Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Основные причины роста налоговой преступности и первоочередные меры по их устранению


Основные причины роста налоговой преступности и первоочередные меры по их устранению


К.В. Сомик,

ФСНП России
     
     В современных условиях налоговые преступления и правонарушения приобретают все более массовый характер. Они нередко связаны с совершением иных тяжких экономических и общеуголовных преступлений и с отмыванием доходов от преступной деятельности. Общественная опасность налоговых преступлений состоит прежде всего в том, что перекрываются каналы поступления денежных средств в доходную часть бюджетов всех уровней страны, и таким образом торпедируется бюджетная и налоговая политика Правительства России и субъектов Федерации, которые лишаются одного из наиболее действенных средств управления экономикой. Недостаток средств в бюджете прежде всего сказывается на социальной сфере, развитии культуры, содержании наукоемких отраслей экономики. поэтому массовое сокрытие доходов и уклонение от уплаты налогов являются одной из серьезных внутренних угроз экономической безопасности страны.
          
     В 1997 году федеральными органами налоговой полиции выявлена 21 тыс. нарушений налогового законодательства, нанесших ущерб государству на 6,9 млрд руб. Из них 7 тыс. налоговых преступлений и правонарушений совершено в крупном и особо крупном размерах. В результате реализации оперативных материалов по выявленным нарушениям в бюджет доначислено свыше 22 млрд рублей. Причем суммы доначислений в результате применения к нарушителям налогового законодательства финансовых санкций из года в год возрастают (в 1994 году - 3,8; 1995 году - 7,5, 1996 году - 16,4 млрд рублей). И это при снижении инфляции!
     
     Изучение обстановки в сфере налогообложения показывает, что одним из наиболее значимых социально-экономических  факторов, обусловливающих налоговые преступления и правонарушения в крупных и особо крупных размерах, следует назвать несовершенство действующей налоговой системы.
     
     Нынешняя налоговая политика носит прежде всего фискальный характер. Созидательный аспект практики налогообложения фактически отсутствует. Это приводит к серьезным перекосам в инвестиционной деятельности, отливу капиталов из отраслей промышленного и сельскохозяйственного производства в сферу спекулятивных “коротких денег”, в теневую экономику, создает предпосылки для развития криминального бизнеса и массового уклонения юридических и физических лиц от налогообложения.
     
     Чрезмерное многообразие подзаконных правовых актов методико-нормативного характера буквально запутывает законопослушного налогоплательщика, а недобросовестному позволяет обнаружить “правомерную” лазейку для сокрытия своих доходов. В то же время работа над налоговым кодексом продвигается крайне медленно.
     
     Еще одним важным фактором, влияющим на рост преступности в налоговой сфере, является необузданный рост уголовных преступлений, которые все чаще переплетаются с экономическими. Опасность этой тенденции заключается в том, что криминальные группировки фактически подменяют налоговые органы, выводя из-под налогообложения значительные суммы, которые в дальнейшем используются в “теневой” экономике и преступной деятельности, для нужд членов преступных группировок, расширения масштабов и “воспроизводства” уголовной, экономической и налоговой преступности.
     
     По сути дела, организованная преступность рассматривает налогооблагаемую базу государства как сферу своего влияния. Она, фактически, бросила вызов государству и ведет открытую борьбу за контроль над финансово-хозяйственным  комплексом страны. В данной ситуации сокрытие доходов от уплаты налогов выступает лишь как внешнее проявление более глубоких криминогенных процессов перераспределения национального продукта в пользу “теневой” экономики.
     
     При всей социальной опасности налоговых преступлений персональная ответственность за их совершение несравнимо мала. В настоящее время нарушителям налогового законодательства выгоднее, например, переложить ответственность на специально выбранное юридическое лицо или заплатить небольшой штраф за неподачу налоговой декларации, чем в установленном порядке встать на учет в налоговых органах и платить все причитающиеся налоги.
     
