Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона от 5 февраля 1997 года “О тарифах страховых взносов в пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд з


Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24.02.98 № 7-П

По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона от 5 февраля 1997 года “О тарифах страховых взносов в пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федеарции и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год” в связи с жалобами ряда граждан и запросами судов

     Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Л.М. Жарковой, судей Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, Т.Г. Морщаковой, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
          
     с участием граждан Г.Г. Гаджиева, Н.А. Ижболдиной, Ю.А. Костанова, В.М. Мелузовой, М.Н. Морозовой, В.М. Моргулиса, А.Л. Савельева, И.Ю. Талышевой, Н.Ф. Шарафетдинова, обратившихся с жалобами в Конституционный Суд Российской Федерации, и представителя Совета Федерации  -  адвоката Ю.С. Пилипенко,
     
     руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 85, 96, 97, 99 и 86, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”,
     
     рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год”.
     
     Поводом к рассмотрению дела явились индивидуальные и коллективные жалобы ряда граждан: адвокатов Ю.А. Андриевского, Д.В. Анисимова, Л.А. Белкиной, Н.И. Брода, Г.Г. Гаджиева, А.И. Иванова, Ю.А. Костанова, Н.С. Мельниковой, М.Н. Морозовой, Г.И. Никитиной, Т.Г. Попковой, Д.И. Рыжовой, А.Л. Савельева, А.Н. Ситникова, И.М. Соловьева, И.Ю. Талышевой, Л.М. Федоровой, занимающегося частной практикой нотариуса Н.Ф. Шарафетдинова, индивидуальных предпринимателей А.А. Агаева, А.А. Громова, Н.А. Ижболдиной, И.Г. Исерсона, А.Н. Кулешовой, В.М. Мелузовой, В.М. Моргулиса, а также запросы Федерального арбитражного суда Центрального округа и Советского районного народного суда города Волгограда.
     
     Учитывая, что все жалобы граждан и запросы судов касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, соединил дела по этим обращениям в одном производстве.
     
     Заслушав сообщение судьи  -  докладчика Н.В. Селезнева, объяснения представителей сторон, заключения экспертов  -  докторов юридических наук С.А. Авакьяна и М.Л. Захарова, мнения специалистов С.Д. Шаталова и З.А. Кондратьевой, выступления приглашенных в заседание представителей: от Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации  -  О.В. Бойкова, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации  -  М.А. Лозиной, от Министерства юстиции Российской Федерации  -  С.Г. Самойлова, от Министерства финансов Российской Федерации  -  И.П. Молчанова, от Министерства труда и социального развития Российской Федерации  -  Ю.К. Белобородова, от Государственной налоговой службы Российской Федерации  -  Л.В. Милославской, от Пенсионного фонда Российской Федерации  -  З.М. Селивановой и Л.И. Чижик, от Фонда обязательного медицинского страхования  -  М.А. Ковалевского, от Федерального Союза адвокатов России  -  А.В. Клигмана, от Федеральной нотариальной палаты  -  Г.Г. Черемных, от Московской нотариальной палаты  -  В.С. Репина, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:
     

     1. Статьей 1 Федерального закона от 5 февраля 1997 года “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год” предусмотрены тарифы страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации: для работодателей  -  организаций  -  в размере 28 процентов, включая вознаграждение по договорам гражданско-правового характера, предметом которых является выполнение работ и оказание услуг (пункт “а”); для индивидуальных предпринимателей и занимающихся частной практикой нотариусов  -  в размере 28 процентов от полученных ими доходов, в том числе с сумм вознаграждения, идущих на оплату труда по договорам гражданско-правового характера, предметом которых является выполнение работ и оказание услуг (пункт “б”); для адвокатов  -  в размере 28 процентов их заработка (пункт “в”).
     
     По мнению заявителей, положениями пунктов “б” и “в” статьи 1 названного Федерального закона, вводящими повышенный в несколько раз по сравнению с ранее действующим тариф страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерация для индивидуальных предпринимателей, занимающихся частной практикой нотариусов и адвокатов, нарушаются статьи 2, 6 (часть 2), 15, 18, 19 (части 1 и 2), 34, 35 (части 1 и 3), 37, 39, 40 и 57 Конституции Российской Федерации.
     
