Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Особенности обращения взыскания на безналичные денежные средства в иностранной валюте


Особенности обращения взыскания на безналичные денежные средства в иностранной валюте

     

С.С. Скобельников,
заместитель начальника
юридического управления
Волжско -Камского акционерного банка,
г. Казань
     

     В этой статьей мы попытаемся осветить некоторые актуальные проблемы, возникающие в банковской практике при обращении взыскания на денежные средства в иностранной валюте, находящиеся на текущих валютных счетах клиентов банка, по требованиям налоговых органов.
     
     Очевидно, что инкассо само по себе является исключительно гражданско-правовым институтом, поэтому включение положений, регулирующих эти отношения, в главу 46 ГК РФ представляется обоснованным. Сравнительный анализ ст. 874-876 ГК РФ и Унифицированных правил по инкассо в редакции 1995 года показывает, что при разработке ГК РФ законодатель руководствовался международными обычаями и обыкновениями, регулирующими этот вид расчетов.
     
     Направляя инкассовое поручение обслуживающему банку, налоговый орган возлагает на него обязанность осуществить ряд юридических действий, а именно передать полученный документ банку плательщика непосредственно или через посредничество инкассирующих кредитных организаций и вернуть взыскателю все полученное от исполняющего банка. Обязанность повиновения со стороны банка-эмитента обусловлена публично-правовым характером представительства. Принимая инкассовое поручение, банк-эмитент приобретает статус налогового агента, функции которого заключаются в содействии реализации предусмотренной ст. 57 Конституции РФ обязанности налогоплательщика уплатить причитающуюся государству денежную сумму. Таким образом, можно сделать вывод, что основание возникновения правоотношений по инкассо между обслуживающим банком и налоговым органом лежит в сфере внедоговорных отношений административного характера.
     
     Схожие отношения возникают между налоговым органом и банком плательщика. Передавая инкассовое поручение налогового органа в исполняющий банк, банк-эмитент поручает банку плательщика осуществить платеж против представленных документов. Вне зависимости от того, связаны между собой банки соглашением или нет, обе кредитные организации действуют как налоговые поверенные. Данный факт объясняет наличие особой ответственности исполняющего банка перед государством в случае ненадлежащего исполнения своих обязательств по инкассо, предусмотренной ст. 135 НК РФ.
     
     Разрабатывая процедуру принудительного взыскания недоимок и пени, законодатель счел необходимым использовать в качестве механизма реализации конституционной обязанности платить налоги - расчеты по инкассо. Подобный выбор обусловлен тем фактом, что именно инкассо, а точнее, чистое инкассо, позволяет с наименьшими издержками решить стоящие перед государством задачи сбора налогов. Однако использование гражданско-правового института как инструмента в осуществлении властных полномочий влечет для налогового органа обязанность подчинения нормам гражданского права, применяемого к участникам расчетов по инкассо. Если основание возникновения правоотношений между налоговым органом, с одной стороны, и банком-эмитентом и исполняющим банком, с другой, лежит в плоскости публичного права, то права и обязанности, возникающие между ними в процессе инкассо, являются объектом регулирования как публичного, так и частной отраслей права.
     

     К числу основных источников правового регулирования обращения взыскания на безналичные валютные средства налогоплательщиков относятся ст. 46 НК РФ и параграф 4 главы 46 ГК РФ. В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 16.07.89 N 147-ФЗ “О введении в действие части первой НК РФ” с 1 января 1999 года утратил силу абзац 1 п. 5 Указа Президента Российской Федерации от 23.05.94 N 1006. Не действует в настоящее время и совместное письмо Банка России, Минфина России, Госналогслужбы России от 05.04.94 года N 83, от 04.04.94 N 1-35, от 04.04.94 N НИ-4-13/44н (далее по тексту - совместное письмо) по основаниям, указанным в подпунктах 3, 7 п. 1 ст. 6 НК РФ.
     