     Если первые два фактора провоцируют, как правило, нарушения налогового законодательства, связанные с неправильным ведением бухгалтерского учета, то третий и четвертый стимулируют наиболее изощренные способы уклонения от уплаты налогов, связанные с сокрытием большей части финансово-хозяйственной  деятельности от налогового контроля вообще, то есть теневую экономику.
     
     Современная экономическая ситуация в России порождает множество способов нарушения налогового законодательства, которые условно можно разделить на две группы: способы, связанные с сокрытием финансово-хозяйственной деятельности, и “бухгалтерские” способы, связанные с неправильным учетом результатов финансово-хозяйственной деятельности экономических субъектов.
     
     К первой группе относятся такие способы уклонения от уплаты налогов, как ведение финансово-хозяйственной  деятельности без регистрации, лицензии или постановки на учет в налоговых органах, сокрытие финансово-хозяйственных операций с использованием расчетов наличными, счетов “третьих” организаций с оформлением искусственной дебиторской задолженности, векселей и взаимозачетов, подставных или фиктивных фирм, а также псевдоэкспорт продукции и др.
     
     Деятельность без государственной регистрации и постановки на учет в налоговых органах распространена повсеместно. Ее проявления характерны как для отдельных торговцев на рынках, так и для крупных дельцов, ворочающих миллионными капиталами. В последнем случае в ход часто идут поддельные документы, фиктивные печати и бланки. Часто используются утерянные паспорта, адреса и фамилии других лиц.
          
     Так, в г. Златоусте Челябинской области были получены данные о 727 физических лицах, не зарегистрированных в качестве предпринимателей, но получивших на протяжении 1996 года доходы в виде наличных выплат за реализованный товар. При отработке данной информации установлено, что фактически денежные суммы получали не установленные лица, а другие (нередко иностранцы), которые использовали паспорта либо паспортные данные граждан г. Златоуста и области с целью оформления сдачи товара на реализацию и получения за него значительных денежных сумм без обложения их соответствующим налогом. Размер наличных денег, выплаченных им, составляет 16 млн рублей, и лишь у 11 человек удержан подоходных налог на сумму 16 тыс. рублей.
          
     Широко в нашей стране представлена и деятельность индивидуальных предпринимателей и организаций, не отчитывающихся о своей финансово-хозяйственной  деятельности. Из 31 тыс. лиц и организаций, не сдававших отчетность в налоговые органы в 1997 году и разысканных только федеральными органами налоговой полиции, около 8 тыс. проводили финансово-хозяйственную деятельность, получали доходы и не платили налоги.
     
     Выявление и пресечение деятельности таких предпринимателей представляет собой трудоемкий процесс, поскольку никакой реальной информации о местонахождении таких фирм не имеется. Проверки налогоплательщиков, не вставших на учет в налоговые органы также выявили ряд недоработок в процедуре регистрации предпринимателей и юридических лиц. Так, законодательство о регистрации позволяет регистрироваться сотням предприятий по одному и тому же юридическому адресу, при этом совершенно не требуется подтверждать свое фактическое местонахождение. Это приводит к тому, что, например, в Москве на конец 1997 года по 109 адресам было зарегистрировано 560 тыс. юридических лиц, что составляет 21 % всех зарегистрированных в Москве предприятий. Если учесть, что четверть из них, как показывает практика, действующие, то можно себе представить количество “полных” теневиков в одной только столице. Анализ практики регистрации предприятий показывает, что количество добросовестных налогоплательщиков, сдающих финансовые отчеты в налоговые органы из года в год падает, в то время как количество зарегистрированных предприятий постоянно растет.
     
     Практика работы ФСНП России показывает также, что граница между деятельностью без государственной регистрации и при наличии такой регистрации, но без постановки на налоговый учет или сдачи отчетности в налоговые органы, очень призрачна. Зарегистрированное, но скрывающееся от налогового контроля предприятие одинаково трудно выявить, так же как и лиц, работающих без необходимой регистрации в качестве субъекта предпринимательства. Поэтому и наказания за эти действия, на наш взгляд, должны быть идентичными.
     