     В ряде жалоб по этим же основаниям оспаривается и положение пункта “а” статьи 1 названного Федерального закона. Однако поскольку оно адресовано только работодателям  -  организациям, а не тем категориям плательщиков, к которым относятся заявители по данному делу, их жалобы в этой части в соответствии со статьей 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” не являются допустимыми.
     
     В жалобах работающих пенсионеров  -  адвокатов Ю.А. Андриевского, Д.В. Анисимова, Л.А. Белкиной, А.И. Иванова и А.Н. Ситникова утверждается, что пункт “в” статьи 1, на основании которого они обязаны уплачивать страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации даже при условии получения ими пенсии по возрасту, нарушает также статью 39 Конституции Российской Федерации. Однако из оспариваемой нормы указанное заявителями условие не вытекает, и, таким образом, оно не может быть предметом проверки Конституционного Суда Российской Федерации.
     
     Индивидуальный предприниматель В.М. Мелузова оспаривает также конституционность пунктов “г” и “д” статьи 1 и абзаца шестого статьи 2 названного Федерального закона. Однако из документов, приложенных к жалобе, не следует, что указанные нормы применялись в деле заявительницы. Следовательно, в соответствии со статьей 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” жалоба В.М. Мелузовой в этой части не является допустимой.
     

     Адвокаты Н.И. Брода, Н.С. Мельникова, Т.Г. Попкова, Д.И. Рыжова и Л.М. Федорова просят также проверить конституционность отдельных положений Федеральных законов от 10 января 1995 года и от 21 декабря 1995 года, которыми установлены тарифы страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования, соответственно, на 1995 и 1996 годы, положение статьи 49 Уголовно  -  процессуального кодекса РСФСР об обязательном участии защитника в судебном разбирательстве по делам, перечисленным в ней, а также некоторые нормы Положения о порядке оплаты труда адвокатов за счет государства, утвержденного министром юстиции Российской Федерации 27 января 1994 года. Однако названные Федеральные законы утратили силу задолго до обращения заявителей в Конституционный Суд Российской Федерации, а представленные материалы не свидетельствуют о том, что их конституционные права были нарушены оспариваемыми нормами. Не подтверждено также применение к заявителям статьи 49 УПК РСФСР. Поэтому в соответствии со статьей 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” их жалобы в этой части не являются допустимыми.
     
     Что касается Положения о порядке оплаты труда адвокатов за счет государства, то проверка по жалобам граждан конституционности подзаконных нормативных актов, как следует из статей 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.
     
     Кроме того, всеми заявителями оспаривается статья 5 Федерального закона “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год”, согласно которой он введен в действие с 1 января 1997 года, хотя был опубликован лишь 11 февраля 1997 года. По мнению заявителей, это нарушает статьи 54 и 57 Конституции Российской Федерации, содержащие запрет на придание законам обратной силы, если они ухудшают положение граждан, на которых распространяется их действие.
     
     К началу судебного разбирательства в Конституционном Суде Российской Федерации по данному делу названный Федеральный закон формально утратил силу. Однако его действием были нарушены конституционные права и свободы граждан. Кроме того, оспариваемые заявителями нормы фактически воспроизведены в Федеральном законе от 8 января 1998 года, которым установлены тарифы страховых взносов на 1998 год. В связи с этим согласно части второй статьи 43 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” производство по данному делу не подлежит прекращению.
     

     Таким образом, предметом проверки Конституционного Суда Российской Федерации по данному делу являются положения пунктов “б” и “в” статьи 1 и статья 5 Федерального закона от 5 февраля 1997 года “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год” в той части, в какой они регулируют тарифы страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации с заработков (доходов) заявителей  -  индивидуальных предпринимателей, занимающихся частной практикой нотариусов и адвокатов.
          
          2. Конституция Российской Федерации, исходя из целей социального государства, закрепленных в ее статье 7 (часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1). Государственное пенсионное страхование  -  важнейшая организационно-правовая форма социального обеспечения, в рамках которой реализуется право граждан на трудовые пенсии.
     
