Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Из истории подоходного налога и налога на прибыль


Из истории подоходного налога и налога на прибыль


Михаил Буланже,
историк

     
     В соответствии с постановлениями Временного Правительства России от 12 июня 1917 года, в срочном порядке были сочинены три чрезвычайно важные новеллы в области прямого обложения: изменены некоторые основания взимания и повышены ставки подоходного налога, а также налога на прирост прибылей и вознаграждения; введен новый “единовременный” налог.
     
     В связи с введением нового налога и повышением старых наивысшая ставка прямого обложения в совокупности была доведена до 90 процентов общего дохода плательщика.
     
     Подобное обложение стало как бы “национализацией” доходов имущих классов и его следовало рассматривать лишь как временную меру, вызванную крайним истощением финансовых ресурсов государства, хотя эта мера и противоречила некоторым положениям современной А.Ф. Керенскому теории финансового права.
     
     Следует отметить, что новые законы были приняты в развитие нормативно-правовых актов о государственном подоходном налоге от 6 апреля 1916 года и о временном налоге на прирост прибыли от 13 мая 1916 года.
     
     Понятно, что Временное Правительство существовало недолго, действовало в условиях экстремальных, а потому его налоговую политику вряд ли следует считать классической. и все же этот непродолжительный опыт новаторства в налогообложении имеет не только познавательное, но и поучительное значение. Хотя бы уже потому, что в России как нигде временные правила обладают способностью становиться перманентными устоями жизни целой огромной страны.
          

Экспроприация экспроприаторов

     
     Постановлением Временного Правительства от 12 июня 1917 года “О повышении окладов государственного подоходного налога” было установлено, что доход, не превышающий одной тысячи рублей, освобождается от обложения указанным налогом. Была разработана очень подробная ведомость доходов и окладов налога из 89 разрядов, включавшая в себя доходы от одной тысячи рублей до 400 тысяч рублей. Низшая ставка зафиксированной в ведомости суммы налога составляла 1 процент, высшая - 33 процента. Доход, превышавший четыреста тысяч рублей, облагался в размере ста двадцати тысяч рублей с прибавлением к этой сумме по три тысячи пятьдесят рублей на каждые полные десять тысяч рублей сверх четырехсот тысяч рублей. И ничего: ананасы ели, да рябчиков жевали!
     
     В 1917 году плательщики обязаны были, не дожидаясь получения окладных листов, внести не позже 1-го августа в территориальные казначейства или специальные кассы половину суммы подоходного налога, причитавшегося с дохода, показанного в их заявлениях. По получении же окладного листа им предписывалось довнести недоплаченную сумму налога не позже 2-го октября. Плательщики, не подавшие заявлений, должны были внести исчисленные с них суммы подоходного налога единовременно и полностью не позже 2-го октября.
     
     Принятием данного нормативного акта Временное Правительство пыталось адаптировать к финансовой конъюнктуре 1917 года закон о подоходном налоге, установленный еще царской администрацией в начале 1916 года и получивший одобрение как в Государственной Думе, так и в Государственном Совете. Введением подоходного налога царское правительство признало то, что отрицало многократно: война не препятствует финансовым (как, впрочем, и другим) реформам. Наоборот, в периоды национального подъема преодолевается рутина и ослабевает сопротивление консервативной части общества, препятствующей политическому прогрессу и оздоровлению страны. Подоходный налог призван был стать первым шагом и необходимым условием дальнейших податных реформ.
     
     Как царское, так и Временное Правительство понимали, что реформа реальных налогов, замена их неимущественными немыслима без введения подоходного налога. Увы, законодатели тогдашней России, как всегда, очень долго “запрягали”. Первые поступления от подоходного налога планировалось получить в 1917 году. Однако если бы он был введен хотя бы в 1914 году, то власти в разгар военных действий имели бы точные данные о размерах всех доходов граждан Российской империи, и указанный налог работал бы с полной нагрузкой.
     
     Этого не произошло. Несмотря на нормотворческие усилия Временного Правительства, подоходный налог в 1917 году не принес в казну государства ни одной копейки поступлений. А произошедшие затем политические события и вовсе сломали худо-бедно действовавшую налоговую систему России. Тем не менее принципы и методы, которыми руководствовалось Временное Правительство, внося коррективы в существовавшее до него налоговое законодательство, в чем-то сохраняют свою актуальность и применительно к нашему сегодняшнему переходному периоду.
          

Подать для спасения отечества


     Наряду с введением Закона “О повышении окладов подоходного налога” 12 июня 1917 года было принято Постановление Временного Правительства “Об установлении единовременного налога”. В сущности, это был тот же самый подоходный налог, отличавшийся только характером, назначением и особенностями взимания.
     
