Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Философские аспекты истории налогообложения

        

Философские аспекты истории налогообложения*


     -----        

     * Окончание. Начало и продолжение см. “Налоговый вестник”, № 9, 10, 1997.


И.С. Зуйков,
доцент кафедры бухгалтерского учета Тверского государственного университета, к.э.н.,

Л.В. Зуйкова


3. Философы нового времени о налогообложении


        Монтескье (1689 - 1755 гг.) в своем сочинении “О духе законов” (1748 г.) отмечал: “Ничто не должно столь точно регулироваться мудростью и разумом, как соотношение между той частью, которую забирают у подданных, и той, которую им оставляют*1”.
     
     -----
     *1 Все начиналось с десятины: Пер. с нем./ Общ. ред. и вступ. ст. Б.Е. Ланина. — М.: Прогресс, 1992. С. 198—199


        Французский философ Поль Анри Гольбах (1723 - 1789 гг.) в своих произведениях “О правителях”, “О свободе” и “О политике вообще” весьма подробно рассматривал вопросы налогообложения: “Подчиняясь верховной власти, нации, несомненно, должны были предоставить ей средства, чтобы она могла успешно трудиться ради их счастья; поэтому каждый индивид пожертвовал частью принадлежащего ему имущества, чтобы содействовать сохранению и защите собственности всех граждан. Таково происхождение налогового обложения. Оно справедливо только в том случае, если народ дал согласие подчиниться ему; его применение законно лишь при условии, что оно используется строго по назначению, то есть в интересах сохранения государства. Его неизменным мерилом должна быть общественная польза: размер той доли владений и благ, которыми пользуется каждый член общества, определяет степень, в которой он обязан способствовать общему благу.


        Сбор налогов становится кражей, когда их собирают не в целях обеспечения средств сохранения государства и упрочения его счастья. Король является разбойником и взяточником, если он применяет силу, чтобы вырвать имущество у народа, не обеспечивая ему взамен никаких выгод и преимуществ; он становится вероломным нарушителем долга, недобросовестно управляющим хозяйством народа, когда расхищает или тратит не по прямому назначению богатства, распорядителем и хранителем которых ему доверено быть. Король преступен, когда вопреки желаниям общества он без всякой пользы проматывает на составляющую предмет его гордости роскошь двора и растрачивает на незаслуженные щедрые подарки те богатства, которые предназначены для удовлетворения потребностей государства*2. <...>
     
     -----   
     *2 Гольбах, Поль Анри. Избранные произведения: В 2 т. Т. 2. — М.: Соцэкгиз, 1963. С. 194—195


        Одно из самых важных преимуществ свободного народа состоит в праве брать на себя такие обязательства, которые он считает необходимыми для нужд государства; в этом случае беспристрастные законы обязывают каждого гражданина по мере сил способствовать поддержанию общества как единого целого; произвольные налоги свидетельствуют о несправедливости правительства, присваивающего себе право ограждать от поборов своих ставленников и разорять остальных граждан. При таком правлении часто случается, что богатого и могущественного человека освобождают от обложения, в то время как все налоги обрушиваются на слабого и несчастного, до которого никому нет дела.


        У народа, пользующегося истинной свободой, распределение налогов не может быть произвольным; ему должно быть известно, на что расходуются вносимые им средства; те, в чьих руках находится власть, обязаны давать ему отчет, являясь лишь распорядителями, а не собственниками общественных средств. Если же в этом отношении имеют место злоупотребления, значит, закон не предусмотрел достаточных мер для предотвращения таковых. Законы должны создавать ограничения, которые заинтересованность и жадность не смогли бы преступить, даже употребив хитрость. Общество обязуется с помощью той части богатств своих членов, право на которую оно оставило за собой, обеспечить всей остальной собственности граждан. Только при этом условии подданный может согласиться вверить государству часть плодов своего труда. Нас могут спросить, какова же та справедливая доля богатства, которую нация должна выделить для собственного сохранения? Эта доля должна определяться действительными потребностями нации и обстоятельствами ее жизни, а не фантазиями ее руководителей или жадностью королевского двора*1. <...>
     
     -----
      *1 Гольбах, Поль Анри. Избранные произведения: В 2 т. Т. 2. — М.: Соцэкгиз, 1963. С. 350—351.
 

