Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Договор об уступке требования: особенности и последствия заключения

            

Договор об уступке требования: особенности и последствия заключения

     

А.А. Филатов,
гл. юрисконсульт АО “Юрэнерго”


         В последнее время широкое распространение получил договор уступки требования. Это вызвано различными причинами, в основе которых  -  желание контрагентов исполнить денежные обязательства надлежащим образом. В большинстве случаев уступка требования позволяет провести взаимозачеты между предприятиями, а также взыскать соответствующие денежные суммы с должников.


        Порядок уступки требования определен в Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) (глава 24 “Перемена лиц в обязательстве”). В ст. 382 ГК РФ установлено, что право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.


        Необходимо отметить, что недопускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ст. 383 ГК РФ).


        При рассмотрении уступки требования следует обратить особое внимание на договор комиссии. По договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента (ст. 990 ГК РФ). Учитывая то, что комиссионер становится стороной в сделках, заключенных им в интересах комитента, необходима передача комитенту прав и обязанностей по таким сделкам. Передача прав невозможна, когда стороны специально оговорили это в договоре. При этом комиссионер не сможет передать права по этой сделке комитенту, за исключением случаев неисполнения (ненадлежащего исполнения) сделки самим третьим лицом. Вышеуказанные положения нашли свое отражение в нормах ст. 993 ГК РФ. В случае неисполнения третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером, комиссионер обязан немедленно сообщить об этом комитенту, собрать необходимые доказательства, а также по требованию комитента передать ему права по такой сделке с соблюдением правил об уступке требования. При этом уступка прав комитенту по сделке допускается независимо от соглашения комиссионера с третьим лицом, запрещающего или ограничивающего такую уступку. Это не освобождает комиссионера от ответственности перед третьим лицом в связи с уступкой права в нарушение соглашения об ее запрете или об ограничении.


        Как уже было отмечено, предприниматели широко применяют уступку прав требования. Однако у многих даже на стадии согласования условий договора возникают сложности. Причем, стороны часто учитывают только те нормы ГК РФ, которые считают нужным, и не обращают внимание на другие положения закона, которые тем не менее имеют существенный характер. Иногда договорные отношения осложняются также тем, что кто-либо из контрагентов не хочет идти на подписание договора об уступке требования и требует исключительно оплату продукции денежными средствами.


        Рассмотрим конкретный пример. Согласно сложившимся договорным связям завод ежемесячно отпускает продукцию предприятию “А”. В связи с финансовыми затруднениями предприятие не смогло в обусловленные сроки заплатить заводу за отруженную продукцию. Во избежание уплаты штрафных санкций предприятие “А” договаривается с фирмой “В”, которая погашает долг предприятия “А” заводу. При этом фирма “В” (Кредитор) и предприятие “А” (Должник) в договоре предусматривают, что “возврат погашенного за предприятие “А” долга Кредитору производится Должником в виде уступки требования предприятия “А” к предприятию “С” не позднее пяти банковских дней со дня проведения зачета”.
     
                    



        Такие правоотношения (возврат долга обуславливается уступкой требования) позволяют сделать вывод, что фактически Кредитор осуществляет финансирование под уступку денежного требования (факторинг). В этом случае правоотношения сторон по договору должны регулироваться соответствующими нормами ГК РФ, в частности главы 43 “Финансирование под уступку денежного требования”. Согласно ст. 824 главы 43 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.


        В случае судебного урегулирования отношений сторон по данному договору существует вероятность признания договора ничтожным в соответствии со вторым абзацем ст. 170 ГК РФ. Согласно нормам этой статьи сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку (притворная сделка), считается ничтожной. В этом случае к сделке, которую стороны действительно имели в виду (с учетом существа сделки), применяются относящиеся к ней правила. Наступления вышеуказанных последствий можно избежать, изложив п. 3 договора в следующей редакции: “Возврат погашенного за предприятие “А” Кредитору производится Должником в виде уступки денежного требованияѕ”.


        Договор финансирования под уступку денежного требования имеет несколько преимуществ, позволяющих сторонам оптимально решать свои финансовые проблемы. Во-первых, предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Во-вторых, стороне, являющейся финансовым агентом по договору финансирования под уступку денежного требования, не нужно получать соответствующую лицензию, хотя некоторые специалисты ссылаются на ст. 825 ГК РФ, по которой в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие лицензию на осуществление деятельности такого вида. Приведенная точка зрения несостоятельна, так как до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности (ст. 10 Федерального закона РФ от 26.01.96 № 15-ФЗ “О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации”).


        Помимо договорной практики существует и судебная практика, которая пролила свет на многие вопросы уступки требования, не нашедшие прямого ответа в гражданском законодательстве. Наибольший интерес, конечно, вызывают дела, по которым вынесено постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Вот наиболее интересные прецеденты.


        Сделка о передаче прав требования по платежным документам, не влекущая перемены владельца счета, на который должны быть зачислены денежные суммы, считается ничтожной (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27.05.97 № 584/97).


        Общество с ограниченной ответственностью НПО “Протон” заключило договора подряда с тремя организациями. Контрагенты ООО "НПО “Протон”" не исполнили свои обязательства в обусловленные договором сроки  -  не перечислили определенные договорами суммы на расчетный счет ООО "НПО “Протон”" в акционерном банке развития торговли “Золотой век”. В дальнейшем ООО "НПО “Протон”" уступило право требования задолженности (80 млн руб.), процентов и штрафов ООО “Рубик”. Последнее обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с акционерного банка развития торговли “Золотой век” 80 млн руб. задолженности, 1600 тыс. руб. штрафа за несвое-временное зачисление денежных средств, 16 млн руб. процентов за ненадлежащее совершение операций по счету. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования истца. При пересмотре дела решение суда было отменено, а в иске ООО “Рубик” отказано. Такое постановление Президиума ВАС РФ вызвано следующими обстоятельствами. На момент заключения соглашения об уступке требования действовал договор банковского счета. Согласно главе 24 ГК РФ уступка требования предполагает перемену лиц в обязательстве. Следовательно, передача ООО "НПО “Протон”" прав требования по конкретным платежным документам не повлекла перемены владельца счета и не соответствует нормам гражданского законодательства Российской Федерации. При этом сделка об уступке прав требования была признана ничтожной в силу несоответствия требованиям закона (ст. 168 ГК РФ).


