Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

«Ашан» придумал, как получить прибыль от испорченных продуктов

«Ашан» придумал, как получить прибыль от испорченных продуктов

О разработке системы документального оформления товарных потерь рассказал руководитель по налогообложению сети «Ашан» Максим Колпаков на семинаре юридической фирмы Sameta (партнера компании по этому проекту). Это позволит компании не платить налог на прибыль с просроченного и испорченного товара. А в случае претензий налоговиков доказать в суде, что товар был списан правомерно, надеется Колпаков.

Сейчас расходы на приобретение товара, который впоследствии испортился и был списан, не вычитаются из налогооблагаемой базы налога на прибыль (20%). Это происходит потому, что в налоговом законодательстве нет прямой нормы, которая бы позволяла относить эти потери к расходам, объясняет руководитель налоговой практики Sameta Людмила Баталова. Испорченный товар можно квалифицировать как потери от брака или другие расходы, связанные с реализацией. Но для этого нужно иметь убедительную и хорошо отлаженную систему оформления товарных потерь, говорит Баталова.

«Ашан», по словам Колпакова, разрабатывал и внедрял такую систему более 1,5 года. Она заработала в прошлом году. Суть системы заключается в следующем. Компания разработала процедуру и критерии списания товара, расширила функционал IT-системы магазинов, которая теперь позволяет регистрировать списание товара и автоматически составляет соответствующие акты. Подписывает их комиссия из трех человек, лично присутствующих на процедуре уничтожения товара (испорченные продукты прессуют и передают компании — переработчику отходов).

Оценить эффективность системы «Ашану» еще не удалось. С тех пор в компании не было налоговых проверок, связанных с уплатой налога на прибыль. «Мы полагаем, что такая методика оформления потерь позволит нам успешно оспорить в суде доначисление налогов», — надеется Колпаков. По его словам, система создает доказательную базу только по потерям, связанным с боем, порчей упаковки и истечением срока годности товара. Недостачи товара из-за краж или ошибок персонала не учитываются системой.

На товарные потери приходится в среднем около 1,2% оборота ритейлеров, оценивают аналитики Sameta. В масштабах отрасли (оборот розничной торговли продовольственными товарами в 2010 г., по данным Росстата, составил $265 млрд) это около $3,2 млрд. И с них ритейлеры переплатили в бюджет около $640 млн налога на прибыль, подсчитали в Sameta.

Ритейлеры давно пытаются добиться права списывать на себестоимость расходы на приобретение испорченного товара.

«Закон не позволяет относить товарные потери к затратам, и мы, как законопослушная компания, этого не делаем, — сказал гендиректор “Магнита” Сергей Галицкий. — Вернее, мы вынуждены не делать этого вопреки здравому смыслу». «Мы всегда выступали против такой схемы налогообложения, — вторит директор по корпоративным отношениям Х5 Retail Group Михаил Сусов. — Получается, что мы платим налог с прибыли, которую не получаем». «Индустрия давно пытается убедить правительство и Госдуму разрешить относить к себестоимости какой-то фиксированный процент потерь, как во всех цивилизованных странах. Пока этого сделать не получается», — сетует руководитель Ассоциации компаний розничной торговли Лев Хасис. Но ни один из них не стал комментировать ноу-хау «Ашана».

Основной противник поправок в Налоговый кодекс — Минфин. «Министерство не поддерживает изменение порядка включения в базу налога на прибыль организаций стоимости украденного и испорченного товара», — категоричен представитель Минфина.

«По Гражданскому кодексу и просто по логике нельзя платить налоги на то, чего нет. Если товар украли, то налогооблагаемой базы нет, это очевидно. Но есть технические проблемы — Минфин никак не может создать механизм отделения потерь, полученных в результате не зависящих от бизнеса факторов, и тех, что происходят по вине самой компании», — говорит председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров.

«Единственная причина, которой руководствуется Минфин, — сокращение поступлений в бюджет. Но де-факто это означает, что для торговли действует повышенная ставка налога на прибыль и в конечном итоге эти дополнительные издержки оплачивают покупатели», — считает Хасис.

«Система, разработанная “Ашаном”, может быть действенной, потому что единственная возможность достаточно обоснованно отнести потерю товара к себестоимости — это создать серьезную систему документооборота, комиссию, чтобы впоследствии в суде предъявить достаточно веские основания своей позиции», — считает партнер юридической фирмы «Пепеляев и партнеры» Рустем Ахмедшин.


Источник: Ведомости