Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Голосуем за бюджет


Голосуем за бюджет

     

А.Н. Шишов

     
     “...Так почему же не все любят платить налоги?” - спрашивает нас с телеэкрана Налоговая полиция. Ну, действительно! Странные мы какие-то. Нам за это и чистые улицы, и новые квартиры, и милицию-защитницу обещают, а мы все никак.
     
     А если серьезно, странно надеяться на добровольное желание людей расстаться с частью своих доходов без каких-либо обязательств со “стороны берущей”, то есть государства.
     
     Небольшая аналогия: приходя в магазин за хлебом, вам и в голову не придет требовать этот самый хлеб, не платя денег. Все нормально. Я хочу получить товар или услугу и плачу за это добровольно (!) деньги. В условиях рынка можно еще и поторговаться - снизить цену, получить рассрочку, то есть определить условия платежа по договору. Я не оговорился. Сам факт покупки чего-либо подразумевает договор между мной (покупателем) и продавцом. Другими словами, покупая двести граммов колбасы, мы заключаем с магазином договор купли-продажи, по которому магазин обязуется продать товар, а мы - оплатить его. Если же нас не устраивают условия такого договора (цена, качество, вежливость или внешний вид продавца), мы вправе не заключать договора, т.е. не покупать эту колбасу и, соответственно, не платить денег.
     
     Что же получается в случае с налогами?
     
     В соответствии со ст. 8 “Понятие налога и сбора” части первой Налогового кодекса Российской Федерации под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований, а под сбором - обязательный взнос, взимаемый с организаций и физических лиц, уплата которого является одним из условий совершения в интересах плательщиков сборов государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий).
     
     Таким образом, платя налоги, мы вправе надеяться на то, что государство будет заботиться о нас.
     

     Так почему же тогда процветает теневая экономика и рэкет, хотя по неоднократным заявлениям правоохранительных органов все имена им отлично известны? Почему государственные служащие, ученые, врачи, военные получают нищенскую зарплату? Почему бюрократы всех уровней считают хамство и вымогательство нормой человеческого общения? Почему при откровенном попустительстве со стороны государства средства массовой информации на все лады расхваливали многочисленные “чары”, “властелины”, а когда все “чары” исчезли, прихватив с собой деньги наивных россиян, государственные мужи разводят руками и сообщают нам, что это, дескать, неизбежные издержки в условиях рыночной экономики на стадии первоначального накопления капитала? Почему, в то время как любой среднестатистический американец, немец или француз носит в кошельке разве что мелочь на чаевые, а все платежи осуществляет с помощью “пластиковых” денег, нас с вами чуть ли ни каждый день пугают печатным станком, выпускающим инфляционные купюры все большего достоинства? Почему, тогда как даже в уголовном законодательстве действует принцип презумпции невиновности, налогоплательщик изначально признается жуликом. И почему, наконец, налоговый инспектор занимается, в основном, не разъяснительно-профилактической работой, а доначислениями и штрафами?
     
     “Где уж там до профилактики, - возразят мне, - когда на каждого инспектора приходится по несколько сотен плательщиков”. Так может не с того конца тянем, господа?
     
     “Я с удовольствием платил бы самый большой налог, - признался мне как-то один из моих знакомых, - при условии, что буду получать самую большую зарплату”. Шутка, но в каждой шутке, как известно, есть доля истины. То есть за “колбасу” надо платить, но разумные деньги. Куда же это годится, когда месячный заработок кандидата наук сопоставим с ценой проездного билета, а минимальной оплаты труда не хватает даже на квартплату?
     
     Кого мы надеемся вырастить из наших детей, когда, получив утром пять рублей на транспорт, ребенок оказывается перед выбором: “сниккерс” или билет? Может, по большому счету, дешевле для будущего страны освободить его от мук совести - пусть ездит бесплатно, но на законных основаниях. Давайте поможем ему вырасти честным, может быть тогда он и к налогам будет относиться иначе? Но надеяться на это можно лишь при условии, что человек точно знает, за что он платит.
     
     Так почему же, создавая практически новую налогово-бюджетную систему в стране, не попробовать взять за ее основу принцип “налогового голосования”. Иными словами, дать налогоплательщику возможность при подаче налоговой декларации в рамках установленной ставки налога разбивать платеж по различным укрупненным статьям бюджетной классификации, в зависимости от его личных (профессиональных) приоритетов. Например: молодые родители большую часть налогов считают целесообразным направлять на финансирование образовательных учреждений или программ; пенсионеры - на здравоохранение. А если вдруг кто-то по каким-либо причинам не желает утруждать себя выбором - его налоги поступят в централизованный бюджетный фонд, с помощью которого можно будет нивелировать государственные планы. Причем сделаем это на местном уровне, а уж многочисленные главки, департаменты и министерства получат свои “пайки” с мест  либо от предприятий в зависимости от качества работы и объективной целесообразности самого своего существования.
     

     Наверное, такой метод формирования бюджета понравится далеко не всем, так как он может нарушить баланс взаимоотношений между различными уровнями государственной власти, как это было в 1991 году. В качестве эксперимента можно было бы попробовать дать москвичам возможность хотя бы частично (в рекомендательном порядке) предложить свое видение использования собранных в столице налогов.
     
     Я, конечно, не претендую на то, что предлагаю формулу, способную разрешить все имеющиеся проблемы, но в любом случае население сможет активно участвовать в процессе формирования государственного бюджета, т.е. проявит народную волю. А это ли не прекрасно?!