Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

О нерешенных проблемах части первой Налогового кодекса


О нерешенных проблемах части первой Налогового кодекса


В.Г. Пансков,
д.э.н., профессор, аудитор Счетной палаты РФ

     В середине текущего года был принят и с 1 января 1999 года должен      вступить в действие Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая). Важнейшей задачей, которая ставилась перед Налоговым кодексом Российской Федерации (далее по тексту - НК РФ), нередко называемым налоговой конституцией, являлся системный и комплексный пересмотр всех систем налогообложения с одновременным устранением недостатков и перекосов ныне действующей системы налогообложения. С принятием НК РФ налоговая система страны должна стать более справедливой, стабильной, понятной и единой в границах России. Все элементы этой системы должны функционировать как единый правовой механизм в рамках единого правового налогового пространства. Должна также быть сформулирована целостная система прав и правовой ответственности как налогоплательщиков, так и уполномоченных государством органов за налоговые правонарушения.
     
     Одновременно с этим НК РФ должен обеспечить сбалансированность общегосударственных интересов, включая все уровни власти, а также частных интересов, содействовать развитию предпринимательства и наращиванию национального богатства страны и благосостояния ее граждан.
     
     Естественно, что только при этих условиях НК РФ сможет стать действительно тем законодательным актом, который оправдает возлагаемые на него обществом надежды.
     
     Действительно, НК РФ необходим всем. Несовершенство действующего налогового законодательства способствует тому, что находится тысяча и один способ обойти закон, минимизируя налоги, так что от обязательств перед государством почти ничего не остается. И речь идет не о том, чтобы воспользоваться всеми установленными законом налоговыми льготами и привилегиями, а о том, чтобы найти такую лазейку, которая позволит не платить налоги даже там, где налогоплательщик просто обязан их платить. Особенно ярко это проявлялось и проявляется в отношении подоходного налога с физических лиц, вследствие чего от налогообложения ежегодно скрывается, по подсчетам независимого фонда “Бюро экономического анализа”, более 100 млрд деноминированных рублей. По этому налогу только ленивый, а также тот, кто получает скромную зарплату и не может в силу данного обстоятельства регулировать формы своих доходов, платит в настоящее время все положенное по закону. Получается, что наиболее бедная часть населения платит практически все 100 % налогов, а наиболее богатая часть - около 15 % положенных по закону.
     
     С другой стороны, действующее в настоящее время законодательство однозначно трактует, что во всех случаях неясностей в законе государство практически всегда право. Налогов в стране - великое множество, инструкций и разъяснений - около тысячи, не все в них четко и ясно изложено, допущено множество пробелов, но трактовать их может только одна сторона - государство в лице налогового инспектора.
     

     Таким образом, из-за правовой нерешенности в законодательстве огромного числа налоговых вопросов страдают обе стороны - и налогоплательщик и государство.
     
     В текущем году была принята часть первая НК РФ, не за горами принятие и специальной части. Кажется, все должны вздохнуть спокойно. Наконец-то появится четко очерченное правовое поле, где каждой из сторон (государству и налогоплательщику) заранее известны правила игры, время и место ее проведения, а также, что немаловажно, наказание и порядок его приведения в исполнение при нарушении правил. И в том, что это именно так, нас постоянно пытаются уверить и Правительство РФ в лице Минфина России, и законодатели в лице депутатов. Тем более что было задумано и задумано совершенно блестяще - сделать Кодекс законом прямого действия. С его принятием, по мнению и разработчиков, и законодателей, да так, собственно, и должно быть, непременно отойдут в прошлое все инструкции, указания, разъяснения, пояснения, письма и многие другие руководящие и направляющие циркуляры Минфина России и Госналогслужбы России.
     
     К сожалению, многие хорошие задумки, найдя в части первой НК РФ определенные подтверждения, не получили конкретного воплощения. Мало того, представляется, что НК РФ построен в его первой части на совершенно неверной правовой основе. В чем это выражается?
     
     Самое главное принципиально ошибочное положение части первой Кодекса, думается, состоит в отождествлении норм гражданского и налогового права.
     