     Сущностными признаками государственного пенсионного страхования, согласно действующему пенсионному законодательству, являются: определение в законе круга застрахованных, особый метод финансирования на основе обязательности уплаты страховых взносов страхователями (работодателями) и застрахованными гражданами в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также зафиксированный в законе страховой тариф взносов, дифференцированный по категориям плательщиков. При этом признак обязательности выражается в том, что отношения по государственному пенсионному страхованию возникают в силу закона, т.е. независимо от воли его участников.
     
     Согласно статье 1 Федерального закона от 1 апреля 1996 года “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования” страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации  -  это обязательные платежи на государственное пенсионное страхование, которые их плательщики уплачивают в Пенсионный фонд Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации.
     
     В приведенном законодательном определении страховых взносов не раскрыта социально-правовая природа этих платежей, хотя некоторые содержательные признаки их названы  -  установление этих платежей законом, их обязательность и целевой характер. Указанные признаки страховых взносов не позволяют, однако, отграничить их от налогов, сборов, других платежей, которые, согласно статье 2 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года “Об основах налоговой системы в Российской Федерации”, также представляют собой “обязательный взнос в бюджет соответствующего уровня или во внебюджетный фонд, осуществляемый плательщиками в порядке и на условиях, определяемых законодательными актами”. Более того, содержание и характер норм о порядке регистрации плательщиков страховых взносов, о порядке и сроках уплаты страховых взносов, о мерах ответственности плательщиков, об осуществлении Пенсионным фондом Российской Федерации контроля за своевременной и полной их уплатой плательщиками с участием органов Государственной налоговой службы Российской Федерации, о наделении этого Фонда при взыскании в бесспорном порядке недоимок по страховым взносам с работодателей  -  организаций правами, предоставленными налоговым органам по взысканию не внесенных в срок налогов и налоговых платежей, сближают страховые взносы с налоговыми платежами.
     

     В то же время страховые взносы имеют ряд особенностей, вытекающих из сущности государственного социального страхования, в том числе пенсионного страхования. Страховые взносы работодателей в Пенсионный фонд Российской Федерации  -  это обязательная составная часть расходов по найму рабочей силы. Они являются материальной гарантией государственного пенсионного обеспечения для граждан в случаях, когда они лишены возможности иметь заработок (доход) или утрачивают его в силу возраста, состояния здоровья и по другим причинам, которые рассматриваются в качестве страховых рисков и выступают основаниями государственного пенсионного обеспечения. Однако уплатой страховых взносов обеспечиваются не только частные интересы застрахованных, но и публичные интересы, связанные с реализацией принципа социальной солидарности поколений. Для граждан  -  плательщиков страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации этот платеж с целью финансирования трудовых пенсий является прямым и обязательным вычетом из их заработка (дохода).
     
     Указанный целевой характер страховых взносов закреплен в законе: средства Пенсионного фонда Российской Федерации, формируемые за счет страховых взносов, могут расходоваться только для выплат трудовых пенсий. Вместе с тем целевое расходование средств на выплату трудовых пенсий вовсе не предполагает, что размер и общая сумма пенсии, на которые может рассчитывать ее получатель в течение всего периода жизни после выхода на пенсию, будет соответствовать сумме страховых взносов, уплаченных конкретными работодателем и работником либо индивидуальным предпринимателем или другим самозанятым гражданином. Тем самым получатели пенсий уравниваются в правах, а лишенным персонально  -  целевого назначения страховым взносам в Пенсионный фонд Российской Федерации придается обезличенно  -  безвозмездный характер.
     
     Таким образом, согласно действующему законодательству страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации представляют собой установленные законом особые обязательные платежи, являющиеся формой отчуждения денежных средств страхователей и застрахованных на началах безвозвратности и индивидуальной безвозмездности. Это означает, что при установлении таких платежей должны соблюдаться конституционные требования к законодательному регулированию любых финансовых обременений и к ограничениям прав и свобод граждан (статья 55, части 2 и 3; статья 57 Конституции Российской Федерации).
     