     Единовременному налогу подлежали привлеченные в 1917 году к платежу государственного подоходного налога лица, компании, предприятия, товарищества, артели и общественные организации, если обложенный в этом году подоходным налогом их доход превышал десять тысяч рублей. Доходы банков и кредитных обществ дворянского и купеческого сословий облагались единовременным налогом в общем составе доходов и на общих основаниях. Не подлежали обложению государственными подоходным и единовременным налогами русские подданные, проживавшие свыше двух лет подряд в Великом Княжестве Финляндском или за границей. Это правило не распространялось на лиц, которые находились в Финляндии или за границей по обязанностям русской государственной службы.
     
     Единовременный налог взимался по тем же ставкам, что и подоходный, за исключением льготного, на 50 % обложения дохода в размере до 50 тыс. рублей. Объектами обложения были денежные капиталы, недвижимая собственность, имущество, используемое на правах аренды, найма, застройки; прибыль торговых и промышленных предприятий; вознаграждения за службу и за труд по найму; профессиональные, личные промысловые и иные приносящие выгоду занятия.
     
     Если сумма единовременного налога вместе с суммами причитавшихся с плательщика за 1917 год как государственных налогов (поземельного с городских недвижимых имуществ, промыслового с торгово-промышленных предприятий, подоходного, на прирост прибылей), так и местных (земских, городских и волостных) сборов составляла свыше 90 % дохода, исчисленного для обложения подходным налогом за 1917 год, то сумма единовременного налога уменьшалась с таким расчетом, чтобы совокупное обложение дохода плательщика всеми этими налогами и сборами не превышало 90 % его дохода. Исчисленный с плательщика оклад единовременного налога должен был вноситься равными долями к 1-му декабря 1917 года, к 1-му февраля и 1-му апреля 1918 года.
     
     Жалобы на неправильное начисление единовременного налога могли подаваться плательщиками в соответствующие губернские (областные) инстанции до 1 ноября 1917 года или в месячный срок со дня вручения им окладных листов. Подача жалобы не приостанавливала взыскание налога.
     

     Министр финансов имел право удовлетворить жалобы плательщиков собственной властью.
     
     Суммы налога, не внесенные в установленные сроки, должны были считаться недоимкой, на которую насчитывалась пеня в размере 1 % в месяц. При этом 15 и более дней считались за полный месяц, а менее 15 дней в расчет не принимались. Недоимка в 50 и более копеек принималась за 1 рубль, а недоимка на сумму менее 50 копеек не учитывалась.
     
     Список недоимщиков передавался казначейством местной полиции для немедленного обращения взыскания общеустановленным бесспорным порядком на движимое имущество и доходы, а затем и на недвижимое имущество недоимщика.
     
     Излишне поступившие в уплату налога суммы предполагалось возвращать, а недоимки, взыскание которых оказалось бы безнадежным делом, - списывать независимо от их размеров.
     
     Всякого рода запросы податных учреждений, требования, предложения, объявления, извещения, напоминания и окладные листы вручались плательщикам полицией без промедления под расписку.
          

Обложение прибыли военной поры


     Почти за год до Февральской революции, 13 мая 1916 года Совет Министров России утвердил Положение “Об установлении временного налога на прирост прибылей торгово-промышленных предприятий и вознаграждения личных промысловых занятий и о повышении размеров отчислений на погашение стоимости некоторых имуществ при исчислении прибылей, подлежащих обложению процентным сбором”.
     
     Принятый под грохот пушек Первой мировой войны нормативный акт, в свою очередь, носил ярко выраженный чрезвычайный характер. Срок его действия был рассчитан на 1916 и 1917 годы - годы военные.
     
     Налогу на прирост прибылей и вознаграждения подлежали:
     
     а) предприятия, обязанные публично отчитываться о результатах своей финансово-хозяйственной деятельности, а также облагаемые дополнительным промысловым налогом, если их годовая прибыль составляла более 8 % на основной или его заменяющий капитал и превышала, притом, среднюю сумму прибылей, полученных в 1913 и 1914 годах;
     
     б) подряды и поставки, на которые были получены особые промысловые свидетельства, если совокупность полученных от этих видов деятельности прибылей за 1916 и 1917 годы составила не менее двух тысяч рублей в год и превысила не менее чем на 500 рублей среднюю сумму прибылей, полученных в 1912 и 1913 годах. При этом каждый подряд и каждая поставка считались отдельным предприятием и нуждались в оформлении особого свидетельства или, как мы теперь говорим, в лицензировании;
     
     в) лица, входившие по избранию или найму в состав правлений учетных и наблюдательных комитетов и ревизионных комиссий в акционерных предприятиях, а также управляющие этими предприятиями и их заместители, если полученное ими за службу в 1915 или в 1916 годах жалование и другие виды вознаграждения не менее чем на 500 рублей в год превышали аналогичные выплаты за службу в 1912 и 1913 годах.
     