     Пункт 5 ст. 46 НК РФ предоставляет налоговым органам право обратить взыскание на валютные счета налогоплательщиков и налоговых агентов (далее по тексту - налогоплательщиков) при наличии недоимки по налогам и сборам, а также задолженности по уплате пени. Предпосылкой для вступления налогового органа в правоотношения по расчетам с использованием в качестве расчетного документа инкассового поручения являются ряд юридических фактов, образующих в совокупности юридический состав, а именно:
     
     1. Наличие задолженности налогоплательщика или налогового агента по налогам (сборам) и пени.
     
     2. Предъявление должнику требования о добровольном погашении задолженности.
     
     3. Вынесение решения о взыскании задолженности с налогоплательщика.
     
     Поскольку первые два звена не подлежат контролю со стороны исполняющего банка, в котором находится валютный счет должника, мы не будем акцентировать на них внимание. Что касается решения о взыскании, то НК РФ устанавливает, что данный акт должен быть принят не позднее 10 дней после истечения срока для добровольного погашения задолженности, указанного в требовании. Решение о взыскании, принятое после истечения указанной в требовании даты, считается недействительным и исполнению не подлежит.
     
     Так как истечение установленного законом срока для принятия налоговым органом решения влечет за собой утрату права на внесудебный порядок удовлетворения своих требований, данное обстоятельство подлежит дополнительному контролю со стороны исполняющего банка. Между тем следует сразу оговориться, что практическая реализация указанного положения в настоящее время затруднена по той причине, что налоговые органы не обязаны указывать в инкассовом поручении сроки исполнения налогоплательщиком требования об уплате налога, следствием чего является невозможность со стороны исполняющего банка надлежащим образом реализовать свои контрольные функции на стадии, предшествующей принятию инкассового поручения к исполнению. Как нам кажется, эффективность применения нормы, устанавливающей правовые последствия соблюдения временных рамок для принятия налоговым органом решения о взыскании налога, может быть повышена, если Банк России внесет изменения в свои Указания от 03.12.97 N 51-У, дополнив абзац четвертый пункта третьего после слова “взыскание” фразой “дата истечения срока исполнения требования об уплате налога (сбора)”.
     
     Если у исполняющего банка при формальной оценке полученных документов имеются достаточные основания полагать, что налоговым органом нарушены требования своевременности вынесения решения о взыскании, банк в соответствии со ст. 875 ГК РФ обязан немедленно известить об этом лицо, от которого получено инкассовое поручение, о существующих нарушениях и предложить в разумный срок либо отозвать присланный на инкассо расчетный документ, либо документально подтвердить факт соблюдения сроков. На практике извещение обычно передается банку-эмитенту, ведущему счет налогового органа и услугами которого пользуется последний при передаче инкассового поручения исполняющему банку. О полученном извещении банк-эмитент, в свою очередь, обязан известить взыскателя, предоставив ему тем самым возможность устранить имеющиеся недостатки. При неполучении в установленный исполняющим банком срок требуемых документов или исправления недостатков исполняющий банк вправе вернуть полученное инкассовое поручение без исполнения. Отметим, что аналогичные действия осуществляются исполняющим банком во всех иных случаях, когда обнаруживается отсутствие какого-либо документа или несоответствие инкассового поручения требованиям по его оформлению.
     

     Анализ положений ст. 46 НК РФ позволяет сделать вывод об отсутствии обязанности налогового органа принимать отдельное решение об обращении взыскания на валютные денежные средства, ибо НК РФ, в отличие от действовавших ранее положений Указа Президента Российской Федерации от 23.05.94 N1006 и совместного письма, регулирующих сходные отношения и фактически утративших силу с принятием НК РФ, не предусматривает в качестве условия выставления инкассового поручения к валютному счету обязанного лица отсутствие денежных средств на его рублевых счетах. Думается, что налоговый орган при вынесении решения может ограничиться общей формулировкой типа “обратить взыскание на денежные средства должника, находящиеся на его счетах, в том числе валютных, в банках”.
     