        Сделка о передаче прав по договору, которыми лицо не обладает на момент передачи, считается ничтожной (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21.01.97 № 3544/96).


        Сберегательный банк РФ в лице Туринского отделения Екатеринбургского банка и акционерный банк “Средуралбанк” заключили кредитный договор от 22.09.94 № 96. Впо-следствии Сберегательный банк РФ в лице Екатеринбургского банка заключил кредитный договор с акционерным банком “Сред-уралбанк”, которым была предусмотрена общая задолженность банка перед Сбербанком России по всем кредитным договорам, в том числе и по ранее заключенному договору от 22.09.94 № 96. Таким образом, обязательство по кредитному договору № 96 было прекращено путем заключения нового договора. Между тем, после заключения нового кредитного договора Туринское отделение переуступило право требования по кредитному договору от 22.09.94 № 96 ООО “Урало-Сибирская финансово-промышленная корпорация”. В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. В связи с тем, что Туринское отделение передало ООО “Урало-Сибирская финансово-промышленная корпорация” права по кредитному договору № 96, которыми на момент передачи уже не обладало, договор об уступке требования считается ничтожным (ст. 168 ГК РФ).


        Уступка требования влечет перемену лиц в обязательстве и возможна в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.12.96 № 2759/96).


        Служба реализации и сбора выручки департамента транспорта мэрии Санкт-Петербурга (доверитель) и профком студентов Ленинградского государственного университета (поверенный) заключили договор поручения о реализации льготных студенческих билетов за проезд на городском транспорте. В то же время профком студентов ЛГУ и АОЗТ “Мастер” заключили договор на реализацию проездных билетов студентам университета. Договором было предусмотрено, что средства от реализации билетов зачисляются на счет службы реализации и сбора выручки во исполнение профкомом студентов ЛГУ договора поручения. В связи с финансовыми трудностями коммерческого банка “Отечество”, в котором у АОЗТ “Мастер” был открыт расчетный счет, акционерное общество не смогло перечислить деньги от продажи билетов на счет службы реализации и сбора выручки. Впоследствии АОЗТ “Мастер” уступило профкому студентов право требования с банка штрафа, предусмотренного п. 7 Положения о штрафах, за нарушение правил совершения расчетных операций и процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ. Профком студентов обратился с иском в суд о взыскании штрафа и процентов с банка. В удовлетворении исковых требований было отказано по следующим основаниям. АОЗТ “Мастер”, как владелец счета в коммерческом банке “Отечество”, не передало профкому студентов ЛГУ прав, возникающих из договора банковского счета. Следовательно, перемены лиц в основном обязательстве не было. Кроме того, уступка требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит ст. 384 ГК РФ. Согласно нормам этой статьи право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты (если иное не предусмотрено законом или договором).


        Недействительность основной сделки (депозитного договора) влечет за собой недействительность и уступки требования по ней (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.11.96 № 6276/95).


        Акционерное общество "Чековый инвестиционный фонд “Народный”" (ЧИФ “Народный”) внесло на депозит в акционерный коммерческий агропромышленный банк (Агропромбанк) денежные средства. До окончания срока возврата депозита ЧИФ “Народный” уступил право требования по взысканию с Агропромбанка задолженности по депозитному вкладу предпринимателю Баршевскому. В удовлетворении иска предпринимателю было отказано потому, что чековый фонд не имеет права заключать сделки, не связанные с инвестиционной деятельностью (п. 25 Положения о специализированных инвестиционных фондах приватизации, аккумулирующих приватизационные чеки граждан, утвержденного Указом Президента РФ от 07.10.92 № 1186). Кроме того, Агропромбанк не являлся депозитарием ЧИФа “Народный”. Исходя из этого депозитный договор считается недействительным, что влечет недействительность и уступки тербования по этому договору.


        В случае, когда основное обязательство не прекратилось, по нему не может быть произведена уступка требования (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10.09.96 № 1617/96). Муниципальное предприятие “Горводоканал” по договору уступило индивидуальному частному предприятию "Финансово-промышленный концерн “Столица”" право требования задолженности (около 3400 млн руб.) с акционерного общества открытого типа “Зейская ГЭС”. МП “Горводоканал” и ИЧП "Финансово-промышленный концерн “Столица”" также подписали к договору дополнительное соглашение. Оно предусматривало, что по истечении 2 месяцев сумма долга, поступившая на счет нового кредитора, подлежит возврату муниципальному предприятию “Горводоканал” за вычетом 10 процентов, составляющих сумму вознаграждения. Данные обстоятельства дела позволяют сделать вывод, что переуступивший право требования кредитор фактически не выбывает из обязательства. Таким образом, МП “Горводоканал” изменил источник получения долга, оставаясь при этом правообладающим лицом. Между тем, уступка требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве (параграф 1 главы 24 ГК РФ). То, что к заключенному сторонами договору не могут быть применены правила об уступке требования, свидетельствует также длящийся характер обязательства: МП “Горводоканал”  -  монополист по оказанию услуг пользования водопроводом и канализацией, которыми пользуется АООТ “Зейская ГЭС”. Все это позволяет сделать вывод о недействительности договора о передаче прав требования долга.