     Появление огромного числа промежуточных фирм-посредников - это  также характерное явление для нашей экономики, способствующее росту налоговой преступности. Многие фирмы-посредники  рассчитываются с предприятиями-недоимщиками в безденежной форме, осуществляя поставки различных товарно- материальных  ценностей. Размер бартера в таких случаях находится на уровне 80 - 100 % объемов поставленной продукции. Характерной чертой выявляемых правонарушений является участие руководителей крупнейших предприятий, имеющих недоимки по налогам, в деятельности посреднических фирм, осуществляющих с ними бартерные и иные операции. Вместе с тем бороться с этим явлением в условиях свободного демократического предпринимательства крайне сложно. Следовательно, необходимо ужесточать административную и уголовную ответственность за конкретные нарушения, присущие деятельности фирм-посредников.
     
     В последнее время большой популярностью стали пользоваться расчеты векселями, выпускаемыми самими предприятиями-недоимщиками  или приобретенными ими в коммерческих банках. Расчеты в безденежной форме также способствуют тенизации реально получаемых доходов, так как при их совершении учитывается движение товаров, а финансовые потоки от них отделены и поэтому их сложнее контролировать.
     
     Вексель является одной из тех форм взаиморасчетов, в том числе между юридическими и физическими лицами, которая часто приводит к уменьшению налогооблагаемой базы, обострению криминогенной обстановки в налоговой сфере. Вексельные расчеты носят стихийный характер, отсутствуют общие “правила игры”, что ведет к серьезным злоупотреблениям, грозящим обернуться крупными потерями для всей экономики.
     
     Обращение векселей, особенно с дисконтом, иногда ведет к созданию искусственной недоимки, что создает благоприятную почву для различного рода финансовых махинаций.
     
     В целях создания дополнительных трудностей при отслеживании финансовых потоков и снятия с себя ответственности за уклонение от уплаты налогов в схемах поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг) и расчетов руководителями хозяйствующих субъектов часто используются либо подставные фирмы, иногда оформленные на несуществующих лиц, либо фиктивные лица и организации.
          
     Так, сотрудниками Управления ФСНП России по г. С.-Петербургу  проведены встречные проверки ООО “Колос”, ООО “Фабус” и ООО “Аметист”, документы и печати которых были обнаружены при проведении проверки РГК “Русское видео”. В ходе оперативно-розыскных  мероприятий в отношении холдинга “Русское видео” установлено, что с целью уклонения от уплаты налогов по указанию председателя Совета директоров “Русское видео” Рождественского Д.Д. создана сеть подставных организаций. Все предприятия были зарегистрированы по утерянным паспортам, ксерокопии которых обнаружены в сейфе главного бухгалтера РГК “Русское видео”. Согласно актам проверок общая сумма доначислений составила более 3 млн рублей.
     
          Часто в качестве подставных используются организации, зарегистрированные в зоне экономического благоприятствования “Ингушетия”, в Республике Калмыкия, оффшорных зонах и других трудно доступных регионах. Все чаще используются организации, зарегистрированные в Чеченской республике.
     
     Схемы сокрытия доходов с использованием “подставных” фирм и фиктивных документов разрабатываются высокопрофессиональными юристами и аудиторами таким образом, чтобы у легально действующих организаций налоговая база была минимальной, в то время как основные долги перед бюджетом “вешались” бы на баланс реально не существующих фирм. Гражданско-правовые  отношения оформляются так, чтобы плательщик являлся посредником (комиссионером, поверенным, агентом) с минимальным вознаграждением. Таким образом, ответственность за налоговое преступление перекладывается на несуществующие субъекты, а лица, реально совершившие такую операцию, остаются вне уголовного преследования.
     
     Невозможность установить реальных руководителей фирмы является основной причиной возбуждения уголовных дел не в отношении конкретных лиц, а по факту выявления налогового преступления. Как показывает опыт ФСНП России, вероятность расследования подобных уголовных дел и их направления прокурором в суд очень мала, как и возможность возмещения причиненного материального ущерба.
     