     К сожалению, многие юристы придерживаются в настоящее время данного постулата. По их мнению, налоговые отношения - это своего рода договор, заключенный между государством и его гражданами. А раз это договор, то к налоговым отношениям можно применять нормы гражданского права. Представляется, что это в корне неверно. Хотим мы этого или нет, но налоговые отношения - это отношения принуждения, в которых не может быть равенства участников, так как отсутствует согласованная воля двух сторон!! И ее не может быть! Государство принуждает каждого конкретного налогоплательщика при наступлении соответствующих условий платить ему определенную долю его доходов.
     
     Прежде всего следует отметить, что в части первой НК РФ дается понятие “налог”, которое, по нашему мнению, может привести и неизбежно приведет к правовым коллизиям и судебным разбирательствам. Согласно Кодексу под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств с целью финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований. В таком определении понятия “налог” не содержится нормы об обязанности налогоплательщика уплачивать налоги, а предусмотрено взимание платежа в форме отчуждения, в то время как согласно ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.
     

     Более соответствующей сущностному содержанию налога как одной из основных категорий налоговой системы является его понятие, данное в Законе РФ от 27.12.91 N 2118-1 “Об основах налоговой системы в Российской Федерации”, где налог определяется как обязательный взнос в бюджет или во внебюджетный фонд, осуществляемый плательщиком. Приемлемая формулировка содержалась также в правительственном варианте проекта НК РФ: налог предлагалось признавать как “обязательный и безвозмездный взнос, подлежащий в силу настоящего Кодекса или в соответствии с ним уплате в федеральный бюджет, бюджеты субъектов Российской Федерации, муниципальных образований и (или) соответствующие внебюджетные фонды”.
     
     В пока еще действующем налоговом законодательстве и его толковании имеется серьезная коллизия и в вопросе применения финансовых санкций за нарушения налогового законодательства. Ее суть состоит в следующем. Статьей 13 Закона РФ “Об основах налоговой системы в Российской Федерации” и статьей 7 Закона РСФСР от 21.03.91 N 943-1  “О Государственной налоговой службе РСФСР” предусматривается взыскание в бесспорном порядке с налогоплательщиков всей суммы сокрытой или заниженной прибыли (дохода) либо суммы налога на иной сокрытый (неучтенный) объект налогообложения и различного рода штрафов. В то же время согласно ст. 46 Конституции РФ решения и действия органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы в суде. В случае такого обжалования взыскание дополнительных налогов и финансовых санкций уже не может производиться в бесспорном порядке и должно быть приостановлено до решения суда. Конституционный Суд РФ признал в своем постановлении от 17 декабря 1996 года не соответствующими Конституции РФ положения о праве налоговых органов и органов налоговой полиции производить взыскание с юридических лиц сумм штрафов, а также всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли) в бесспорном порядке без их согласия. По этому вопросу имеется также аналогичное определение Конституционного Суда РФ от 6 ноября 1997 года.
     
     Думается, что данные решения Конституционного Суда РФ, доведенные затем до абсурда в части первой НК РФ, лишены всякой логики и, самое главное, не вытекают из Конституции РФ.
     

     Во-первых, не противоречит Конституции РФ право налоговых органов выносить решение о факте нарушения налогоплательщиком налогового законодательства и налагать на него штраф, а также право налогоплательщика обжаловать это решение в суде.
     
     Во-вторых, нельзя рассматривать налоговые отношения как отношения, относящиеся к компетенции гражданского права. А если эти отношения рассматриваются таким образом, то, имея в виду исключительность налоговых правоотношений, можно было бы и, думается, просто необходимо установить конкретный срок обращения налогоплательщика в суд, после истечения которого в случае необращения считать данное обстоятельство согласием налогоплательщика и взыскивать с него как причитающиеся налоги, так и суммы штрафных санкций.
     
     В-третьих, в Конституции РФ говорится именно о праве обжалования в суде действий органов власти и должностных лиц, но не об обязанности “прохождения” всех решений государственных органов через судебные инстанции. Между тем НК РФ предусматривает, что именно налоговые органы должны выступать в суде в качестве истца, и до решения суда взыскание сумм штрафных санкций не может быть применено.
     
