Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Бюджет и налоговая служба


Бюджет и налоговая служба

   

В.А. Пуртов,
начальник Управления анализа
и прогнозирования ГНИ по г. Москве

     
         В последнее время в средствах массовой информации поднимаются вопросы исполнения доходной части бюджетов всех уровней. Высказываются различные мнения о роли налоговых органов, что они не обеспечивают сбор налогов в объемах, предусмотренных в бюджете, что налоговая служба не располагает сведениями о реальной налогооблагаемой базе и в этой связи недобирает от 20 до 50% налогов.
     
         Удивительно, но такие вещи зачастую можно услышать от людей, которые хорошо информированы о бюджетных делах, в том числе от видных ученых-экономистов.
     
         Как же на самом деле организована работа налоговой службы, какие проблемы стоят перед ней? Об этом хотелось бы поговорить на основе анализа конкретной ситуации, сложившейся в г. Москве. Думается, что многое из сказанного волнует налоговиков всех регионов России.
     
         О налогооблагаемой базе. Налоговая служба прилагает максимум усилий по более полному учету и охвату контролем функционирующих на территории столицы юридических и физических лиц. Это дает существенную прибавку в бюджет. К сожалению, приходится сталкиваться с непреодолимыми препятствиями, которые не должны иметь места в цивилизованной стране, какой мы себя считаем. Дело в том, что действующее законодательство позволяет многим предприятиям уклоняться от уплаты налогов. Они попросту не сдают никакой отчетности. Несмотря на неоднократные предложения об упорядочении государственной регистрации юридических лиц, изменений в законодательстве не произошло. Между тем тысячи предприятий, не имеющих офисов или производственных помещений, зарегистрированы по одному и тому же юридическому адресу (частная квартира, государственное учреждение и т.п.). Естественно, многие из них, типа "однодневок", вероятно, уже не существуют, или зачастую их невозможно разыскать даже с помощью налоговой полиции.
     
         Такие "невинные" упущения в законодательстве привели к тому, что каждое третье предприятие, прошедшее государственную регистрацию в Москве, оказалось вне зоны контроля. О какой же налогооблагаемой базе этих налогоплательщиков может идти речь?
     
         Продолжая тему о законодательстве, следует отметить его несовершенство, а в ряде случаев непродуманность последствий вносимых изменений. Достаточно сказать, что только на территории Москвы в связи с отменой налога на превышение фонда оплаты труда, который составлял около 20% в платежах по налогу на прибыль, бюджет недополучит в 1996 году свыше 5 трлн. руб.
     
         По сути, "заморожены" пени, начисленные плательщикам по состоянию на 20 мая 1996 года, в сумме свыше 4 трлн. руб. При прочих условиях и кризисе взаимных неплатежей, которые на 1 октября достигли 45 трлн. руб., определенная доля пени все-таки могла быть уплаченной, но увы...
     
         К этому можно добавить потери бюджета, связанные с отменой спецналога, снижением размера пени с 0,7 до 0,3%, отсрочками штрафов и т. п.
     
         Сумма, недопоступившая по этим причинам в консолидированный бюджет, составляет более 14% от доведенного столичной налоговой службе задания по сбору налогов на год.
     
         Такие "подарки", как известно, достаются далеко не всем предприятиям. Добросовестные плательщики их не получают, они, как правило, не имеют задолженности перед бюджетом или имеют ее в незначительных суммах.
     
         Подобная ситуация складывается довольно часто. Яркий тому пример  объявленная в 1993 году налоговая амнистия. Ее суть заключалась в том, что если до определенного времени предприятие заявит о допущенных ошибках и доплатит причитающиеся за прошлые периоды налоги, то к нему не должны применяться повышенные финансовые санкции. Многие так и сделали и оказались в проигрыше в сравнении с другими предприятиями, которым в дальнейшем все неплатежи, по сути, были прощены.
     
         Никто не против снижения налогового бремени, и прежде всего предприятиям сферы материального производства, предоставления предприятиям возможности поправить свои дела, но не путем каких-либо отдельных решений, носящих выборочный характер.
     