     Взыскание налога с текущего валютного счета налогоплательщика производится в сумме, эквивалентной сумме платежа в рублях. С момента введения в силу НК РФ фискальные органы утрачивают право взыскивать задолженность в иностранной валюте, как это предусматривалось положениями Указа Президента Российской Федерации от 24.05.94 N 1006. Данный подход нашел отражение в п. 5 ст. 45 НК РФ, согласно которому обязанность по уплате налога (сбора) исполняется в российской валюте. Стоит оговориться, что ст. 45 НК РФ оговаривает способ погашения недоимок, умалчивая о возможности распространения данного требования в отношении пени и штрафов. Однако, принимая во внимание производный характер пени и штрафов, можно сделать вывод, что положения упомянутой выше статьи распространяются также на акцессорные обязательства.
     
     НК РФ не раскрывает, как в инкассовом поручении должна быть указана сумма: в иностранной валюте или в рублях. Не был разрешен данный вопрос и в ранее действовавших нормативных актах. Как нам кажется, задолженность клиента банка в инкассовом поручении должна быть выражена в российской валюте. Дело в том, что денежная сумма в инкассовом поручении отражает не только объем требований взыскателя к плательщику, но и валюту платежа, в которой должен быть совершен перевод. Поскольку погашение недоимок и пени осуществляется в российской валюте, инкассовое поручение также должно содержать рублевое выражение задолженности налогоплательщика.
     
     В качестве счета банка плательщика в инкассовом поручении должен указываться соответствующий корреспондентский (субкорреспондентский) счет кредитной организации в Банке России, но не ее валютный счет.
     

     Под счетом плательщика, указанном в инкассовом поручении, понимается номер текущего валютного счета в банке, где отражены подлежащие списанию валютные средства. В частности, не может быть обращено взыскание на денежные средства клиента, учтенные на его транзитном валютном счете, по причине особого статуса данного счета. В качестве счета получателя в расчетном документе подлежит указанию бюджетный счет, на который предусматривается зачисление полученных от реализации иностранной валюты российских рублей в погашение недоимки. Очевидно, что речь не идет о рублевом счете самого плательщика в исполняющем или ином другом банке, как это предусматривалось, например, в п. 3 совместного письма, ибо такое указание сопряжено с нарушением стандартов расчетов по инкассо, когда взыскателем и получателем средств будут являться разные лица.
     
     Разрабатывая процедуру обращения взыскания на текущие валютные счета, законодатель счел целесообразным применить в основе конструкцию, заложенную в совместном письме. В соответствии с п. 5 ст. 46 НК РФ при взыскании средств, находящихся на валютных счетах, руководитель (его заместитель) налогового органа одновременно с инкассовым поручением направляет поручение банку на продажу не позднее следующего дня валюты налогоплательщика или налогового агента.
     
     Следует ли рассматривать сделанное взыскателем поручение как гражданско-правовую сделку, носящую односторонне обязывающий характер, или же под поручением понимается инструкция публично-правового характера, выражающая намерение уполномоченного государством лица реализовать предоставленные ему правомочия? Согласно п. 1 ст. 11 НК РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей российского законодательства, используемые в настоящем НК РФ, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не установлено настоящим Кодексом.
     
     Как нам кажется, причина выделения поручения в отдельный документ обусловлена исключительно технико-юридическими причинами. Дело в том, что при расчетах по инкассо действует принцип полноты и точности указаний, которые исполняющий банк должен получить от взыскателя. Отсутствие ясных инструкций освобождает банк плательщика от ответственности за последствия неумышленного искажения воли взыскателя. Нетрудно заметить, что формуляр инкассового поручения, установленный Банком России, не позволяет поместить в одном расчетном документе все необходимые исполняющему банку инструкции, а указание в нем сведений, не предусмотренных банковским законодательством, формально дает основания исполняющему банку в соответствии с п. 1 ст. 875 ГК РФ требовать устранения недостатков. Существующая проблема была разрешена законодателем через выделение из инкассового поручения части инструкций и придание последним формы поручения. Таким образом, поручение на продажу иностранной валюты в погашение налогоплательщиком обязательств перед государством следует рассматривать как составную часть инкассового поручения единой правовой природы.
     
