучете. Довольно наглядный пример приводит в своей работе А.В. Сальников*1. Так, по одному из уголовных дел было установлено, что главный бухгалтер Г. умышленно внесла искажения в бухгалтерский учет ТОО КЦ “Русь”, в результате чего данным юридическим лицом не были уплачены налоги на прибыль и добавленную стоимость. Прекращая уголовное дело по п. 2 ст. 5 УПК РСФСР (за отсутствием в деянии состава преступления), следователь указал, что целью Г. было не умышленное внесение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных с целью уклонения от уплаты налогов, а возникшее в ходе трудового конфликта стремление Г. отомстить директору за незаконное, по ее мнению, увольнение.
     
     -----
     *1 Сальников А.В. “Уголовно-правовые проблемы ответственности за неуплату налогов и обязательных платежей”. Дисс. на соиск. уч. ст. к. ю. н. Санкт-Петербургский Университет. - СПб.: 1995. С. 87

     

     Несомненно, данное решение о прекращении уголовного дела признать правильным нельзя. Мотив, то есть внутреннее побуждение, которым руководствовался главный бухгалтер, внося искажения в документы бухгалтерского учета, в данном случае неприязнь к директору, желание отомстить ему, и цель, которую она преследовала, - создать для предприятия и лично для директора неприятности - сами по себе не должны исключать возможности привлечения бухгалтера к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. Именно поэтому мотив и цель сокрытия объектов налогообложения не являются основными признаками этого состава. Важно лишь, чтобы субъект, сознательно совершая действия бездействуя, предвидел последствия и желал их наступления.
     
     Как уже отмечалось, постановление Пленума Верховного Суда РФ рекомендовало привлекать к ответственности по ст. 199 УК РФ руководителей организации-налогоплательщика, главного (старшего) бухгалтера и лиц, выполняющих их обязанности, а также иных служащих организации-налогоплательщика, включивших в бухгалтерские документы заведомо искаженные данные о доходах или расходах либо скрывшие другие объекты налогообложения. Таким образом, Пленум Верховного Суда РФ не только не сузил круг лиц, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ, но и существенно расширил его.
     
     Необходимо отметить, что часто в последнее время правоохранительные органы выходят с предложениями и законодательными инициативами о необходимости установления ответственности учредителей за совершение налоговых преступлений в учрежденных ими организациях независимо от того, принимали они участие в финансово-хозяйственной деятельности юридического лица или нет. По мнению авторов этого предложения, данная мера должна заставить учредителей осуществлять строгий контроль за деятельностью учрежденного ими юридического лица, что должно привести к уменьшению количества налоговых правонарушений и преступлений.
     
     С нашей точки зрения, такая позиция неприемлема, так как установить вину учредителей в совершении налогового преступления при условии того, что их участие в деятельности организации ограничивалось простым учредительством, невозможно. А в соответствии со ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.
     
     Однако в случае участия учредителей в совершении налоговых преступлений они должны привлекаться к уголовной ответственности на общих основаниях.
     

     Отметим в заключение, что в соответствии с существующей на сегодняшний день нормативно-правовой базой к ответственности по ст.199 УК РФ могут быть привлечены:
     
     - руководители организации-налогоплательщика;
     
     - главный (старший) бухгалтер и лица, выполняющие их обязанности;
     
     - иные служащие организации-налогоплательщика, включившие в бухгалтерские документы заведомо ложные данные о доходах или расходах либо скрывшие другие объекты налогообложения;
     
     - лица, организовавшие совершение преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, или руководившие этим преступлением либо склонившие к его совершению руководителя, главного (старшего) бухгалтера организации-налогоплательщика или иных служащих данной организации, или содействовавшие совершению преступления советами, указаниями. Данные лица могут нести ответственность как организаторы, подстрекатели или пособники по ст.33 УК РФ и соответствующей части ст. 199 УК РФ.