Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Принципы регулирования размера платежей за пользование лесными ресурсами

      

Принципы регулирования размера платежей за пользование лесными ресурсами  


Е.А. Юдин,
советник налоговой службы II ранга


         В условиях развития рыночных отношений лесные ресурсы продолжают оставаться необходимым элементом производственного и экологического потенциала России. Являясь составной частью природопользования, лесопользование обеспечивает потребности нашего государства в разнообразных сырьевых ресурсах и выполняемых лесным фондом средозащитных функциях.


        В проекте Концепции государственной политики в сфере воспроизводства, использования и охраны природных ресурсов отмечается, что постепенное увеличение платежей за природопользование станет важнейшим компонентом перестройки налоговой системы, заключающейся в увеличении доли прямых ресурсных платежей в доходах бюджетов и в повышении уровня затрат на воспроизводство и охрану природных ресурсов в расходной части бюджетов. При этом принципиальные подходы к реформированию системы платного природопользования должны быть отражены в общем законодательстве о природопользовании.


        Действующая система платежей за пользование лесными ресурсами отличается сложностью и специфичностью применения, многообразием местных подходов при установлении налоговой базы, налоговых ставок и льгот.


        Установление обоснованного размера ставок платежей за древесину, отпускаемую на корню, и другие лесные ресурсы является необходимой мерой, обеспечивающей устойчивое поступление в бюджет финансовых средств. Накопленный в России за последние годы опыт регулирования уровня платежей за древесину на корню, являющуюся основным лесным ресурсом, а также результаты анализа действовавших в 1996-1997 годах минимальных ставок платежей требуют более детального рассмотрения.


        В условиях централизованно устанавливавшихся платежей за древесину на корню (лесных такс) целесообразным был единый для всех регионов порядок их корректировки.


        С 1 января 1992 года для обеспечения платного отпуска лесозаготовителям из лесов государственного лесного фонда древесины в порядке рубок главного и промежуточного пользования, а также прочих рубок, были введены в действие прейскуранты № 07-01-01 и № 07-01-01-1991/1 “Таксы на древесину, отпускаемую на корню” (на древесину основных и неосновных лесных пород), утвержденные постановлениями Комитета цен при Минэкономики РСФСР  соответственно от 21.11.91 № 207 и от 20.12.91 № 225.


        Порядок материально-денежной оценки лесосечного фонда по сложившейся многолетней практике предусматривал применение такс в зависимости от региона заготовки, древесной породы, качества и товарной структуры древесины (крупная, средняя, мелкая деловая и дрова).


        Лесной фонд Российской Федерации был распределен, исходя из условий лесистости и сырьевого потенциала, на четыре лесотаксовых пояса. В соответствии с принятым лесотаксовым районированием более высокую стоимостную оценку имела древесина в малолесных регионах и, наоборот, в многолесных регионах ее таксовая стоимость в целях стимулирования более интенсивного использования была существенно ниже.


        С введением указанных прейскурантов отменялись вносившиеся ранее в местные бюджеты отчисления, предусмотренные распоряжением Совета Министров СССР от 27.11.90 № 1995-р.


        В то же время для учета местных условий лесозаготовительного производства были установлены рентные надбавки (скидки) к таксам на деловую древесину в зависимости от ликвидного запаса отведенной в рубку древесины на 1 га эксплуатационной площади (по градациям: до 100 куб.м/га, 101-150 куб.м/га, 151 куб.м/га и более) и удаленности лесосек от пунктов отгрузки (потребления) древесины, мест начала ее сплава (по градациям: до 10 км, 10,1-25 км, 25,1-40 км, 40,1-60 км, 60,1-80 км, 80,1-100 км, 100,1 км и более).


        Распределение лесов по степени удаленности от пунктов отгрузки (потребления) древесины производилось органами исполнительной власти регионов в соответствии с постановлением Совета Министров РСФСР от 05.07.82 № 384 “О некоторых вопросах лесопользования в РСФСР”. Надбавки (скидки) включали отчисления в местные бюджеты по месту заготовки древесины.