        Гражданин охотно платит налоги, зная, что они необходимы для поддержания дарующей ему свою защиту родины; <...>


        Когда жители городов отдают всю свою энергию ремеслам и промышленности, их желание разбогатеть обращается на пользу общества. Страсти граждан могут быть полезны или вредны в зависимости от того, что достигается благодаря им; будучи направляемы соответствующим образом, они всегда приносят обществу выгоду. Так, страсть к обогащению, ищущая удовлетворения в торговле, обеспечивает гражданину достаток, благотворные последствия которого ощущает и государство. Освобождение вызванных стремлением обеспечить свое благосостояние начинаний гражданина от пут тирании, обременительных налогов и деспотических притеснений дает ему возможность осуществить все задуманное. Если он жертвует частью извлекаемых им доходов, то разум подсказывает ему, что он приносит эту жертву в собственных интересах, что он должен платить обществу за заботы и помощь, без которых он не мог бы ни приобретать, ни пользоваться приобретенным*2. <...>
     
     -----
     *2Там же. С. 351—352


        Какие бы средства ни применялись для подъема сельского хозяйства, оно останется очень слабым, пока правительство будет допускать, чтобы притеснения вельмож, произвольные налоги и оскорбительное презрение лишали земледельцев необходимого мужества; угнетение заставляет крестьян покидать поля, которые обрабатывали их отцы*3.  <...>
     
     -----
     *3 Там же. С. 406.
 

        <...>крестьянин привязан к своей земле лишь в силу преимуществ, которые она ему обеспечивает; раб всегда будет обрабатывать землю небрежно.


        Этого достаточно, чтобы убедиться, сколь безумными тиранами являются правительства, которые под предлогом стремления сделать крестьянина более послушным обременяют его такими налогами, что он не может обеспечить себе средств существования, не может питаться здоровой пищей, с трудом находит во что одеться и в конце концов начинает небрежно обрабатывать землю, видя, что его труд никогда не даст ему возможности выбраться из нищеты*4.”
     
     -----   
     *4 Там же. С. 406.


        Вопрос о налогах является одним из самых важных вопросов, которыми должна заниматься политика; налоги постоянно становятся причиной раздоров между государем и подданными. Руководители народов, занятые лишь удовлетворением собственных страстей или подчиняющиеся безрассудной алчности тех, кто дает им советы, считают, что достигли всего, как только им удается силой или хитростью захватить в свои руки большую часть богатств своих народов. Секрет управления, заключающийся в беспрестанном увеличении налогов, представляется большинству из них шедевром политической мудрости. С другой стороны, народы лишь с сожалением лишают себя результатов своего труда; каждому человеку от природы свойственно оказывать себе предпочтение перед всеми остальными; ему гораздо больше хотелось бы использовать для себя блага, которыми он обладает, чем жертвовать часть этих благ в пользу общества, членом которого он является; связь своих интересов с общественными гражданин обыкновенно представляет себе очень смутно и неопределенно; нередко он совсем не понимает, чем обязан родине.