     В-четвертых, если строго руководствоваться Конституцией РФ, признавая при этом налоговые правоотношения как гражданские, то НК РФ должен был предусмотреть обязанность органов государственной власти и должностных лиц все свои решения проводить через судебные инстанции. Ни Конституционный Суд РФ, ни НК РФ не призывают решать вопрос о взносе доначисленных налоговым инспектором налогов в бюджет через суд. Но если НК РФ признает право налогового органа на бесспорное взыскание недоперечисленных в бюджет, то почему же вопрос о штрафе за этот недовзнос, то есть за нарушение положений НК РФ о своевременном и полном перечислении налогов в бюджет, должен решаться через судебные инстанции? Не вижу здесь никакой логики.
     
     Следующая проблема части первой НК РФ - это отсутствие положения об очередности платежей налогоплательщиков в бюджет и во внебюджетные фонды. Можно возразить, что данные вопросы регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ), но они настолько запутаны, что опять же пришлось вмешиваться Конституционному Суду РФ. Хотелось бы напомнить, что в соответствии со ст. 855 ГК РФ при недостаточности денежных средств на счете налогоплательщика для удовлетворения всех предъявленных к нему требований списание денежных средств по платежным документам, предусматривающим платежи в бюджет и внебюджетные фонды, производится в третью очередь.
     
     Федеральным законом от 12.08.96 N 110-ФЗ в указанную статью ГК РФ были внесены изменения и дополнения, в соответствии с которыми в третью очередь осуществляется списание по платежным документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору или контракту, а также по отчислениям в Пенсионный фонд, Фонд социального страхования, Государственный фонд занятости и фонды обязательного медицинского страхования. И только затем, в четвертую очередь, производится списание по платежным документам, предусматривающим платежи в бюджет.
     

     Конституционный Суд РФ по запросу Президиума Верховного Суда Российской Федерации признал в декабре 1997 года новую редакцию ст. 855 ГК РФ не соответствующей Конституции РФ и тем самым сохранил первоначальную редакцию этой статьи ГК РФ. Включение очередности уплаты платежей в бюджет и внебюджетные фонды в систему гражданско-правового регулирования представляется, как это уже отмечалось, недостаточно обоснованным, поскольку налоговые платежи представляют собой иной, специфический вид правовых отношений, связанных с обеспечением функционирования государства. Поэтому было бы разумнее вопросы очередности платежей вывести из ГК РФ и регулировать непосредственно в НК РФ, как это принято для всей системы правоотношений, связанных с налогообложением.
     
     Частью первой НК РФ установлен по существу закрытый перечень налогов и сборов в Российской Федерации. Одновременно с этим предусмотрено положение о том, что не могут устанавливаться региональные и местные налоги и (или) сборы, не предусмотренные указанным Кодексом. Из этого положения вытекает, что для федеральных налогов и сборов этот перечень не является исчерпывающим, что дает право законодательной власти вводить неограниченное число налогов. И этим правом и исполнительная, и законодательная власти уже не преминули воспользоваться. Не успели просохнуть чернила на первой части Кодекса, как стали появляться дополнительные федеральные налоги. Введен налог на вмененный доход для отдельных видов деятельности, налог, безусловно, нужный, но не предусмотренный НК РФ. Увеличена, и, думается, не на один год, ставка налога на покупку иностранных денежных знаков, также не предусмотренного НК РФ. В октябре текущего года введен новый сбор - за пограничное оформление с соответствующим уточнением перечня федеральных налогов. И это за несколько месяцев до вступление в действие НК РФ. Очевидно, что в налоговом законодательстве должна быть норма, регулирующая вопрос введения новых федеральных налогов и сборов только за счет отмены действующих налогов и сборов.
     
     Вместе с тем можно было бы сократить количество федеральных и региональных налогов, предусмотренных в НК РФ. Например, путем объединения налога на доходы от капитала и налога на прибыль (доход) организаций. Нет определенности и с региональным налогом на недвижимость, при введении в действие которого прекращается действие на территории соответствующего субъекта Российской Федерации налога на имущество организаций, налога на имущество физических лиц и земельного налога. Вызывает сомнение также целесообразность повсеместного взимания налога с продаж при сохранении имеющего ту же налоговую базу налога на добавленную стоимость, что неизбежно приведет к росту розничных цен и снижению жизненного уровня населения.
     