     20 июня 1916 года Министр финансов утвердил Правила по применению данного нормативного акта. В соответствии с этими Правилами не подлежали обложению налогом на прирост прибыли отчетные предприятия, впервые привлеченные к платежу процентного сбора за 1915 окладный год. Для остальных предприятий общая сумма налогов и сборов не должна была превышать 50 % прибыли за отчетный год.
     
     Прибыль неотчетных предприятий и индивидуальных предпринимателей подлежала обложению налогом только в том случае, если она составляла 2000 рублей и более за отчетный год. При этом первые 500 рублей в расчет с целью исчисления налога не принимались. Те же правила действовали в отношении определения порядка взимания налога на прирост прибылей, полученных от подрядов и поставок. Сведения о приросте прибылей и вообще о результатах финансово-хозяйственной деятельности предприятий и индивидуальных предпринимателей в обязательном порядке декларировались или, как тогда говорили, заявлялись не позже 1 июля следующего за отчетным года.
     
     Обложению налогом на прирост прибылей лиц высшей администрации акционерных обществ подлежала четвертая часть их вознаграждения при условии, что общая сумма этого вознаграждения превышала 2000 рублей в год. Подача заявлений о размере вознаграждения за службу была обязательна для всех лиц высшей администрации акционерных обществ.
     
     В заявлениях требовалось указать все сведения о жаловании и вознаграждении, полученных в течение 1912-1914 годов и отдельно за 1915 и 1916 годы. При этом показывались все выплаты за службу во всех, действовавших в пределах Российской Империи, акционерных предприятиях.
     
     Кроме указанных выше предприятий и лиц, обложению налогом на прирост прибылей подлежали всякого рода торговые посредники, а также предприниматели, получавшие выгоды от переуступки принятых ими подрядов и поставок, если их прибыль от этих операций превышала в 1916 году 3000 рублей. При этом налогом облагалась вся полученная ими прибыль без малейших изъятий. Какие-либо льготы не предусматривались. Все посредники были обязаны не позднее 1 августа 1917 года подать в территориальные налоговые органы заявления с указанием своего имени, отчества и фамилии, местожительства и суммы полученной ими в 1916 году прибыли.
     
     Вообще надо отметить, что налоговые органы дореволюционной поры, даже при неразберихе и сумбуре военного времени, обеспечивали полный контроль за прибылью как юридических, так и физических лиц. Исчерпывающим был и обмен информацией между всеми территориальными налоговыми органами. Оказаться вне их поля зрения объекту налогообложения тогда было совершенно невозможно.
     
     Владельцы торговых и промышленных предприятий высших категорий прибыльности, а также находившихся в столицах и крупных городах, должны были ежегодно, не позднее 1 апреля, подавать в территориальные налоговые органы заявления со следующими сведениями:
     
     1. Звание, имя, отчество и фамилия лица, на которое выдано промысловое свидетельство (факт регистрации предприятия. - М.Б.).
     
     2. Местожительство.
     
     3. Род и местонахождение каждого принадлежащего ему в пределах данного податного участка (территориальной налоговой инспекции. - М.Б.) торгового или промышленного заведения и складского помещения.
     
     4. Признаки, указывающие на размер торговли и других промыслов.
     
     5. Оборот по каждому заведению или отдельному промыслу за отчетный год с включением оборотов по ярмарочной торговле, а также по подрядам и поставкам.
     
     6. По желанию заявителя полученная им по каждому заведению за тот же отчетный год действительная прибыль с объяснением обстоятельств, влиявших на увеличение или уменьшение ее размеров.
     
     На практике платежу процентного сбора с прибыли подлежали все предприятия и индивидуальные предприниматели, кроме следующих:
     
     1) оптовые склады вина и спирта, а также фабрики и заводы, производившие оплачиваемую акцизом продукцию;
     
     2) предприятия и индивидуальные предприниматели с неустойчивой или ниже 8 % размера основного капитала прибылью, которые по этой причине освобождались от уплаты раскладочного сбора;
     
     3) мелкие торговые и промышленные предприятия, расположенные в малолюдных населенных пунктах.
     
     В действовавшем на 1916 и 1917 годы Положении о промысловом налоге не содержалось указаний об обложении дополнительным налогом на прирост прибылей предприятий, прекративших свою деятельность.
     
     Этот пробел закона восполнялся лишь практикой. Так, с неотчетных предприятий, существовавших только часть года, дополнительный налог на прирост прибылей не взимался вовсе, если они прекращали свою деятельность до окончания раскладки. При закрытии же предприятий после окончания раскладки налог с них взимался полностью. Такой порядок находился в противоречии с установкой, согласно которой налог должен был взиматься по расчету времени существования предприятий в каждом окладном году.
     