        Политика, руководствующаяся справедливостью, может сделать для подданных менее тяжелой необходимость жертвовать частью собственности. Чем больше народы будут любить свое правительство, тем большее доверие они будут питать к нему; чем больше преимуществ обеспечит правительство гражданам, тем более они будут расположены приносить ему жертвы. В стране, где царят справедливость и разумная свобода, где у монарха нет иных интересов, кроме интересов его подданных, где средства, взимаемые с народа, расходуются лишь на поддержание нации и обеспечение ее безопасности, граждане, не жалея, жертвуют своими средствами ради достижения целей, польза которых им вполне очевидна. Тогда желание гражданина удержать при себе свои деньги уступает в нем стремлению к самосохранению, связанному с сохранением общества. Налоги всегда оказываются соразмерными с добротой правительства по отношению к гражданам, с богатством народа и с выгодами и преимуществами, которыми он пользуется. Если и существуют страны, где граждане платят очень большие налоги, это объясняется, несомненно, либо недостаточным плодородием почвы, либо нерадивостью или жестокостью правительства, которое не обеспечивает своим подданным никаких выгод и преимуществ. В большинстве свободных государств налоги очень значительны; торговля привлекает в эти страны богатства, которые распределяются здесь более равномерно, а свобода, которой пользуются подданные, по доброй воле и без всякого принуждения настраивает их на то, чтобы содействовать общему благу*1. <...>
     
     -----
     *1 Гольбах, Поль Анри. Избранные произведения: В 2 т. Т. 2. — М.: Соцэкгиз, 1963.  С. 410—411


        Необходимо, чтобы налог был всеобщим; это бремя должны нести все подданные; освобождение от налогов создает между гражданами столь же несправедливое, сколь и обидное неравенство, которое обычно благоприятствует лишь тем, кто больше других в состоянии оказывать помощь стране. Но свойственная всякой тирании несообразность заключается в том, что при ней налог щадит главным образом самых богатых людей государства, а основное его бремя падает на несчастных бедняков. Земледелец, трудами которого живет общество,  -  при плохом правлении обыкновенно очень бедный  -  чаще всего облагается совершенно произвольными ставками налога, от которого знатный богач совсем освобожден! Сколь же позорны и гнусны эти привилегии, с такой бессердечной жестокостью приносящие интересы бедняков в жертву интересам самых богатых и обеспеченных людей.


        Ставки налога должны быть твердыми; каждый гражданин должен точно знать, в какой степени он обязан способствовать поддержанию общества; произвольные налоги являются источником притеснений и злоупотреблений; они предоставляют необъятный простор для несправедливостей, мести, зависти, жадности и других страстей.


        Налог должен соответствовать средствам каждого гражданина, преимуществам, пользоваться которыми дает ему возможность государство, а главное, действительным потребностям государства. Если налог зависит от прихотей и жадности находящихся у власти людей, он не знает никаких границ. Когда же налог переступает границы справедливости, подданный лишается энергии; он стремится обойти законы или перестает трудиться, а нередко и совсем покидает родину.


        Налог должен взиматься простым и понятным гражданину образом, и облагаться им должны только значительные богатства. Усложненный сбор является бесполезным притеснением; он только увеличивает тяжесть налога, не давая никаких преимуществ правительству; он лишь позволяет обогащаться за счет народа людям, которые ненавистны народу, поскольку последний видит в них причину своих бедствий.


        Может быть, налог на продукты, производимые землей, должен взиматься натурой, а не деньгами. Ленивые и жадные правители признают только деньги; но разве правительства не нуждаются в продуктах для снабжения армий? Разве излишек хлеба нельзя продать и перевести в деньги? Наконец, разве натуральный налог не может быть отдан на откуп, если правительство считает для себя трудным взимать его самому? Во всяком случае представляется несомненным, что натуральный налог взимать было бы легче, чем налог деньгами, собирая его без какого-либо обмана прямо на поле. Надо иметь в виду, что земледелец не всегда может быстро найти сбыт своим продуктам; если он беден, необходимость платить налоги в деньгах принуждает его продавать продукты за любую цену, лишает его возможности дождаться более благоприятного случая и таким образом выйти из нищеты.


        Налог на потребляемые гражданами блага не должен затрагивать предметы первой необходимости, служащие для поддержания жизни людей; он всей своей тяжестью должен падать на предметы, предназначенные для удовлетворения искусственных потребностей суетных и тщеславных богачей, фантазии и прихоти которых множатся с каждым часом.