     Ныне действующим налоговым законодательством не урегулирован должным образом вопрос об учете налогоплательщиков. В нем нет четкой нормы о том, что налогоплательщик должен регистрироваться в налоговом органе по месту своего нахождения. В результате многие предприятия и организации встают на налоговый учет в тех регионах и административно-территориальных образованиях, где они надеются получить и фактически получают те или иные налоговые льготы. Это ослабляет контроль за налогоплательщиками, приводит к недопоступлению средств в бюджеты всех уровней, переливанию финансовых ресурсов из одних регионов в другие и ущемлению интересов отдельных субъектов Российской Федерации, так как налогооблагаемая база создается на территории одних регионов, а налоги зачисляются в бюджеты других регионов.
     

     Так, при проверке, проведенной Счетной палатой РФ в июле текущего года в Республике Калмыкия, было установлено, что все предприятия, для которых установлен особый режим льготного налогообложения в республиканский и местные бюджеты (4,9 тысячи, или 37 % общего количества предприятий и организаций - юридических лиц, зарегистрированных и поставленных на учет в налоговых органах в Республике Калмыкия), находятся вне пределов Республики. В одном закрытом административно-территориальном образовании (пос. Уральский Свердловской области) зарегистрировано 203 организации, из которых 188 осуществляют свою деятельность не по месту регистрации; в другом закрытом административно-территориальном образовании (г. Снежинок Челябинской области) таких организаций 243 из 950 (26 %).
     
     Этот недостаток действующего налогового законодательства в принципиальном плане учтен в части первой НК РФ. Статьей 83 Кодекса установлено, что налогоплательщики подлежат постановке на учет в налоговых органах соответственно по месту нахождения организации, месту нахождения ее филиалов и представительств, месту жительства физического лица, а также по месту нахождения принадлежащего им имущества с обязательным присвоением идентификационных номеров. Предстоит серьезная, кропотливая работа налоговых органов по контролю за выполнением всеми налогоплательщиками введенной Кодексом нормы, ибо, вероятно, многим из них она ущемит их нынешнее льготное положение.
     
     Но нормы ст. 83 НК РФ явно недостаточно. Возникает множество вопросов, касающихся государственной регистрации юридических лиц и не находящих своего решения в НК РФ. Поэтому имеется настоятельная необходимость в принятии федерального закона о порядке государственной регистрации юридических лиц - коммерческих организаций. Следует запретить регистрацию этих организаций в жилых помещениях, четко регламентировать порядок внесения изменений и дополнений в учредительные документы с установлением административной ответственности за непредставление или представление недостоверных сведений об организационно-правовом изменении юридического лица, а также порядок ликвидации предприятий и организаций, не начавших уставную деятельность, не вставших в течение определенного срока на учет в налоговых органах и не представляющих в налоговые органы установленную отчетность. Органы, осуществляющие выдачу лицензий на соответствующие виды деятельности, должны при выдаче лицензий извещать налоговый орган, в котором лицензиат состоит на учете.
     
     Действующее налоговое законодательство предоставляет большое количество льгот практически по всем основным налогам. Кроме того, как показывают проверки Счетной палаты Российской Федерации, Правительством РФ и Минфином России в нарушение налогового законодательства предоставлено много индивидуальных налоговых льгот. Очевидно, что многие налоговые льготы оказывают стимулирующее воздействие на развитие производства, внедрение новых технологических процессов, инвестиции. В то же время предоставление в широких масштабах налоговых льгот ведет к ослаблению принятой налоговой политики, уменьшает базу налогообложения, создает условия для злоупотреблений, субъективизма, лоббирования индивидуальных и узкогрупповых интересов, незаконного ухода от уплаты налогов, осложняет контроль за соблюдением налогового законодательства.
     

     Исключения из общего порядка налогообложения для отдельных юридических лиц, целых регионов (соглашения между Правительством РФ и правительствами Республики Башкортостан и Республики Татарстан об особом порядке уплаты налогов для этих субъектов Российской Федерации) и отраслей экономики (соглашение между Госналогслужбой России, Минтопэнерго России и РАО “Газпром” об уплате налогов этим акционерным обществам исходя из так называемых реальных возможностей, а не из фактически начисленного объема платежей, отмененное лишь после проверки Счетной палаты РФ) приводят к значительному недопоступлению платежей в федеральный бюджет. Освобождение от налогов одних предприятий становится причиной усиления налоговой нагрузки на других. Налоговые льготы, первоначально носящие индивидуальный характер, являются прецедентом в последующем для их распространения и в конечном счете размывают налоговую систему, обязательный характер налоговых платежей.
     