     Привлечь же налогоплательщика, намеренно заключившего договор с фиктивной фирмой, к ответственности за нарушение налогового законодательства (за завышение себестоимости продукции (работ, услуг) в связи с псевдорасчетами с “подставной” фирмой либо за неправомерное предъявление бюджету НДС и т.п.) не представляется возможным, даже бесспорно доказав мнимый характер сделок с неправоспособными субъектами. Налогоплательщик, обратившись в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения налогового органа, основанием вынесения которого являются вышеизложенные обстоятельства, как правило, мотивирует свою позицию тем, что он не обязан проверять правоспособность своих контрагентов, добросовестно заблуждался, а документы надлежащим образом оформлены и не вызывали никаких сомнений.
     
     Как показывает практика, при таких обстоятельствах арбитражные суды, исходя из добросовестности участников правоотношений, удовлетворяют иски налогоплательщиков. При этом отклоняются доводы налоговых органов о мнимости (притворности) сделок в связи с невозможностью применения к налоговым правоотношениям гражданского законодательства и о невозможности рассмотрения в качестве надлежащих доказательств документов, составленных несуществующими лицами, в связи с заблуждением истцов относительно их достоверности.
     
     В 1995 году в сфере реализации алкогольной продукции органы налоговой полиции зафиксировали явление, которое в настоящее время активно прогрессирует и в других отраслях экономики, особенно развито при реализации подакцизных товаров, так как скрывается не только уплата НДС, но и предусмотренных акцизов. Оно получило название “псевдоэкспорт” или “фиктивный экспорт”. Вместо налоговых сборов при этом уплачивается вчетверо меньшая таможенная пошлина. Чаще всего фиктивный экспорт осуществляется путем фальсификации таможенных документов, когда товар вовсе не достигает таможенной границы России и реализуется на территории России.
          
     Например, проверкой ОАО “Валуйский ликеро-водочный  завод”, проведенной УФСНП России по Белгородской области, установлено, что за период с декабря 1995 года по июнь 1996 года предприятие реализовало ЗАО “Крита” г. Вильнюс (Литва) водку “Русская” и “Валуйчанка” в количестве 571,8 тыс. бутылок на сумму 300 тыс. долл. США. Сделка по бухгалтерскому учету предприятием отражена как экспортная. По результатам встречных проверок выявлено, что вывоз 341,7 тыс. бутылок водки на сумму 179,5 тыс. долл. США за территорию России не осуществлялся. В связи с этим льгота по НДС заводом применена необоснованно. По результатам проверки размер сокрытых налогов (ущерб) составил 4,5 млн руб., размер финансовых санкций - 5,9 млн руб.
     
          Материалы по выявленным фактам “псевдоэкспорта” подакцизных товаров имеются в УФСНП России по Московской, Брянской, Ленинградской, Вологодской, Пензенской, Псковской, Владимирской, Рязанской областям и ряду других регионов России.
     
     Во второй группе, среди так называемых “бухгалтерских” способов уклонения от уплаты налогов, наибольшее распространение получили занижение выручки от реализованной продукции и завышение себестоимости продукции путем необоснованного отнесения на нее расходов, которые должны финансироваться за счет прибыли. Борьба с этими видами нарушений успешно ведется контрольными органами. Ее эффективность может быть повышена в результате упрощения налоговой системы и общепрофилактическими мероприятиями по воспитанию законопослушного налогоплательщика. Финансовые санкции, особенно за занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, на наш взгляд, даже излишне завышены.
     