        Особенности применения прейскуранта № 07-01-01 были сообщены финансовым, налоговым, лесохозяйственным органам и лесопользователям письмом Минфина России и Госналогслужбы России от 27.04.92 № 25, № НИ-6-02/136 “О порядке взимания платы за древесину, отпускаемую на корню по новым таксам, введенным в действие с 1 января 1992 года, налога на добавленную стоимость и земельного налога”.


        Позднее в соответствии с Законом РСФСР от 19.12.91 № 2061-I “Об охране окружающей природной среды” и постановлением Правительства Российской Федерации от 19.12.91 № 55 “О мерах по либерализации цен” Комитет цен при Минэкономики России постановлением от 27.03.92 № 7 утвердил дополнительный прейскурант № 07-01-01-1991/2 “Таксы на древесину, отпускаемую на корню”, который был введен в действие с 1 апреля 1992 года.


        Прейскурантом № 07-01-01-1991/2 были установлены повышенные по сравнению с действовавшими ранее рентные надбавки и повышающие коэффициенты к таксам на деловую древесину. Согласно письму Минфина России и Госналогслужбы России от 04.06.92 № 36, № ВГ-4-02/28 “О порядке взимания платы за древесину, отпускаемую на корню, по таксам дополнительного прейскуранта № 07-01-01-1991/2, вводимым в действие с 1 апреля 1992 года” указанные рентные надбавки и коэффициенты должны были применяться в обязательным порядке во всех случаях платного отпуска древесины на корню и предъявления сумм материальной ответственности за лесонарушения.


        В зависимости от показателей ликвидного запаса отведенной в рубку древесины на 1 га эксплуатационной площади и удаленности лесосек от пунктов отгрузки (потребления) древесины или мест начала ее сплава рентные надбавки были увеличены в 3,0 - 4,3 раза по сравнению с ранее действовавшими надбавками. Скидка к таксам на деловую древесину для наименее выгодных условий эксплуатации участков лесного фонда (ликвидный запас древесины до 100 куб. м/га, расстояние вывозки более 100 км) была отменена. Таксовая стоимость деловой древесины хвойных пород, дуба и бука исчислялась с 1 апреля 1992 года с учетом повышающего коэффициента 3,5, а стоимость деловой древесины остальных пород - с учетом коэффициента 2,4.


        Таксы на древесину, отпускаемую на корню, с учетом применения повышающих коэффициентов, которые были установлены дополнительным прейскурантом, являлись предельными. При этом в случае необходимости органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации могли снижать предельные размеры такс за счет своих бюджетов.


        Во исполнение Закона Российской Федерации от 14.05.93 № 4966-I “О республиканском бюджете Российской Федерации на 1993 год” (ст. 10) были приняты дополнительные меры по повышению уровня налоговых поступлений по лесному доходу.


        Письмом  Госналогслужбы России  и Минфина России от 22.06.93 № НП-4-02/91н, № 77 "О порядке взимания платы за древесину, отпускаемую на корню, с учетом применения к таксам коэффициента 1,7,  установленного  Законом  Российской  Федерации  от 14.05.93 № 4966-I “О республиканском бюджете Российской Федерации на 1993 год”" до налоговых, финансовых и лесохозяйственных органов в регионах был доведен новый порядок корректировки лесных такс с учетом коэффициента 1,7. Применение этого коэффициента распространялось и на рентные надбавки к таксам на деловую древесину. При установлении законодательными органами власти субъектов Российской Федерации, городов и районов повышенных по сравнению с таксами ставок лесных податей, таксы на древесину, отпускаемую на корню, согласно письму корректировке не подлежали.


        По мере либерализации цен установление размера коэффициентов, учитывающих местные условия лесохозяйственного и лесозаготовительного производств, полностью перешло в компетенцию органов власти регионов.


        Федеральным законом от 01.07.94 № 9_ФЗ “О федеральном бюджете на 1994 год” (ст. 13) органам государственной власти субъектов Российской Федерации было рекомендовано применять начиная с 1 июля 1994 года повышающие коэффициенты не ниже 9 к уровню таксовой стоимости древесины (включая рентные надбавки), сложившемуся на момент введения в действие этого закона.