     В НК РФ не содержится запрета на установление индивидуальных налоговых льгот. Напротив, статьей 56 части первой НК РФ допускается возможность установления индивидуальных налоговых льгот, что противоречит принципам рыночных отношений и налоговой политики. Необходимо последовательно проводить линию на сокращение льгот, недопустимость их предоставления федеральными законами, регулирующими другие сферы экономических отношений, а также Указами Президента Российской Федерации, решениями Правительства РФ или Минфина России, что, в свою очередь, будет способствовать выполнению налогоплательщиками своих обязательств перед бюджетом, улучшит собираемость налогов, повысит объем доходов. В связи с этим норму статьи 56 следует незамедлительно пересмотреть.
     
     До принятия НК РФ много проблем возникало с вопросом: как определить, исполнена налогоплательщиком обязанность по уплате налога или нет? Дело в том, что в российской налоговой практике нередки случаи, когда налогоплательщик своевременно дал поручение банку о списании с его расчетного счета необходимых средств для полного выполнения обязательств перед бюджетом. Банк же, в силу ряда обстоятельств, в том числе из-за нехватки средств, списав у налогоплательщика необходимые ресурсы, перечисление налогов в бюджет не произвел. Возникла неразрешимая проблема: налогоплательщик  перечислил налоги в бюджет, но в бюджет они не попали. Как быть в этом случае: считать обязанности налогоплательщика по уплате налога исполненными или нет? НК РФ дает на этот вопрос вполне определенный ответ.
     
     В соответствии с Кодексом обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика, а при уплате налогов наличными денежными средствами - с момента внесения денежной суммы в счет уплаты налога в банк или кассу органа местного самоуправления либо организацию Госкомсвязи России. Налог не признается уплаченным лишь в том случае, если налогоплательщик отозвал свое платежное поручение на перечисление суммы налога в бюджет или же банк возвратил его налогоплательщику.
     

     Все это хорошо, но как быть в том случае, если у налогоплательщика в банке имеются необходимые финансовые ресурсы, а на корреспондентском счете самого банка деньги отсутствуют. Ответа на этот вопрос в НК РФ нет. Между тем эта проблема серьезная, и ее надо решать.
     
     Один из путей ее решения видится в том, чтобы установить механизм взыскания задолженности налогоплательщика по платежам в бюджет при отсутствии средств на корреспондентских счетах коммерческих банков, состоящий в обязательном кредитовании учреждениями Банка России коммерческих банков при представлении банками платежных документов налогоплательщиков и документов, подтверждающих наличие у них денежных средств на расчетных счетах, необходимых для расчетов с бюджетом. Источником средств для этих целей могли бы служить как средства в расчетах, так и резервный фонд, создаваемый Банком России.
     
     Одновременно следовало бы установить в НК РФ механизм контроля и ответственности учреждений Банка России за исполнение кредитными учреждениями поручений налогоплательщиков и инкассовых поручений налоговых органов на бесспорное взыскание недоимки по платежам в бюджет, а также ужесточить нормы по отзыву лицензий на право заниматься банковской деятельностью у банков, не исполняющих своих обязанностей по своевременным и полным расчетам клиентов-налогоплательщиков с бюджетом в связи с неудовлетворительным, в том числе финансовым, состоянием.
     
     В настоящее время многочисленные счета различных банков используются недобросовестными налогоплательщиками для укрытия своих доходов от налогового контроля и уклонения от уплаты налогов. Необходимо, чтобы количество банковских счетов предприятий - хронических недоимщиков в бюджет было ограничено, чтобы они находились в банке (кредитной организации) по месту учета налогоплательщика в налоговом органе и были под контролем этого органа, а банки строго соблюдали установленные правила открытия и ведения счетов, работы с денежной наличностью. К сожалению, отменена ранее действующая норма Указа Президента Российской Федерации от 18.08.96 N 1212 “О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения”, согласно которой предприятия, имеющие задолженность по платежам в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды, должны были осуществлять все расчеты по погашению этой задолженности со специально открываемого счета недоимщика. Счетная палата РФ неоднократно вносила предложения по повышению действенности этой нормы, применение которой могло бы способствовать изменению к лучшему сложившегося положения со сбором налогов, однако эта норма была отменена совсем, что, по нашему мнению, не будет способствовать укреплению налоговой дисциплины и повышению уровня собираемости налогов.
     