     3. При определении размера тарифа страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации законодатель должен учитывать такие конституционные принципы, как принцип равенства (статья 19 Конституции Российской Федерации) и принцип соразмерности ограничений прав и свобод граждан социально значимым интересам и целям, закрепленным в Конституции Российской Федерации (статья 55, часть 3).
     

     Исходя из этих принципов обеспечение неформального равенства граждан требует учета фактической способности гражданина (в зависимости от его заработка, дохода) к уплате страхового взноса в соответствующем размере. Установив в рассматриваемом Федеральном законе для индивидуальных предпринимателей, занимающихся частной практикой нотариусов и адвокатов, тариф страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации на 1997 год в размере 28 процентов заработка (дохода), то есть увеличив его почти в шесть раз по сравнению с ранее действовавшим тарифом, законодатель нарушил названные конституционные принципы, так как не принял во внимание ни фактическое сходство, ни реальные различия в характере и условиях деятельности этих категорий граждан-плательщиков страховых взносов в сравнении с другими категориями.
     
     Принципы справедливости и равенства требуют не только соразмерности (нечрезмерности) тарифов страховых взносов заработку (доходу) плательщика, что может обеспечиваться введением пропорциональных тарифов, но и соотносимости между тарифами и размерами пенсий, в настоящее время практически одинаковыми для разных категорий плательщиков страховых взносов. Этим требованиям оспариваемый заявителями тариф страховых взносов не отвечает. Правовое регулирование, избранное законодателем в данном случае, привело к тому, что равное право на трудовую пенсию (статья 39, части 1 и 2 Конституции Российской Федерации) для разных категорий граждан оказалось связанным с существенно несоразмерными отчислениями на его финансирование. При прочих равных условиях и примерно одинаковых в будущем трудовых пенсиях такие категории самозанятых плательщиков, как индивидуальные предприниматели, занимающиеся частной практикой нотариусы и адвокаты, уплачивают в Пенсионный фонд Российской Федерации значительно большую часть своего дохода, чем платят наемные работники с учетом страховых взносов работодателей.
     
     К тому же далеко не все доходы указанных категорий плательщиков, включаемые в базу для исчисления страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, являются их чистыми доходами, поскольку в нее могут включаться и некоторые расходы, связанные с извлечением доходов, в том числе по договорам гражданско-правового характера. С учетом этого доля страховых взносов, уплачиваемых в Пенсионный фонд Российской Федерации самозанятыми гражданами, изымаемая из их дохода, фактически еще более возрастает.
     
     Чрезмерность тарифа страховых взносов в отношении адвокатов подтверждается и тем, что при его введении не была учтена возложенная на адвокатуру публичная обязанность, вытекающая из статьи 48 Конституции Российской Федерации, оказывать в установленных законом случаях бесплатную юридическую помощь и осуществлять защиту граждан в ходе уголовного судопроизводства по назначению органов следствия и суда. По данным Министерства юстиции Российской Федерации, объем бесплатной помощи, предоставляемой населению адвокатами, составляет примерно 36 процентов от общего количества поручений.
     

     Что касается занимающихся частной практикой нотариусов, то они, так же как и адвокаты, и государственные нотариусы, выполняют возложенные на них государством публичные функции, включая большой объем бесплатных нотариальных действий. Кроме того, для государственного и частного нотариата установлены в основном единые государственные пошлины.
     
     С учетом этих обстоятельств предусмотренный оспариваемыми нормами тариф страховых взносов приводит к такому изъятию доходов занимающихся частной практикой нотариусов и адвокатов, что оно по сути становится не столько финансированием трудовых пенсий, сколько необоснованным лишением их части законно заработанного.
     
     Чрезмерность страховых взносов, взимаемых с индивидуальных предпринимателей, дополнительно усиливается тем, что, исходя из буквального смысла рассматриваемого Федерального закона, по договорам гражданско-правового характера о выполнении работ и оказании услуг, заключаемым между работодателем-организацией и индивидуальным предпринимателем, 28 процентов с сумм, идущих на оплату труда, наряду с работодателем-организацией (пункт “а” статьи 1) уплачивает и индивидуальный предприниматель (пункт “б” статьи 1). В результате в Пенсионный фонд Российской Федерации взыскивается почти в два раза больше страховых взносов, чем по договорам, заключаемым между работодателем-организацией и наемными работниками.
     