        Указанное положение закона значительно активизировало поступление платежей за лесные ресурсы в местные бюджеты. Так, из общего по России объема лесного дохода за 1994 год в первом полугодии в местные бюджеты поступило 21,9 млрд руб. или 23,0 %, а во втором полугодии - уже 73,5 млрд руб. или 77,0 %. В отдельных регионах этот скачок проявился более отчетливо, а применение коэффициентов имело местные особенности.


        Например, в Республике Карелия повышающий коэффициент 9 был установлен республиканским законом от 19.08.94 № 4_ЗРК “О республиканском бюджете на 1994 год” и применялся только с конца августа. Вместе с тем от общего объема поступлений лесного дохода за год (5,0 млрд руб.) в течение последних четырех месяцев, на которые приходятся только три из восьми сроков внесения в бюджет платежей за древесину, отпускаемую на корню, в республике было получено 79,4 % сумм лесного дохода.


        Основами лесного законодательства Российской Федерации от 06.03.93 № 4613-I в лесопользование была впервые введена двухуровневая система ставок платежей (минимальные и конкретные), создававшая условия для реализации принципов одновременно государственного и рыночного регулирования отношений между бюджетом, владельцами лесного фонда и лесопользователями.


        Основами и разработанными в соответствии с ними и распоряжением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 13.12.93 № 2230-р Основными положениями о порядке и условиях взимания лесных податей (утвержденными Госналогслужбой России, Минфином России и Рослесхозом 14.12.93 № НП-4-02/199н, № 148, № 7) были предусмотрены принципы и порядок установления минимальных и определения конкретных ставок платежей за пользование лесным фондом.


        Рослесхоз утвердил 1 февраля 1994 года Методические рекомендации по расчету минимальных ставок лесных податей и ставок арендной платы при передаче участков лесного фонда в аренду, в которых минимальные ставки были построены по принципу учета ренты по положению и производительной способности участков лесного фонда. Они представляли собой, таким образом, региональную экономическую оценку соответствующих лесных ресурсов и должны были в результате изъятия ренты обеспечивать лесопользователям равновыгодность эксплуатации участков лесного фонда, различающихся по удаленности от мест потребления и качеству полученной на них лесопродукции. При этом в соответствии с Основами роль регулирующей инстанции по изъятию, аккумуляции и использованию ренты возлагалась на местные бюджеты.


        Вместе с тем органы власти регионов могли вводить и иной порядок установления принципов определения и размеров лесных податей, в том числе применять при расчете платежей за древесину на корню и ранее действовавшие лесные таксы.


        Порядок определения конкретных ставок платежей, изначально ориентированный на развитие рыночных механизмов в лесопользовании, в условиях низкой активности хозяйствующих субъектов по эксплуатации лесных ресурсов и при слабой организационной работе по проведению лесных торгов допускал применение к минимальным ставкам повышающих коэффициентов.


        Механизм и критерии корректировки ставок лесных податей в регионах России в связи со спецификой местных условий могли быть различными. Так, в частности, областным законом “О лесных податях, взимаемых за древесину, отпускаемую на корню в Московской области”, принятым решением Московской областной Думы от 11.10.95 № 13/68, было предусмотрено, что органы местного самоуправления районов (городов) пересматривали конкретные ставки лесных податей в случаях, когда их размеры оказывались ниже 20 % цены реализации древесины в круглом виде.


        Принимавшиеся в субъектах Российской Федерации решения были, как правило, направлены на преодоление возникавших в ряде случаев разногласий по порядку взимания платежей за лесные ресурсы между налоговыми, лесохозяйственными органами и лесопользователями и установление оптимального для каждого конкретного региона режима лесопользования с точки зрения экономических и природных факторов.


        Вместе с тем, в районах (городах) складывалось зачастую неоднозначное положение с платежами за пользование лесным фондом, поступавшими в районные (городские) бюджеты. Лесные подати играли на местах роль основного экономического инструмента в регулировании хозяйственных отношений в лесопользовании. При этом в связи с более высоким уровнем и регулярной корректировкой ставок лесных податей за древесину на корню по сравнению с действовавшими ранее лесными таксами имелась возможность постоянно повышать размер платежей в районные (городские) бюджеты, что иногда сдерживало расширение объема лесозаготовок и не позволяло в полной мере осваивать выделенные лесопользователям лимиты лесосечного фонда. В отдельных случаях это было вызвано также недостатком у лесопользователей производственных мощностей по заготовке и переработке древесины, недостаточной транспортной доступностью лесосек и отсутствием необходимых условий для реализации лесопродукции.