     С отменой положений Указа Президента Российской Федерации N 1212 о счете недоимщика проблема роста недоимки в бюджеты всех уровней не исчезла, с каждым днем актуальность ее решения только возрастает. И она должна быть решена в одном из положений части первой НК РФ.
    

     В части первой НК РФ необходимо также установить меры ответственности за незаконное направление налогоплательщиками регулирующих налогов непосредственно в бюджет субъекта Российской Федерации, минуя счет по учету средств, распределяемых территориальными органами федерального казначейства между бюджетами различных уровней. При проверке, осуществленной Счетной палатой РФ в Томской области, было установлено, что ОАО “Томскнефть”  длительное время нарушало порядок зачисления регулирующих налогов, установленный Временным порядком распределения органами федерального казначейства регулирующих налогов между бюджетами различных уровней, направляя напрямую платежи в областной бюджет, минуя балансовый счет 40101 “Налоги, распределяемые органами федерального казначейства между бюджетами различных уровней” (ранее счет 090). Это акционерное общество направило в 1997 году и I квартале 1998 года в областной бюджет 113,3 млн деноминированных рублей, в том числе 15,7 млн рублей налога на прибыль, 53 млн рублей налога на добавленную стоимость, 34,6 млн рублей платы за недра и 10 млн рублей отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы. Большая часть из указанной суммы (94,8 млн рублей) была зачислена на счет областного бюджета через банк, находящийся в г. Москве.
     
     Подобные факты были выявлены и при проверке в Иркутской области. Очевидно, что они стали возможны потому, что за подобные действия налогоплательщиков не предусматриваются соответствующие меры ответственности. Статьей 23 части первой НК РФ в обязанность налогоплательщиков вменено уплачивать законно установленные налоги, однако нормы, обязывающей их уплачивать эти налоги с соблюдение указанного выше условия, в Кодексе не содержится.
     
     Не могут не вызывать удивления положения НК РФ в части прав налогоплательщиков по внесению изменений в налоговую декларацию. Если внимательно вчитаться в эти права, то невольно напрашивается вывод о том, что налогоплательщик получил в данном случае законодательно установленную возможность фактически безнаказанно длительное время не платить налоги в бюджеты любого уровня или внебюджетные фонды или же нарушать налоговое законодательство, не опасаясь установленных в Кодексе штрафных санкций. Ведь в НК РФ черным по белому записано, что налогоплательщик может быть освобожден от уплаты штрафа и в том случае, если он внес изменения в налоговую декларацию после истечения срока ее подачи и срока уплаты налога, но сделал это до момента вручения ему акта налоговой проверки, а также уплатил в бюджет недостающую сумму налога и пени. Таким образом, в случае прихода налогового инспектора и обнаружения им фактов укрывательства от налогов, важно до получения акта проверки уплатить в бюджет лишь те дополнительные налоги, которые этот инспектор обнаружил, да плюс незначительные пени. За нарушения, которые налоговая проверка не установила, можно не платить и продолжать нарушать налоговое законодательство дальше. Ведь раньше чем через год, исходя из положения НК РФ, инспектор к данному налогоплательщику не придет.
     
     Следующая проблема: НК РФ, будучи законом прямого действия, для того и принимается, чтобы отменить все подзаконные акты. И это положение вряд ли кто-нибудь будет оспаривать. НК РФ должен быть именно таковым и никаким другим. Удалось ли это сделать в первой части и в принятой в первом чтении второй части? Думается, что нет. Инструкции, разъяснения и т.д. выпускались и пока еще выпускаются Минфином России и Госналогслужбой России как раз для того, чтобы заполнить пробелы в налоговом законодательстве. Другой вопрос: как эти подзаконные акты поясняли закон? Были ли они объективными? Думается, что они трактовали зачастую закон в одностороннем порядке - все, что было неясного в законе, решалось в пользу налоговых органов. Но инструкции были необходимы, так как без них образовался бы правовой вакуум. Если сложить ныне действующие законы о налогах и все выпущенные к настоящему времени подзаконные акты, то получится более десятка томов. Что же нам предлагается взамен? Около 300 страниц текста Налогового кодекса, в которые авторы пытаются вложить эти тома, да так, чтобы не осталось нерешенных вопросов.
     