     Статья 46 НК РФ не предусматривает, какие указания должны содержаться в поручении на продажу иностранной валюты. Отсутствие законодательно установленных требований к содержанию поручения ведет к нарушению принципа формализованности стандартных банковских операций и нивелирует правило невмешательства исполняющего банка в отношения налогоплательщик - налоговый орган, понуждая тем самым банк заниматься несвойственными ему функциями толкования распоряжения взыскателя. Как нам кажется, данный пробел может быть устранен путем внесения дополнений в ст. 46 НК РФ, устанавливающих требования к содержанию и оформлению поручения. При этом поручение налогового органа в любом случае должно содержать исчерпывающий перечень данных, необходимых исполняющему банку для реализации своих функций. До момента внесения изменений в НК РФ можно предложить разрешить данную проблему через утверждение Банком России специального бланка платежного требования (инкассового поручения), предназначенного для проведения расчетов с валютных счетов плательщиков.
     

     На практике продажа валюты за рубли осуществляется коммерческими банками на биржевом и внебиржевом рынках либо откупается самими банками на себя. Поручение должно четко указывать ту биржу, на которой следует осуществить продажу валюты, либо оговаривать сегмент рынка (биржевой и/или внебиржевой), предоставляя банку возможность собственного выбора. Отсутствие информации о месте реализации валюты должно означать предоставление исполняющему банку права списать валюту со счета клиента и произвести ее отчуждение любым доступным ему способом, в том числе приобрести ее от своего имени и за свой счет в пределах лимита открытой валютной позиции.
     
     Пункт 5 ст. 46 НК РФ не конкретизирует, что понимается под “продажей не позднее следующего дня”. На наш взгляд, речь в данном случае идет о начале выполнения поручения налогового органа, поскольку реальные сроки реализации валюты могут не зависеть от воли исполняющего банка. К примеру, при наличии денежных средств на текущем валютном счете налогоплательщика банк обязан списать подлежащие продаже средства со счета своего клиента, зачислив их на счет 47405 с одновременным кредитованием одного из своих валютных счетов. Бухгалтерские проводки, совершенные банком не позднее операционного дня, следующего за днем поступления инкассового поручения, свидетельствуют о надлежащем исполнении банком своих обязательств ст. 46 НК РФ.
     
     Пункт 6 ст. 46 НК РФ определяет, что поручение на перечисление должно быть исполнено не позднее двух операционных дней, следующих за днем поступления валютных средств на счет налогоплательщика. Предположим, исполняющий банк в строгом соответствии с требованиями п. 5 ст. 46 НК РФ на следующий операционный день производит все необходимые действия, направленные на продажу валюты клиента на одной из валютных бирж. Тогда не позднее следующего операционного дня денежные средства, полученные от продажи иностранной валюты, должны быть списаны с корреспондентского счета исполняющего банка и направлены на бюджетный счет, указанный в инкассовом поручении. Однако в силу объективных причин, не зависящих от воли банка плательщика, выполнение поручения на продажу может занять более длительное время (несостоявшиеся торги, недостаток средств для формирования лота, более продолжительные сроки перечисления полученных от продажи валюты средств и т.п.). В этом случае, по нашему мнению, отсутствуют основания привлечения исполняющего банка к ответственности по причине добросовестности и разумной тщательности его действий.
     