        С особыми предосторожностями надо устанавливать налог на торговлю; торговля  -  это своевольное дитя, которое легко спугнуть; стоит только стеснить ее свободу, как она исчезает. Слишком большие налоги на предметы первой необходимости превращают большинство подданных в нарушителей законов, и государство совершенно лишается тех средств, на которые рассчитывала его жадность.


        Никогда не следует облагать налогом ту продукцию, которая предназначена для отправки за границу; такой налог лишает сельское хозяйство и фабричное производство стимулов к развитию, а также вредит осуществлению тех целей, которым всегда должна благоприятствовать разумная политика*1. <...>
     
     -----   
     *1 Гольбах, Поль Анри. Избранные произведения: В 2 т. Т. 2. — М.: Соцэкгиз, 1963.  С. 411—413.
 

        Для того чтобы народы могли платить налоги своему государю, он должен обеспечить им возможность жить в достатке и приобретать богатства. Ни одно правительство не может быть богатым, пока его подданные прозябают в бедности; подданные будут бедны и лишены всякого стимула к труду до тех пор, пока те, кто ими управляет, будут ставить преграды их предприимчивости или как бы в наказание за их труд взимать с них произвольные, несправедливые и чрезмерные налоги*2. <...>
     
     -----   
     *2 Там же. С. 411—413.
 

        Лишите торговлю свободы, обложите ее произвольными налогами, и скоро вы либо совершенно задушите ее, либо превратите всех подданных в нарушителей законов; вы будете вынуждены сдерживать их столь дорогостоящими средствами, что они поглотят доходы, на которые рассчитывала ваша жадность*3. <...>
     
     -----   
     *3 Там же. С. 418


        У жадных народов бывают обыкновенно столь же жадные правители; если они и хотят, чтобы их подданные обогащались, то лишь потому, что рассчитывают легче получать с них налоги... Разучившись экономить и мало заботясь о необходимости соразмерять свои расходы с доходами, которые можно обеспечить посредством налогов, правители вынуждены прибегать к крайне тягостным и обременительным для народа методам. Они начинают увеличивать налоги, но это увеличение в конце концов имеет свои пределы: нации всегда платят большие налоги с негодованием; поэтому государи вынуждены применять средства, с помощью которых они без ведома подданных постоянно увеличивают тяжесть налогов, меняющих лишь свое название.


        Таково происхождение явления, название которого  -  общественный заем. <...>


        Следовательно, по существу заем является лишь замаскированным налогом, тем более несправедливым, что он падает на бедняков, хлебопашцев и владельцев земли, которые принуждены платить проценты по долгам, сделанным правительством...*4
     
     -----  
     *4 Там же. С. 427.
 

        Жадный государь или его министры, соблазненные возможностью быстрого обогащения, скрытые пружины которого им неизвестны, жертвуют всем ради минутных выгод и доверяют гибельную власть грабителям, предающим государство огню и мечу.


        Таким образом, с согласия государя его народ облагается контрибуцией; государь допускает, чтобы кучка алчных и порочных граждан наживалась за счет всех остальных; в своем ослеплении он не замечает, что налоги взимаются с его подданных иногда даже в двойном размере, что суммы, идущие на обогащение сборщиков налогов, потеряны для него самого, что целая армия откупщиков податей всегда подкуплена и ведет войну против народа, принося тем самым чистый убыток монарху, тогда как более разумное управление, освободив нацию от мелких тиранов, доставило бы ему гораздо больше богатства...