     А нерешенные вопросы возникают в части первой НК РФ очень часто. Возьмем, например, ряд положений ст. 48 Кодекса “Принципы определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения”. В редакции этой статьи для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Иное должно быть доказано. Подобное определение, во-первых, создает широкие возможности для занижения налогооблагаемой базы, в том числе путем сговора сторон о занижении цены, и весьма сужает возможности налогового органа по контролю за правильностью применения цен, поскольку контроль предусмотрен лишь между взаимозависимыми лицами, бартерными операциями и при значительном (более 30 %) колебании уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам, в течение непродолжительного периода времени. Но даже не это главное. Уже здесь возникает множество вопросов. И главный из них: а что такое “непродолжительный период времени”? День, неделя, месяц, год? Кто будет трактовать это? Суд? А что будет основанием, критерием для принятия судом объективного решения?
     
     Такие же вопросы возникают и при определении рыночной цены товара, работы или услуги. При описании методов определения рыночной цены ввиду отсутствия достаточной информации в НК РФ вводятся такие понятия, как “разумность затрат”, “разумная и обычная прибыль” без конкретных критериев такой разумности, что опять же предопределяет необходимость трактовки и разбирательства в суде.
     
     Или авторы НК РФ и законодатели нашли какой-то чудодейственный рецепт, как решать эти и другие подобные проблемы? По всей видимости, так оно и есть. Этот рецепт мы находим в двух положениях части первой НК РФ.
     
     Статьей 108 установлено, что все обязанности по доказыванию налогового нарушения возлагаются на налоговые органы. Решаются все вопросы, как известно, в суде.
     
     С другой стороны, в ст. 3 сказано, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.
     
     Таким образом, в любой спорной ситуации, а их будет огромное количество при подобном юридическом качестве Кодекса, налогоплательщик будет аргументировать, что является невиновным до вступления в законную силу решения суда. И никаких проблем! Все, оказывается, очень просто: нет необходимости отшлифовывать каждое положение Кодекса, предусматривать в Кодексе ответы на все возможные вопросы. Можно сделать проще, что и сделано: создать несовершенный труд, а там пусть государство решает все возникающие проблемы через суд. Но, как известно, в нашей стране нет, как, допустим, в Англии, прецедентного права. И будет, как у нас еще зачастую бывает, что в одном субъекте федерации один и тот же вопрос решен судом в пользу налогоплательщика, а в другом - налогового органа. Ни один высший арбитражный суд не сможет обобщить эти решения, поскольку их будет многие тысячи.
     

     Вообще, читаешь Налоговый кодекс и диву даешься. Если принятые в 1991 году налоговые законы писались только для государства и у налогоплательщика были одни лишь обязанности, а у государства - одни только права, то в части первой НК РФ все сделано с точностью до наоборот. Как будто все налогоплательщики стали вдруг кристально честными, а государство не знает, куда деньги девать. Думается, что с подобным Кодексом бюджеты всех уровней потеряют то последнее, что они имеют сегодня.
     
     Думается, что часть первую НК РФ необходимо срочно пересмотреть. Такие серьезные документы, тем более претендующие на налоговую конституцию, нельзя принимать в той спешке, в какой принималась его первая часть. Кроме того, что в ней масса неясностей, пробелов и неточностей, в этой части Кодекса содержится множество грубейших орфографических и синтаксических ошибок. Есть даже норма ответственности за нарушение налогового законодательства, которая к данному нарушению не имеет никакого отношения.
     
     Необходимо сделать Налоговый кодекс действительно налоговой конституцией страны, законом прямого действия. Поэтому следует отложить его введение хотя бы на год. В течение этого времени следует внести необходимые поправки и уточнения, серьезно поработать со второй частью и ввести в действие с началом нового тысячелетия.