         Эти вопросы следовало бы решать комплексно, упорядочив в целом налоговую систему. Большие надежды возлагаются на Налоговый кодекс, однако возникают сомнения, что этот документ может серьезно изменить ситуацию. Перечень налогов, который пытаются закрепить с помощью кодекса, скорее всего, останется на бумаге. В условиях нестабильной экономики, дефицита бюджета, стоящих проблем социального плана государство вынуждено будет вносить существенные коррективы в этот перечень. Местные органы власти также вряд ли откажутся от возможности сохранить действующие и ввести новые налоги и сборы. В принципе Налоговым кодексом невозможно будет пользоваться, поскольку он вобрал в себя множество областей права: гражданское, уголовное, семейное, административное, налоговое и т. п. Утрируя, можно задаться вопросом: зачем нужны все законодательные акты, регулирующие указанные области права, может быть, достаточно иметь один Налоговый кодекс  и все станет ясно?
     
         На наш взгляд, проект Налогового Кодекса нуждается в коренной переработке. Он должен быть своего рода налоговой конституцией, на перспективу определять основы построения налогов, принципы федерализма и т. п. Все детали, связанные с конкретным налогообложением,  это предмет регулирования законодательства о бюджете, об отдельных видах налогов, о санкциях и др.
     
         Совсем недавно шли острые дебаты о бюджете 1997 года. Каким он должен быть? Сбалансированным или дефицитным, годовым или квартальным? При этом начисто отвергнута схема составления и утверждения бюджета, существовавшая раньше. Теперь бюджет каждого субъекта Российской Федерации сам по себе, а федеральный бюджет ни в какой степени с ними не увязывается. Это видно на примере доведенных нам заданий по основным налогам. Сравнивая их объемы в бюджетах России и Москвы, мы не получим утвержденных пропорций распределения регулирующих налогов (например, 13% налога на прибыль в федеральный бюджет и 22%  в региональный). Разумно ли не учитывать региональные показатели, которые получены в результате глубокого анализа многими экономическими ведомствами и непосредственно предприятиями.
     
         Для пополнения бюджета в нашем государстве не используются имеющиеся возможности, даже те, что видны невооруженным глазом. Возьмем, к примеру, различного рода палатки, десятки которых торгуют на каждом углу. Судя по количеству зарегистрированных контрольно-кассовых машин, таких палаток только в Москве порядка 100 тысяч. Многие из них не принадлежат юридическим лицам или не являются таковыми. Они не платят никаких налогов, как и штрафов, предъявленных за нарушение закона о применении контрольно-кассовых машин. Дело в том, что на счетах в банках у них нет средств. И это немудрено, поскольку по известным причинам денежные средства крутятся, минуя банки. Если бы все палатки перевести на уплату патентов (лицензий и т. п.), о чем не раз вносились предложения, то бюджет получил бы солидное пополнение.
     
         Вместо того чтобы решить вопрос, государство пошло по более легкому пути. Налоговую службу наделили несвойственной функцией контроля за соблюдением закона о применении контрольно-кассовых машин при расчетах с покупателями. Однако от этого в казне мало что прибавилось. Налоговая служба не в состоянии поставить у каждой палатки инспектора.
     
         Если говорить о контрольно-кассовых машинах в более широком плане, то выясняются странные обстоятельства. Многие палатки оснащены машинами старых моделей, которые через определенное время подлежат замене современными. Такой порядок установлен без учета того, что для небольших по объемам реализации палаток приобретение новых современных машин крайне обременительно. Создана целая система ведения реестра указанных машин, система контроля и технического обслуживания. И все это ради "полного" учета выручки или других неизвестных причин.
     
         Вероятно, одной из благородных причин являлось обеспечение защиты прав граждан  покупателей товаров. Но, во-первых, замена машин сама по себе не гарантирует защиты, а во-вторых, покупателю безразлично, на какой ККМ будет выбит чек, и, в-третьих, в момент покупки контролер от налоговой службы или других органов не присутствует.
     