        Одним словом, операции финансовых дельцов приводят к сокращению населения, расстройству сельского хозяйства, торговли и вообще всех важнейших сторон жизни государства. Государь, слишком занятый своими удовольствиями, ежеминутно приносит им в жертву интересы своих подданных. Источник налогов истощается, кредит исчезает, состояния расстраиваются, деревни пустеют; купец не решается ничего предпринять, фабрикант сидит сложа руки, промышленность вынуждена искать возможности приложения сил за пределами родины, подданные все чаще эмигрируют в другие страны  -  короче говоря, с каждым днем государство все быстрее устремляется к своей гибели*5”. <...>
     
     -----   
     *5 Там же. С. 429—431.


        В произведении "Из “Конфиденциальных писем о прежнем государственно-правовом отношении земли Ваадта (ВО) к городу Берну”" Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831 гг.), цитируя Карта, писал: “Большая ошибка оценивать государственное устройство в зависимости от высоты налогов, к уплате которых принуждают население. Под этим углом зрения государственное устройство Англии было бы наихудшим, ибо нигде не платят таких налогов, как в Англии. А между тем нет в Европе народа, который бы располагал большим состоянием, чем англичане, и пользовался бы таким уважением и как нация, и в лице своих отдельных представителей.


        Происходит это потому, что англичанин свободен, что он пользуется правами, даруемыми свободой,  -  одним словом, потому что он сам облагает себя налогами*1”. <...>
     
     -----
     *1 Гегель. Политические произведения. — М.: Наука, 1978. С. 55.
 

        Эрих Фромм (1900 - 1980 гг.) в главе 3 “Свобода в эпоху Реформации” сочинения “Бегство от свободы” отмечает, что чрезмерные подати во времена Реформации являлись признаком несвободы: “Средневековое общество в отличие от современного характеризовалось отсутствием личной свободы. <...> Личность отождествлялась с ее ролью в обществе; это был крестьянин, ремесленник или рыцарь, но не индивид, который по своему выбору занимается тем или иным делом*2 <...> Италии <...> принадлежит первородство в отношении развития личности в европейской семье”, а итальянец  -  это первый индивид.
     
     -----   
     *2 Фромм Э. Бегство от свободы. — М.: Прогресс, 1989. С. 44.


        Тот факт, что в Италии средневековое общество начало разрушаться раньше, чем в Центральной и Западной Европе, имеет целый ряд экономических и политических причин. Среди них и географическое положение Италии, и торговые преимущества, вытекавшие из него, когда Средиземное море было торговым путем для Европы; и борьба между папами и императорами, в результате которой возникло множество назависимых политических образований; и близость к Востоку, благодаря которой ряд технологических знаний, важных для развития промышленности, например шелковой, попали в Италию гораздо раньше, чем дошли до остальной Европы.


        В результате этих и других причин в Италии возник сильный денежный класс, члены которого были преисполнены духом инициативы, мощи и честолюбия. При этом феодальное классовое расслоение утратило свое значение. Начиная с ХII века и позже аристократы и бюргеры жили вместе, за общими стенами городов; кастовые различия начинали стираться, богатство становилось важнее родовитости.


        Одновременно пошатнулось и традиционное социальное расслоение в массах. Вместо него мы видим в городах массу рабочих, эксплуатируемых и политически задавленных. Как указывает Буркхарт, уже в 1231 году политические меры Фридриха Второго “клонятся... к полному уничтожению ленной системы и к превращению народа в безоружную массу, платящую подати в наивысшем размере и лишенную всякой собственной воли*3”.
     
     -----  
     *3 Там же. С. 47.
 

        “Возрождение было культурой богатого и сильного класса, который оказался на гребне волны, поднятой штормом новых экономических сил. Простой народ, которому не досталось ни нового богатства, ни новой власти, превратился в безликую массу, потерявшую уверенность своего прежнего положения;... Свобода и тирания, индивидуализм и анархия тесно переплелись*4”.
     
     ----
     *4 Там же. С. 49


        По нашему мнению, некоторые приведенные в статье взгляды великих мыслителей по налоговым вопросам актуальны не только для своего времени, но и могут быть учтены при совершенствовании современных налоговых систем.