     В настоящее время меры ответственности за обе группы налоговых правонарушений и преступлений практически равны. При этом упор делается на такую меру ответственности как наложение крупных финансовых штрафов. Вместе с тем, практика показывает, что такие меры воздействуют прежде всего на законопослушного налогоплательщика, которому и так нелегко приходится в современной экономической обстановке. С другой стороны, лица, занимающиеся экономической деятельностью вне налогового контроля, часто достаточно легко уходят от ответственности. К тому же при отсутствии бухгалтерских документов, что характерно для “теневиков”, доказать уклонение от налогов и привлечь преступника к уголовной ответственности - достаточно трудоемкий процесс, не сравнимый с последующим наказанием.
     
     Поэтому с целью повышения эффективности борьбы с налоговыми преступлениями и правонарушениями необходимо дифференцировать меры ответственности: ужесточать уголовную ответственность за преступления, совершенные одним из способов, отнесенных к первой из указанных здесь групп и несколько либерализовать финансовую ответственность за налоговые нарушения, совершенные способами, отнесенными ко второй группе.
     
     Задачей первоочередной важности, на наш взгляд, является принятие закона о регистрации предприятий, в котором необходимо предусмотреть следующие элементы:
     
     - прямое информирование подразделениями регистрационных палат территориальных налоговых инспекций о каждом факте регистрации;
     
     - запрет на регистрацию руководителей предприятий в качестве индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица;
     
     - отказ в регистрации (перерегистрации) субъектов предпринимательской деятельности при наличии задолженности по налогам и другим обязательным платежам их учредителей;
     
     - аннулирование свидетельства о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя лиц, не прошедших перерегистрацию, а также тех, кто длительный период времени (2 - 3  года) не представляет в налоговые органы декларации о доходах или в течение года неоднократно привлекался к административной ответственности за совершение налоговых правонарушений;
     
     - административную ответственность за искажение юридического адреса в учредительных документах и за несвоевременное уведомление налоговых органов об изменении фактического адреса;
     
     - вопросы правопреемственности при организации нового юридического лица на основе материальной базы другого недействующего предприятия;
     
     - порядок декларирования доходов, из которых формируется уставный капитал регистрируемого предприятия.
     
     В целях повышения эффективности борьбы с “псевдоэкспортом” необходимо, на наш взгляд, устранить существующие нестыковки в таможенном, налоговом и гражданском законодательствах, в частности:
     
     - ввести в налоговое законодательство толкование понятия “экспорт”, применяемого в целях налогообложения;
     
     - привести в соответствие таможенное и налоговое законодательства в части документального подтверждения факта экспорта;
     
     - установить порядок предоставления льготы по уплате НДС и акцизов на продукцию, экспортируемую непосредственно предприятием-производителем, не в форме освобождения от их уплаты, а только в форме возмещения сумм уплаченных НДС и акцизов из бюджета при представлении документов, подтверждающих факт экспорта.
     
     Целесообразно также внести изменения в действующие нормативные акты и обязать спиртопроизводящие предприятия производить таможенное оформление экспортных подакцизных товаров только в региональных таможнях по месту расположения головного предприятия-экспортера.
     
     С целью сокращения наличного денежного оборота и совершенствования контроля за ним на массовых рынках предлагается в качестве альтернативы контрольно-кассовым машинам использовать чековые книжки, выдаваемые налоговыми органами, и установить обязательный порядок выдачи отрывного чека покупателю на каждую покупку.
     
     В целях предупреждения образования фиктивной дебиторской задолженности целесообразно ввести в гражданское законодательство положение, согласно которому суммы выручки предприятий, перечисленные на расчетный счет другого и не принадлежащие ему на правах собственности, а также поступившие полностью или частично от совместной деятельности и не перечисленные на счета собственников в отчетном периоде, включались бы в состав доходов предприятий и организаций, аккумулирующих эти денежные средства и использующих их как оборотные средства.
     
     Предлагаемые меры, на наш взгляд, позитивно отразятся не только на повышении эффективности деятельности федеральных органов налоговой полиции по выявлению, пресечению и предупреждению налоговых и связанных с ними преступлений и правонарушений, но и на взаимодействии с такими федеральными органами исполнительной власти, как Госналогслужба России, ГТК России, МВД России и Росалкогольмонополия.