        Так, например, после вступления в силу в Брянской области постановления областной администрации от 07.05.94 № 262 “О нормативах платежей за пользование лесным фондом в Брянской области”, утвердившего минимальные ставки платежей за древесину на корню, ситуация с освоением лесосечного фонда и сбором лесного дохода не претерпела существенного изменения. Согласно данным Брянского управления лесами при годовом размере расчетной лесосеки по области 1990,8 тыс. куб. м по состоянию на 1 августа 1994 года в рубку было отпущено лишь 1109,1 тыс. куб. м или 55,7 %. Объем же фактической заготовки древесины за этот период оказался еще ниже.


        В целях недопущения снижения объемов поступления в районные бюджеты лесных податей администрация области приняла постановление от 05.09.94 № 464 “О мерах по ускорению выборки лесосечного фонда в 1994 году”, которым рекомендовала, в частности, районным администрациям снизить на 50 % ставки лесных податей за древесину, отпускаемую сельскохозяйственным формированиям, а органам лесного хозяйства поручила оказывать им помощь в освоении лесосечного фонда.


        Аналогичные примеры могут быть приведены и по другим регионам России. Однако несмотря на принимавшиеся меры, объем фактической заготовки древесины в масштабе России на протяжении нескольких последних лет продолжает значительно отставать от потенциально возможного и экологически допустимого уровня.


        Таким образом, предоставленное регионам Основами лесного законодательства право самостоятельно устанавливать принципы определения и размеры ставок лесных податей привело к резкой дифференциации размеров платежей по регионам России. По данным Рослесхоза, в 1996 году в регионах с относительно сходными природно-экономическими условиями уровень ставок платежей за древесину, отпускаемую на корню, колебался от 2 до 20 тыс. руб. и более за 1 куб. м., что составляло от 1,5 до 15 % стоимости заготовленной древесины. В среднем по России стоимость 1 куб. м древесины в этот период составляла около 6 тыс. руб. или 4 % средней цены реализованной древесины в круглом виде. Для сравнения: в странах с развитой рыночной экономикой этот показатель составляет по разным оценкам от 30 до 50 %.


        Методические подходы для обоснования размеров минимальных ставок были различными. В одних субъектах Российской Федерации в качестве методической основы был выбран подход, изложенный в указанных выше Методических рекомендациях Рослесхоза, в других регионах минимальные ставки исчислялись с учетом применения повышающих коэффициентов к таксам действовавшего ранее прейскуранта.


        Нередким был выбор местных подходов при установлении ставок платежей. Так, в Краснодарском крае ставки платежей по различным видам лесопользования представляли собой примененный с соответствующим коэффициентом (повышающим или понижающим) минимальный месячный размер оплаты труда.


        В Приморском крае плата за древесину на корню определялась по аналогии с взимавшимися до 1 апреля 1995 года отчислениями на воспроизводство, охрану и защиту лесов в размере 5 % стоимости древесины собственной заготовки, реализованной, переработанной или использованной на собственные нужды в отпускных ценах на момент реализации. Тот же принцип с учетом применения ставки 8 % был использован и при определении в крае лесных податей за второстепенные лесные материалы и продукцию побочного пользования.


        На иных принципах по сравнению с Основами построен механизм установления ставок платежей, введенный Лесным кодексом Российской Федерации от 29.01.97 № 22-ФЗ. С одной стороны, в Лесном кодексе сохранена сложившаяся ранее система платежей за пользование лесным фондом, включающая лесные подати и арендную плату, минимальные и конкретные ставки платы за древесину на корню, а с другой стороны, существенно повышен уровень инстанций, определяющих размер платежей.


        Согласно Лесному кодексу минимальные ставки лесных податей за древесину, отпускаемую на корню, устанавливаются Правительством РФ, а конкретные ставки за древесину и ставки платежей за пользование другими лесными ресурсами - органами государственной власти субъектов Российской Федерации по согласованию с территориальными органами федерального органа управления лесным хозяйством или определяются по результатам лесных аукционов.