     Таким образом, повышение в 1997 году тарифа страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в отношении указанных категорий плательщиков носит чрезмерный характер и ставит их в худшее положение по сравнению с такими плательщиками страховых взносов, как лица наемного труда. Тем самым нарушается статья 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, исключающая какую-либо дискриминацию в зависимости от рода труда и занятий.
     
     4. Рассматриваемый Федеральный закон, нарушив перечисленные конституционные права и ухудшив экономические условия деятельности указанной категории плательщиков в Пенсионный фонд Российской Федерации, придал такому ухудшению обратную силу: принятый 5 февраля 1997 года и опубликованный 10 февраля 1997 года, он был введен в действие согласно его статье 5 с 1 января 1997 года.
     
     Это решение законодателя не согласуется с принципом, лежащим в основе статей 54 и 57 Конституции Российской Федерации, исходя из смысла которых закону, ухудшающему положение граждан, не может придаваться обратная сила, тем более что в данном случае были существенно увеличены размеры взносов, фактически не отличающихся по своему характеру от налоговых платежей.
     

     Таким образом, положения пунктов “б” и “в” статьи 1 и статья 5 Федерального закона “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год” нарушают конституционные принципы справедливости, равенства всех перед законом, соразмерности ограничения основных прав и свобод конституционно значимым целям в качестве допустимых оснований таких ограничений и придают обратную силу закону, ухудшающему положение одних категорий плательщиков страховых взносов в сравнении с иными категориями.
     
     Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 100 и 104 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
     
     1. Признать положения пунктов “б” и “в” статьи 1 Федерального закона “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год”, устанавливающие для индивидуальных предпринимателей, занимающихся частной практикой нотариусов и адвокатов тариф страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в размере 28 процентов от суммы заработка (дохода), не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3).
     
     2. Признать положение статьи 5 Федерального закона “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год” не соответствующим Конституции Российской Федерации, а именно вытекающему из смысла ее статьи 57 принципу, согласно которому не имеют обратной силы законы, ухудшающие положение граждан при возложении на них обязательных платежей, сходных по своей природе с налоговыми, поскольку этим умаляются и необоснованно ограничиваются конституционные права граждан.
     
     3. В соответствии с частью третьей статьи 79 и частью второй статьи 87 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” положения Федерального закона от 8 января 1998 года “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год”, как воспроизводящие нормы Федерального закона “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год”, признанные настоящим Постановлением не соответствующими Конституции Российской Федерации, должны быть пересмотрены в установленном порядке.
          

     4. Указанные в пункте 3 резолютивной части настоящего Постановления положения Федерального закона от 8 января 1998 года “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год” по истечении шести месяцев с момента провозглашения настоящего Постановления не подлежат применению.
     
     Федеральному Собранию в течение шестимесячного срока надлежит внести изменения в Федеральный закон от 8 января 1998 года “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год”, вытекающие из настоящего Постановления.
     
     5. В соответствии с частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” дела о взыскании страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в соответствии с пунктами “б” и “в” статьи 1 Федерального закона “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год” с граждан А.А. Агаева, Ю.А. Андриевского, Д.В. Анисимова, Л.А. Белкиной, Н.И. Брода, Г.Г. Гаджиева, А.А. Громова, Д.И. Иванова, Н.А. Ижболдиной, И.Г. Исерсона, Ю.А. Костанова, А.Н. Кулешовой, В.Т. Мелузовой, Н.С. Мельниковой, В.М. Моргулиса, М.Н. Морозовой, Г.И. Никитиной, Т.М. Попковой, Д.И. Рыжовой, А.Н. Ситникова, И.М. Соловьева, И.Ю. Талышевой, Л.М. Федоровой, Н.Ф. Шарафетдинова подлежат пересмотру компетентными органами в установленном порядке.
          
     6. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно и действует непосредственно.
     
     7. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в “Собрании законодательства Российской Федерации” и “Российской газете”. Постановление должно быть также опубликовано в “Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации”.