     Новыми правилами, принятыми 13 мая 1916 года, для неотчетных предприятий был установлен особый порядок уплаты налога на прирост прибыли. Теперь налог взимался в размере, соответствовавшем числу полных проработанных до закрытия фирмы месяцев в отчетном году. Например, если предприятие прекращало свою деятельность 30 мая, то налог должен был взиматься за четыре полных месяца (январь - апрель). При этом возврат из государственной казны излишне внесенных предприятием налоговых сумм производился на общих основаниях по ходатайствам самих плательщиков. Правила об обложении налогом на прирост прибыли предприятий, прекративших свою деятельность, начали действовать в 1916 окладном году. Дела, относившиеся к предшествовавшим годам, рассматривались в соответствии со сложившейся ранее практикой.
     
     Постановлением Временного Правительства от 12 июня 1917 года были конкретизированы и частично видоизменены положения нормативных налоговых актов 1916 года. Так, обложению процентным сбором с прибыли предприятий должна была подлежать лишь чистая прибыль, полученная по операциям, производившимся только на территории Российской Империи. При исчислении прибыли в иностранной валюте делался перерасчет на рубли по утвержденному Госбанком курсу.
     
     Нижняя планка прибыли, на которую начислялся дополнительный налог, была понижена с 8 до 6 % стоимости основного капитала. Если прибыль оказывалась меньше этого уровня или если предприятие в отчетном году потерпело убыток, налог на прирост прибыли начислялся по ставке 6 % стоимости основных капиталов. Другой метод расчета налога для бесприбыльных или убыточных предприятий состоял в том, что за основу брался средний уровень прибыльности предприятий соответствующей группы. Этот метод прежде всего применялся к плательщикам, которые не желали подчиняться установленным правилам, занижали свои доходы и были уличены в этом представителями налоговых органов.
     
     Налог на прирост прибыли и вознаграждения должен был взиматься в следующих размерах:
     
     1) с предприятий, не обязанных публично отчитываться о результатах своей финансово-хозяйственной деятельности, лиц высшей администрации акционерных предприятий, индивидуальных предпринимателей, а также разного рода посредников:
     
     - с суммы прироста прибыли или вознаграждения до 1000 рублей включительно - 30 %;
     
     - свыше 10 и до 15 тысяч рублей - 41 %;
     
     - свыше 100 тысяч рублей - 60 %;
     
     2) с предприятий, обязанных публично отчитываться о результатах своей финансово-хозяйственной деятельности:
     
     - при отношении прибыли к основному капиталу в размере 6 % ставка налога составляла 40 % суммы прироста прибыли;
     
     - 9,5 % прибыли по отношению к стоимости основного капитала предполагали получение 50 % суммы прироста прибыли;
     
     - ставка налога из расчета 60 % прироста прибыли устанавливалась при достижении 13-процентной прибыли от стоимости основного капитала;
     
     - наконец, при отношении прибыли к основному капиталу от 20 % и выше ставка налога с прироста прибыли устанавливалась в размере 80 %.
     
     Предельный размер обложения прибыли отчетных предприятий достигал 90 %.
     
     В течение месяца после окончания срока внесения налога его плательщики могли представлять в податные органы свои возражения, подкрепляя их торговыми книгами и другими, не подлежащими сомнению, документальными данными для определения действительно полученной ими прибыли. Плательщики, не давшие согласия на проверку их заявлений, лишались права подавать свои возражения. Если при проверке отчетов, служивших основанием для начисления налога, оказывалось, что налог на прирост прибыли внесен в меньшем, чем следовало, размере, то его плательщик обязан был произвести надлежащую доплату в месячный срок со дня предъявления налоговым органом соответствующего требования. За непредоставление в установленный срок без уважительных причин заявлений в налоговые органы, а также за утаивание требуемых сведений плательщики должны были подвергаться денежному взысканию в размере, не превышавшем 500 рублей. за сообщение заведомо ложных сведений с целью уклонения от платежа налога или уменьшения его размера виновные должны были выплатить штраф в размере от двукратной до десятикратной стоимости недопоступившего в казну налога. Если плательщик в месячный срок не вносил причитавшуюся с него сумму штрафа, дело направлялось в судебные органы для привлечения виновного к ответственности за преступления против доходов и имущества государственной казны.
     
     К платежу вовремя неначисленного или начисленного в меньшем размере налога на прирост прибыли юридические и физические лица могли привлекаться в течение трех лет с момента подачи неверных сведений и совершения неправильных налоговых расчетов.
     
     Для недвижимого (кроме земли) и движимого имущества, приобретенного промышленными предприятиями, участвовавшими в выполнении оборонных заказов государственной казны, всероссийских земского и городского союзов помощи больным и раненым воинам и военно-промышленных комитетов были предусмотрены налоговые льготы в размере от 15 до 30 % стоимости этого имущества.