Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Методологические аспекты налогового бремени предприятий

        

Методологические аспекты налогового бремени предприятий

      


И.В. Горский,
зав. отделом налогов научно-исследовательского
финансового института


        Не секрет, что современный финансово-бюджетный кризис стал следствием проводимой экономической политики. Между тем некоторые средства массовой информации, политики, чиновники и многие экономисты усматривают в налогах основу экономики. Не случайно, сбитые с толку предприниматели, не говоря уже о простых смертных, убеждены в том, что виноваты во всем высокие налоги, а виновник упадка - Минфин, не понимающий их вреда.


        В подобной обстановке, когда основное внимание концентрируется на непомерной тяжести налогов, важное значение приобретает уточнение самого этого понятия.


        Выражение “налоговое бремя”, или “тягость налогов”, или “податное давление” и т.п. появилось в самых первых текстах, в которых речь шла о налогах, но его наполнение реальными количественными оценками можно отнести ко времени окончания первой мировой войны, когда расчеты по межсоюзнической задолженности и репарационные платежи потребовали сопоставления общего уровня обложения в разных странах. Для таких межгосударственных сопоставлений чаще всего и используется показатель налогового бремени.


        Имеются еще две наиболее важных сферы применения этого показателя, на что указывают многие авторы:


        1) урегулирование финансовых взаимоотношений между субъектами в союзных или федеративных государствах;


        2) проведение финансовых (налоговых) реформ при определении высоты возможного обложения.


        Под налоговым бременем обычно понимают долю доходов, которая уплачивается государству в форме налогов и платежей налогового характера. Такое определение весьма расплывчато, поскольку не говорит, о каких доходах идет речь: это может быть национальный доход государства и доход предприятия, доход работника и доход его семьи и т.д. Однако столь общая формулировка понятия налогового бремени обусловлена реальной сложностью определяемого явления. Ведь, по сути, налоговое бремя говорит о стоимости, цене, тяжести “содержания” государства со всеми его функциями и атрибутами для человека, предприятия, страны.


        Поскольку несение “расходов по содержанию государства” есть факт объективный, естественной представляется потребность в количественной оценке этого бремени по всем трем уровням, то есть встает вопрос о показателях налогового бремени.


        Если говорить об отдельном работнике (семье), то в исчислении показателя его налогового бремени нет принципиальных сложностей. С общей методологической точки зрения этот показатель рассчитывается как отношение всех уплачиваемых налогов по всем получаемым доходам, включая денежную оценку натуральных благ. С методической стороны также не возникает непреодолимых трудностей ввиду того, что по данным статистики можно судить о доходах, платежах, расходах, структуре потребления населения в целом и его отдельных групп. В СССР такие расчеты делались неоднократно в 20-е годы.*1
     
      -----
      *1 Строгий В., Микеладзе П. Тяжесть обложения сельского и городского населения в Советском Союзе. - М.: Финиздат, 1926. Налоговое бремя в СССР и иностранных государствах. - М.: Финиздат, 1928. Доклад Комиссии СНК СССР по изучению тяжести обложения и др


        В настоящее время в связи с углублением дифференциации доходов, имеет смысл возобновить подобные расчеты для обоснования конкретных налоговых решений.


        Что касается налогового бремени в целом по стране, то его общепризнанным показателем считается доля налогов в ВВП. Он хорошо освоен практикой, широко используется, поэтому здесь нет необходимости ни в его смысловой характеристике, ни в перечислении известных цифр. Заметим только, что в обороте находится целый ряд его модификаций (доля бюджетных налогов в ВВП, доля чистых /без соцплатежей/ налогов в ВВП и др.), которые не всегда корректно употребляются. Реальное свое значение столь высокоагрегированный показатель приобретает лишь в сравнении (по разным странам или во времени), но и здесь, как уже указывалось, не может быть формального подхода.


        Теперь рассмотрим проблему налогового обременения предприятий. К сожалению, приходится признать, что поиск показателя бремени на этом уровне связан с неразрешимой проблемой. Казалось бы, и доход, и налоги предприятия полностью и точно определены, однако при ближайшем рассмотрении их соотношение нельзя принимать за сколь-нибудь надежную характеристику действительного бремени. Дело в том, что в этой ситуации мы сталкиваемся с явлением, которого практически не существует для человека или государства в целом, но которое имеет колоссальное значение для налогообложения предприятия. Это - переложение налогов.


        Данный вопрос настолько существенен, что некоторые исследователи видят в нем “наиболее важный пункт всей финансовой науки” (Ф. Нитти). процессу переложения налогов посвящена обширная литература, где основное место занимают тонкие логические рассуждения и абстрактные схемы, в том числе современные математические модели, которые представляют собой интересный иллюстрированный материал, но не дают конкретных цифровых выводов практического плана.


        Переложение налогового бремени приобретает разные формы, в том числе и весьма изощренные. Так, производитель при определенных условиях имеет возможность переложить налоги не на потребителя, а на своего поставщика. Формой переложения может стать в ряде случаев и понижение качества производимых товаров.


        По разным оценкам, в казну по причине уклонения предприятий от уплаты налогов не попадает до 40 % потенциальных сумм. На эту тему бытует немало предположений, из которых наиболее распространенным является мнение о том, что уклонение от уплаты налогов вызвано высоким уровнем налогообложения. На этот счет заметим следующее.


        Несомненно, имеется связь между тяжестью налога и стремлением уйти от него, но она ни в коей мере не идет в сравнение с прямой зависимостью уклонений от возможности ухода от налогов. Если возможность есть, плательщик избежит налога безотносительно того, велик он или мал.


        Проблема уклонения имеет для России специфический и чрезвычайно важный аспект, связанный с судьбой того самого налога (или его части), от которого уклонились. В западных странах даже скрытый налог так или иначе попадает в хозяйственный оборот, служит развитию производства и, в конечном счете, не уйдет от бюджета. Вот почему в средствах массовой информации не высказываются особые волнения по поводу подобного уклонения. И именно поэтому в России финансовым преступлением следует считать не воровство налога, а вывоз его за “бугор” или безналоговое непроизводительное потребление, что означает отсутствие инвестиций и экономическую деградацию. Здесь же сильный аргумент высокого налогового бремени: если частник не вкладывает деньги в производство, это должно сделать государство, отняв их у него через налоги.


        Итак, реально оценить налоговое бремя отдельного предприятия невозможно. Прав Д. Рикардо, заявив о том, что “великое зло обложения заключается не столько в том, что оно падает на те или другие объекты, сколько в общей сумме его действия”. Даже если какому-то предприятию удается путем повышения цены переложить свои налоги, они через урезание совокупного спроса ограничивают возможности всех других предприятий.


        Используемые в настоящее время суррогатные показатели, например, доля начисленных налогов в выручке, не могут считаться сколь-нибудь надежными оценками налоговой тягости. Проведенные на их основе в Госналогслужбе России и НИФИ расчеты не позволяют прийти к однозначным выводам. Теоретически более корректная характеристика налогового бремени предприятия, - доля уплаченных налогов в добавленной стоимости, - тоже не показательна в условиях общего острого хозяйственного кризиса, неплатежей, долгов.