        На наш взгляд, такой подход закономерен и может быть объяснен, в первую очередь, следующими причинами:


        - в условиях роста цен на продукцию всех отраслей, в том числе лесозаготовительной промышленности, государство могло потерять необходимые рычаги регулирования уровня платежей за древесину, отпускаемую на корню, и другие лесные ресурсы;


        - бесконтрольное право местных органов власти по предоставлению налоговых льгот отдельным категориям лесопользователей по платежам за пользование лесным фондом, вызванное, как правило, желанием улучшить их финансовое положение, нередко переводило лесные ресурсы в разряд бесплатных даже в тех случаях, если у лесопользователей имелись достаточные финансовые резервы для внесения этих платежей в бюджет;


        - при значительных запасах древесины и других лесных ресурсов в лесном фонде Российской Федерации необходимо существенно увеличить объем поступлений платежей за пользование этими ресурсами, что повысит их значимость как источника пополнения федерального и региональных бюджетов и улучшит финансовую базу лесохозяйственной отрасли.


        Таким образом, заложенные в Лесном кодексе принципы установления ставок платежей за древесину на корню позволяют контролировать размер платежей на федеральном уровне, что обеспечивает более обоснованный и предсказуемый прогноз бюджетных назначений. При определении конкретных ставок должен действовать механизм их установления по результатам лесных аукционов и прямых переговоров с лесопользователями, который требует дальнейшего совершенствования.
     


        По расчетам Рослесхоза средняя ставка платежей за древесину на корню может быть установлена в 1998 году на уровне 11,4 тыс. руб./куб. м (без учета деноминации), что составит примерно 9,6 % стоимости одного обезличенного кубометра круглых лесоматериалов и при сложившемся в стране уровне заготовки древесины позволит мобилизовать в бюджетную систему около 1170,7 млрд руб. (1170,7 млн руб. - с учетом деноминации) лесного дохода. Из этой суммы 457,0 млрд руб. могут быть направлены в федеральный бюджет и 713,7 млрд руб. - в региональные бюджеты.


        Установление обоснованного уровня платежей за пользование лесными ресурсами является ключевой проблемой при налогообложении лесопользователей. При ее решении должны реализовываться такие принципы, как:


        - взвешенный подход к определению ставок платежей, основанный на разумной доле изъятия средств из выручки лесопользователей в доход государства;


        - необходимая дифференциация платежей по основным нормообразующим факторам;


        - наличие экономически и социально ориентированной системы налоговых льгот.


        Высокий размер платежей тормозит развитие лесопромышленной отрасли в целом и экономическую активность ее предприятий и других лесопользователей и зачастую провоцирует их на уклонение в явной или скрытой форме от уплаты лесного дохода. И, наоборот, в результате излишнего занижения ставок платежей лесопользование становится малоэффективным, а финансирование лесного хозяйства приобретает дефицитный характер.


        В вопросе о величине налоговых ставок находит отражение сочетание, с одной стороны, интересов лесопользователей, стремящихся к минимизации платежей в бюджет, и, с другой стороны, интересов государственного бюджета и органов лесного хозяйства, полностью или частично использующих лесной доход для финансирования мероприятий по воспроизводству, охране и защите лесов. Взвешенный подход в решении этого вопроса предполагает нахождение баланса этих интересов и обеспечение их необходимой увязки как с реальным уровнем доходов лесопользователей, конъюнктурой цен на лесном рынке, так и с требованием возмещения затрат на воспроизводство лесных ресурсов. Односторонняя же ориентация в этом вопросе чревата негативными последствиями, о чем свидетельствуют примеры из отечественной и зарубежной практики.


        Опыт Канады показывает (Клейнхоф, 1996), что жесткое государственное ограничение уровня ставок платежей за древесину на корню, предпринятое с целью повышения конкурентоспособности отечественных лесопромышленных компаний на мировом рынке дало, несмотря на кратковременные успехи, прямо противоположные результаты. При сложившейся невысокой доле платы за древесину на корню в цене экспортируемой древесины и прогрессивной шкале налогообложения канадские фирмы довольно быстро потеряли заинтересованность в проведении мероприятий по техническому перевооружению производства, что вылилось в их прогрессирующее отставание от американских конкурентов по темпам технического прогресса.


