Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Клиент банка не смог вернуть 92 миллиарда

Клиент банка не смог вернуть 92 миллиарда

В пятницу Арбитражный суд Москвы вынес решение по громкому делу предпринимателя Сергея Ярмолинского (занимал высокие посты в различных банках). Он обратился с заявлением о включении в реестр кредиторов Международного Промышленного Банка (Межпромбанка, МПБ), который в 2010 году был признан банкротом. Клиент, когда-то потерявший в банке 3 млн. рублей, пытался получить через суд 91,8 млрд рублей. Требование признано необоснованным.

Сумма, какой бы фантастической она не казалась, была рассчитана точно по инструкциям Центробанка. Воспользовавшись формулой расчета сложного процента, «Известия» получили такую же цифру.

История с МПБ началась у клиента Ярмолинского в феврале 1994 года, когда он открыл расчетный счет на чуть более 3 млн. рублей. В ходе деноминации они превратились в 3 тысячи. Как рассказал представитель Ярмолинского в суде Леонид Ивченков, по условиям бессрочного договора, банк должен был ежеквартально начислять процента на остаток средств из расчета 130% годовых. Во времена гиперинфляции такая доходность была весьма распространенной.

Как уверяет истец, проценты банк ни разу не начислил. А когда в 2003 году Сергей Ярмолинский пришел забрать деньги, то с ним даже не стали разговаривать. Два официальных письма, которые он отправил в кредитную организацию, остались без ответа. 

После объявления МПБ банкротом, Ярмолинский обратился в госкорпорацию «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ), которая является конкурсным управляющим банка, с  заявлением включить требования в 91,8 млрд в реестр кредиторов. Но агентство ограничило его 5,7 тысячами, поскольку сочло сумму истца необоснованной.

- Мы руководствовались тем, что у истца существовало дополнительное соглашение с банком о том, что он отказывается от начисления процентов, - пояснил «Известиям» первый зампредседателя АСВ Валерий Мирошников. – Но даже если бы этого документа не было, требования Ярмолинского все равно считались бы недобросовестными, поскольку нарушают интересы других кредиторов.

По утверждению Мирошникова, из общего объема требований, которые оцениваются в 82 млрд. рублей, реалистично удовлетворить не более 4-5%. То есть фактически, Ярмолинский может полностью претендовать на всю сумму, которую управляющий может получить после реализации живых активов.

 Тем не менее, представитель Ярмолинского  настаивает на том, что его клиент никакого соглашения не подписывал.

- Думаю, что именно на основании этого, мягко говоря, сомнительного документа, а на самом деле, элементарной фальшивки, Арбитражный суд и вынес свое решение. Но это, в свою очередь позволит нам обжаловать его в суде апелляционной инстанции, - заявил «Известиям» Леонид Ивченков.

Он уверяет, что других доказательств у представителей АСВ не было.

- Они глубоко непрофессионально построили защиту. Например, приводили в качестве аргумента исковую давность, а на такие дела она не распространяется. Пытались даже перейти на бытовой уровень, уверяя суд, что таких огромных процентов быть не может, - отмечает адвокат.

Насколько это реалистично?

По мнению управляющего партнера юридического бюро «Падва и Эпштейн» Семёна Эпштейна, если договор у клиента подлинный, то он имеет основания настаивать на соблюдении его условий.

- Но размер требований, безусловно, является необоснованным, поскольку ставка, которая была закономерна в 90-ые, впоследствии стала фактически кабальной для банка. Если бы Ярмолинский выдвинул требования на основании действующих в разные годы ставок и доказал, что проценты начислялись в аналогичных случаях, то думаю, суд удовлетворил бы его иск, - говорит Семён Эпштейн.

Однако бывший клиент МПБ непреклонен. Как рассказал Леонид Ивченков, он будет и дальше добиваться неукоснительного соблюдений закона. Что выражается во включении Сергея Ярмолинского в реестр кредиторов третьей очереди. При этом ни о каком изменении суммы требований, подчеркнул представитель истца, речи идти не может.

Если суд апелляционной инстанции примет решение в пользу Ярмолинского, то будет создан прецедент, когда клиент банка в судебном порядке вмешивается в деятельность конкурсного управляющего.

Что же касается практики борьбы вкладчиков за свои права, то она в России достаточно развита. Одним из самых последовательных оказался Сергей Алексухин, который уже более 13 лет судится с банками, рухнувшими во время дефолта 1998 года. Правда, за это время он сумел отсудить не слишком большую сумму – около 200 тысяч рублей. Зато приобрел богатую судебную практику.

- Если по закону, то суд должен принять решение в пользу Ярмолинского, но я сильно сомневаюсь в таком исходе, - считает обиженный вкладчик.

Источник: Известия.ру