         Подобное положение с налогообложением  предпринимателей,  оказывающих транспортные услуги населению, а также граждан, сдающих внаем квартиры и занимающихся другими видами деятельности, доходы по которым практически невозможно проверить. Их также следовало бы перевести на патенты в обязательном порядке. Сегодня это делается по желанию граждан, но охотников приобрести патент крайне мало.
     
         Или возьмем другой пример. Принят Закон о предпринимательстве, о переводе его на упрощенную систему учета и расчетов с бюджетом. С одной стороны, это правильно, жизнь малых предприятий (до 15 человек), да и налоговых органов во многом облегчится. С другой стороны, денег в казне вряд ли добавится. Те, кто не платил налогов, скорее всего, не будут переходить на новую систему для того, чтобы завтра начать пополнять бюджет. Думается, что все малые предприятия, имеющие небольшие доходы, необходимо также перевести на обязательную патентную плату. Можно с уверенностью сказать, что такая мера увеличит доходы бюджета. В числе плательщиков окажутся все предприятия, прошедшие государственную регистрацию.
     
         Конечно, возникнет необходимость провести серьезную аналитическую работу для объективного определения платы за патент. Несомненно, она может несколько превысить размер платежей многих сегодняшних плательщиков налогов. И это будет справедливо. В подтверждение можно привести данные. В ноябре прошлого года налоговые инспекции столицы составили справки об уплате НДС малыми предприятиями, у которых среднеквартальные платежи не превысили 9 млн. руб. Оказалось, что таких предприятий 125 тысяч и в среднем каждый из них уплатил только по 2 млн. руб. НДС в месяц. Согласитесь, что эта сумма никак не соответствует их оборотам.
     
         С введением патентов предприятиям не надо будет сдавать бухгалтерскую отчетность. В налоговой службе значительно сократится рутинная работа по приемке и проверке отчетности, что позволит усилить контроль за другими плательщиками. Выгода налицо  и предприятиям, и налоговой службе, и бюджету. Ради справедливости следует сказать, что в Москве к данной работе наконец-то приступили, но, к сожалению, она не затрагивает малые предприятия и граждан-предпринимателей.
     
         Несколько слов о собираемости налогов. В условиях нестабильной экономической ситуации, изменений налогового законодательства налоговая служба столицы обеспечивает рост налоговых поступлений на основе постоянного совершенствования и повышения эффективности контрольной работы. Если сравнить темпы роста цен, валового внутреннего продукта и поступлений налогов, то нетрудно подсчитать, что налоговой службой Москвы за счет эффективности работы за 19931996 годы дополнительно получено налогов в консолидированный бюджет более 40 трлн. руб. что превышает бюджет столицы, утвержденный на 1996 год. Годовой объем налогов, собранных в Москве, достиг четверти от общероссийских поступлений. Каждый инспектор в ходе проверок предприятий в среднем в 1996 году доначислил платежей более 2 млрд. руб., то есть многократно окупил расходы на свое содержание. При этом работа инспекторов сопряжена с рядом серьезных трудностей, с усиливающимся противодействием со стороны многих коммерческих структур. Названные показатели говорят о некорректности заявлений о низком уровне работы налоговых органов в части собираемости налогов.
     
         Когда более детально вникаешь в проблемы, которые решают налоговики, какие чрезвычайные усилия приходится прилагать для жизнеобеспечения налоговой службы  компьютеризации, ремонта помещений, приобретения оргтехники, подготовки и переподготовки кадров и т. п. то, честное слово, обидно становится за державу. Ни в одной стране люди, наполняющие государственную казну, не испытывают подобных тягот.
     
         Сейчас идет обсуждение  нужно ли сохранять формально (но не реально) существующий фонд социального развития налоговой службы или ликвидировать его. Как будто никто не понимает, что это единственный источник поддержания и развития ее материальной базы и стимулирования труда инспекторов, без чего накопленный с большим трудом потенциал развалится и резко упадет эффективность работы по сбору налогов.
     
         Хочется надеяться, что здравый смысл победит.