        Совершенно очевидно, что реальный уровень платежей за пользование лесными ресурсами не может быть ниже затрат на их воспроизводство и должен базироваться на рентной концепции экономической оценки природных ресурсов. Основу современной концепции экономической оценки лесов составляет категория ренты, представляющей собой дополнительный продукт, полученный в средних и лучших природно-экономических условиях по сравнению с худшими условиями.


        Методически рента определяется как разность между замыкающими и индивидуальными затратами, обусловленными воспроизводством, заготовкой и вывозкой единицы лесной продукции. Замыкающие затраты соответствуют с учетом нормативной прибыли предельному уровню целесообразности эксплуатации лесного ресурса в данном месте и на данном временном отрезке и, следовательно, могут быть определены категорией цены единицы лесопродукции. Индивидуальные затраты теоретически могут быть определены для любого отдельно взятого участка лесного фонда. Однако хозяйственная практика должна идти по пути известного укрупнения показателей в рамках конкретной территориальной единицы.


        При таком подходе экономическая оценка единицы лесного ресурса может рассматриваться как разница его рыночной цены и затрат с учетом нормативной прибыли на заготовку и транспортировку. Она должна, следовательно, включать затраты (с учетом прибыли) на воспроизводство (выращивание) единицы лесного ресурса и ренту, возникающую в результате различий в плодородии лесных земель и местоположении участков лесного фонда по отношению к рынкам сбыта лесопродукции.


        Что касается дифференциации ставок платежей за древесину на корню по нормообразующим факторам, то сложившаяся практика применения ранее действовавших прейскурантов лесных такс в определенной мере подтвердила, на наш взгляд, достаточность перечня учитывавшихся ими дифференцирующих показателей.


        Утвержденные постановлением Правительства РФ от 19.09.97 № 1199 минимальные ставки платы за древесину, отпускаемую на корню, построены по принципу разумного учета необходимых показателей. Они дифференцированы по административно-территориальным образованиям - отдельным субъектам Российской Федерации или их группам. Существовавшие ранее в границах России четыре лесотаксовых пояса давали чрезмерно усредненную оценку лесосечного фонда в различных входивших в них регионах.


        Для малолесных регионов и регионов, имеющих небольшую площадь и относительно однородные природные и экономические условия, принцип объединения территориальных образований при лесотаксовом районировании страны является в рамках выбранного подхода наиболее целесообразным. Те же регионы, которые имеют значительную территориальную протяженность и многообразие природных условий роста и развития насаждений, а также отличаются разными условиями эксплуатации лесосечного фонда и использования древесины, разделены на два и более лесотаксовых районов.


        Другими показателями, по которым дифференцированы ставки платежей за древесину на корню, являются такие признаки, как основные лесные (лесообразующие) породы, категории крупности деловой древесины (крупная, средняя, мелкая) и дрова, расстояния вывозки древесины к транспортным путям, запас древесины на 1 га лесосеки. Эти показатели учитывают качество древесины и системно увязаны с используемой органами лесного хозяйства и лесопользователями информацией по учету лесного фонда.


        Для неосновных лесных пород, объемы пользования древесиной которых, как правило, незначительны, целесообразным оказался принцип разделения субъектов Российской Федерации на четыре лесотаксовых пояса. В рамках этих поясов минимальные ставки платы за древесину на корню неосновных лесных пород дифференцированы по тем же показателям, что и ставки для основных лесных пород.     
     

Размер минимальных ставок платы за древесину, отпускаемую на корню по ряду регионов Российской Федерации, руб./куб.м

Порода: сосна
Запас древесины на 1 га: 100,1—150,0 куб.м
Расстояние вывозки древесины: 40,1—60,0 к     
     



п/п

Экономические районы Российской Федерации

Субъекты Российской Федерации

Минимальные
 ставки,
 действовавшие
в 1996 г.

Минимальные
ставки,
утвержденные
постановлением
 Правительства
 Российской
Федерации
 (без учета
деноминации)

  
 

  
 

  
 

Деловая древесина

Дрова

Деловая древесина

Дрова

  
 

  
 

  
 

крупн.