     При отсутствии денежных средств на текущем валютном счете исполняющий банк помещает инкассовое поручение в картотеку N 2 по счету и уведомляет банк-эмитент в соответствии с п. 1 ст. 876 ГК РФ о причинах неисполнения требования взыскателя. Получив, в свою очередь, от банка-эмитента извещение исполняющего банка, налоговый орган должен решить дальнейшую судьбу инкассового поручения. Таким решением может быть указание исполняющему банку оставить инкассовое поручение в картотеке неоплаченных документов по счету до его полной оплаты либо отзыв выставленного документа для обращения взыскания на иное имущество налогоплательщика. Как правило, налоговые органы при расчетах по инкассо, получив извещение исполняющего банка, сохраняют молчание. Между тем отсутствие вторичных указаний от взыскателя дает право исполняющему банку в соответствии с п. 2 ст. 876 ГК РФ вернуть неисполненное инкассовое поручение без каких-либо неблагоприятных последствий для него. Срок, в течение которого налоговый орган обязан сообщить о своих инструкциях исполняющему банку, банковскими правилами не установлен. Представляется, что налоговый орган обязан дать ответ в срок, установленный с учетом почтового пробега исполняющим банком в своем извещении, а при отсутствии такового - в разумный срок.
     

     Должен ли налоговый орган указывать в поручении на продажу курс, по которому исполняющий банк обязан отконвертировать валюту клиента? На наш взгляд, на этот вопрос следует дать отрицательный ответ по следующим основаниям.
     
     В условиях нестабильности валютного рынка и отсутствия единого курса, позволяющего учесть влияние различных экономических сил, единственно приемлемым при расчетах по инкассо может служить только рыночный курс в месте совершения сделки. Использование участниками расчетов по инкассо официально установленного Банком России курса иностранной валюты к российскому рублю необоснованно хотя бы по той причине, что в определенные промежутки времени курс Банка России может существенно отклоняться от рыночного. В этом случае применение заниженного по сравнению с рыночным курса приведет к нанесению прямого ущерба имущественным интересам налогоплательщика, а поручение на продажу по завышенному курсу будет означать невозможность исполнения поручения налогового органа и сокращение доходной части бюджета. Только рыночный курс, складывающийся под влиянием спроса и предложения, позволяет достичь компромисса между интересами государства и налогоплательщика.
     
     В случае если выполнение инструкций налогового органа невозможно по независящим от исполняющего банка причинам, банк плательщика должен уведомить об этом банк-эмитент, запросив дополнительные инструкции. При неполучении от взыскателя разъяснений исполняющий банк вправе вернуть инкассовое поручение без исполнения. Например, в случае частичного исполнения инкассового поручения ввиду недостаточности денежных средств на счете клиента исполняющий банк может столкнуться с ситуацией, когда сумма подлежащей реализации валюты будет недостаточна для ее продажи на торгах, проводимых валютными биржами, а спроса на внебиржевом рынке на этот объем также не будет. Безусловно, кредитная организация может приобрести валюту от своего имени за свой счет, применив по аналогии правило, предусмотренное в п. 12 инструкции Банка России от 29.06.92 N 7. При этом можно сделать однозначный вывод о том, что совершение конверсионной сделки исполняющим банком от своего имени за свой счет является исключительно его правом, но не обязанностью. Иными словами, у налогового органа отсутствует законодательно подтвержденная возможность к понуждению совершения банком плательщика подобной операции.
     
     В соответствии с п. 2 ст. 60 НК РФ банками не взимается плата за обслуживание операций, связанных с исполнением поручений о перечислении или решений о взыскании налогов. Иного принципа придерживается ГК РФ, п. 5 ст. 875 которого предоставляет исполняющему банку право удержать из инкассированных сумм причитающиеся ему вознаграждение и возмещение расходов. По нашему мнению, правомерность изложенного в ГК РФ подхода платности оказания услуг представляется более обоснованной, так как нелогично вводить в убыток законопослушного налогового представителя, надлежащим образом выполняющего публично-правовые обязанности, лишая его права на возмещения понесенных расходов. Выход из этого тупика видится нам в узком толковании термина “решение о взыскании” в смысле ст. 60 НК РФ, подразумевая под этим исключительно инкассовое поручение налогового органа. Поскольку издержки исполняющего банка связаны прежде всего с исполнением поручения на продажу, а НК РФ не предусмотрен запрет на покрытие за счет клиента понесенных при конвертации валюты затрат, можно предположить, что банк плательщика вправе удержать из вырученных от продажи иностранной валюты денежных средств сумму документально подтвержденных расходов.