средн.

мелк.

  
 

крупн.

средн.

мелк.

  
 

1

Северный

Республика Карелия

25615

19208

11171

217

19000

13600

6900

600

2

Северо-Западный

Ленинградская область

4300

3230

1880

85

22100

15800

8000

700

3

Центральный

Тверская область

162000

11700

6300

330

22100

15800

8000

700

4

Волго-Вятский

Кировская область

20120

15440

9616

920

17400

12400

6300

600

5

        Центрально-
        

черноземный

Липецкая область

28328

25181

9443

944

22300

16000

8100

700

6

Поволжский

Пензенская область*1

29083
34735

21526
25573

12265
14119

595
722

25400

18100

9200

800

7

Северо-Кавказский

Краснодарский край*2

31625
37950

27830
33396

17078
20493

633
759

35800

25600

13000

1200

8

Уральский

Свердловская область*1

13148
16436

10096
12620

6288
7860

720
900

19000

13600

6900

600

9

Западно-Сибирский

Ханты-Мансийский автономный округ*2

10060
11569

7724
8883

4812
5534

184
212

14900

10600

5400

500

10

Восточно-Сибирский

Иркутская область*1

7425
11138

5231
7847

2700
4050

585
585

7400
8300
9900
10800
13200

5300
5900
7100
7700
9500

2700
3000
3600
3900
4800

200
300
300
400
400

11

Дальневосточный

Амурская область*1

8000
10550
11430
11430
11870
12860

4440
6990
5710
6290
7860
7070

1710
2900
2090
2570
3260
2900

380
640
460
570
720
640

12500

8900

4500

400

12

  
 

Калининградская область

34027

24177

12536

895

22300

16000

8100

700

        

             
         ------
         *1 - варьирование размера ставок в связи с территориальными особенностями региона;       

         *2 - варьирование размера ставок в связи с их корректировкой в течение года
     

        Включение рентных надбавок в состав минимальных ставок платы за древесину на корню будет способствовать значительному упрощению процедуры материально-денежной оценки лесосечного фонда органами лесного хозяйства и контроля за ней со стороны налоговых органов.


        Сравнительный анализ минимальных ставок платы за древесину на корню, установленных органами власти субъектов Российской Федерации для применения в 1996 году, и минимальных ставок, утвержденных постановлением Правительства РФ от 19.09.97 № 1199, свидетельствует о неоднозначности оценок уровня стоимости древесины по регионам России (см. таблицу). Так, в одних регионах уровень стоимости древесины на корню в утвержденных постановлением Правительства минимальных ставках превышает соответствующие ставки, действовавшие в 1996 году, что объясняется необходимым требованием учета динамики роста экономических показателей, использованных при расчете ставок.


        И наоборот, для других регионов характерен больший размер ставок, действовавших в 1996 году, что создавало определенные сложности для сбалансирования условий спроса и предложения на древесину на корню, поддержания заинтересованности лесопользователей в увеличении объемов заготовки древесины и для привлечения к эксплуатации лесосечного фонда новых лесопользователей. Приведение минимальных ставок в соответствие с обоснованным уровнем спроса и предложения будет способствовать расширению налогооблагаемой базы - объема заготавливаемой древесины и росту объема собираемого лесного дохода и других налогов.


        В вопросе обоснования ставок платежей за другие сырьевые лесные ресурсы, имеющие, как правило, ограниченное и личное потребление, традиционно сложился приоритет местных подходов, который, на наш взгляд, в условиях незначительной доли этих платежей в составе лесного дохода вполне оправдан.


        В настоящее время с принятием Лесного кодекса льготы, предоставляемые органам лесного хозяйства при выполнении ими различных лесохозяйственных и иных мероприятий, в том числе связанных с пользованием отдельными видами лесных ресурсов, становятся правовой нормой. Поддерживая указанные льготы, мы в то же время считаем, что порядок их предоставления должен быть конкретизирован в разрабатываемых новых Правилах отпуска древесины на корню. В частности, требует уточнения порядок предоставления льгот в случаях, если одни лесхозы выполняют лесохозяйственные работы в лесном фонде других лесхозов, а также если лесхозы